332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Иванович » Роль чужака » Текст книги (страница 15)
Роль чужака
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 18:00

Текст книги "Роль чужака"


Автор книги: Юрий Иванович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава двадцать седьмая
А вот и встреча с инопланетянами!

Не предполагал, что после феноменально удачной охоты целых два часа мне придётся намучиться возле лифтов, ведущих в мир Набатной Любви. То есть вверх. А всему виной тот факт, что автоматика меня не хотела поднимать вместе с серпансами. Я ведь решил с собой забрать двух администраторов и трёх верховых созданий, и для этого жёстко проинструктировал каждого. Поэтому, как только лифты раскрывались, мы всей компашкой дружно в них трамбовались. Я – с малым и большим в одну кабину втискивался, а второй малый, с двумя большими – во вторую. И вроде хорошо так втискивались, удачно, за пределы клети ничего не вылезало из кусков псевдоплоти, но!..

Проходило две минуты, а транспортировать нас и не думали. Потом раздавался предупреждающий сигнал, и задняя стенка начинала двигаться, вытесняя нас наружу. Причем не обращая внимания на то, что невидимые и проходимые сквозь камни существа пытаются проникнуть сквозь эту самую стенку. Напрасно пытались, напрасно упирались своими невероятными силами. Всё равно оказывались снаружи. Вместе со мной.

Затем двери закрывались и вновь раскрывались только через три минуты моего тыканья и касания руками. Всё-таки мне, обвешанному поясами со «своими» груанами и с полным, набитым «чужими» рюкзаком, система отказать не могла, а вот дальше… Что мы ни пробовали, как ни варьировали и даже ни передавали друг другу пояса, ничего не получалось.

Свинство! Это слово и многие другие, ещё более нецензурные, я повторил раз сто, костеря на все лады слишком хитрых создателей порталов. Получалось, что они устроили тут таможню и попросту запретили вывозить серпансов вне Пространств Вожделенной Охоты. Конечно, лазейка в обход таможни существовала, и я её знал. Ведь сумел же вытянуть из этого мира Второго, малого серпанса, который сейчас в Рушатроне охранял моих родителей. Но, мамочки родные, как эта лазейка была длинна своими обходными манёврами!

Вначале, и самое главное: следовало сориентироваться на уровне, а потом отыскать город Иярта и добраться до него. Потом привязать как-то ко мне тоже ездового серпанса, рискуя вместе с ним свалиться в ядовитую чёрную жижу. Затем оказаться на Земле, на вилле Казимира под Черкассами. Уже на родине добраться до Лаповки, и уже там мучиться при прохождении портала в Дикий мир, а потом и непосредственно в Сияющий Курган мира Трёх Щитов.

Начало этого длинного пути можно сократить, если сразу опуститься на уровень из города Макиль, из управы поставного Сергия. Но подобное может совершиться только потом, без этих вот серпансов. А мне хотелось сейчас! И с этими!

Потому я и нервничал, потому и ругался. Вот потому и пробовал, изгалялся с самыми разными вариантами. Дошло до того, что я уже хотел только одного забрать помощника, но боевого. Оставшись сам только с одним поясом Светозарного, а все остальные сложив в багажное отделение полезнейшего создания. И то не получалось. Ни со мной в кабинке, ни в раздельных.

Напоследок, уже дико разозлённый и отчаявшийся, решил хотя бы администратора забрать. И начал с варианта: два в одном. Вот тут нас и рвануло вверх! Хорошо хоть, для тех, кто остался, я оставил чёткую инструкцию: ждать именно меня до победного конца. Но злость во мне и кипящая ярость никуда от осознания этого факта не выветрились. Да к тому же я забыл некий постулат происходящего «вознесения»: Светозарный попадал не в «гримёрку» участка, а куда-то сразу в высшие сферы, где принимали и начинали обрабатывать непосредственно гаузы.

А там меня сразу попытались ошарашить величественной музыкой, сполохами иллюминации и торжественным голосом:

– Приветствуем тебя, человек! Ты искупил свою вину и вскоре станешь свободным! При этом ты перейдёшь на полное наше обеспечение и ни в чём не будешь нуждаться. Выбирай новое имя! Выбирай новое место жительства! Отныне тебе будет доступно всё!

Под это всё дверь лифта открылась, и мы с серпансом тотчас ступили на бегущую дорожку, которая нас и понесла через весь огромный зал с иллюминацией в этакую шикарную комнату, поражающую роскошью и богатством. После чего замерла у стола, да и дальнейший путь перекрывался прозрачной стенкой из неизвестного материала. А слова всё продолжали звучать:

– Вот в таком доме ты и будешь жить! Или в ином, какой пожелаешь! Снимай пояс и оставляй его на столе…

Вот тут местный автомат и заклинило. Всё-таки многочисленные сканирующие устройства тут присутствовали, и они немедленно распознали во мне нечто особенное, выпадающее за все рамки здравого рассудка и установленных норм. Человек – нонсенс. Светозарный – в седьмой степени. Не говоря уже о человеке – носильщике, тянущем на своём горбу рюкзак с несколько иными симбионтами, но в любом случае бесценными.

Ещё когда мы ехали на дорожке, я дал чёткие инструкции своему новому помощнику, которого назвал коротким именем Крок. Хотелось, правда, назвать вначале Терминатором или Шварцем, но передумал: какой из невидимого создания Терминатор? Да и на Арнольда он не похож. А вот производное от крокодила как раз подойдёт. Просто и незатейливо.

Инструкции тоже были просты до крайности: «Защищать меня от опасностей. Желательно со спины. При возможности – умерщвлять противника!» Так что сильная подстраховка меня сделала самоуверенным и крайне решительным. И как только торжественный голос осёкся и умолк, я продолжил движение по прямой линии. А чтобы прозрачная преграда не мешала, я ударил по ней таранящим «мягуном» средней силы.

И всё равно перестарался. Вполне толстая на вид субстанция оказалась неким аналогом плексигласа или калёного стекла. Дыра получилась громадная, вся остальная переборка просто осыпалась мелкими осколками. А мой «мягун» пролетел дальше и вывалил красивую, поблескивающую вставками «а-ля алмаз» дверь вместе с рамой. За второй дырой виднелись пространства громадного холла и какие-то мечущиеся тени. Вот туда я и двинулся.

А когда замер на пороге, чтобы осмотреться, передо мной единой линией застыло шесть гаузов. Шесть космических колонизаторов. Шесть довольно рискованных существ, решивших встать у меня на пути. Правда, после того как я тщательно присмотрелся, то заметил надлежащую защиту возле шести колобков. Каждого из них окружала вуаль, сродни Светозарному, и все вместе они были накрыты этаким куполом сияющих частичек света. Словно в этом куполе сталкивались и хаотично метались молекулы особенного газа.

Колонизаторы очень, прямо до отвращения походили на байбьюков со Дна. Только те монстры достигали четырех метров в диаметре, а эти до трёх дотягивали еле-еле. И, честно говоря, дикие твари казались мне намного симпатичнее, душевнее, что ли, и естественней. А эти, неприятного горчичного цвета, в мерзких пупырышках, словно после прыщей, какие-то сдутые, осевшие, расползшиеся в стороны и с совсем иными органами так называемого лица. У них даже нос присутствовал в виде выпуклости с тремя дырками и по две мясистые выпуклости в виде рожек над каждым из трёх глаз. Премерзкие чудища!

Зато как они массированно и резко попытались атаковать меня на ментальном уровне, это стоило занести в протокол! Моя вуаль Светозарного буквально до тела прогнулась, отражая моральное давление, невидимое для меня, но хорошо ощущаемое подсознанием. И голосом попытались оглушить:

– Стой, человек! Ты не искупил свою вину до конца! Вернись и оставь пояс с груанами! Все… Все пояса оставь! Иначе будешь наказан!

Только кого они решили остановить? Того, кто выучил инструкцию из империи Альтру, да ещё и почти бессмертным считается, такой шеренгой не остановишь. Если что-то им могло помочь, так это напавшая на меня смешливость. Уж слишком нагло они требовали, а заминка после слова «Все…» могла кого угодно ввергнуть в издевательский хохот. Но я вовремя вспомнил, что злюсь и спешу, поэтому даже не рассмеялся. Незамедлительно сделал должное заявление:

– Вас наверняка предупреждали, но и я не поленюсь: немедленно покиньте незаконно оккупированную вами планету! Легионы империи Альтру скоро будут здесь, и все виновные в продолжающейся колонизации подвергнутся строгому наказанию! Я свободный охотник, возвращающийся с Пространств Вожделенной Охоты, и никто не имеет права чинить мне препятствия или склонять насильно к продаже моих трофеев. Прочь с дороги! Иначе я задействую силы груанов для расчистки пути!

Шеренга гаузов вроде как дрогнула, но вновь меня попытались припугнуть громким голосом:

– Это ты нарушил законы! Ты взял слишком много! Сбрасывай немедленно с себя все лишние пояса! Всё сбрасывай!.. И мешок!..

– Любые трофеи со Дна – принадлежат охотнику! И по закону номер пять «Общего Свода Правил» я имею право прокричать определённое слово, активирующее мою защиту в данном мире. Поэтому требую последний раз: прочь с дороги! Иначе я взываю слово!..

Про «слово» – особо подчёркивалось в инструкции. И приводилось оно полностью. Но там же настойчиво рекомендовалось каждому Светозарному не выкрикивать призыв раньше времени. Иначе кровопролитие становится неизбежным, колонизаторы возмутятся уничтожением своих учёных и приёмщиков и могут совершить немедленную эвакуацию с планеты. При этом они могут «забыть» надсмотрщиков-великанов, бросить на полпути преобразование атмосферы и сорвать планомерную передачу власти местным обитателям. А последнее, в свою очередь, грозит привести к накладкам, волнениям, недоразумениям, а потом и бессмысленным смертям среди гражданского населения.

И также настойчиво рекомендовалось: вначале несколько раз просто пугать фактом произнесения «слова», и только в случае крайней необходимости…

Как мне показалось, после оглашения моей угрозы такая крайняя необходимость уже случалась в мире Набатной Любви. Потому что шеренга гаузов сразу раздалась в стороны, и без единого слова с их стороны, только смотрели, как я покидаю местный аналог их штаб-квартиры.

А мне вспомнились те Светозарные, которые первыми подались наверх. И там были такие вздорные и резкие персоны, для которых несколько раз терпеливо повторить одну и ту же угрозу – всё равно что сделать себе харакири. Тем более в тот момент сделать, когда они беременные. А большинство как раз и были таковыми. Так что я себе отлично представил красочную картинку. Выбирается наверх такая женщина, как Ксана, Зоряна или, не приведи Господь, вашшуна Шаайла из мира Трёх Щитов! (А ведь она точно как-то выбиралась наверх! И вряд ли её волновали в тот момент какие-то беспокойства совершенно чужого для неё мира!) А перед ней (или перед ними, что десятикратно хуже!) вот такая шеренга выстраивается. Но дамочки-то нервные, агрессивно настроенные, ещё и обманутыми (хотя тут я совсем не виноват!) себя чувствуют. И увидев мерзкие образины гаузов, да услышав от них бульканье каких-то угроз, вряд ли станут руководствоваться здравым смыслом и придерживаться чётко инструкции. Могут и без предупреждения «словом» пульнуть. Просто со страха. Или по причине своей женской экспансивности… Или по причине стервозности… У них разные ведь дни бывают, даже в те периоды, когда «дни» отсутствуют. Да-с!..

Так что не удивлюсь, если в каком-нибудь городе подобного террикона со штаб-квартирой попросту не существует.

Дальнейший мой путь разбился на два этапа: простой и сложный. Спуститься в город, пройти по необходимой улице и оказаться у нужного терминала было просто. Как и потребовать от валухов, чтобы они открыли в дневное время выход на поверхность и запустили движущийся эскалатор. Даже монумент нужный отыскал в заброшенной части парка без труда, хотя подобных там бетонных штырей, к моему ужасу, оказалось десятка два. Просто я после прибытия на них совершенно не обратил внимания.

А вот дальше начались сложности. Домой-то я попал, оказавшись на краешке колодца в подвалах. И щит мой из досок, лежащий поперёк провала, оказался нетронут. Мало того, в точке моего прибытия даже ни одного постороннего человека не оказалось. Все люди, изготовленные на мой розыск, ещё кучковались возле ворот, освещая их ярким светом люменов, факелов и смиренно выслушивая инструкции, выдаваемые первой дамой империи. Но этим я не озаботился, потому что в тот момент про это и не ведал.

Досада меня окутала, когда я понял, что Крока со мной рядом не было. Остался где-то там. Пришлось возвращаться. Серпанс, потерянный и одинокий, продолжал стоять на вершине бетонного штыря. Попробовали «пройти» повторно, потом ещё десяток раз. Только, увы и ах, какие только комбинации ни испытывали, какие зацепы ни творили, ничего не получалось. Видимо, пространство для первого шага не соответствовало, опора отсутствовала. Ведь когда я проводил Второго в мир Трёх Щитов, мы делали это с выступа, по площади раз в пять превосходящего здешний квадратик, и там создание из псевдоплоти стояло на двух лапах. Тогда как здесь у Крока только получалось опираться на одну лапу.

В конце концов я изнервничался так, что в сердцах плюнул на эту затею и отложил решение задачи на потом. Тем более что в подвалах дворца поисковые партии с факелами уже приближались к моему тоннелю: отблески света озаряли его оконечность. Серпансу я наказал ждать поблизости от бетонного штыря, ночью прохаживаться среди людей и собирать информацию общего плана. У него в багажном отделении я оставил четыре комплекта со «своими» груанами и фактически весь рюкзак с «чужими». Багаж мог оставаться невидим для посторонних, но в таком случае Крок лишался возможности всепроникновения, но оно ему и не надо было, о том, чтобы не столкнуться с гуляющими по парку, я его тоже предупредил отдельно. Предназначенных для лечения симбионтов я взял только сорок, больше просто не влезало по всем карманам.

Сам же, вернувшись в подвалы, первым делом подхватил щит и отнёс его непосредственно в зал с разбитыми саркофагами людоедов. Так сказать, замылил следы. Если кто и наведается туда, пусть попробует догадаться, что к чему и куда приставлять надо.

И безотлагательно двинулся обратно. Как только увидел первую группу, поднял крик и гам:

– Кто посмел войти в подвалы?! Кто осмелился нарушить запрет самого атрегута?! Да я вас всех под суд отдам! В карцер на месяц замурую!

Голос я усилил знатно, стоял истинный рёв, сходный с рёвом штормящего урагана. Вдобавок я сделал вид, что не сразу расслышал ответные вопли:

– Приказ императрицы! Уймись, экселенс! – кричали недовольные эйтраны. – Мы здесь не по своей воле!

Пришлось делать вид, что я сильно озадачен, но всё-таки успокаиваюсь:

– Да-а? А что здесь понадобилось её императорскому величеству?

– Она приказала тебя разыскивать! Потому что появилось подозрение, что тебя убили, а тело спрятали здесь.

Ну и под звук моего презрительного хмыканья к месту события прибыла сама Мария Ивлаева-Герчери.

Глава двадцать восьмая
Домашний арест

Мою молодую возлюбленную сопровождала женщина постарше, тоже симпатичная и тоже побывавшая не далее как позавчера в моих объятиях. Она же и являлась моим самым непосредственным начальством. Чем с ходу и воспользовалась, при молчаливом попустительстве её императорского величества:

– Господин Когуярский, за злостные нарушения трудового законодательства, за постоянное игнорирование меня и моих указаний ты отстраняешься от работы на некоторое время, необходимое для разбирательств. Сдай немедленно ключи от ворот в эти подвалы!

Спорить с Мартой Вольна я не собирался. Хотя ключи отдавать не хотелось, в ближайшее время я в подвалах планировал чуть ли не поселиться. Но с другой стороны, разве для такого, как я, ворота представляют сложную преграду? Поэтому хотя бы сделать вид, что спорю и возмущаюсь, просто был обязан:

– Как же так, госпожа комендант?! Чем я тебе не угодил и что такого нарушил?

– Не поставил меня в известность о своих действиях, маршруте передвижений и о времени отсутствия не сообщил. В результате чего измученные ночными дежурствами воины вынуждены заниматься твоим поиском вместо полноценного отдыха.

– Неправда! Я своего заместителя, господина Бродского, предупредил и о маршруте, и о причине своего ухода. Он обязывался меня ждать, а в случае крайней нужды – сообщить о месте моей ведущейся работы. Так как в подвалах крайне опасно, я даже Двухщитного сюда взять не рискнул.

– Всё равно отдай ключи! – отчаянно наступала на меня Марта и, только получив их в руки, приступила к объяснениям: – А по поводу заместителя, так именно поведение твоего помощника и вызвало главные подозрения. Он вообще заявил вначале, что не в курсе твоих действий. Потом всё-таки признался, что ты подался на исследование тайных лабиринтов, но не сказал куда. А сам старался раз в час незаметно прийти сюда к воротам, осмотреть их и прислушаться: что там за ними творится. Вот и было высказано предположение, что он подстроил тебе попадание в ловушку, а сам переживает: выберешься ты из неё или нет. Сейчас твой Шеян под арестом, с ним работает следователь. Ты тоже к нему отправляйся, будет проведена проверка твоей лояльности.

Всё это время Мария молчала и только рассматривала меня холодно и отчуждённо. Но когда я опять повысил голос, требуя немедленного освобождения моего целителя и пытаясь оспорить санкции в мой адрес, она меня остановила однозначным взмахом ладошки:

– Господин Когуярский! Выполняйте распоряжение коменданта! Иначе к тебе будут применены жёсткие меры воздействия.

Заметив, как подобрались массивные эйтраны и потянулись к оружию, мне ничего больше не оставалось, как смириться с неожиданным разбирательством:

– Понял. Повинуюсь! – Ещё и покаялся: – Извините, погорячился.

– И с этого момента находишься под домашним арестом! – сурово и надменно продолжала подруга. – Из своей комнаты не имеешь права выходить. Следователь к тебе сам придёт. Если попробуешь выйти за дверь, немедленно надолго запрём тебя в карцере! Вольна, проследи за этим!

Ничего не оставалось, как воспринять ситуацию с юмором:

– Спасибо, твоё императорское величество очень доброе. Я как раз мечтал выспаться. И с удовольствием поужинаю в своих апартаментах.

Но последнее предложение Машка вроде как и не услышала, уже спешно уходя из подвала. А мне ничего не оставалось, как двинуться следом за комендантом, чувствуя за собой тяжёлую поступь нахмуренных эйтранов. Но чему я порадовался, так это оставленному у серпанса лишку груанов. Сейчас бы начались разборки, требования отдать, вопросы «Где нашёл?» или требования «Положи на место!», а там и до драки могло дойти. Я-то справлюсь, но бить своих или усыплять их надолго совесть не позволяет. И так воинов в империи не хватает, а тут ещё и я начну выводить личный состав из строя.

Мои попытки разговорить Марту не удались. Она стиснула зубы и на меня даже не оглядывалась. Может, и в самом деле я тут их немножко всполошил своей задержкой? Уходил – ещё была ночь, вернулся – уже ночь наступила. Народ прошлую ночь не спал из-за кречей, и сейчас лечь спокойно у него не получается.

Единственное, чего мне удалось добиться уже возле места проживания, так это ясности с ужином. Правда, сделала Марта это так, словно бросила собаке самую паршивую кость:

– Будет тебе чем голод утолить, будет!.. Хотя ты и не заслужил.

Я на неё не злился. А мысленно вообще ликовал. Что может быть лучше? И разве меня может напугать показная строгость? Ведь особого ума не надо, чтобы догадаться: Машка вскоре придёт ко мне, и мы опять предадимся любовному безумству. Потому и под домашний арест посадила, чтобы я никуда опять не сбежал. Потому что однозначно она не сможет удержаться от секса. Слишком она чувственная, непомерно много в ней азарта и сексуальной одержимости. Да и мои умелые ласки, вкупе со знанием именно её эрогенных зон, превращали меня в удовольствие почище всякого наркотика. И вряд ли императрица сумеет спрыгнуть с подобного, доходящего до экзальтации блаженства. Я себя знал. И её эмоции прошлой ночью – помнил. Хе-хе! Не-е-е! Не спрыгнет!

Сомнений не вызывал и тот факт, что сегодня ночью Машка получит от меня уникальный подарок: пояс с пятнадцатью груанами и станет Светозарной. После этого у нас всё резко изменится. Не знаю, признаюсь ли я в своей идентичности, может, ещё немного понаблюдаю за вожделенной женщиной со стороны, но зато раз в пять меньше буду переживать о её безопасности. Да и она после такого эпохального подарка просто обязана будет отнестись ко мне совершенно иначе. Как именно?.. А вот на это и посмотрю.

Размышляя подобным образом, я быстро провёл у себя спланированные заранее действия. Вначале грамотно попрятал пояса со «своими» груанами по разным местам и оставил штук двадцать «чужих» по карманам. А потом прыгнул под душ. Не смог себе отказать в удовольствии очистить тело традиционным способом. Долго отфыркиваться под струями себе не позволил, получил усладу – и бегом в гостиную. Успел вовремя: дверь стала открываться, пропуская внутрь хорошо мне знакомую… Аню. Она толкала небольшой стол с ужином.

Само появление личного ординарца императрицы как бы радовало: значит, вскоре и сама появится. А вот скудность ужина, не более чем на три человека, сильно озадачила. Мне самому мало такой порции! Так что поневоле задёргаешься. Вдобавок и низкорослая девушка вела себя странно. Смотрела на меня с жалостью и чуть ли не со слезами.

– Красавица, а что наша великолепная Мария? Уже поужинала или как?

– Да, она уже сыта, – кивнула девушка. Развернулась и стала уходить.

– А когда она соблаговолит заглянуть ко мне?

– Не знаю. Сегодня уж точно нет…

– Как?! – Я успел догнать Аню возле самой двери. – Почему?

Она посмотрела мне в глаза, тяжело вздохнула и шёпотом призналась:

– Потому что ты у неё не один. И «… на всех фаворитов она не разорвётся!» – Последнюю фразу она очень похоже спародировала с обсуждаемой нами персоны.

Но я сразу даже не сообразил, о чём речь. А когда понял, то весь мир покачнулся и покраснел от вскипевшего во мне гнева:

«Что за маразм творится?! Да как она смеет?! Я ей… Я для неё груаны принёс!.. Я ей – всё! Всего себя отдал!.. Ах, она!..» – ругань получалась жестокой, разнообразной и витиеватой.

И я не сразу сообразил, что Аня гладит меня по руке и приговаривает:

– Платон, ну зачем она тебе? Она будет над тобой издеваться, пока в могилу не загонит. Давай лучше я буду с тобой? Ты мне Щит добудешь, я вырасту, стану ещё красивее, чем она. И буду тебе, кем ты захочешь! А? Давай?..

Наверное, жалость к этой девчушке меня успокоила, позволила собраться и взять себя в руки. Несколько грубовато я её вытолкал за дверь, обещая:

– Ничего, всё наладится… Ты и в самом деле станешь мисс мира, и отыщешь себе нормального парня, а не такого неудачника, как я…

Оставшись один, еле сдержался, чтобы что-нибудь не разнести. Только понимание, что предметы и стены дворца ни в чём не виноваты, помогли здравому рассудку справиться с бушующими эмоциями. А логика отыскала уникальное объяснение случившемуся: меня просто решили провести! Машка, вредная натура, умеет гадости такие устраивать, что мало никому не покажется. И ей ничего не стоит так всё подстроить, что даже симпатизирующая мне ординарец скажет всё что надо и не надо. Но в любом случае – я окажусь крайним.

Как только я это сообразил, мне тотчас полегчало. Быстренько утоптав мизерный для моих Щитов ужин, я с холодной решимостью завалился спать и даже быстро уснул. Почему-то не сомневался, что через час, максимум через два, моя возлюбленная подруга обязательно появится.

Увы, не появилась. Понимание пришло окончательно только утром, когда я проснулся от дневного света в окне. Ругань опять начала нарастать в моём мысленном монологе, но была прервана всё тем же здравым рассудком:

«А что страшного стряслось-то? У императрицы столько дел, что она и ночами бывает занята. Мало того, она ведь тоже человек, за две бессонные ночи вымоталась и, скорей всего, свалилась без задних ног. Была бы здесь, ты как жеребец не дал бы ей и глаз сомкнуть, и сейчас с утра её тело было бы годно только навынос. Ни о каких совещаниях и встречах не могло быть и речи!.. Ничего, долго она не выдержит. Всё равно скоро появится!..»

Привезли завтрак. Постаралась знакомая с виду повариха. Хорошо хоть обильный завтрак, занявший меня на добрых полчаса. Моя возлюбленная не появилась. Затем я попытался выйти наружу, наплевав на однозначный запрет. Ага! Так меня и выпустили два стоящих снаружи эйтрана. Только и выдали синхронно:

– Назад! Не положено!

– А гостей принимать разрешено? – поинтересовался я, не переступая порог.

– Да сколько угодно! – последовал равнодушный ответ.

Поэтому я всеми силами постарался разговорить повариху, вернувшуюся за столиком. И начал с приглашений:

– Попроси ко мне заскочить Оляну. Конечно, когда у шеф-повара появится свободная минутка. Ну очень надо! – Она пожала плечами и кивнула, мол, передам. А я продолжил: – И не знаешь, чем сегодня ночью её величество занималась? И что сейчас делает?

– Да как не знать, – заговорила тётка рассудительно, не переходя на шёпот. – Все об этом во дворце знают, тем более что дело это естественное, молодое. Принимала она у себя ночью фаворита своего… э-э-э, уже и не помню кого именно. Кого-то из первых. Им с кухни три раза закуски различные подавали… Вот. А сейчас спит наша лебёдушка, приказано до обеда никому в её крыле дворца не шуметь. Пусть отсыпается, а с делами министры и сами справятся…

С этими словами ушла, равнодушно кивнув на прощание.

А я надолго застыл, словно пыльным мешком пришибленный. Получалось, что меня и в самом деле заменили этой ночью кем-то другим? И ладно бы меня отбросили ради Бориса Ивлаева, узнав, что он вот-вот примчится во дворец. Я бы такое не только простил, но даже приветствовал. А взамен этого меня (!) променяли на какого-то противного (собирающегося скоро умереть) фаворитишку! Ругань, разочарование, ненависть, готовое вырваться на волю буйство…

Хорошо, что опять здравый рассудок стал выдавать желаемое за действительное. Как утопающий за соломинку, я хватался за вполне логичное объяснение:

«Машка, сволочь, мне мстит! За то, что ослушался на крыше. И разыгрывает в присущей ей манере? На грани фола. Ну и ладно, зря старается, меня на мякине не проведёшь! – Но иные пакостные мыслишки так и пробегали, затаптывая ту же логику со здравым смыслом: – Дыма без огня не бывает! Власть людей только портит. И где у тебя факты, что Машка тебя желает? Или хотя бы помнит о том же Борисе Ивлаеве?..»

Худо-бедно я эти мысли прогнал и даже стал подумывать, чем заняться. Пока нет никакого следователя и до обеда ещё о-го-го сколько. Только меня судьба ещё не до конца попинала: в мои апартаменты заявилась Катерина. Причём опять под видом своей сестры, главного дипломата империи. Заскочила радостная, в отличном настроении и с явным желанием показать, насколько она была права. А первый вопрос задала только для завязки разговора:

– Её высочество Катерина сюда не заходила?

Очень хотелось эту ехидную морду отправить в дальнее пешее путешествие. Или усыпить. Или кое-что напомнить из нашей прошлой жизни, а потом язвительно спросить: «Что, давно высочеством стала? Хе!»

Но я держался. И старался не кривиться, выслушивая злорадство в свой адрес:

– Жаль, что Мария так быстро тобой пресытилась. Когда она спала с тобой, мы за неё меньше беспокоились. Всё-таки Трёхщитный экселенс хоть венерическими заболеваниями не заразит. Хотя ты сильно-то не расстраивайся раньше времени, ещё несколько раз императрица тобою воспользуется, ей нравятся уроды.

Больно уколола, чего уж там. Сразу у меня перед глазами юность калечная пролетела. Но и тут я только тяжело и горестно вздохнул:

– Ты знаешь… Вера, вот как увидел тебя – сразу душа запела и обрадовалась. Готов был тебе ценнейший подарок сделать и два больших секрета открыть. Но как послушал, тотчас расхотелось делать приятный сюрприз. Зато интересно стало: ты с детства такая язва или это тебя так вознесение в принцессы испортило? Потому что как иначе можно говорить о человеке, который цинично смеётся над людьми неполноценными и презирает их?

Хорошо было видно, что подруга смутилась, но скрыла это под маской хамства:

– Больно нужны твои подарки с секретами! Ты их лучше для себя побереги, когда тебя наказывать будут, может, тюремный срок скостят за ту самую ценность. Хи-хи!

Так и ушла, хихикая неискренне, но зло. А я предстал перед нелёгким выбором: предаться тоске и унынию или найти для себя дело? Но так как я выспался и отлично поел, то решил окунуться с головой в работу. Тем более что символ иного мира у меня в спальне присутствовал, и ход между стенками тоже имелся в наличии. Ну и самое главное: после восстановления защитной вуали и полноценного возобновления статуса Светозарного меня не могут задержать никакие, даже самые коварные и опасные ловушки. Теперь я их буду видеть издалека, а деактивировать – походя.

Кстати, и сам секрет уложенных под потолком фрагментов теперь мне поддастся не в пример быстрее. Для этого уже не придётся ломать стенку, тем более – обе стены.

И я энергично ухватился за лежащую у стены стремянку. Дождалась она своего часа, недаром я её по дворцу выискивал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю