332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Иванович » Роль чужака » Текст книги (страница 18)
Роль чужака
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 18:00

Текст книги "Роль чужака"


Автор книги: Юрий Иванович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава тридцать третья
Запарка и озлобленность

Наговориться толком с Грозовой я не успел. Зато успел донести до главнокомандующего просьбу, которая была принята с пониманием:

– Мы недавно про когуяров дискутировали… Так вот, я бы хотел, чтобы суть нашей беседы и её причины оставались некоторое время между нами. Мне кажется, ещё не время заявлять о каких-то ешкунах и морочить голову императрице.

– Правильно! – одобрила моё предложение сотрапезница. – Не стоит выплескивать на остальных наши болезненные фантазии. Особенно когда они возникают под воздействием алкоголя.

И я вздохнул с облегчением: не поверила, и ладно! Одной проблемой меньше! Зато одной странностью больше: почему это самый опасный по информированности человек в высшем звене власти так легко и доброжелательно соглашается забыть на время о возможной проблеме в будущем для всей империи? Неужели настолько мне доверяет? Или сама в курсе чаяний когуяров и понимает: на многое они не претендуют?

Ответить на подобные вопросы моя логика оказалась не в силах. То ли информации не хватало, то ли талантов Верочки Ивлаевой к дипломатии. Но попытки осторожного выведывания новых данных от расслабленной Апаши прервало появление моего запыхавшегося старшего порученца:

– Их высочества сейчас заканчивают встречу с главами ремесленных цехов и со старшинами артелей по строительству. Обсуждается вопрос о посылке в новую столицу объединённого строительного корпуса, который уже завтра отправится туда вместе с новым губернатором. Принцессы выразили крайнее недовольство твоим отсутствием, господин атрегут-комендант.

Видно было, что Юла ещё многое добавила бы к своему сухому, официальному докладу, да присутствие главнокомандующего её сдерживало. Но я порадовался, что можно выловить подруг в одном месте и сразу, и уже на ходу пожелал Грозовой счастливо оставаться. А чтобы не плутать по дворцу, приказал помощнице вести меня прямым путём к нужному залу заседаний.

Успел вовремя. Толпа ремесленных старшин и прорабы с мастерами уже покидали зал, оживлённо переговариваясь, а то и продолжая громко спорить. Вокруг каждой из принцесс оставалось человек по пять, наседающих на них с самыми актуальными вопросами. Но, увидев меня, Катерина громко воскликнула:

– Вот он! Со всеми своими вопросами по обеспечению корпуса обращайтесь к нему. Новый атрегут-комендант Платон Когуярский!

Её сестрица также понятными взмахами ладошек отправила своих собеседников ко мне. То есть грамотно столкнули возникающие проблемы на плечи нижестоящего подчинённого. Но я ведь тоже сообразительный, и хоть подчинённых у меня пока раз-два и обчёлся, сделал то же самое:

– Господа, знакомиться будем потом, дело не ждёт! Сейчас немедленно порученец проведёт вас к моему заместителю Шеяну Бродскому, который максимально быстро решит все ваши проблемы. Поспешите, пока его иные дела не отвлекают! – На мои слова устремившиеся ко мне люди скривились с сомнением. Но я не остановился на достигнутом: – Кстати, вместе с ним сейчас и губернатор новой столицы, которая лучше всех осознаёт важность полной комплектации строительных артелей. Поэтому она примет самое живейшее участие при передаче вам нужного оборудования, обмундирования, инструментов и всего прочего. Пользуйтесь случаем!

Последние слова я прокричал в спины резко оживившихся строителей, поспешивших следом за расправившей плечики Юлой. В зале остались только четыре телохранителя принцесс и хорошо лично мне знакомый принц Леснавского царства Миурти Холмский. Видно было, что парень напрочь прикипел к своей суженой и старается от неё не отходить ни на минутку. Удивительно было, как это во время последних посещений принцессами моих апартаментов Миурти не таскался за ними хвостиком.

Хотелось, конечно, с ним переговорить по-мужски: и морду набить, и выпить вместе, вспоминая наши общие подвиги. Но сейчас ещё не время было признаваться, кто я такой, успеется. Следовало срочно усилить личную неприкосновенность их высочеств, что, в общем, как раз и входило в мои непосредственные обязанности. Вот я немедля и потребовал от двойняшек:

– Надо переговорить строго наедине!

Обе смотрели на меня с двоякими чувствами. Причём чувствами яркими, как жар лавы и вакуум космической пустоты. Громадной заинтересованности и желанию пообщаться противоречила откровенная ненависть, замешенная на ревности и недоверии. Да и в ответных словах это сразу прорвалось:

– Ты не думай, что раз ты подкупил Марию, то и нами сможешь манипулировать!

– Если потребуется, мы тебя голыми руками порвём!

Причём говорили они это настолько громко, что все пятеро присутствующих мужчин отчётливо слышали каждое слово. Естественно, что и во мне зародилась волна раздражения и озлобленности. Захотелось решить вопросы быстро и без излишних пустословий: сонные эрги’сы в мужчин, а пояса с груанами – на женщин. Причём насильно, ничего не объясняя и никого не уговаривая. Увы, это было бы слишком брутально, всё впечатление от инициации в Светозарные могло смазаться негативными эмоциями. Как раз они и могли оказаться тем отрицательным фактором, при которых характер никак не улучшается.

Да и время позволяло, враг в двери не ломился. Поэтому я перешёл на заговорщицкий шёпот и приступил к уговорам:

– Ваши высочества, никто не сомневается в вашей вселенской проницательности и в вашем умении порвать любого, кто встанет у вас на пути или попытается обидеть императрицу. И уж поверьте: остаться мне с вами наедине надо совсем не для того, чтобы вас чем-то оскорбить, и уж тем более не для того, чтобы покуситься на вашу честь…

– У тебя бы и не получилось! – заверила Катерина.

– Мы даже от такого, как ты, можем защититься! – гневно сверкнула глазами Вера.

Пришлось вслух делать некоторые выводы:

– Ага! Значит, вы знаете о моей резко усилившейся силе. Из этого следует, что её императорское величество проболталась вам о нашем тайном статусе Светозарных! Иначе говоря, она не умеет сдерживать свой болтливый язычок и ей нельзя доверять никакие высшие мировые секреты. Она нарушила данную клятву!

После таких моих выводов и обвинений обе принцессы тоже перешли на шёпот и, подталкивая меня к небольшому алькову, зашипели, словно змеи:

– Да как ты смеешь её обвинять, плебей!

– Высшие интересы империи позволяют Марии всё!

– И не тебе судить, что ей можно, а что нельзя!

– Тем более что мы с ней дочери одной богини!

Я старался в ответ улыбаться и рассеивать в окружающее пространство спокойствие и миролюбие. Ну и не делать резких движений, потому что мужчины подошли к нам почти вплотную и держались за оружие. Но своим вопросом, указав глазами в сторону Миурти, несколько осадил пыл красавиц:

– А этот разряженный прыщ тоже знает тайну о Светозарных?

– Нет, он ничего не знает, – нахмурилась озабоченно Катерина.

– Ну хоть в этом вам повезло… И не надо меня заталкивать в альков! Надо сделать так, чтобы во всём зале никого не осталось, потому что процесс инициации в Светозарные сопровождается яркими световыми эффектами. А тот факт, что вы ими станете, следует содержать в тайне как можно дольше. Надеюсь, вы сами понимаете почему?

Подруги вначале кивнули, а потом несколько растерянно попытались уточнить:

– Ты что, и для нас такие пояса имеешь?..

– И вручишь их нам после того, как мы на тебя?..

– Ой! – отмахнулся я, продолжая шептать с заговорщицким видом. – Ну подумаешь, крикнули на меня пару раз. Подумаешь, обозвали и унизили… Такая наша тяжкая мужская доля… Все пришедшие к власти становятся несдержанными, грубыми самодурами, готовыми ежеминутно унижать и оскорблять своих подданных. И часто забывают, что искренним, дружеским расположением к простым людям можно добиться гораздо большей любви от них, чем в приказном порядке.

Не знаю, стало ли двойняшкам стыдно, но на какое-то время они замолкли, капризно надув губки и наморщив не только носики. Мне даже жалко их стало:

– Нельзя так морщить кожу на лбу: слишком рано превратитесь в старух. Хотя… если станете такими, как Мария… то лет до трёхсот вам ничего не грозит. В том числе и от частого смеха морщинки не появятся.

– Триста лет?! – раскрыла глаза поражённая Вера. – И это реально?!

– Тише, тише! – осадил я её. – Не надо так кричать.

Тогда как на глаза Катерины вдруг навернулись слёзы, и она с ужасом прошептала:

– Тогда получается, что я переживу своих детей? А ещё раньше умрёт Миурти?!

От таких скороспелых выводов я только озадаченно хекнул и постарался быстро успокоить расстроившуюся принцессу. Пока этого не заметил её суженый и не набросился на меня с мечом:

– С детьми не всё так однозначно, они в любом случае будут жить долго, благодаря наследственности. А вот с мужем – всё решается ещё проще. По истечении десяти лет, если он ведёт себя достойно и является примерным отцом семейства, э-э-э… богиня Герчери и его наградит подобным поясом. В таком случае он тебе будет надоедать ещё несколько сотен лет, пока не надоест до крайности, и ты его сама не удушишь при очередной вспышке гнева.

Слёзы у наивной Катюши сразу высохли, но её взгляд тут же стал угрожающим. И хорошо, что Верочка вовремя тронула сестру за локоть:

– Да не дёргайся ты так! Это Платон просто шутит! – И на меня взглянула с укоризной, мол, нашёл, как издеваться над влюблённой дурочкой.

Тогда как у меня в голове проскочила молнией абсурдная, казалось бы, мысль:

«Сам-то ты выдержишь Машку хотя бы одну сотню лет? – По статистике получалось, что нет. А как оно получится на самом деле? Бывают ли среди совместно проживающих экселенсов исключения? Надо поинтересоваться, ведь только они доживают в этом мире до двухсотлетнего возраста. Кажется…»

Ну и следовало поспешить с инициацией:

– Ваши высочества! Отправляйте всех из зала, пожалуйста. У меня ещё столько хлопот из-за этой новой должности.

Обе они отдали приказ телохранителям, а вот к Миурти Катерина устремилась лично, проводя с возлюбленным персональную беседу. Пока они там шипели друг на друга, Вера решил уточнить:

– И всё-таки по какой причине ты решил нас одарить такими бесценными во всех смыслах поясами?

– Ну, если расскажешь, что вам пообещала Мария касаемо меня, то расскажу.

– Ни за что! – не согласилась враз агрессивно нахохлившаяся принцесса. И я не удержался, чтобы ей не отомстить за несговорчивость:

– Тогда и так расскажу. Как успели доложить, за потерю волоска с голов дочерей Герчери мне угрожает смертная казнь. Вот я и хочу банально только одного: прожить как можно дольше.

Судя по огромному скепсису во всём её облике, Вера мне не поверила. Даже порывалось сказать что-то грубое и дерзкое в ответ, но сдержалась. И я моментально пожалел, что вот прямо сейчас буду делать их Светозарными. Следовало оттянуть этот момент, придумать какие-то оговорки и несуществующие, но якобы обязательные правила и условия, и с недельку так промурыжить этих охамевших и обнаглевших девиц. Вот тогда они бы у меня стали шёлковыми! Вот тогда бы они у меня запели! А уж когда я признался бы, кто таков, они бы после этого у меня вообще строем по дворцу ходили. А то устроили тут, понимаешь, родственный протекционизм! Как титул принцессы или императрицы, так только своим. Хе!..

Жаль… Жаль, что сейчас война идёт и не до воспитательных экспериментов.

Да и Катерина уже спровадила своего суженого за дверь, наказав стоять там на страже вместе с телохранителями, никого не пуская внутрь. Кроме императрицы, естественно… А! И кроме главнокомандующего! Ну да, кто бы сомневался, что от Апаши Грозовой мои подруги что-то попытаются скрывать… «Тётя» как-никак! Между прочим, по её поводу очередное размышление появилось. Если столп империи настолько важен и незаменим, то, может, следует и для неё на пояс с груанами расстараться? Иначе, если с тёткой что-нибудь неприятное случится, самому придётся часть её забот и хлопот взваливать на свои плечи. А оно мне надо? Как говорится, ничего личного, чисто меркантильный интерес.

Но это ещё следовало обмозговать на досуге. Наступал час сразу двойной инициации. И теперь уже я заталкивал подруг в альков со словами:

– Вдруг всё-таки кто-то ворвётся из посторонних в зал? Тайна – превыше всего!

Первую одарил груанами Веру. А когда она уже стала покрываться сполохами сияния, надевая пояс на Катюшу, постарался внушить самое главное:

– Будешь заниматься сексом со своим Миурти, никогда не оставляй пояс далеко от себя. Только на расстоянии вытянутой руки. В крайнем случае – под подушкой.

После чего мне только оставалось присесть в сторонке, наблюдать и радоваться:

«Подруг отыскал… Как мог, максимально обезопасил… Теперь только бы придумать, как им хорошенько отомстить… Хотя нет, двойняшкам мстить вроде не за что. Они обозлились на чужака и очень радовались за Бориса Ивлаева. Ещё и дрались с предавшей меня Машкой, чтобы она мне со мной не изменяла. Хе-хе! Ну и мысли у меня!.. Запутанные… Но в любом случае и их надо бы как-то наказать за излишнюю спесивость и неуместное высокомерие. А то! Стали, видишь, прынцессами! Ну а с Машкой… С Машкой надо придумать нечто особенное… Чтобы рыдала и плакала! Чтобы на коленях вымаливала прощение!.. И не только вымаливала!..»

Фривольные картинки сексуальных шалостей так и заплясали у меня перед глазами. Ох уж я эту самую «…императрицу! Словно ласковую львицу, как прекраснейшую диву, в хвост и в гриву, в хвост и в гриву!..»

«Экие у меня стихи пошли? Как только вспомнил?..»

И тут мои радужные мечтания перебил звон большого сигнального колокола. Тревога?! Глянув в окно, я припомнил, что уже поздно, время ужина, а за окном наступила темень. Война опять рвалась спутать все мои планы на предстоящую ночь. И вот как тут на жизнь не озлобишься?

Глава тридцать четвёртая
Победа с неясным результатом

Всё-таки процесс инициации успел завершиться, и действия подруг оказались вполне вменяемыми и логичными:

– Мы можем теперь смело сбивать кречей? – с нарастающим ажиотажем предстоящего боя спросила Катя. И Вера ей вторила в том же духе:

– А то и притягивать внимание на себя, тем самым подставляя кречей под стрелы лучников и под залпы арбалетчиков?

– Думать надо, прежде всего! – сразу пожалел я о розданных с такой щедростью поясах с груанами. – Я ведь не утверждал, что вы станете совершенно бессмертными! Сдуру можно и Светозарному без головы остаться. Бывали прецеденты…

Мы уже выбегали из зала, несясь к лифту, когда Катерина ответила на мои предупреждения:

– Но-но! Следи за словами, плебей! Кого это ты с дурами сравниваешь?! – Но в глазах её искрился смех, да и по тону я догадался, что их высочество так шутют.

Но что мне понравилось в её последующем шаге, так это благоразумная строгость по отношению к Миурти. Он тоже попытался втиснуться вместе с нами и с телохранителями в лифт, но получил резкий отпор:

– Принц Холмский! Вам велено оставаться внизу! Не сметь нарушать приказы!

Так тот и остался внизу, с растерянным и страшно обиженным видом. Но мне его ни капельки не было жалко: не хватало только, чтобы первый наследник соседнего царства погиб по глупости от удара камнем по голове.

Ну а своим подругам раздавал возможные при постороннем присутствии инструкции:

– Никуда с инициативой не лезьте! Вначале положитесь только на мой опыт и на моё уже хорошо отработанное ночное зрение! – Они тоже умели нечто подобное, но вряд ли у них вот так с ходу, прямо в бою всё получится. Там прилично и тщательно надо тренироваться в спокойной обстановке. – Если я вам буду отдавать советы голосом, тщательно прислушивайтесь и выполняйте рекомендации со всем тщанием.

Вот улучшенный слух они получали сразу, о чем следовало предупредить особо:

– Только не слишком прислушивайтесь, иначе мой громкий крик вас может оглушить. Будьте в любой момент готовы закрыть уши ладонями. Ещё лучше – кусками плотной ткани.

Телохранители ошарашенно пялились то на меня, то на послушно кивающих принцесс. По их пониманию, мы только десять минут назад грызлись между собой как харезбеки, а тут вдруг такой резкий, положительный прогресс в отношениях.

Однако мне как-то было наплевать на их удивление. Только жалел, что больше ничего сказать не успел. Мы вышли на последнем этаже и дальше поднялись на крышу по крутой лестнице. Оказавшись впервые в данном месте, я тотчас оценил правильность установленных навесов. Их построили так, чтобы лучникам было удобно простреливать зоны над соседними навесами, а при необходимости и прямо в небо стрелять. Гораздо хуже смотрелись позиции людей, которые управляли готовыми к работе прожекторами. Им было неудобно управлять кожухами, да и безопасности им не обеспечивали гротескные щели или люки в навесах, через которые приходилось торчать наружу чуть ли не по пояс.

В данный момент работало всего четыре прожектора, по углам всего гигантского комплекса. Они лучами бороздили пространство в поисках силуэтов проклятых кречей. Хотя с ночного неба, да к тому же слегка пасмурного, зловонные сатиры всё равно могли обрушиться неожиданно в любом месте. Скорей здесь следовало вводить на ночь строжайшую светомаскировку, а для выискивания врага использовать только Трёхщитных, как наблюдателей. А уже после их команд включать прожекторы и начинать бой, не раньше. Просто подобное не сделаешь, не устроив тотального затемнения во всём городе, мои подружки тут явно не продумали. Вот воздушные стервятники этим и пользовались. А в данный момент неизвестно что затевали. Но раз над дальними пригородами рассмотрели большие стаи козлоногих тварей, значит, тревога обоснованна.

Хотелось сделать нечто умное, победное… да ничего в голову не приходило. Разве что мысленно пожелать успехов Шаайле в её разработке проклятия для кречей. Когда оно заработает да будет направлено на такие стаи, поганые сатиры получат паралич спинных мышц и потеряют умение летать. Вот тогда наступит праздник! Вот тогда враг потеряет половину своего тактического и стратегического потенциала. Но где то проклятие? И будет ли оно вообще? Сейчас следовало полагаться только на себя.

А оба высочества держали меня за локти, внимательно пялилясь в небо и время от времени давили мне на кости и на мышцы своими пальчиками. Этак незаметно знак подавали, как бы: «Ну?! Долго ты будешь молчать и ничего не делать?» В конце концов и голос командный подали:

– Комендант, чего стоим?

– Забыл про свои обязанности? – Мне ничего не оставалось, как вспомнить о прошлом сражении:

– Какую информацию вытянули из пленённых кречей после последнего боя?

– А их только двое в живых осталось, – фыркнула Катя. – Да и те в самом начале допроса померли. Слишком их тут у нас все ненавидят.

– Вот и зря! – заявил я и цокнул с досады языком. А потом громко распорядился: – Погасить все четыре работающих прожектора! – Команды передали по цепочке, и наступила относительно полная темень. После чего я спросил у двойняшек: – Что-то видите? Смотрите строго на юго-запад. Там километрах в двух, на высоте трёхсот метров водят хоровод до ста кречей. Такое впечатление, что просто охраняют нечто внизу. Что там конкретно находится?

– Заброшенный парк, в который с наступлением темноты никто не рискует наведываться, – пояснила Вера. – Было намерение его срубить начисто и сжечь, чтобы кречи там перевалочную базу и место для отдыха не делали, да всё руки не доходят и людей не хватает.

Стало понятно, что в парке козлоногие пираты готовят горшки с углями и расплавленной смолой и маслом, копают камни и вообще готовятся к вылету. То есть парк и в самом деле следовало давно сжечь.

«Или устроить там шикарную засаду! – пришла мне в голову идея. – Но это уже не раньше, чем завтра…»

– Вижу! – вдруг радостно воскликнула Катерина, испугав меня и остальных людей, замерших на крыше. – Кречей над парком вижу!

Тогда как я с досадой оторвал её пальчики от моего локтя и проворчал:

– Не надо во мне дырки делать… Раз кречей видишь, то и меня не потеряешь теперь! – Её сестра самостоятельно отпустила мой второй локоть, стараясь и самой не отстать в негласном соревновании. Тогда как я спросил громко у Трёхщитных:

– Кто ещё видит кречей в том направлении? – Оказалось, что никто. Если бы не радостные восклицания принцессы, то и не поверили бы. Потому что последовал вопрос:

– А что, видны чёрные сатиры и с иных направлений?

– Ну да, – скорей с досадой, чем с превосходством подтвердил я. – Видна стая втрое больше, приближающаяся с юго-востока. Километрах в шести… Летят быстро, почти прямо на нас… Ну разве что чуть сбились с курса, потому что у нас не режут небо лучи прожекторов. Но как только рассмотрят факелы, фонари и люмены на подворье, сразу курс подкорректируют.

Мне опять не поверили. Кто-то многозначительно кашлянул и привёл себя в пример:

– Считаюсь лучшим смотрящим, но в пасмурную ночь различаю смутную тень кречи только с пятидесяти метров.

Оставалось только горестно вздохнуть:

«Как они вообще до сих пор атаки кречей умудрялись отбивать? Я-то всегда считал, что носители Трёх Щитов кречей сбивают с неба хлопками ладоней. А тут полный отстой… Неужели придётся ещё десяток поясов с груанами доставлять для тех же «смотрящих»? М-да, нонсенс… Или попробовать их как-то иным способом инициировать на всплеск магической активности? Или только ночное зрение улучшить? К примеру, с помощью «чужого» груана? Приклеить симбионт на лоб, и пусть воин высматривает. Получится? Фиг его знает. Но попробовать надо… Днём… В подвале…»

Идея меня немного воодушевила, да и бодрости добавила с энтузиазмом. Вот я и принялся громко командовать во все стороны:

– Не стоим! Начинаем готовиться к отражению атаки! Большая стая уже на расстоянии трёх километров! Командиры, распределить лучников и арбалетчиков строго по секторам, которые соответствуют сторонам света. Точно так же приготовить и прожекторы. Как только я громко называю номер сектора, все сосредотачивают готовое к включению освещение туда. По команде «Свет!» прожекторы зажигаются, а лучники с арбалетчиками стреляют уже в меру своей готовности. Надеюсь, не надо особо рассказывать командирам о таком понятии, как фронт стрельбы? Распределить порядок выбора целей, чтобы не получилось так, что один кречи будет утыкан словно дикобраз, а двадцать преспокойно полетят дальше.

– Но я так ничего и не вижу! – возмущалась Вера, поглядывая то в одном направлении, то в другом.

– Не всё так быстро… – проворчал я и попросил её сестру: – Катерина, старайся не терять из вида стаю над парком, на здешнее действо не отвлекайся. Если что, дашь знать… – и всем остальным: – Дистанция два километра! Ещё ближе… Твари начали корректировать курс… Теперь летят точно на нас!

Конечно, при подобных чётких командах эффективность обороны увеличивалась вдвое, если не втрое. Первый залп, без всякого сомнения, получится очень прицельным, ну а результаты можно будет узнать потом, подсчитывая тушки на земле. Кстати о раненых…

Принцесса Вера Герчери рассмотрела большую стаю на дистанции в полтора километра. Тоже отличный результат! Тут же подала голос Катерина:

– Стая над парком увеличивается вдвое и начинает лететь в нашу сторону.

Значит, твари умеют подавать сигналы друг другу то ли светом, то ли какими звуками. Тоже не повредило бы узнать, какие именно сигналы используются, авось когда и пригодятся для отправки врага в ложном направлении. Но про раненых и про будущих пленных я успел озаботиться заблаговременно:

– Срочно отправьте вниз новый приказ: целых кречей не убивать! Ловить в сети и готовить к допросу! Я их буду парализовывать ударами сна! – и уже громко, почти на весь комплекс: – Приготовиться к отражению атаки и с юго-восточного направления! Тамошние твари запаздывают минут на пять!.. А главной стае до нас осталось лететь минуты три!.. Соблюдать полную темноту! Не показывать себя раньше времени!

В последние две минуты переставил принцесс на более удобные точки наблюдения, по моему мнению, и даже успел показать им, как пользоваться усиленным голосом. Получилось у них так себе, но в любом случае они теперь могут перекричать любого носителя Трёх Щитов. Разве что среди них окажутся узкие специалисты по данному профилю магии.

А потом уже всё закрутилось и завертелось в горячке боя. Команда «Свет!» – и лучи прожекторов залили пространство с атакующими большой стаей кречами. Тем более что те последние метры летели очень медленно, видимо, присматривались к пространству под собой, стараясь не пропустить сам дворец. Вот им и досталось в полной мере! Только шерсть вонючая полетела в разные стороны, да десятки тушек с каркающими воплями рухнули вниз. Как я понял, арбалетов на крыше было уже довольно много, потому что без перезарядки незамедлительно друг за другом последовало ещё два залпа. А лучники ещё более частили своими выстрелами, так что в первую минуту боя враг понёс колоссальные потери: около трети всей стаи.

Тем не менее, не обращая внимания на павших, кречи резко раздались в стороны и стали охватывать весь дворец этаким полукругом, а потом и взяли его в кольцо. Причём ни у кого из них не было с собой ни горшков с углями, ни камней для метания. Только какие-то странные, поблескивающие металлом круги. И бросаться ими никто не спешил. Да ещё и общий периметр своего кольца сатиры затем растянули, стараясь зависнуть в воздухе вне прицельной стрельбы. То есть метрах в ста вокруг дворцового комплекса. А тут и вторая стая налетела. Она, видимо, заметила издалека ошибки своих подельников и сразу взяла гораздо выше над дворцом. Уже оттуда, метров со ста пятидесяти над крышей, затеяли методичную, прицельную бомбардировку навесов.

Но к тому моменту я как раз и разошёлся. Принцессы своими командами вполне сносно управляли общим рисунком боя, подсказывали лучникам и осветителям самые удобные и перспективные цели, и отвлекаться мне на такие мелочи больше не стоило. Мои усыпляющие, парализующие и сжигающие эрги’сы всегда достигали нужной цели. Тогда как таранные «мягуны» делали целые просеки в скоплениях летающих тварей.

Но особенно мне не понравился странный периметр вокруг дворца. Как мне успели крикнуть их высочества, подобного раньше никогда не было. Следовательно, враг решил применить что-то новое и опасное. Ну вот никак не верилось, что они просто так прилетели. Или, допустим, для обучения стаи молодняка. Чему там учиться-то? Лети за старшими и кидай вниз что имеешь. Этому сразу козлоногих обучают.

Так что, послушавшись интуиции, я полностью уничтожил образовавшееся кольцо со своей стороны. То есть чуть ли не четверть. Если примерное количество в кольце кречей было около двухсот, то попадая только в зависшие тушки, я снёс их около пятидесяти. Без ложной скромности: великолепный результат. Да ещё штук сорок тварей завалил из второй стаи, да десятка полтора во время самых первых залпов. Но там мою долю посчитать было трудно: вдали от меня всё происходило.

Однако главного я достиг, кольцо оказалось разорвано. Причём очень кстати и весьма своевременно! Последовал раскат грома, и сверкающая молния слилась в единую полоску между тех самых поблескивающих кругов в лапах сатиров. Сами твари от этого нисколько не пострадали, наоборот, взвыли от какого-то восторга и предвкушения. Из чего стало понятно: сейчас и нам нечто с неба прилетит.

Я с жуткой досадой и запоздалым раскаянием успел крикнуть телохранителям:

– Принцесс – вниз! – но явно не успевал. А уж мою команду и подавно выполнить не успели бы. Зато с неба… так ничего на нас и не рухнуло!

А что бояться вроде как нечего… пока… нас убедил второй вопль кречей: разочарованный и злобный. Ну ещё бы: кольцо-то оказалось разорванным! Линия молнии получилась всего лишь на три четверти! И пока твари сами себя не осветили, толком понять не могли, как их мало осталось-то! Относительно, конечно…

Потому что немедля крайние кречи попытались сместиться в стороны, а за ними и остальные двинулись. Постарались, так сказать, замкнуть круг. Из чего любой бы понял, что попытка ударить по нам какой-то особой молнией (пусть будет так, для простоты определения) ещё может повториться.

Ха! Наивные! Но я-то не спал! И не почивал на лаврах самого меткого снайпера. Я действовал! Ну и остальные лучники с арбалетчиками работали с азартом и непроходящей ненавистью к врагу. Так что тушки из образовавшегося кольца продолжали выпадать везде, а уж с моей стороны кольцо никак не смогло бы замкнуться. На такой высоте я бы их всех ухайдакал, если бы они там ещё часик полетали.

Враг, правда, предпринял вторую попытку. Только она провалилась незамедлительно: всего три участка сияющая линия энергии соединила. Каждый участок общей сложностью – одна восьмая, если не одна девятая круга. Видимо, главному координатору не было видно, что четверть круга отсутствует вообще. Он подумал, что там летуны небольшими группками зависли, но слишком далеко друг от друга. Вот, дескать, молния и не «склеилась» воедино. Но когда понял, что прерывистость линии вообще ниже всех условностей и стандартов, подал команду на немедленное отступление.

Твари сразу же бросились на высоту, дружно забравшись метров на триста – триста пятьдесят, и уже там, сбиваясь в единую стаю, двинулись на юг. Но я их и там доставал своими таранными «мягунами». Превратив свои удары в этакие узконаправленные штыри, я, под радостные вопли принцесс, то две, то три тушки выдёргивал из стаи, пока та не отлетела вообще на дистанцию в километр.

Наверное, мог бы и там зашибить нескольких тварей, но вдруг осознал, что энергии у меня осталось всего чуть-чуть. Хорошо, если одна восьмая часть. А ведь экселенсу, занимающему такой высокий пост, негоже оставаться безоружным. Мало ли что?.. Чем чёрт не шутит, вдруг зроаки и в самом деле по подземным ходам во дворец проникли и вот-вот начнут штурм из подвалов?

Поплёвывая через левое плечо, я одним из первых устремился вниз, когда понял, что стая не собирается ни приземляться, ни назад возвращаться. И это было уже на дистанции сильно за десять километров. Наверное, враг понял, что в таком составе повторять атаку нет никакого смысла, и полетел зализывать раны.

Естественно, что со мной в лифт забрались обе принцессы. Только вот больше никого с нами не взяли, приказав телохранителям спускаться следующим рейсом или бегом по лестницам. Ну и сколько мы там успели побыть наедине-то? Минуту, полторы?

Но Вера Ивлаева-Герчери за столь короткое время сделала мне предложение:

– Платон, открою тебе две тайны-новости… но только, чур, по большому секрету и только между нами. Первая, которая тебя сильно огорчит: Мария тебя не любит, ты для неё не больше чем очередная игрушка. Поиграет и выбросит. Вторая новость тебя наверняка обрадует: я женщина свободная. Поэтому беру тебя под свою протекцию, и ты становишься моим фаворитом. Мало того, если мы с тобой и дальше притрёмся и станем близки, мы официально скрепим свой брак, и ты станешь принцем! Гордись!..


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю