290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 42)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 42 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Жаль, что мак уже отцвёл, – задумчиво проговорил Юрген. – Цветущие поля слишком красивы. Как и тюльпаны.

Конь, услышав своё имя, повёл мордой.

– Красоты там сейчас действительно особой нет, – заметил Альфред, – а вот сбор мы увидеть можем. Но мы вообще-то не за этим туда едем.

– Сжечь надо эти поля ко всем чертям, – сказал Оташ.

– Великий шоно услышал зов предков, – усмехнулся Шу.

– Не надо сжигать, – ответил Элинор. – Во-первых, маки очень красиво цветут. Во-вторых, опиум полезен в медицинских целях. Из него делают хорошее снотворное и обезболивающее.

– Ладно, раз ты так просишь, – хмыкнул Оташ.

– Элли, гордись, ты спас маки от гнева великого шоно, – с улыбкой проговорил Юрген. – Или нет, – добавил он, вглядываясь вдаль.

– Там действительно что-то горит! – воскликнул Акст.

– И довольно сильно, – кивнул Брунен.

– Едем быстрее, – распорядился Оташ.

Вскоре стало ясно, что Шу не ошибся и горело маковое поле. Запах гари стоял в воздухе, и Юргену стало страшно. На какой-то момент его охватила паника, но он быстро взял себя в руки. Кроме поля, горела и одна из хозяйственных построек, на другие огонь ещё не успел перебраться.

– Они пытаются уничтожить следы! – крикнул Альфред и бросился к амбарам. Другие сыщики побежали за ним. Неподалёку столпились люди, очевидно те, кто работали на полях. Казалось, они боялись тушить пожар, или им кто-то запретил.

– Идиоты! – Оташ громко выругался, достал из дорожной сумки небольшую лопатку, спешился и бросился к огню. Алтан и Бальзан поспешили за ним. По дороге Бальзан остановился и сорвал несколько веток с ещё не высохшего кустарника. Переборов страх, Юрген последовал примеру братьев. Оташ прибежал на уже выгоревшее место и начал закапывать огонь и сметать его в сторону. Алтан, Бальзан и Шу принялись делать то же самое своими импровизированными вениками.

Тем временем Альфреду удалось расшевелить людей, и те всё-таки стали тушить горящий амбар, таская воду из арыка. Им помогал один из сыщиков, а второго Брунен отправил в Шаукар на случай, если они не смогут справиться самостоятельно. Сам Альфред вместе с Элинором бросились помогать Оташу и остальным. Предварительно Брунен достал из сумки бурдюк с водой и, смочив платок, прикрыл им рот и нос. Акст сделал то же самое, а затем побежал с водой к Юргену. Шу уже начал кашлять от дыма и был очень благодарен Элинору за помощь.

Юрген давно потерял счёт времени, и ему казалось, что огню нет конца и края. Но Оташ и остальные не сдавались, и Шу очень надеялся, что у него самого вот-вот откроется второе дыхание, что в данной ситуации было бы как нельзя кстати. Юрген стал просить небесного волка и Тенгри помочь им, и в какой-то момент Шу даже показалось, что ему стало легче, он сделал глубокий вдох и понял, что теряет сознание. Юрген попытался позвать на помощь, но в ушах шумело уже так сильно, что он сам не знал, получилось ли у него.

Когда он очнулся, запах гари в воздухе был по-прежнему сильный, но Юрген понял, что лежит далеко от огня, потому что было не так жарко. Взглянув на небо, он увидел тучи.

– Живой? – спросил сидевший рядом Оташ.

– Да, кажется, – ответил Шу. – А как там пожар?

– Ещё горит. Я пойду, раз ты очнулся. Надо помочь.

Шоно поднялся, и в этот момент полил дождь.

– Спасибо, – прошептал Юрген, глядя в серое небо и смаргивая капли дождя с ресниц.

Если Шу и радовался когда-то дождю, то только жарким шоносарским летом, сидя на балконе дворца и наслаждаясь долгожданной прохладой. Никогда ещё Юрген не был так благодарен небу за осенний дождь, пусть погода ещё и была по-летнему тёплой.

Когда Оташ снова подошёл к нему, Шу всё ещё сидел на пожухлой траве. Убрав с лица намокшую чёлку, он поднял глаза на друга.

– Пожар закончился, – проговорил шоно.

– Вижу, – улыбнулся Юрген. – А что люди, которых искал Альфред? Они все здесь?

– Рядчика нет. Это он поджёг амбар и поле, пригрозил своим работникам и скрылся.

– Значит, его теперь искать?

– Да, но не нам с тобой, эне. Для этого есть Алмазар.

– У меня даже сил спорить нет.

– Удивительно, – хмыкнул Оташ.

– Знаешь, а я думал, что я что-то почувствую.

– В смысле?

– Ну, опиум же сгорел. Мы вроде как надышались.

– Вот ты и отключился.

– Я от дыма.

– Кто тебя знает? Поехали домой, эне. Не хватало тебе в очередной раз простудиться.

– Ничего со мной не будет, – ответил Юрген, вставая и отряхиваясь.

Однако он почувствовал первые признаки простуды сразу по возвращении во дворец. Горло неприятно саднило, голова была тяжёлой и хотелось спать. Утром Шу проснулся охрипшим и с насморком. Когда к нему в покои заявился Омари, который внезапно вспомнил об отчёте за летний период, Юрген встретил его укутанным в одеяло и шмыгая носом.

– Похоже, поголовье кабанов тебя сейчас мало интересует, – произнёс амма.

– Оташу про кабанов лучше расскажи, – хрипло ответил Шу. – Это он меня сглазил.

– Ты веришь в дурной глаз? Да ещё и от великого шоно? Это равносильно бунту, мне кажется.

Юрген хотел что-то ответить, но вместо этого громко чихнул.

– Тебе надо выпить горячего вина, – сказал Омари.

– Положено говорить: будь здоров, но вино тоже неплохо.

– Сейчас всё будет, – кивнул амма и удалился.

Когда где-то через час Оташ зашёл проведать друга, то застал забавную картину: главный ловчий с выражением читал захмелевшему Юргену с тёплым шарфом на шее свой отчёт за лето.

На следующий день Шу стало немного лучше, хотя он всё ещё продолжал чихать, а к насморку добавился небольшой кашель. От Оташа Юрген узнал, что Альфред по горячим следам сумел разыскать сбежавшего рядчика, и теперь дело о незаконной торговле опиумом можно считать закрытым.

– Мне кажется, это надо как-то отметить, – проговорил Шу.

– Тебе сейчас только праздновать, – усмехнулся шоно. – Ты в зеркало себя видел? У тебя распухший красный нос и сноп на голове. Про щетину я молчу, хотя мужественности она тебе не сильно добавляет.

– Ты злой, – чихнув, сказал Юрген.

– Я справедливый, – ответил Оташ. – И будь здоров.

Узнав о болезни визиря, в его покои пришёл Рэнди и, смущаясь, предложил свою помощь.

– Да мне уже лучше, – с улыбкой ответил Шу. – Но спасибо за беспокойство.

– Может, мне вам принести что-то? Чаю горячего сделать? Или, может, отвар? Я знаю, как сделать грудной сбор. Вы же кашляете.

– Хорошо, давай отвар, – кивнул Юрген больше из желания сделать мальчику приятное, чем из веры в то, что ему это сейчас действительно поможет.

Когда Скай принёс горячий и резко пахнущий отвар, Шу едва не пожалел о своём согласии.

– У меня к вам просьба, – протянув чашку, заговорил Рэнди.

– Я тебя слушаю, – ответил Юрген и сделал первый глоток.

– Я хочу поехать в Нэжвилль учиться на лекаря. Знаю, что и здесь можно получить образование, но медицина лучше развита в Нэжвилле и Фейсалии, а у нас пока ещё не так, ну, то есть лекарь во дворце чудесный, это все знают, но наша лекарская школа…

– Не оправдывайся, – перебил его Шу. – У нас действительно не хватает хороших врачей и особенно преподавателей лекарского дела. Я так понимаю, ты хочешь, чтобы я замолвил за тебя слово?

– Да, я хоть и норт, но живу в Шоносаре, и у меня нет денег. Знаю, что господин Акст мне поможет, но мне надо, чтобы меня обязательно в школу взяли.

– Я помогу тебе, обещаю.

– Спасибо! – обрадовался Рэнди.

– А Неру в курсе, что ты собрался уезжать?

– Нет, – мальчик потупил взгляд.

– Но ему придётся сказать. Ты боишься, что он не поймёт?

– Я не знаю.

– Неру – твой друг, он тебя поддержит, я уверен.

– Хорошо, я скажу ему, – кивнул Скай.

Позже Юрген поинтересовался у Рэнди, поговорил ли он с Неру.

– Да, – улыбнулся мальчик. – Вы были правы. Он сначала возмутился, что я вот так вдруг решил уехать в другую страну. Но потом поддержал.

Шу написал королевскому лекарю Жюлю Леруа, и очень скоро Рэнди получил письмо, в котором ему сообщали, что он зачислен в медико-хирургическое училище.

Когда Юрген окончательно поправился, то он, купив баурсаки, навестил Сабиру и поведал её всю историю о торговле опиумом и убийстве в магазине.

– Порой мне кажется, что я уже слишком стара для такого, – налив ещё чаю, проговорила Сабира.

– Хотел бы я сказать, что после поимки этих преступников у нас начнётся спокойная и размеренная жизнь, – улыбнулся Юрген. – Но что-то мне подсказывает, что вряд ли.

– Расскажи ещё про Шелдона, – попросила женщина.

– Он очень помог мне в зверинце. Он любит животных, хоть и не говорит об этом.

– Хотелось бы мне взглянуть на него.

– Мне кажется, тебе надо ещё немного подождать и он сам придёт к тебе. Я в этом уверен. Шелдон знает о твоём существовании, но он ещё подросток, а ты знаешь детей, какими они бывают упрямыми. Шелдон ещё два года назад не выносил на дух всех амма, а теперь считает Неру своим другом. Дай ему ещё немного времени.

– Не думаю, что у меня его так много, – вздохнула Сабира.

– Не говори ерунды! – воскликнул Юрген. – Ты прекрасно выглядишь и ты совсем не старая.

– Спасибо, мальчик мой, – улыбнулась женщина. – Что ж, я подожду ещё.

– Ты дождёшься, – кивнул Шу. – Слово белого брата.

Выйдя из покоев Сабиры, Юрген увидел Оташа, стоявшего в оконной нише.

– Меня ждёшь? – спросил Шу.

– Хотел на тренировку тебя позвать, но ты, судя по всему, чаи там распевал с булками, – ответил шоно.

– С баурсаками.

– Ещё лучше.

– Ну, давай тогда пойдём, постреляем. Тоже будет тренировка.

– Пойдём, – кивнул Оташ.

– Сабира мечтает познакомиться с Шелдоном, – уже на лестнице проговорил Юрген.

– Это его дело. Он сам решит, захочет он общаться с ней или нет.

– Мне кажется, захочет. Пусть не сразу…

Оташ пожал плечами.

Они пришли на стрельбище и уже взяли в руки пистолеты, когда к ним подошёл Ким.

– Почему мне кажется, что ты сейчас сообщишь нам о чём-то не очень хорошем? – проговорил Оташ.

– Если великий шоно так не рад меня видеть, то не стоило брать меня в свои шпионы, – с улыбкой ответил айни.

– Выкладывай, чего уж там.

– На самом деле у меня просто для вас подарок.

– Подарок? – удивился Юрген.

– Я что, не могу сделать подарок людям, которым я благодарен? – с этими словами Ким достал из кармана маленькую статуэтку, изображавшую енотовидную собаку в шляпке.

– Ты даришь нам енота, – проговорил Оташ.

– Это тануки, не енот, – поправил его айни.

– Енотовидная собака, – объяснил Юрген. – Я же тебе их показывал в зверинце.

– Пусть собака, – шоно покрутил фигурку в руках.

– Они приносят счастье, – произнёс Ким. – Мне его из Ямато привезли.

– Спасибо, – улыбнулся Шу. – Он очаровательный.

– Енот и есть енот, – сказал Оташ. – Но спасибо, да.

Ким с улыбкой посмотрел куда-то в сторону, а затем проговорил:

 
– С лепестков мака
Бабочка пьёт росу.
И осень ей не страшна.
 
Эпилог.

Оташ, как и в юности, по-прежнему не любил официоз и церемониал, но на открытии в Шаукаре театра без этого было не обойтись. Шоно давно понял, что Юргену всегда надо быть чем-то увлечённым, иначе он заскучает. Конечно, его друг исправно выполнял обязанности визиря, но ему всегда не хватало чего-то ещё. Оташ не забыл, с каким энтузиазмом Юрген занимался зверинцем, и за постройку театра он взялся с не меньшим азартом. Ему хотелось, чтобы здание стало чем-то особенным и не было похоже на театр Нэжвилля. Архитектор был приглашён из Сереса, и Оташ даже не стал спрашивать, почему именно оттуда. Здание действительно вышло необычным. Оно соединяло в себе элементы, присущие как архитектуре Шаукара, так и Сереса. Венчал театр изумрудный купол, само же здание было белым и сияло на солнце.

Народные представления в Шоносаре были привычными на разных праздниках, теперь же сарби получили возможность выступать на сцене, и кто-то мог бы связать с этим свою жизнь. А уж в музыкантах в Шоносаре никогда недостатка не было. Навык игры на музыкальных инструментах передавался у сарби от отца к сыну, от матери к дочери.

На открытие театра приехали высокие гости из Нэжвилля в лице его высочества принца Густава в сопровождении своего телохранителя Жоржа Кафара. Юрген сильно волновался и даже выпил вина перед встречей с Густавом, он боялся, что принцу может не понравиться здание. Оказалось, что зря, потому что Густав пришёл в восторг и даже попросил разрешение выступить на сцене. Юрген так сильно обрадовался, что набросился на принца с объятьями.

Когда со всеми церемониями было закончено и первое представление на сцене театра Шаукара состоялось, Оташ, Юрген, Густав и Жорж вернулись во дворец, где их ждал праздничный ужин. Там к ним присоединились Альфред и Элинор, которые также присутствовали на спектакле.

– Таво, расскажи о том, как там Шелдон и Фелиция, – попросил Шу.

– Фелиция растёт красавицей, – ответил принц. – Про Шелдона такого сказать не могу.

– Ну, он и не должен быть красавицей.

– Верно, но он по-прежнему остаётся хулиганом, только он уже не ребёнок. Шелдон считает, что поединки – это лучшее времяпрепровождение для юноши. Флай и Асима подумывают дать ему какую-нибудь должность, чтобы он взялся за ум.

– Уверен, что это недостатки, которые проходят с возрастом, – сказал Оташ. – Я в юности тоже много чего натворил.

– А что Феликс? – спросил Юрген. – Витольд писал мне, что его отправили на стажировку в Айланорте как одного из лучших студентов.

– Да, он вот-вот должен вернуться, – ответил Густав. – Мы с господином Латимором собираемся дать ему работу.

– Это какую же?

– Телохранителя принца. Мертену пора на заслуженный отдых, да и Шелдону, я думаю, будет веселее с ровесником.

– Что ж, Витольд добился своего, – хмыкнул Шу. – Карьера у его сына просто блестящая. Слушай, Таво, а если вернуться к театру, мы сможем договориться о гастролях труппы из Нэжвилля?

– Разумеется, – кивнул принц.

– Мне интересно, что дальше, – проговорил Брунен.

– Ты о чём? – не понял Шу.

– Что ещё ты решишь построить.

– Да я пока не думал об этом.

– Шаукар не такой большой, – заметил Оташ. – Не надо натыкивать в него здания.

– Натыкивать, – повторил Юрген.

– Мне всегда нравилось, как великий шоно говорит на языке нортов, – с улыбкой произнёс Густав. – Такого словообразования я не встречал ни у кого.

– Но я же прав, – невозмутимо проговорил Оташ.

– Хорошо, мы не будем ничего никуда натыкивать, – сказал Шу. – А новую больницу мы построим за городом.

– Больница – это замечательно, – кивнул шоно. – Пока ты не строишь автомобили, меня всё устраивает.

– Автомобили мы будем закупать в Нэжвилле, – ответил Юрген.

– Зачем?

– Чтобы быстрее добираться до разных частей Шоносара. В Шаукаре их не будет, не переживай.

– Я поддерживаю Юргена, – сказал Густав. – Лично я прибыл сюда именно на автомобиле.

– Лучше я промолчу, – вздохнул Оташ.

– Ладно, давайте не будем пугать нашего шоно, – улыбнулся Шу.

– Предлагаю тост, – принц поднял бокал. – За процветание Шаукара, за здоровье великого шоно и его визиря!

– Это ведь была твоя идея отправить меня в Шоносар? – спросил Юрген.

– Моя, – довольно кивнул Густав. – И я горжусь тем, что вышло из моей затеи.

– А я всегда думал, что это небесный волк привёл ко мне моего белого брата, – улыбнулся Оташ.

– Он и привёл, – ответил Шу. – Таво лишь немного ему помог. Ну, что, Таш, ты готов и дальше строить со мной наш город в степи?

– Всегда, эне.

Август-сентябрь 2019

    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю