290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мой папа - суперзвезда (СИ) » Текст книги (страница 9)
Мой папа - суперзвезда (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Мой папа - суперзвезда (СИ)"


Автор книги: Юлия Резник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 13 страниц)

Глава 18

Пока Влад впервые самостоятельно укладывал дочку спать, уснула и Аня. Видимо, минувший день отнял все её силы. И теперь она сладко сопела, по-детски уткнувшись лицом в подушку. Облом, конечно, не так он планировал завершить этот вечер. Влад растерянно почесал в затылке и улыбнулся. Подошел поближе. Сел в ногах. Из-под одеяла выглядывали лишь длинные узкие Нюськины ступни. На роль Золушки та вряд ли смогла бы претендовать – подумал Санин и опять улыбнулся. Он вообще все время теперь улыбался. Чувствуя себя едва ли не самым счастливым человеком на планете, Влад провел пальцем по высокому подъему и обхватил изящную щиколотку. Ноги у его девочки были просто отпадными. Длинными, худыми, как он любил, идеально ровными. Он их сразу отметил, еще там… в массажном кабинете. Будь он неладен. Влад разжал пальцы и встал. Улыбка слетела с губ. Он каждый раз с ужасом думал о том, что пришлось пережить Ане, чем пожертвовать, чтобы поднять Ваську на ноги. Ведь с этим и взрослой женщине было бы нелегко справиться, а Нюська… она сама ребенком была. Чувство острого сожаления наполнило горечью рот. Влад сглотнул, отгоняя от себя ненужные мысли. Ласково погладил Аню по растрепанным волосам и вышел из комнаты.

Сам он долго не мог уснуть. Винил себя страшно. Чувствовал, что должен хоть как-то отблагодарить Аню за все, что та для него сделала, но в то же время не представлял, как сделать это, её не обидев. Ну, не для его же благодарностей она Ваську воспитывала! А потому действовать нужно было осторожно. Чтобы Нюська ни в коем случае не решила, что он отдает ей долги.

Влад так долго крутился с боку на бок, что когда зазвонил будильник, с трудом смог разлепить глаза. Нащупал проклятый телефон. Вырубил звук. В глубине дома едва слышно гудела кофемашина. Влад улыбнулся и повернулся на бок. Яркое солнце заливало комнату, в распахнутое на ночь окно доносились жужжание пчел и стрекот кузнечиков. Пахло сочной травой, клевером и жасмином. А еще… совсем немного кофе. Улыбка Санина стала шире. Дверь тихонько открылась. Делая вид, что все еще спит, Влад сквозь опущенные ресницы наблюдал за Нюськой, которая, закусив губу от усердия, несла перед собой поднос.

– Вла-а-ад… Тебе пора вставать. Кастинг, помнишь?

Влад не отреагировал, размышляя о том, что же она предпримет дальше. Аня вздохнула, закатила глаза, поставила поднос на тумбочку и нежно провела по его щеке:

– Как будить спящую принцессу я, конечно, в курсе… А вот что делать с принцем? – усмехнулась она.

– То же самое, что и с принцессой, – подсказал Влад.

– Ты уверен? Ваське я обычно сую под ухо будильник. Знаешь, такой… еще бабушкин. Он и мертвого поднимет. Дррррр…

– Смеешься? А более гуманных методов у тебя нет?

– Это каких же? – вскинула брови Аня, заложив руки за спину.

– Поцелуй! – Влад вытянул губы трубочкой и снова прикрыл глаза. Аня прыснула. Склонилась над ним, хихикая, и звонко чмокнула.

– Так?

Санин затряс головой.

– Так? – повторила попытку Аня, касаясь его губ нежнее, уже без всякого смеха.

– Угу… А еще так, так… и так, – урчал Влад, прокладывая дорожку из поцелуев вниз по её шее и прихватывая зубами выступающие косточки на ключицах.

– Эй… Перестань! Нам нужно торопиться, не то опоздаем.

– Не хочу никуда…

– А надо!

– Ты просто кремень.

– Вот именно. Вставай, лентяй. Пей свой кофе – не то остынет. Это все, на что меня хватило в такую рань. Если хочешь – могу еще бутерброд сделать, но ты, вроде, не завтракаешь рано утром.

– Ага. Не завтракаю.

Влад поднес чашку к губам и отпил крепкий ароматный кофе.

– Что-то не так?

– Нет. Все хорошо… Я только с тобой поговорить хотела.

– О чем?

– О Ваське, – вздохнула Аня.

– А что с ней?

– Пока ничего. Но я боюсь, если кадры с ее фиаско покажут по телевизору, она очень расстроится.

– И?

– Я бы хотела, чтобы ты договорился с руководством канала или… с кем там надо договариваться… чтобы ее выступление просто вырезали. Вот… Ну, знаешь, как будто и не было ничего.

– Я попробую.

Влад растер колючий подбородок рукой, удивляясь, почему ему самому не пришла в голову эта мысль.

– Думаешь, с этим могут возникнуть какие-нибудь проблемы?

– Нет. Нет, не думаю… Мне пойдут навстречу. Да и не было в ее номере чего-то такого ценного для аудитории.

Аня опустила глаза в пол.

– Нюсь, я знаю, ты считаешь, что Васька очень талантливая…

– Я не считаю! – тут же встала на защиту дочери Аня. – Все так и есть.

– Окей! Я же не спорю, – примирительно вскинул перед собой ладони Санин, – просто то выступление, – он сделал характерное движение рукой, – было действительно ни о чем.

– Я тоже с тобой не спорю. Ты – профессионал.

– Вот именно. Послушай, ну, уж если ей так хотелось поучаствовать, может, мне стоит договориться о повторном выступлении? Мы порепетируем, отработаем номер…

– Да ты что? Она теперь в жизни на это не согласится! Да и зачем это все? Дать лишнюю пищу для сплетен?

– Почему это?

– А ты сам подумай. Дочь Влада Санина покоряет шоу, которое он судит. Замечательно. Я уже прямо вижу килотонны грязи, которые польются на вас обоих, – экспрессивно взмахнула руками девушка и вдруг осеклась. С её лица сошли краски, и странная тревога наполнила взгляд.

– Эй, что такое? – вмиг почувствовал произошедшие с ней изменения Санин.

– Хм… Я только сейчас поняла, что не знаю, собираешься ли ты признавать Ваську публично. В смысле… ввести ее в твою официальную биографию в Википедии, и все такое, – Аня наигранно бодро улыбнулась. Да только для кого был этот спектакль? Влад знал ее, как облупленную, и то, что трусит сейчас, как заяц, знал, и что боится разочароваться. В нем…

– А ты сама как думаешь?

– Ты злишься, – вздохнула Аня.

– Еще бы.

– Я глупость сморозила, да?

– Еще бы.

– Простишь?

– Я подумаю, – держал марку Санин, хотя пальцы уже зудели от желания ее коснуться и сжать в объятьях. Такую глупую и неуверенную. Битую жизнью, так сильно битую, но еще не утратившую веру в людей и в чудо…

– Ладно, – поняла правила игры девушка и, впялив взгляд в пол, лукаво поинтересовалась: – Тогда, может быть, я как-то могу загладить свою вину?

– Это смотря как будешь стараться.

Аня закусила подозрительно подрагивающую губу и сделала крошечный шажок в его сторону. А потом еще один, и еще… Поцеловала в колючий подбородок, щеку.

– Так?

– И это ты постаралась? Ну, же, детка, думаю, тебе стоит приложить немного больше усилий.

Они целовались, как подростки на первом свидании, когда на пороге спальни возникла лохматая со сна Васька. Аня первая заметила дочку и поспешила отстраниться от Влада. Такая трогательная в своем смущении.

– А я думаю, где все? – ухмыльнулась Васька, закатив глаза к потолку. – А они здесь, целуются!

Эээ… Ну… – проблеяла Аня что-то невразумительное.

– Целуемся-целуемся. Взрослые так иногда делают.

– Да я же не против. Может быть, вы мне даже сестренку родите. Я давно маму прошу.

Аня закашлялась и посмотрела на дочь едва ли не с ужасом. Чего это она? Интересно…

– Может быть и родим, – пожал плечами Влад. А что? Он уже давно к этому готов.

– Но сначала вам надо бы пожениться.

– Васька! – одернула дочь красная, как рак, Аня. Влад в голос рассмеялся. Закинул ее визжащую на плечо и подмигнул дочке.

– Я все правильно говорю? – уточнила расклад Василиса.

– Очень! Очень правильно. Здравомыслие из тебя так и прет.

– Не понимаю, от кого мне передались эти качества.

Тут уже и Аня не сдержалась, засмеялась от души, повиснув на плече Влада вниз головой. В общем, к началу кастинга Влад едва успел. Аня помахала ему на прощание и нырнула за руль. Васька тоже перебралась вперед и склонилась над магнитолой, выбирая радиостанцию. Кажется, возвращение в это место ничуть ее не смутило, хотя, признаться, у Ани и были такие опасения.

– Что теперь? – спросила девочка, когда они выехали на дорогу.

– Заедем домой за вещами. Я ведь не планировали оставаться так надолго.

– Но теперь планы поменялись?

– Похоже на то, – рассмеялась Аня Васькиному энтузиазму.

– Класс! Вот мне бы еще с Лилькой встретиться…

– Может быть, в другой раз? У нас там котята без присмотра, помнишь?

– Блин… – разочарованно протянула девочка и озабоченно нахмурила лоб. – А может, мы Лильку с собой возьмем, а, мам?

– Это как?

– Как-как? На пару дней. Поговоришь с ее мамой, расскажешь, какая у нас речка, лес, котята… Все полезное и натуральное.

– Думаешь, ее отпустят погостить к незнакомым людям?

– Так какие же мы незнакомые? – возмутилась Василиса.

– Ну, я не знаю… Нам, наверное, сначала у Влада надо спросить разрешения. Все же это его дом.

– Угу! – Васька кивнула, впрочем, уже не особенно прислушиваясь к тому, что ей говорила мать. Она уже всецело была там… в доме отца, у реки. Со своей лучшей подругой Лилькой…

К счастью, Влад совершенно не возражал, чтобы к Ваське приехала погостить подружка. Дело оставалось за малым – убедить родителей Лили отпустить к ним ребенка с ночёвкой, но и те не подвели, хотя, перед тем как согласиться, и учинили Ане допрос с пристрастием. Впрочем, та нисколько на это не обиделась. На их месте она сама бы повела себя так же.

И хорошо, что они забрали Лильку. Они с Васькой просто захлебывались от счастья, находясь в компании друг друга. Девочки плавали в реке, загорали, лежа в шезлонгах, пили душистый чай и болтали, не закрывая рта, как только языки не болели? Ну, и польза от девчонок тоже была. Они полностью взяли на себя заботу о котятах. Переполненная чувством собственной важности, Васька терпеливо учила подругу, что надо делать и как, а та с энтузиазмом впитывала новые знания. Под конец вечера девочки решили, что, когда вырастут, непременно откроют приют для бездомных животных. А пока будут помогать им по мере сил. Аня готовила ужин и ухмылялась. Она не питала иллюзий насчет того, что это их «по мере сил» означает. Вот будет для Санина шок, когда его дом превратится в лазарет для животных. А может быть, и не будет… Влад еще помнит, как сама Аня в бытность девчонкой кого только ни подбирала.

– Мама! Мама! Папа приехал! – радостно завизжала Васька, кубарем слетая вниз по лестнице.

– Я слышу!

Она и правда слышала шум мотора такси. Вряд ли бы в отсутствие Влада к ним мог заявиться кто-то еще. Да и время было позднее. С ужином они задержались.

– Папа, привет! Познакомься, это моя Лилька. Лилька – это мой папа! Ну, вы уже виделись… На кастинге, – доносился до Ани звонкий голосок дочери. – Пойдем, там мама котлеты приготовила. Знаешь, какие вкусные? Ты голодный? Лилька, что стоишь, замерла? На папе узоров нет. Тебе не кажется, что поздно стесняться, после того, как ты ему всыпала?

Лилька пробормотала что-то невнятное. Аня улыбнулась. А когда подняла взгляд, встретилась с улыбающимся взглядом Санина.

– Голодный?

– Очень.

– Руки мой, и сразу за стол. Мы тоже порядком проголодались.

– А не ели почему?

– Без тебя не хотелось, – отмахнулась Аня. Влад медленно кивнул и, не торопясь уходить, окинул девушку еще одним теплым взглядом. И все она поняла… Как всегда про него понимала. И то, что он оценил, и то, что всегда мечтал об этом… Тихом и простом, не на публику, не напоказ… обычном человеческом счастье, домашнем уюте и огромной-огромной любви, живущей вот в таких мелочах.

– Дадите мне еще пять минут? Сил нет, как в душ хочется.

– Иди…

– Точно?

– Да, иди же. Вась, Лиль, подождем еще пять минут?

– Без проблем. Мы тогда пока телек посмотрим, – кивнула девочка, стаскивая со стола пачку чипсов.

– Васька! Перебьешь аппетит этой гадостью.

– Да мы аппетит черешней уже давно перебили, – засмеялась та и, больше не оглядываясь, схватила за руку притихшую Лилю и поволокла прочь из комнаты. А когда десятью минутами позже Аня вернулась позвать девчонок к столу, те уже крепко спали, прислонившись друг к другу лбами.

Глава 19

На следующий день Влад с командой опять работал в студии. И в этот раз Аня решила, что будет держаться от неё в стороне. Чтобы не мозолить глаза Майе и не нервировать остальных членов группы, которые, очевидно, тоже были на ее стороне. Это и понятно. Аню они два раза видели, а Майя в их коллективе работала уже несколько лет.

А вот Васька с Лилькой от возможности увидеть своими глазами запись песни не отказались. Когда Аня, не дожидаясь просьбы, принесла в студию сразу несколько банок колы и двухлитровую бутылку минералки, девчонки тихонечко сидели на диване в углу. Аня улыбнулась, сгрузила на стол напитки и, незаметно подмигнув Санину, ретировалась. Прошла мимо кухни, в которой хозяйничала приходящая домработница, и, не зная, чем себя занять, вышла в сад. Возможно, ей стоило поговорить с Владом. Ведь теперь они совершенно не нуждались в услугах Елены Васильевны. Аня и сама бы с успехом справилась с заботами о доме. А так… она чувствовала себя не в своей тарелке.

Аня уселась на садовые качели, оттолкнулась ногой от земли и открыла приложение, через которое искала работу. Новые вакансии время от времени появлялись, она отправляла свое резюме, но ей просто не перезванивали. Девушка в который раз пересмотрела свою анкету. С досадой фыркнула и отбросила трубку. Она была не из тех женщин, которые отказываются от помощи, но сидеть на шее Санина до скончания лет ей категорически не хотелось.

За спиной послышались топот ног и звонкие детские голоса. Аня обернулась.

– Надоело в студии?

– Да там ничего интересного. Опять партию Майи пишут.

– А тебе не нравится?

Васька пожала плечами. Упала прямо на траву, покрывающую лужайку, и похлопала рядом с собой, приглашая Лильку присоединиться.

– В этот раз она не филонит. Работает в полную мощь.

– Тогда что не так?

– А! – девочка взмахнула рукой и, резко меняя тему, обратилась к подруге: – Хочешь, поплаваем?

– Хочу!

– Тогда пойдем за купальниками.

– Вы не проголодались? – на всякий случай поинтересовалась Аня.

– Да ведь только позавтракали…

Подружки помчались в дом и практически тут же вернулись. На Ваське был синий купальник в белую полоску. Н Лильке – ярко-желтый. Обе девочки отлично плавали, но Аня все равно не отпускала их на реку одних. Течение здесь было сильным. С утра вода еще не успела прогреться, и если вчера девчонки практически не вылезали из речки, то сегодня купание закончилось быстро. Полотенце никто из них, конечно, захватить не додумался, и теперь, спасаясь от холода, подружки пританцовывали на берегу. А чтобы танцевать было веселей, Лилька громко запела…

– Лилька, я тебя очень люблю, – смеялась Васька, клацая зубами, – но пение – это совершенно точно не твое.

Лиля запнулась, её взгляд скользнул поверх головы подруги. В хитрых лисьих глазах мелькнула искра.

– Ну, так ты же не хочешь петь…

– Почему это не хочу? – возмутилась Васька. Приставила ко рту вытянутый цилиндр брызгалки и, забавно вертя пятой точкой, запела на свой манер отрывок из подслушанной в отцовской студии новинки. У Васьки был совершенно не детский голос. Глубокий, чистый, с хорошим диапазоном. Очень подвижный голос, с врожденной способностью к расщеплению. Уникальный, если верить Васькиному педагогу по вокалу.

В финале своего импровизированного выступления Васька добралась до самого сложного перехода, того самого, над которым Майя с Владом бились несколько дней, и без всякого труда его спела. И вроде бы взяла те же ноты, но это вышло на порядок красивее и как-то правильно, что ли? Аня совершенно в этом не разбиралась, а потому не могла объяснить толком. Васька же, воспринимающая свой талант, как нечто должное, дурашливо поклонилась, низко-низко, до самой земли, а потом резко выпрямилась и окатила Лильку из брызгалки, которая все это время служила ей микрофоном. Лиля завизжала и помчалась прочь. Аня улыбнулась, наблюдая за резвящейся ребятней. Поменяла положение, чтобы стряхнуть с покрывала песок, и наткнулась на растерянный взгляд Санина. Он было шагнул к ней, но Аня резко затрясла головой. Прижала палец к губам – давая команду не высовываться. И Влад послушался. Так и простоял в своем укрытии между столетними ивами до тех пор, пока девочки не отошли на достаточное расстояние.

– Ты слышал? – спросила Аня, взволнованно кусая губы, когда Санин все же спустился к берегу.

– Угу… Это было… Это было…

– Прекрасно?

– Да, но… Господи, у меня до сих пор мурашки по коже…

Влад провел широкой ладонью по покрытому вздыбленными волосками предплечью и встряхнул головой. Будто наваждение с себя стряхивая.

– Я же говорила тебе. Она – талантище! – не сумев сдержать собственного торжества, задрала нос Аня.

– Да… Да, ты говорила. Но, почему ты не разрешила мне подойти?

– Не хотела, чтобы Васька узнала, что ты услышал её пение.

– Почему? – Влад правда недоумевал. Но, тем не менее, с Аней не спорил. Лишь уточнял, чтобы понять для себя её мотивы. И это ей очень нравилось. То, что он не спорил, хотя, может быть, и хотел.

– Я тебе расскажу… Только ты не расстраивайся, ладно?

– Почему мне кажется, что это будет довольно сложно сделать? – чуть сощурился Влад.

– А ты постарайся. Все равно ничего уже не изменить. Да и нет твоей вины в том, что Алька нас всех обманула.

– Ладно. Говори уж… Я постараюсь, – вздохнул Влад, опускаясь на коврик рядом с Аней и притягивая ее к себе.

– Васька ведь долгое время думала, что ты просто не хочешь с ней общаться, понимаешь? И на этот кастинг дурацкий она пошла лишь затем, чтобы тебе понравиться. Она думала, что если тебе понравится, как она поет… то у нее появится шанс заслужить твою любовь. Заслужить… Глупо правда? Разве можно её не любить?

– Дерьмо… – Влад невольно стиснул руку сильней.

– Эй… мне больно.

– Прости.

– Да ничего. Я вижу, что тебе непросто это дается. И рассказываю всё лишь затем, чтобы ты… как бы это сказать? Не наделал ошибок, что ли? Пусть она убедится, что ты любишь её не за что-то, ладно? Пусть она знает, что априори достойна твоей любви. Влад растер пальцами складку между бровей. Провел пятерней вниз по лицу и кивнул задумчиво.

– Хорошо. Я постараюсь не наломать дров.

– У тебя все получится, – прошептала Аня и нежно коснулась губами его колючего подбородка. Влад подумал о том, что ему теперь стоит бриться два раза в день, чтобы не оставлять на её нежной коже метки. Или, напротив, не бриться… Пусть все видят их, пусть знают, кому его девочка принадлежит. Эта мысль была настолько возбуждающей, что Влад тихонечко застонал. Набросился на рот Ани, сжимая в ладонях аккуратные полумесяцы ее маленькой попки, поглощая влажный, сводящий с ума жар её рта.

– Кхе-кхе…

– Отвали, Санчо…

– Да я только сказать, что все ребята собрались после перерыва. Одного тебя нет, – заметил Санчо, посмеиваясь. Нюська смущенно уткнулась носом в шею Влада и шепнула срывающимся голосом:

– Иди. Тебя ждут.

– Подождут. Не могу без тебя… Умираю. Если ты и сегодня задрыхнешь, не дождавшись меня… я просто не знаю. Взорвусь…

– А если не усну? Ты оставишь свои бредовые мысли относительно нашего первого раза? Влад сглотнул. Его внутренности будто стянуло в узел. Каждый раз, когда он думал о том, что станет у неё первым, у него крышу сносило. Он сам себя боялся. Боялся, что не сумеет вовремя притормозить и все испортит. И отговорка о том, что он хочет придумать что-нибудь особенное для своей Нюськи – была именно отговоркой, за которой он прятал свой страх облажаться. Прям новый опыт, бл*дь.

– А я смотрю, кому-то не терпится… Нюська еще больше смутилась. Отползла от него и уставилась на реку.

– Ну, извините! Я двадцать пять лет этого ждала. Копила, так сказать, силы… Так что, господин Санин, хватит отлынивать. Мое терпение на пределе. Влад встал, отряхнул от песка колени и, посмеиваясь, кивнул. Девочка… Знала бы она, какой ценой ему дается это терпение, какие сны снятся и какие фантазии посещают. Если бы она только знала…

– Ладно-ладно… Я понял. Постарайся сегодня раньше всех не уснуть…

– И что тогда? – Аня тоже встала и воинственно подбоченилась.

– И тогда я покажу тебе, как дергать тигра за усы… Его хриплый голос обволакивал ее тело, царапал его и ласкал. Аня сглотнула и медленно кивнула головой. Влад ушел, а она еще долго пялилась ему вслед.

– С кем ты тут болтала?

– С папой.

– Он был здесь? – насторожилась Васька.

– Заглянул на секундочку, – соврала Аня под испытывающим взглядом Лильки. Кажется, эта лиса увидела Влада гораздо раньше самой Ани. Уж не поэтому ли она подбила Ваську спеть? Но для чего? Хотела как-то реабилитировать Ваську в глазах отца? Утереть ему нос? Нет, глупо… Разве мог ребенок придумать такой хитрый план? С другой стороны, она, совершенно очевидно, засекла Влада. Тогда почему ничего не сказала? Не придала значения этому эпизоду? Хм… Ближе к обеду позвонил Лилькин отец, чтобы договориться, когда забрать дочку, но та ни в какую не хотела уезжать, а тот ни в какую не соглашался, чтобы она осталась.

– Папа, а может быть, теперь мы заберем к себе Ваську? – загорелась Лиля пришедшей в голову мыслью. Аня невольно нахмурилась, но увидев наполнившийся радостью и предвкушением дочкин взгляд, заставила себя расслабиться.

– Ну, что? Что он сказал?

– Разрешил! Скорей беги, одевайся!

– А что с собой брать? – растерялась Васька, которая никогда еще не ночевала вдали от дома.

– Пойдем, на месте разберемся. Ну, разве это не круто? Ты меня научила выхаживать котят, я тебя научу выживанию…

– Выживанию? А это еще зачем? – искренне удивилась Васька.

– Ну, как же… Когда у тебя рождаются братья, выживать только и приходится, – тяжело вздохнула Лилька. Аня закусила губу, чтобы не рассмеяться вслед удаляющимся фигурам девочек. А потом ей стало не до смеха… Ну, когда она представила, что у Васьки ведь и впрямь может появиться брат, или сестра. Влад четко дал понять, что не против, а она сама… Она ведь о таком даже мечтать не смела. И теперь так сложно было поверить в свалившееся на неё счастье. Аня крутанулась на пятках и, подняв руки над головой, подпрыгнула, как ребенок.

– Можно узнать, что сделало тебя такой счастливой? – раздался смеющийся голос Влада. Аня испуганно оглянулась. Закусила губу и покачала головой:

– Ты! – Аня заложила руки за спину и качнулась с пяток на носки.

– Не боишься, что доиграешься?

– Скорее мечтаю об этом. И самым наглым образом перекрываю тебе все пути к отступлению.

– Не то, чтобы у меня был такой план… Но всё же. Что ты имеешь в виду? – Ты… я… ночь за окном. И больше никого в этом доме. Взгляд Влада потяжелел. Скулы обострились. Аня сглотнула, с трудом находя в себе силы не отвернуться. Она взрослая женщина, в конце-то концов!

– Ты намекаешь на что-то конкретное?

– Угу… Лилька пригласила Ваську к себе. С ответным, так сказать, визитом.

– Сегодня? – прохрипел Санин, делая шаг вперед.

– Эй-эй… полегче. Пока-то мы не одни.

– Пока? – стоял на своем мужчина.

– Да, пока. Но скоро за девочками приедут.

– Черт, Нюська, ну, что ж ты творишь, а? Ну, как мне теперь работать? А возвращаться как? – Красноречивым жестом Влад взмахнул рукой, привлекая ее внимание к характерному бугру, натянувшему джинсы. Аня сглотнула. И как бы она ни храбрилась, но все равно его слова ужасно её смущали. У неё не было совершенно никакого опыта флирта. Но это же был Влад… Её Влад. Так что, прочь сомнения.

– Я уж не знаю, как… Но ты вернись, пожалуйста. И доведи начатое до ума. У тебя есть, – Аня сверилась с часами на телефоне, – по меньшей мере, три часа. Пока девочек заберут, пока я…

– Что ты?

– Подготовлюсь… – вспыхнула Аня.

– Наряжусь, я не знаю… что там еще надо?

– Ничего… Ничего не надо, как же ты не понимаешь? Только ты. Ты мне нужна.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю