332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юлия Журавлева » Кафедра зооцелительства (СИ) » Текст книги (страница 26)
Кафедра зооцелительства (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 06:30

Текст книги "Кафедра зооцелительства (СИ)"


Автор книги: Юлия Журавлева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 26 (всего у книги 33 страниц)

45. Итоги

Я сидела в приемной возле двери в ректорат и судорожно комкала в руках платок. Нет, слез и истерики, вопреки ожиданиям многих, у меня не случилось. Но платок кто-то на всякий случай сунул, и он пригодился.

Там, за дверью, решалась моя судьба, и я понятия не имела, что буду делать, если меня отчислят.

Собственно, у ректора собрались декан темных, наш декан, наш завкафедрой, проректор по внеучебной части, местресс Илис и несколько преподавателей.

– Кхем, – кашлянула, привлекая мое внимание, помощница ректора, немолодая женщина в строгом костюме. – Выпейте, это обычный чай с легким успокаивающим действием.

Я бездумно взяла горячую кружку, над которой клубился пар и витал чайный аромат с легкой горчинкой.

– Спасибо, – пить мне не хотелось. Вообще ничего не хотелось.

Я уже больше часа сидела в приемной, и даже волнение понемногу улеглось и отпустило. Накатили такая усталось и аппатия. После напряженной экзаменационной недели, за которую я в общей сложности спала часов пятнадцать, сил почти не осталось. Интересно, если я лягу на выставленные в ряд стулья и посплю – это будет очень неприлично?

Наверное, да. Поэтому оставалось понемногу отпивать горячий чай, надеясь, что успокоительный эффект не содержит в себе еще и сонного, иначе и ложиться не придется, усну прямо на стуле.

И все же мысль "что делать дальше" не давала окончательно провалиться в сон. Денег у меня немного, идти некуда, вопрос с домом Марьян пока решить не успел. Да и в столице магу без образования не прожить, слишком много дипломированных местеров и местресс. Возможно, стоило тогда перейти на темный факультет, но от воспоминания об Али Шагране передергивало.

По факту он ничего не нарушил и ничего предосудительного не сделал. Его ученики в качестве экзаменационной работы по иллюзиям создали несколько животных, в том числе и доставшуюся мне пернатую химеру. И темный декан всего-то пришел убедиться, что иллюзии оказались неотличимы от настоящих животных не только внешне, но и заложенными повадками, реакциями, звуковыми и тактильными ощущениями. Он не издевался над животным, а всего-то проверял иллюзию. А то, что при этом чувствовала я, никого, в общем-то, не волнует. Нормальный целитель должен не теряться и не паниковать в таких ситуациях, а действовать четко и быстро.

Я же, выходит, нарушила все, что только можно: технику безопасности, очередность мероприятий первой помощи, долго возилась с обезболивающим и в итоге даже не приступила непосредственно к лечению.

Для четвертого курса это было непростительно.

И я все прекрасно понимала.

Но местор Альдер был зол. Ушедшие, да я никогда не видела его настолько вышедшим из себя! Когда они разговаривали с местором Шаграном, мне казалось, еще немного, и завкафедрой набросится на коллегу, при том, что темный маг стоял убийственно спокоен. Ситуацию спас наш декан, пришедший на шум. Именно он поставил решать вопрос на учебном совете в присутствии незаинтересованных лиц.

Мне куратор ничего не обещал, просто попросил подождать в приемной. Я ждала уже второй час. Из кабинета не доносилось ни звука: то ли на нем изначально стоит защита от прослушивания, то ли для данного совещания поставили полог тишины, но я понятия не имела, о чем все совещаются и как идет обсуждение.

– Может, вам печенье? Или конфеты? – взволнованно спросила помощница ректора.

Собственно, больше пары маленьких глотков я так и не сделала, снова нырнула в свои невеселые размышления. И со стороны, наверное, выглядела странно: остекленевший взгляд в одну точку, застывшая поза с кружкой в руках.

– Нет, спасибо, – выдавила улыбку я. Печенье с конфетами мне сейчас не помогут.

Вот только чай все же стоило допить или отставить в сторону, на соседний стул хотя бы. Потому что буквально через минуту дверь отворилась, и преподавательский состав, участвовавший в обсуждении моего дальнейшего обучения в академии, начал выходить из кабинета ректора.

Подскочив, я едва не расплескала на себя кружку, помогла местресс Илис, вдобавок к своим ментальным способностям неплохо владеющая телекинезом. Она собрала всю выплеснувшуюся из чашки жидкость обратно, ободряюще улыбнулась мне и вышла из приемной. За ней и остальные участники, обсуждающие уже что-то, не касающееся меня.

Темный декан шел рядом с нашим деканом, пожилым и, по слухам, добрым целителем. Как и ректор, местор Дорван был поставлен на свою должность недавно и за несколько месяцев еще не успел возненавидеть всех студентов. Да и глядя на немолодого мужчину с мягкой улыбкой и тонкими морщинками вокруг глаз, я невольно вспоминала дедушку, который, пусть и являлся магом темным, но все равно был не способен на мелкие подлости и низкую месть.

Завкафедрой вышел последним, о чем-то переговариваясь с ректором. Местор Гирвар встретил меня, как старую знакомую.

– О! Элиза, здравствуйте, – значит, знает, что титула меня лишили. – А что же вы даже чай не допили?

– Я ей конфеты с печеньем предлагала, а наша студентка отказалась, – шутливо пожаловалась на меня помощница.

– Очень зря, вы такая бледная, что шоколад вам точно не помешает, – покачал головой местор Гирвар.

– Я сейчас отведу Элизу на обед, заодно все с ней и обсудим, – прервал ректорские любезности местор Альдер.

Есть мне по-прежнему не хотелось, хотелось узнать уже, что со мной будет.

– До свидания, – только и успела сказать я, уходя вслед за преподавателем.

– Кружку поставьте, – шепнул мне завкафедрой.

– Ой, – я заозиралась, не на стол же помощнице почти полную кружку ставить?

– Вылейте вон в ту пальму, – у стены в напольном горшке росло нечто, отдаленно напоминающее пальму, но с колючими листьями и капельками сока, недобро поблескивающими на кончиках игл.

– Только осторожно и близко не подходите, она реагирует на живых, – предупредил ректор, а я замерла с кружкой в руке. – Эксперимент наших травников. Понаскрещивали, понимаешь…

Пока я решала, с какой стороны лучше подойти к этому чуду магической мысли, местор Альдер уверенно взял у меня из рук кружку и выплеснул содержимое в горшок.

Пара веток тут же метнулась к нему, и местор поспешил отступить, выронив кружку в просторный горшок. Мгновенно среагировавшие корни высунулись, обвили посуду и утянули за собой вглубь.

– Наверное, мы его давно не подкармливали, – сказал ректор на наши с местором пораженные взгляды. – Чай хоть обычный был? – обратился хозяин кабинета к помощнице.

– С успокоительным эффектом, – женщина, видимо, тоже побаивалась слишком наглую и всеядную растительность.

– И хорошо, ему полезно, спокойнее будет, – удовлетворенно кивнул местор Гирвар и вернулся к себе в кабинет.

Мы же поспешили удалиться, оставляя помощницу один на один с подкормленной пальмой.

– Местор, скажите сразу, я остаюсь в академии или нет? – спросила я в коридоре. Ждать вердикта до кафетерия сил и нервов у меня не было.

– Остаетесь, – улыбнулся завкафедрой. – Не мог же я позволить Шаграну обидеть свою студентку?

– Спасибо, – выдохнула я. От облегчения даже голова немного закружилась. Или это от голода?

– Но, конечно, все не так просто, – сразу предупредил меня завкафедрой.

Я кивнула. Трудности мне с недавних пор были не страшны.

В кафетерии оказалось достаточно многолюдно. Оказывается, подходило время ужина, и голодные преподаватели, а также студенты, которые могли позволить себе расценки кафетерия, собирались за круглыми столиками. К тому же в честь окончания экзаменов многие решили гульнуть перед отъездом на каникулы домой и довольно шумными компаниями сидели в зале. Кто победнее (или просто решивший, что родная академия уже достаточно набила оскомину за учебный год) шли в близлежащие заведения. Но со свободными столиками все равно оказалась беда.

Мы с трудом нашли один в самом конце зала. Местор оставил меня держать стол, а сам ушел за едой. Ждать, пока разносчики всех обслужат, можно было до ночи.

– О! Элиза! Отмечаешь свой вылет из академии? – старые знакомые, как назло, тоже искали столик и забрели в наш угол. – Неужто богатый любовник подкинул тебе немного денег? Или ты всерьез думаешь войти в королевскую семью?

И пятерка девушек гаденько засмеялась.

Я же слишком устала, чтобы отвечать или хоть как-то реагировать на этот бред.

– Что, нечего ответить? – Мартина мило улыбалась. – Тогда будь добра, освободи нам столик, тебе он все равно не нужен.

– Кто вам такое сказал? – завкафедрой появился неожиданно даже для меня, сидящей лицом к залу, что уж говорить про остальных. – Хочу напомнить, леди Кнауф, что учебный год еще не окончен, а ваше количество штрафных баллов на этот раз побило все рекорды и близко к порогу отчисления. Вам бы столько по учебным предметам набирать.

Намек Мартина поняла.

– Простите, местор, мы просто обменивались парой слов с Элизой, – пошла на попятную девушка. Собственно, небольшими шажками она не забывала удаляться от стола.

– Тогда более вас не задерживаю, поскольку это и мой столик тоже. И с Элизой нам тоже нужно поговорить, и без свидетелей.

В последних словах был недвусмысленный намек, но девушки сначала слегка замешкались и, прежде чем уйти, бросили на меня выразительные и недобрые взгляды. Да, местор Альдер нравился многим, и на ужинах с ним ранее студентки замечены не были. А ведь мы здесь не первый раз. Правда, торжества и радости мне это не прибавило. Лично я при всем желании не могла обвинить завкафедрой в каких-то нарушениях преподавательской этики. Зато у этих “милых” леди появился еще один повод меня ненавидеть.

– Обещали скоро принести заказ, – отчитался куратор, присаживаясь за стол.

– Спасибо, – сдавленно поблагодарила я. На самом деле, меня интересовала совсем не еда.

– Элиза, не буду испытывать ваше терпение, – понял мое состояние завкафедрой. – Итоги совещания следующие. С учетом всех ваших обстоятельств, решено дать вам еще один шанс в конце каникул. Ваш экзамен будет приниматься комиссией, местора Шаграна в ней не будет, – уточнил куратор. – Только преподаватели нашего факультета, декан и местресс Илис как представитель ректората и независимый эксперт. – Значит, никого, кто хотел бы меня завалить. Шанс есть. – Но экзамен будет сложный, соответствующий программе четвертого курса. Вам придется как следует постараться и использовать способности на максимум.

Все мои три единицы… Я не удержалась от вздоха.

– У меня есть следующее предложение, – преподаватель сцепил пальцы в замок. – У нас при академии есть целительский кабинет для магических животных. На пятом курсе у вас там будут обязательные дежурства. А летом все ассистенты местора Пильна разъезжаются, и ему необходим помощник. Я порекомендую вас. Ничего сложного и серьезного местор вам поручать не будет, по большей части вам придется убираться, мыть, раскладывать инструменты и следить за их стерилизацией. Ну и какие-нибудь несложные манипуляции. Зато у вас будет возможность понаблюдать за настоящей работой зооцелителя. Там даже оплата какая-то полагается, небольшая, правда, но все лучше, чем ничего. Леон Пильн – опытный целитель и отличный наставник, он поможет освоиться с  практикой, а я…

– Вы правда меня туда порекомендуете? – я и боялась, и радовалась одновременно. А вдруг не справлюсь, что тогда?

– Правда, – кивнул местор. – Вы же все равно останетесь на лето в общежитии, ведь так?

– Да, конечно, – больше мне идти все равно некуда.

– В таком случае, днем будете работать в приемном отделении, а по вечерам – заниматься со мной, – заключил преподаватель, чем поверг меня в глубочайший шок.

– Вы серьезно?! – наверное, мое восклицание было неожиданностью и для местора, удивленно посмотревшего на меня, и для подошедшего с нашим ужином официанта, едва не выронившего поднос.

К счастью, завкафедрой краем глаза уловил движение и успел перехватить опасно накренившийся поднос, чем спас нашу еду.

– Да, – самолично переставляя тарелки на стол, кивнул мужчина. – Практика практикой, а без полноценной учебы вам никуда.

– Но разве у вас не намечен отпуск на это время? – обычно преподаватели разъезжались на лето, если не по домам, так просто отдохнуть.

– В это лето, видимо, нет, – усмехнулся местор Альдер.

Я немного растерялась. Как-то странно принимать такую помощь от ничем не обязанного мне человека.

– Элиза, как ваш куратор, я несу ответственность за вас и за все случившееся, – местор налил мне морс в высокий бокал. – Али Шагран… сложный человек. Хотя, наверное, такое можно сказать про каждого миасита, – мужчина криво и невесело улыбнулся. – Он прожил долгую и насыщенную жизнь, ему не хватает чего-то нового и интересного. Девушка, отдавшая гримуар, перенесшая изменение магических потенциалов, была ему весьма интересна, о чем Али сразу меня предупредил. – Завкафедрой задумчиво посмотрел на свою тарелку, кажется, он тоже был не очень голодный. – Но, как я уже сказал, миаситы – сложные люди. Мне стоило вас отпустить, настоять на переводе, в конечном счете, так было бы лучше для вас во всех отношениях. Да и я сам, помнится, настаивал на этом пару месяцев назад, – местор снова улыбнулся, вспоминая начало наших отношений. – Но в последний момент я сам не захотел вас отдавать. Мне вы тоже интересны, были и остаетесь, – я пораженно посмотрела на преподавателя, это признание? Или мне почудилось? Чем я могу его заинтересовать, ученица с тремя единицами по целительству. – За эти месяцы вы и ваше отношение к жизни и учебе разительно изменились. Так что я наплевал на желание Али, прекрасно понимая, что он затаит злобу и на вас, и на меня, и решил оставить вас на кафедре.

– Спасибо, – я чувствовала, как мои эмоции пробиваются через ментальные щиты, но запихнуть их глубже или усилить щиты не удавалось. – Местор, вы… вы самый лучший!

– Да ну, бросьте, – отмахнулся преподаватель, но я видела, что ему приятно. – Давайте лучше ужинать, слишком много претендентов на столы, чтобы сидеть здесь слишком долго.

Дальше мы ужинали молча и, попрощавшись на улице, разошлись по своим корпусам. Элис уже вся извелась в ожидании и прямо с порога набросилась на меня с расспросами.

– Фух, – выдохнула подруга, выслушав мой рассказ. – Я, конечно, понимала, что местор Альдер тебя отстоит, но все равно боялась, – рыжая буквально растеклась от облегчения на кровати.

– А я, честно говоря, сомневалась, – зачем ему такая проблемная ученица, да и ректор, не сомневаюсь, был бы рад от меня избавиться.

– Ничего ты не понимаешь! – принялась объяснять Элис. – После твоей поездки во дворец абсолютно все считают тебя невестой племянника короля. А кто в здравом уме рискнет связываться и бросать вызов королевской семье? Собственно, если бы я не знала правды, то тоже бы поверила слухам.

– Каким слухам? – перед экзаменами мне было как-то не до праздных обсуждений, и к постоянно окружающим меня пересудам я не прислушивалась.

– Началось все с гримуара и букета, потом ваша горячая встреча во дворце, новый букет, опять же, и регулярно передаваемые тебе от него послания.

– А откуда все знают, что это именно от него? – подозрительно покосилась я на подругу.

– Уж точно не от меня! – оскорбилась рыжая. – К тому же их с такой помпой доставляет королевский курьер прямиком в нашу общагу и лично тебе в руки, как особо конфиденциальные, что трудно не догадаться!

Ну да, две записки от Марьяна сопровождались букетами, все теми же, волшебными, поэтому каждый приход посыльного не мог остаться незамеченным.

– Ладно, уверена, ты справишься. И будешь мне писать на каникулах! – рыжая так грозно посмотрела на меня, что я резво закивала: буду-буду, попробуй тут не напиши.

– Как я два месяца без тебя? – к Элис я уже настолько привыкла, что и не представляла, как продержусь без ее поддержки столько времени.

– Ничего, Саймон останется, он за тобой присмотрит. Да и на местора Альдера можно положиться, раз уж он добился для тебя пересдачи, то точно не позволит наделать глупостей.

– Я и сама их не наделаю, – ткнула я рыжую локтем.

– Ой, не рассказывай мне, я тебя уже знаю, как облупленную, – вернула мне тычок подруга. – И еще! Раз уж ты остаешься, я напишу тебе план дополнительных занятий и по другим дисциплинам. То, что  ты пробралась через остальные экзамены, не значит, что в голове стало теснее. Так что в письмах будешь отчитываться, что успела пройти. Приеду, устрою свой экзамен!

Я хотела огреть ее подушкой, но побоялась, вдруг Элис, когда начнет меня душить, не рассчитает силу? Ей, конечно, известны реанимационные мероприятия, но все же не стоит рисковать. Поэтому просто застонала, видя горящие глаза и нездоровый энтузиазм рыжей.

И два месяца без нее мне, и правда, будет сложно. Все-таки к рыжей-бесстыжей я очень привязалась. Так что у меня имелся дополнительный стимул сдать экзамены: жить с этой несносной девчонкой было действительно здорово.

46. Каникулы

На следующий день мне только и оставалось, как наблюдать за отъезжающими однокурсниками и собирающейся домой Элис. Подруга придирчиво перебирала книги, которые планировала взять с собой. Точнее, утащить она наверняка бы хотела всю свою библиотеку, но “хотеть” и “мочь” – немного разные вещи. Вещей, кроме книг, у рыжей было немного, и она то и дело доставала из объемной сумки что-то еще, лишь бы впихнуть хотя бы одну небольшую брошюру.

Где-то в полдень на пороге нашей комнаты возник Саймон. Уж на что вывести из себя этого некроманта было непросто, но на бледном с веснушками лице безо всякой эмпатии читалось негодование.

– Ты еще успеваешь на портальную станцию? – страж окинул взглядом царящую в комнате разруху, скрыть которую можно было разве что иллюзией от темных магов, и тяжело вздохнул, поняв, что до окончания сборов еще ой как далеко.

Лучшим ученикам, в число которых входила и рыжая, порталы оплачивала академия. И для многих это был отличный стимул для учебы. Кто-то будет добираться до дома половину каникул, а вторую – ехать обратно.

– Вроде… – Элис неуверенно посмотрела в окно и начала спешно перевязывать отобранные книги. – Ты же поможешь мне все довезти?

– Да, экипаж уже ждет. Два часа, – и Саймон, судя по всему, тоже.

И все-таки у него невероятное терпение, честное слово. Другой бы Элис не подошел.

– А как ты у себя от станции домой будешь добираться? – некромант с явным усилием поднял перевязанную стопку книг в одну руку и сумку с остальными вещами – в другую.

– У меня четыре брата, – отмахнулась рыжая. – Кто-нибудь да встретит.

Из рассказов о своей семье, в которой подруге выпала роль “пятого младшего брата”, верилось в заботу со стороны старших с трудом.

– И вообще, мир не без добрых людей, – заключила рыжая, поднимая небольшую, но все равно увесистую связку книг и примериваясь ко второй.

– Давай помогу, – я подняла приготовленную связку и охнула. Весила та прилично. Люди, которые захотят помочь бедной девушке, должны быть очень добрые.

– Зачем ты вообще столько везешь? – выходя из комнаты, спросил страж. – Все равно же за два месяца не прочтешь.

Я только усмехнулась, решив не разубеждать друга и не ломать его представления о возлюбленной раньше времени. Вот начнут жить вместе, тогда сам и узнает, что это все Элис способна прочесть меньше, чем за месяц.

– Да начинаю вывозить потихонечку, – рыжая удобнее перехватила свою стопку. – Следующий год последний, и придется так и так куда-то перевозить книги.

– Подожди, – я чуть не споткнулась и едва не выронила свою ношу. Соседка шикнула, явно испугавшись не за меня, а за свои бумажные сокровища. – Так все книги, которые у нас в комнате стоят… везде – это твои?! Не библиотечные?

– Нет, все мои, – гордо подтвердила Элис. – Я после каждой стипендии в первую очередь шла в книжный магазин. Он как раз специализируется на магической литературе, и букинистических изданий, которых больше не выпускают, там тоже хватает.

– Нда… Саймон, готовь книжный шкаф, – посоветовала стражу я.

Некромант только в очередной раз обреченно вздохнул и поменял свои ноши в руках.

– Так, – Элис обняла меня за плечи, пока рыжий укладывал ее вещи, состоящие на девяносто процентов из книг, в экипаж. – Главное – занимайся, – напутствовала подруга. Ты должна сдать экзамен и утереть нос этому мерзкому типу. – О том, кто именно является “мерзким”, уточнять не стоило. – И постарайся ни во что не влезть! Два месяца продержись, ладно?

– Уж как-нибудь, – пообещала я. Можно, конечно, что-нибудь съязвить напоследок, но рыжая всерьез обо мне переживала и оставляла меня явно с тяжелым сердцем.

– Не беспокойся, я за ней присмотрю, – Саймон нетерпеливо держал дверь экипажа, ожидая, когда его девушка соизволит сесть. – К тому же наши с Элизой занятия никто не отменял. Как раз все полигоны и учебные пособия освободились...

Из уст некроманта это звучало страшно и многообещающе.

– Езжайте уже скорее, – не выдержала я и подтолкнула Элис ко входу.

Та нехотя, постоянно оглядываясь на меня, залезла внутрь. Саймон запрыгнул следом и захлопнул дверцу.

– Два месяца, Элиза! – крикнула в окошко рыжая. Я обнадеживающе помахала ей рукой вслед.

Следующим пунктом шел обед в работающей последний день перед летними каникулами столовой. Этот факт удручал меня едва ли не сильнее, чем отъезд Элис. Как я буду сама готовить и чем питаться на протяжении двух месяцев – вопрос открытый. Нет, конечно, существует небольшая кухня на этаже в общежитии и все необходимое для готовки в ней есть, включая холодильный шкаф, оставлять продукты в котором рыжая крайне не советовала – самым магическим образом исчезают вместе с посудой в неизвестном направлении. “Телепорт в одну сторону”, – как шутила подруга. Но мои способности в кулинарии пока исчерпывались проходным баллом по кормлению. Конечно, можно наведываться к Джареду Рилу, но не по три раза в день же!

Столовая заметно опустела, и если раньше здесь в обеденное время яблоку негде было упасть, то теперь свободного места – хоть отбавляй. Наш обычный стол тоже был полупустой. И все это навевало грусть и тоску. Мне даже в случае успешной сдачи экзаменов идти было некуда...

– Привет! – народ радостно помахал руками.

Я постаралась прогнать невеселые мысли и села за стол к остальным возбужденно болтающим однокурсникам.

Новость о моем экзамене по зооцелительству разлетелась по факультету со скоростью лесного пожара, причем верхового. Да, теперь я знала виды лесных пожаров, а также их особенности. А еще принципы спасения животных и их последующего лечения. Эх, лучше бы мне ожог какой-нибудь достался…

Вечером, после моего возвращения с ужина, в нашу комнату началось паломничество однокурсников, желающих из первых уст выяснить, чем дело кончилось. Рассказывать пришлось раз пять, а далее люди сами разнесли весть о моем “помиловании”, как водится, щедро добавив при этом отсебятины.

За сегодняшнее утро количество домыслов успело еще увеличиться, тут работала исключительно геометрическая прогрессия, поэтому у меня успели поинтересоваться, а правда ли племянник короля лично примчался в академию заступаться за свою невесту? Ну как же две такие байки в одну и не объединить? Поскольку я уже порядком устала отнекиваться от наших с Марьяном несуществующих отношений, то проще было кивнуть и спокойно доесть обед.

Вообще, многие не хотели покидать стены родной академии, но перспектива готовить самостоятельно пугала не меня одну. Мне даже поведали теорию о том, что студенческая столовая вполне могла продолжить работу и летом, но администрация специально ее закрывала, чтобы меньше народа оставалось. За студентами, не обремененными учебой, а значит, не знающими, куда применить энергию, нужен глаз да глаз. Проще создать такие условия, при которых остаться никому не захочется.

– Ты бы, наверное, с женихом куда-нибудь уехала, если бы тебя темный декан не завалил, да? – с долей не то злорадства, не то зависти спросила одна из девушек.

– Обязательно, – мстительно подтвердила я. – У нас были просто грандиозные планы.

Например, вернуть мой дом.

Как приятно говорить правду эмпатам.

С обеда я ушла быстро, так как меня ждали дела поважнее – знакомство с летним наставником.

К Леону Пильну допускали только пятикурсников. Я много слышала про этого сурового, но очень профессионального зооцелителя. Он не терпел глупости и не переносил неумех. И как мы с ним будем работать, лично я пока плохо представляла, но отступать не планировала.

Местор Альдер стоял там же и разговаривал с высоким мужчиной с аккуратно подстриженной бородкой, в белом халате и очках. Наметившаяся седина легкими штрихами дополняла мужественный образ.

– А вот и Элиза Риар, – представил меня завкафедрой, за спиной которого мне очень захотелось спрятаться.

– Здравствуйте, – я попробовала улыбнуться, но под строгим и внимательным взглядом не получилось. Глубокие морщины над переносицей выдавали привычку хмуриться. Собственно, именно так, сведя брови, новый наставник меня и разглядывал.

– Добрый день, – местор Пильн явно не испытывал восторга от нового знакомства. – Поскольку все мои ассистенты закончили академию и разъехались, местор Альдер порекомендовал вас, – я второй раз попробовала улыбнуться, надеюсь, местор не решит, что у меня нервный тик. – Обычно я беру лучших из лучших, но на этот раз, видимо, придется сделать исключение.

– Не переживайте, Элиза быстро учится, – встал на мою защиту завкафедрой.

– Быстро и качественно не всегда идут рука об руку, – заметил мужчина. – Ну да ладно. Завтра я жду вас к восьми утра и прошу не опаздывать.

Местор Пильн кивнул коллеге и протянул ему руку на прощание, давая понять, что разговор закончен.

– Ух, – я передернулась, выйдя из приемной. – Это будет нелегко.

– Вы справитесь, – подбодрил завкафедрой. – Леон Пильн – профессионал своего дела, он всегда беспристрастен и пусть на вид строг, но наставник из него действительно выдающийся.

– А вы откуда знаете? Вы же у нас недавно, – чуть больше полугода, как завкафедрой принял свой пост. И уже столько всего успело произойти.

– Это я как преподаватель здесь недавно, а как учащийся провел три года с местором Пильном, – со странной интонацией произнес завкафедрой.

– Три?! – не поверила я. – Но он же берет только пятикурсников!

– Для меня сделал исключение, – улыбнулся местор. – И, признаться, я сам до сих пор его немного побаиваюсь.

– А может, мне не стоит с ним работать? – если уж сам местор Альдер...

– Стоит, еще как стоит, – заверил завкафедрой. – Поверьте, это будет незабываемый опыт.

– Не сомневаюсь…

– Да ладно вам, не унывайте. К тому же, начиная с сегодняшнего дня, в семь вечера я жду вас в библиотечном зале на наши занятия.

– Уже? В первый же день? – не ожидала я от местора такой прыти.

– Да, у нас очень сложная задача – как следует подготовить вас за два месяца к экзамену. Начнем с азов, – предупредил завкафедрой.

Стало в два раза страшнее.

Но после ужина я с бумагой и грифелем честно явилась в библиотеку, где меня уже ждал местор.

И пусть студентов осталось совсем немного, все разом начали на нас коситься. Не спасали даже книги, стоявшие на столах, за которыми я пыталась скрыться от излишне любопытных глаз.

– Местор, – я спиной чувствовала взгляды всех девушек, разом записавших меня в соперницы. – А мы не могли бы заниматься в вашем кабинете? – предложила идею я.

– Нет, если мы с вами будем каждый день запираться в моем кабинете по вечерам, слухи пойдут вернее и интереснее, – правильно понял мою реакцию преподаватель. – К тому же в библиотеке гарантированно найдутся нужные пособия, не придется бегать и отвлекаться.

Ничего не попишешь, пришлось игнорировать взгляды и вникать в анатомию, вспоминая названия косточек и частей тела.

– Их все надо выучить, – предупредил местор, – самые основные, общие для большинства видов птиц, позвоночных и прочих существ.

А мне еще Элис такое задание оставила. На десять листов мелким почерком. И его не отработать едва ли не страшнее всего. И Саймон наверняка захочет поучаствовать в моем обучении не меньше остальных...

Пока что я усердно конспектировала основы, попутно вспоминая разные виды ткани, состав крови и прочие базовые вещи. Местор не соврал, мы начали с азов.

– А у вас нет животного? Вы никого не держите? – внезапно спросил преподаватель.

– Эм… – для перестроения с анатомии на вопрос потребовалось несколько секунд. – Нет. А зачем? – мне как-то и в голову не приходило никого заводить. Уж точно не сейчас. Трехглавый цербер из зоосада, с которым я регулярно вожусь – мой предел.

– Вам нужен кто-то, за кем вы сможете наблюдать, изучать и заботиться. Тогда сможете лучше их понять.

– Правда? – не скажу, что мне резко захотелось кого-то заводить. Я больше привыкла, когда обо мне заботятся, но, если нужно для дела...

– У меня, например, феникс живет, – еще больше удивил меня завкафедрой. Впрочем, вспоминая, как интересно он рассказывал о них на лекциях...

– А где он у вас живет? Здесь? В академии? – засыпала я мужчину вопросами.

– Да, здесь, со мной, – усмехнулся местор. – Где же ему еще жить?

– А где именно? – в его кабинете я бывала регулярно и точно бы увидела птицу. Они все-таки немаленькие. Хотя среди фениксов много подвидов, и по размеру они серьезно различаются.

– В комнате общежития.

– Что-то я не заметила, – сказала и губу прикусила. Почему-то язык у меня всегда вперед мыслей идет.

Но местор Альдер только засмеялся.

– Я его на ночь покрывалом накрываю, а то он светится в темноте, спать мешает. Кстати, вы с ним неплохо знакомы, именно по нему как-то раз задание сдавали. А потом еще подкармливали несколько раз.

– Ого! Так это тот самый, помесь вильгельмина с фазейской? – снова восхитилась я. – А откуда вы про подкармливание знаете?

– Порой он делится мыслеобразами не только с понравившимися студентами, но и с хозяином – лукаво подмигнул преподаватель. Так он знал, что мы с его фениксом тогда схитрили!

И все-таки хотелось увидеть его еще раз и как следует разглядеть. Заодно посмотреть, как местор содержит такую крупную особь в небольшой комнате. В ту ночь мне было не до разглядывания комнаты. Интересно, уместно будет попросить показать? Но попросить я не решилась. Зато решилась на другой вопрос.

– А почему вы меня не выдали за шантаж? Не приняли никаких ответных мер? – не знаю, зачем вообще спросила. И почему мне так важно услышать ответ. А еще вспомнилось, что тогда я считала свою идею весьма удачной. Какой же идиоткой была...

– Честно говоря, сначала я так и планировал. Когда очнулся в кровати, то вообще ничего не понял. Потом увидел записку и изображение. Хорошо, что вы ее там оставили и дали мне время остыть и подумать. Принеси вы такое с утра, легко бы не отделались.

– И до чего вы додумались, когда остыли?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю