290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 37)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 37 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Я верю, – ответил шоно.

– И я, – кивнул Шу.

– Если моё мнение кого-то интересует, то я не особо в это всё верю, – проговорил Омари.

– Вообще не интересует, – сказал Шелдон. – Я тоже верю.

– Ты очень грубо отвечаешь, – произнёс Оташ.

– А я не собираюсь прикидываться, что мне нравится какой-то человек, если он мне неприятен.

– То есть Омари тебе неприятен?

– Великий шоно, не надо, – с улыбкой сказал амма.

– Этот человек – мой главный ловчий, – проговорил Оташ. – Его следует уважать. Любить не нужно.

– Ладно, – пробурчал Шелдон. – Мертен, а ты веришь в чуткуров?

– Если речь идёт о злых духах, то верю, – ответил телохранитель.

– Крокодил в меньшинстве, – усмехнулся принц.

– Не забывайте добавлять «главный ловчий», ваше высочество, – поправил его Омари.

Юрген не смог удержаться от смеха. Ночью он проснулся и обнаружил, что Шелдон не спит. Мальчик сидел, уставившись в одну точку.

– Ты не заболел? – шёпотом поинтересовался Шу.

– Вот вы с дядей Ташем друзья, – вдруг проговорил Шелдон.

– Конечно.

– А у меня нет друзей.

– Как это нет?

– У меня есть мама, папа, сестра, Шепард, дядя Таво, вы с дядей Ташем. А друзей нет. И я в этом сам виноват.

– Почему?

– У меня был друг. Постарше меня, звали Жан. Жан Атталь. У него отца не было, а его мама работала в госпитале. Мы играли вместе, тренировались. А потом я узнал, что его дед был амма, и сказал ему, как ненавижу всех амма. Жан перестал со мной дружить. Его отдали в школу будущих воинов. Я его с тех пор не видел.

– У тебя ещё будут друзья, если ты сам этого захочешь, – сказал Юрген.

– Правда? – с надеждой в голосе спросил Шелдон.

– Правда, – улыбнулся Шу.

Утром, когда путники двинулись дальше, Оташ подъехал ближе к Юргену и тихо проговорил:

– Я слышал ваш ночной разговор с Шелдоном.

– Трудно ему приходится, – ответил Шу. – И возраст сложный.

– Ты хотел бы, чтобы он подружился с Феликсом?

– Хотел бы. Мне кажется, Шелдон сам этого хочет. И Феликс тоже. Только они оба упрямые.

– И в кого это они? – усмехнулся Оташ.

Стоянка Шоносара показалась впереди сразу после полудня. Юрген увидел восхищённый взгляд Шелдона и улыбнулся. Оставалось надеяться, что Неру и Феликс уже здесь и что с ними всё в порядке. Кочевые сарби по-прежнему падали на колени, когда видели великого шоно, и Оташ ничего с этим поделать не мог, кроме как смириться. Он направился сразу к геру Сагдая, остальные последовали за ним. Там же нашлись и мальчики. Увидев Оташа, Феликс переменился в лице и спрятался за спину Неру.

– Пришли за беглецами? – с улыбкой поинтересовался шаман, подходя к шоно и обнимая его.

– И тебя повидать, – ответил Оташ.

– Пап, ты-то что здесь делаешь? – подал голос Неру.

– А я по работе, – сказал Омари. – Пойду ей и займусь.

Пожав руку Сагдаю, амма удалился.

– Познакомься с моим племянником Шелдоном, – проговорил Оташ.

– Здравствуй, – снова улыбнулся шаман и протянул принцу руку.

– И ты здравствуй, – кивнул Шелдон, отвечая на рукопожатие.

– Феликс уже рассказал тебе, что с ним случилось? – спросил Юрген.

– Рассказал, – ответил Сагдай. – Я согласился ему помочь.

– Почему ты поехал с ним, а не со мной? – Шелдон подошёл к Феликсу.

– А почему я должен был поехать с тобой? – отозвался мальчик.

– Вообще-то я был там, когда он книжку читал, – сказал Неру. – Вот я и захотел ему помочь.

– Ну, да, это ж ты эту книжку припёр. Ты виноват, в самом деле.

– Никто ни в чём не виноват! – воскликнул Феликс. – Кроме меня никто.

– Вот ты дурак, – проговорил Шелдон.

– Давайте-ка ссоры отложим на потом, – вмешался Сагдай.

– Ты хочешь провести обряд? – спросил Оташ.

– Да, – кивнул шаман.

– Обряд очищения? – догадался Юрген.

– Верно.

Шу хорошо помнил, как сам проходил через это и как ему тогда было страшно. Это было очень давно, Юрген тогда по глупости взял в руки бубен шамана, а это делать ни в коем случае нельзя. Позже на его глазах Сагдай проводил этот же обряд с мальчиком, который считал себя колдуном, только в тот раз это была более лёгкая его версия.

– Я готов, – сказал Феликс.

– Тогда пойдём, – ответил Сагдай, взяв свой бубен.

– А мы? – спросил Шелдон.

– Вы можете присутствовать.

Все вместе они пришли на поляну на окраине лагеря. По пути к ним присоединился помощник шамана Донир.

– Ты взял всё, что нужно? – спросил его Сагдай.

– Да, – кивнул Донир.

– Тогда приступим.

Оташ, Юрген, Неру и Шелдон стояли неподалёку. Лицо великого шоно выражало абсолютное спокойствие, Неру похоже было любопытно, а вот по юному принцу можно было догадаться, что он волновался. Впрочем, не он один. Феликс был бледнее обычного и, кажется, дрожал. Его волнение передалось и Юргену.

Донир достал кинжал и подошёл к Феликсу.

– Не нужно бояться, – сказал он.

– Я и не боюсь, – дрожащим голосом ответил мальчик.

– Вытяни вперёд руку ладонью вверх.

Феликс повиновался. Донир коснулся лезвием его запястья. Мальчик вздрогнул, но не проронил ни звука. Помощник шамана достал тряпицу и приложил к ране, затем протянул её Сагдаю. После окровавленными пальцами провёл по шее Феликса и его ладоням. Потом он извлёк из кармана пучок какой-то травы и приложил ране.

– Держи так, – сказал Донир. – Это остановит кровь.

Юрген бросил взгляд на Шелдона. Он, конечно, знал, что сарби могут бледнеть, но Оташа таковым он видел крайне редко, что уже отвык. Принц был бледен.

Когда подобный обряд проводился с Юргеном, ему всего лишь порезали мочку уха, но он знал, что на самом деле очищение требует иного. Шу понимал, что Сагдай действительно верил в то, что делал. Феликс совершил убийство, значит, теперь ему нужно было пройти через это.

В это время Сагдай измазал кровью бубен и колотушку и встал на колени. Трижды ударив в бубен, он проговорил:

– Конь мой, конь, ты поднимаешь меня к небесному шоно и вдвоём мы бежим по небу до самого солнца!

Ещё три удара.

– Подними меня. Позови всех.

Снова три удара.

– Поднимитесь выше гор, смотрите на озёра и реки, смотрите на леса, на небо смотрите.

Так Сагдай повторил три раза. Феликс зачарованно смотрел на него, прижимая к ране на запястье пучок травы.

– Обряд завершён, – произнёс Донир.

– Благодарю, – проговорил Оташ. – А теперь, может, нас накормят обедом?

– С превеликим удовольствием, – встав, ответил Сагдай.

Юрген видел, что Шелдону хотелось подойти к Феликсу, но он почему-то не решался этого сделать. Вместо него к Никсону подбежал Неру.

– Ты в порядке? – поинтересовался он.

– Да, – кивнул Феликс.

– А по тебе не скажешь, – хмыкнул Неру. – Краше в гроб кладут.

– Нет, со мной правда всё хорошо.

– Тогда пойдём обедать. Тебе точно поесть надо.

Шелдон развернулся и зашагал по направлению к герам.

– И кто кого переупрямит? – усмехнулся Оташ.

– Да тут ставки можно делать, – хмыкнул Юрген.

Обед, приготовленный женой Сагдая, был очень вкусным, и почти всё уже было съедено, когда в гер вернулся Омари и, пошатываясь, опустился на меховую подстилку.

– Эй, ты чего? – забеспокоился Неру.

– Да ногу подвернул, – ответил Омари, – ерунда.

– И как ты умудрился? – спросил Юрген.

– Тоже хочешь? – и амма взял последний оставшийся кусок лепёшки.

– Может, я посмотрю ногу? – предложил Донир.

– У тебя такая же, – с полным ртом отозвался Омари.

В этот момент в гер осторожно заглянул мужчина и проговорил:

– Великий шоно, Сагдай, простите, что я без спросу, но Омари тут?

– Тут, – ответил Оташ. – А что случилось?

– Так он ушёл так поспешно, а я его даже не успел поблагодарить.

– Поблагодари сейчас, если есть за что.

– Конечно, есть за что! Он же моего сына спас. Он, дурень, в яму провалился, а Омари его вытащил. Сам вон ногу повредил. Спасибо тебе, – и мужчина поклонился.

– Ты сыну скажи, чтобы впредь знал, какую дорогу выбирал, – ответил Омари.

– Да сказал и ещё скажу.

– Так ты у нас герой, – с улыбкой проговорил Юрген, когда мужчина ушёл.

– Если за это положено дополнительное жалование, то я согласен быть героем, – отозвался амма.

– Нет, героям у нас только почёт, – проговорил Оташ.

– Может, я всё-таки посмотрю ногу? – снова спросил Донир.

– Пап, давай он посмотрит, – сказал Неру. – Будешь отпираться, мы тебя будем держать. Нас больше.

– Ладно, – махнул рукой Омари, – что с вами делать…

– А с мальчиком всё в порядке? – подал голос молчавший до этого Феликс.

– Ушибся немного, – ответил амма. – Жить будет.

– Как он в яму упал? – вдруг спросил Шелдон. – И откуда тут ямы?

– Не совсем тут, а за лагерем, – объяснил Омари. – Охотничья. Это своего рода капкан. Взрослые в основном знают, где эти ямы, а он пацан ещё, гулять пошёл, куда не следует.

– Я тоже однажды в такую яму свалился, – сказал Юрген.

– Этим ты никого не удивишь, – ответил Оташ.

– А что, много здесь охотников? – снова спросил Шелдон.

– Разумеется, – кивнул Омари. – Охотничий промысел очень важен для Шоносара. Большая часть охотников как раз среди кочевников и в поселениях, а не в столице.

Юрген наблюдал за беседующими Шелдоном и Омари, затаив дыхание, словно боялся спугнуть. Принц продолжал что-то спрашивать об охоте и даже о её правилах, а главный ловчий охотно отвечал, пока Донир осматривал и перевязывал его ногу.

Сагдай предложил Оташу прогуляться по стоянке и поговорить с местными, на что шоно сразу же согласился. Юрген хотел пойти с ним, но Оташ попросил его присмотреть за детьми.

– За ними Омари может присмотреть, – возразил Шу.

– За ним, кстати, тоже присмотри, – сказал шоно и ушёл вслед за Сагдаем.

– Хочешь пойти погулять? – спросил Неру у Феликса.

– Хочу, – кивнул тот.

– Тогда пойдём, посмотрим, как тут всё расположено? Тут кузница есть.

– Пойдём, – оживился Феликс. – У меня есть друг-кузнец. Он там, в Яссе. Мне нравилось смотреть, как он работает.

– Шелдон, а ты не пойдёшь посмотреть на кузницу? – поинтересовался Юрген.

– Пойду, – буркнул принц и, насупившись, зашагал за Неру и Феликсом.

Стоявший рядом с гером Мертен поспешил за своим подопечным.

– Да не ходи ты за ними, – проговорил Омари. – Ничего с ними не случится. Неру не дурак, да и телохранитель с ними.

– Ты заметил, что Шелдон к тебе переменился? – спросил Юрген.

– Заметил. Надолго ли?

– Мне думается, его впечатлил твой геройский поступок.

– Оташ ведь уже сказал, что мне награда за него не положена, так что не было никакого геройства. Пацан сам за мою ногу уцепился и моей ногой себя из ямы вытащил. Тяжёлый был, поэтому у меня теперь нога болит.

– Вот сколько тебя знаю, – заговорил Донир, который помогал жене Сагдая убирать посуду, – никак не могу привыкнуть.

– Это к чему? – усмехнулся Омари.

– Да ко всему, – с улыбкой ответил помощник шамана.

– Знаешь, что мне вдруг пришло в голову? – сказал Юрген.

– Нет, но мне уже страшно, – ответил амма.

– У Неру и Феликса есть много общего.

– Я от его матери гуляю не по своей воле. Меня из страны выгнали.

– Я не про то. Хотя выгнали тебя, потому что ты против амира пошёл.

– А про что?

– Неру ведь приехал в Шоносар как шпион. Его обучали. А Феликс уже год отучился в школе при Тайной канцелярии и мечтает стать шпионом. Это ведь он нам Тамира нашёл.

– В этом смысле да, похожи. Но дружить у них всё равно вряд ли выйдет. Феликс в Нэжвилле, Неру в Шаукаре. Переписываться они, что ли, станут?

– Может, и станут, – пожал плечами Юрген.

Вернувшийся в гер Оташ выглядел довольно сердито.

– Я что тебе сказал? – проговорил он. – Присмотреть за детьми. А ты что делаешь?

– За Омари ты тоже мне сказал присмотреть. Он хромает, поэтому тут сидит. А за детьми смотрит Мертен.

– Ну, тогда оставим этого калеку здесь, а сами пойдём смотреть на поединки.

– Какие поединки? Воинов?

– Детей. Неру, Шелдон и Феликс собрались драться по законам сарби.

– Когда они успели? – подскочил Юрген. – Всё ж нормально было!

– Калека тоже пойдёт, – вставая, сказал Омари.

На поляне недалеко от кузницы уже собрался народ. Там же нашёлся и обеспокоенный Мертен.

– И что их дёрнуло? – спросил его Шу.

– Да я сам не понял. Я шёл позади. Они болтали о чём-то, на кузницу смотрели. А потом бац! – телохранитель ударил себя руками по бокам.

– Бац?

– Бац и они уже драться хотят. Его высочество ещё и мне приказал не вмешиваться. Вот и что мне делать?

– Драться они будут честно, – ответил Юрген. – Иного великий шоно не допустит.

– Да как же честно? Сын господина главного ловчего постарше будет и посильнее.

– Ты это принцу тоже сказал?

– Сказал, – вздохнул Мертен. – Толку-то?

В центре поляны были все трое ребят уже раздетых по пояс. Юрген с опасением взглянул на перевязанное запястье Феликса, но промолчал.

– Вы бросали жребий? – задал вопрос Оташ. – Кто против кого?

– Я против мелкого, – ответил Шелдон. – Неру сразится с победителем.

– Это жребий так указал?

– Да, жребий.

– А ты видишь, что твой соперник ранен?

– Я буду драться в полсилы.

– И что, Феликс, тебя это устраивает? – поинтересовался Оташ.

– Устраивает, – ответил Никсон.

– Тогда начинайте, – распорядился шоно.

– А если он сейчас на Шелдоне применит то, чему я его научил? – тихо спросил Юрген.

– Насколько я успел узнать твоего братца, то не применит, – ответил шоно.

– Я сильно за него волнуюсь, но если…

– Никаких если.

Шелдон и Феликс подошли друг к другу. Неру остался стоять в стороне. То, что оба мальчика умели драться, было видно сразу, как и то, что это была далеко не первая их драка. Шелдон был явно сильнее, хоть он и пытался сдерживаться и даже почти не использовал левую руку. Феликс поначалу дрался в полную силу, а потом вдруг словно передумал и сдался. Шелдон почувствовал близость победы и уже был готов уложить своего соперника на лопатки, но вдруг одним незаметным движением Феликс ушёл от захвата и резко ударил ребром здоровой руки по горлу принца. Шелдон задохнулся, и норт воспользовался своим преимуществом. Мгновение и принц уже лежал на земле, а Феликс сидел сверху.

– Победа за Феликсом! – объявил Оташ, опасаясь, что Шелдон сейчас что-нибудь учудит от обиды и злости. Никсон поднялся и подал руку своему сопернику. Принц принял помощь с явной неохотой и, встав, пнул ногой землю.

– Получается, теперь мне с ним драться? – с лёгкой усмешкой в голосе спросил Неру.

– Увиденное тебя ничему не научило? – проговорил Омари.

– Я понимаю твои намёки, отец, – ответил Неру. – Не переживай.

– А я посмотрю с удовольствием, – сказал Шелдон. По нему было хорошо видно, с каким трудом мальчик держал себя в руках. Скорее всего, его останавливало только присутствие Оташа, которого он слишком сильно уважал. Юрген пытался вообразить, что бы сейчас мог учудить Шелдон, если бы дал себе волю.

– Неру, ты понимаешь, что ты физически сильнее Феликса, потому что крупнее и старше? – проговорил Оташ.

– Понимаю, – кивнул тот. – Я тоже буду вполсилы. И руку его перевязанную не трону.

– Хорошо, – сказал шоно. – Приступайте.

В этот раз Феликс дрался заметно хуже. То ли усталость сказалась, то это было что-то ещё, Юрген не понимал. Конечно, Неру был сильнее, но дело явно было не только в этом. Бой вышел коротким, и Феликс очень скоро оказался на земле.

– Может, хватит? – тихо спросил Юрген Оташа.

– Победа за Неру! – кивнув, объявил Оташ.

– Мелкий поддался! – вдруг воскликнул Шелдон.

– Вовсе нет! – возразил Феликс, вставая.

– Подеритесь ещё, – хмыкнул Юрген. – Ах, да, вы ведь уже дрались.

– Что, никто не видел, кроме меня? – продолжал возмущаться Шелдон.

– Если тебя что-то не устраивает, мы с тобой можем выступить друг против друга, – предложил Неру, подходя к принцу.

– Нет! – Феликс встал между ними. – Не смейте! У нас же жребий был!

– Кажется, он смухлевал, – вдруг осенило Юргена.

– В смысле? – не понял Оташ.

– Да со жребием. Он сам хотел вывести из поединка Шелдона, чтобы тот не дрался с Неру. Феликс знает Шелдона лучше, а удар, которым он его ослабил, не из самых благородных.

– Может, ты и прав, – кивнул шоно. – Никаких больше поединков! – уже громче добавил он. – Феликс прав. У вас был жребий.

– В следующий раз победа будет за мной, – проговорил Шелдон. – Я вообще больше никогда не проиграю. Обещаю вам всем.

Сказав так, принц развернулся и пошёл прочь с поляны. Мертен поспешил за ним.

– Почему-то мне кажется, что он сдержит своё обещание, – сказал Юрген.

– Ты мне поддался? – спросил Неру Феликса.

– Это как же, мне интересно? – усмехнулся Никсон. – Вообще-то поддавался ты. Ты меня выше, больше и старше. А с Шелдоном мы ровесники. Если бы он дрался в полную силу, он бы тоже победил. У меня рука вообще не болит.

– Ладно, поверю, – ответил Неру.

– Поздравляю с победой! – сказал Омари и протянул сыну руку.

– Спасибо, – улыбнулся тот.

– Надеюсь, Шелдон не натворит дел, – проговорил Юрген.

– Мертен не даст, – ответил Оташ. – Ты видел, с каким лицом он за ним побежал?

– С учётом того, что он чуть не заработал сердечный приступ во время поединка, да… он, наверное, сейчас наплюёт на все приказы принца.

– Думаю, нам пора возвращаться в Шаукар, – сказал шоно. – Мы и так цирк для местных уже устроили.

– Поехали, – кивнул Юрген.

Большую часть дороги мальчики молчали. От напряжения, повисшего в воздухе, словно становилось ещё жарче. Когда путники остановились на привал, Шу спросил:

– Феликс, ты ещё погостишь у нас?

– Да, – кивнул тот, – я же на каникулы. Ну, на половину каникул. Потом к маме.

– Тебе по-прежнему нравится учиться в той школе?

– Да, очень.

– Почему ты поставил именно эту подпись под письмом? Почему не Светлячок?

– Светлячок – это для друзей, – улыбнулся Феликс. – А Мавка – это моё кодовое имя.

– У вас уже есть кодовые имена? – удивился Неру.

– Мы их получили уже через месяц учёбы.

– Мавка? – хмыкнул Шелдон.

– Да, Мавка, – ответил Феликс. – Не нравится?

– Не я же девчачье имя ношу.

– Ты ещё услышишь о Мавке, ваше высочество.

Шелдон не ответил.

Вернувшись в Шаукар, Юрген сразу же столкнулся с проблемами: оказалось, что в его отсутствие в зверинец привезли страусов. Шу ожидал их позже, и не всё ещё было готово к приёму этих крупных птиц, поэтому он прямо с дороги поспешил разобраться с этим. К его удивлению, Шелдон пошёл с ним.

– Они наверняка тоже тупые, но я всё-таки попробую их понять, – сказал принц.

В зверинце обнаружился Элинор. Он стоял у недостроенного вольера, в который поместили птиц, и, казалось, разговаривал с одной из них. По крайней мере, со стороны это выглядело именно так.

– Не знал, что ты тоже понимаешь язык животных, – подойдя, проговорил Юрген.

– Ой, вы уже вернулись! – обрадовался Акст. – А мне просто стало очень любопытно, и я пошёл посмотреть на этих страусов. Они очень смешные.

– Да тупые они, – сказал Шелдон.

– У тебя все тупые, – рассмеялся Шу.

– Не все, – возразил принц. – Лисёнок не тупой. Хоть и глупый ещё.

Юрген только ещё больше рассмеялся.

– Вы бы так близко не подходили к вольеру, – сказал Шелдон Элинору. – У него мозг с горошину, он вас клювом сейчас как долбанёт.

– А выглядит добрым, – растерянно ответил Акст.

– Так я и не говорил, что он злой. Тупой просто.

Элинор всё-таки сделал шаг назад, а потом вдруг проговорил:

– Дару жалко.

– Мне тоже, – ответил Юрген. – Не повезло ей с мужем. Подонок оказался.

– Это жена Тамира? – догадался Шелдон.

– Уже вдова, – вздохнул Элинор.

– Мелкий знает, что у Тамира жена была?

– Я об этом не задумывался, – сказал Шу.

– Ну, если он про неё узнает, он ещё какого-нибудь шамана искать попрётся. Он же типа виноват.

– Мне нужно здесь закончить, а ты ступай во дворец, найди Феликса и проследи, чтобы он не наделал глупостей, – попросил Юрген. – Справишься?

– Справлюсь, – серьёзно ответил Шелдон.

Когда Шу вернулся во дворец, то перед ним предстала такая картина, что он подумал, что спятил, ну, или что перед ним мираж. Шелдон, Феликс и Неру играли во дворе с Пиратом. Юрген поморгал, видение не исчезло. Он поднялся наверх и увидел Оташа, который наблюдал за детьми в окно.

– Ты тоже это видишь? – спросил Шу.

– Тоже, – улыбнулся шоно.

– Главное, чтобы снег теперь не пошёл.

– Мне кажется, это скорее перемирие, а не мир.

– Для этих троих это уже достижение.

Эпилог

Зверинцем Юрген гордился. Особенно теперь, когда посмотреть на животных приезжали не только со всего Шоносара, но даже из Нэжвилля и Фейсалии, хотя в этих странах были свои зверинцы. Если годовщину с начала работы Шу праздновал довольно пышно, как и само открытие, которое почти совпало с его вторым днём рождения, то два года он поначалу отмечать не собирался, хотя в глубине души и хотел. Юрген решил, что в любом случае в этот день сделает вход в зверинец бесплатным для всех.

В подарок на двухлетие нэжвилльский зверинец решил преподнести Шаукару детёнышей дикобраза, которые родились у них совсем недавно. Живой груз сопровождал норт по имени Эдвин Ридель, и после передачи детёнышей зверинцу он попросил аудиенции визиря.

Юргену понравилось, как ласково Эдвин обращался со зверятами, и принял его во дворце, где Ридель сразу перешёл к делу:

– Я хочу просить вас о помощи, господин Шу, – проговорил он с поклоном. Эдвину было не больше тридцати, он был высоким худощавым нортом с каким-то печальным и усталым взглядом. У него под глазами были серые круги, будто бы он не высыпался и работал с утра до ночи.

– Я вас слушаю, – кивнул Юрген.

– Мой отец занимается торговлей и очень успешно, – начал Эдвин. – Он ведёт дела как с Шоносаром, так и с Фейсалией и Сересом. Я не единственный его сын, у меня есть брат Курт. И я уверен, что он хочет свести отца в могилу, чтобы получить его состояние.

– Понимаю ваше беспокойство, но почему вы пришли с этим ко мне, а не к королю или принцу?

– Так отец сейчас в Шаукаре. И Курт тоже. Я потому и вызвался сопровождать дикобразов. Хотел иметь весомый повод, чтобы приехать сюда и встретиться с вами. Отец открыл здесь магазин и пока решил задержаться. Я очень боюсь, что Курт именно здесь что-то устроит, потому что мы поданные Нэжвилля и с нас в Шоносаре иной спрос.

– Что же вы хотите, чтобы я предпринял?

– Я не знаю, – развёл руками Эдвин. – Может быть, можно, чтобы за отцом и братом кто-то проследил, пока они оба здесь? Поверьте, это не пустые слова. Я ничего не придумываю, я очень волнуюсь.

– Хорошо, – кивнул Юрген. – Я попрошу сыск Шоносара заняться вашим делом. Обещаю, что лично проконтролирую этот вопрос.

– Благодарю вас, господин визирь! – воскликнул Эдвин и едва не кинулся целовать ему руки.

– Не надо, – отскочил от него Шу. – Сейчас я напишу письмо господину Брунену.

В это время у Оташа тоже была аудиенция. Попросил её торговец из Нэжвилля по имени Курт Ридель. Он был дородным чуть полноватым мужчиной с широкими плечами и аккуратной стрижкой.

– Слушаю тебя, – сказал Оташ.

– Великий шоно! – начал норт. – Мой отец недавно открыл магазин здесь, в Шаукаре. Я приехал помочь ему. И вот я узнал, что сюда же направляется и мой брат, Эдвин. Я точно знаю, что он задумал. Он хочет убить отца и завладеть его наследством. Я знаю, что говорю, это не мои домыслы. Потому Эдвин и приехал. Здесь ему проще будет всё провернуть, чем в Нэжвилле.

– Ты хочешь, чтобы я приказал арестовать твоего брата, основываясь лишь на твоих обвинениях?

– Нет, великий шоно. Я понимаю, что не могу такого просить. Но если бы за моим братом можно было как-то проследить… если бы как-то можно было защитить от него моего отца… Ведь если ничего не предпринять, может стать слишком поздно, а один я могу не справиться.

– Я понял тебя, – кивнул Оташ. – Я распоряжусь, чтобы Алмазар занялся твоими подозрениями. Господин Брунен знает своё дело, в нём можно быть уверенным.

– О спасибо, великий шоно! – Курт упал на колени.

– Встань, – сказал Оташ. – Благодарить пока не за что. Сейчас я напишу письмо для Альфреда, и ты пойдёшь с ним в Алмазар.

– Спасибо! – встав, Курт поклонился.

Вечером того же дня в покои великого шоно пришёл Брунен и проговорил:

– Я, конечно, всё понимаю, но ты в курсе, что твой визирь попросил меня сегодня о том же самом, о чём и ты, только один нюанс – он покровительствует втором брату. Я-то займусь этим делом, мне всё равно, но, может, вы сначала между собой разберётесь?

Июль-август 2019

    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю