290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 33)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 33 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Ты всегда путешествуешь с охраной?

– Не всегда, но в данном случае Оташ решил, что это необходимо.

– На дорогах действительно порой бывает опасно, – кивнула Дара. Одетая в длинное вышитое платье и жилет, она была стройной и красивой молодой женщиной. Чертами лица Дара напоминала своего старшего брата, и Юрген почти не сомневался, когда спрашивал незнакомку о том, не сестра ли она Нарана. Её муж Тамир был старше и внешне показался Юргену совсем не привлекательным. С другой стороны, о вкусах не спорят, и, может быть, этот думен был замечательным человеком. Хотя Шу почему-то казалось, что это был брак по расчёту. Откуда это влезло в его голову, он не знал. Эта идея никак не хотела уходить, и Юрген начал мысленно рассуждать о том, для кого же это был расчёт: для Дары или для её супруга.

– Вы ведь раньше не бывали в Шаукаре? – прервал его размышления голос Алтана.

– Нет, – ответил Тамир. – Далековато, да и мне как-то незачем было. А Дару родители одну не отпускали в столь дальний путь.

– Вы ведь недавно поженились, – проговорил Юрген, вспомнив, как Наран уезжал на родину на свадьбу сестры.

– Да, – кивнул думен с улыбкой. – Мне удалось завоевать сердце Дары. До меня она всем отказывала.

– И как же это тебе удалось? – спросил Шу.

– Он спас мне жизнь, – ответила Дара.

– Даже так?

– Да. Я пошла поздно вечером в баню, чтобы погадать на суженого, а в ней начался пожар. Тамир вытащил меня оттуда, когда я уже лишилась чувств от дыма.

– Но от чего же загорелась баня?

– Не знаю точно, – сказала Дара. – Разве это так важно? Кажется, дымоход засорился. Главное, что Тамир спас меня. Я так испугалась, а Тамир был первым, кого я увидела, когда открыла глаза.

– Любой на моём месте поступил бы также, – проговорил думен.

– Но спас меня именно ты. Не знаю, где были другие.

– Хватит об этом, – сказал Тамир. – Главное, что мы вместе.

– Шаукар действительно так красив, как рассказывал Наран? – спросила Дара.

– Даже лучше, – улыбнулся Юрген.

– Если мы захотим перебраться в столицу, смогу я найти там работу? – поинтересовался Тамир.

– Думаю, да. А кто ты по профессии?

– Я счетовод.

– Это дело нужное. Ты обязательно найдёшь работу.

Когда они доехали до Шаукара, восторгам Дары и Тамира не было предела. Юрген был очень доволен такой реакцией и с удовольствием рассказывал гостям о городе. Во дворце их уже встретили Оташ и Наран, и Шу отправился в купальни, чтобы помыться с дороги. Вскоре к нему присоединился Тамир.

– Это то самое колесо солнца? – вдруг спросил думен, показывая на цепочку на шее Юргена.

– Откуда вы об этом знаете? – удивился Шу.

– Между мужем и женой нет секретов, а ты ведь знаешь, что семья Дары была хранителем этой тайны. Наран помог великому шоно разыскать колесо солнца, мне это известно.

– Но ты же понимаешь, что дальше вашей семьи это не должно уйти?

– Конечно, – кивнул Тамир. – Но почему колесо солнца носишь ты, а не Наран, наследник соратника великого Тендзина?

– Это немного не твоё дело, – отрезал Юрген и, надев халат, покинул купальни.

Эпилог

Если бы Юрген с самого начала знал, как это будет трудно, он бы ещё сто раз подумал, прежде чем всё-таки заняться зверинцем. Построить его оказалось делом нехитрым, а вот разыскать нужных специалистов для работы в нём, купить самих зверей и привезти их в Шаукар – это было гораздо труднее.

В тот вечер Шу окончательно выбился из сил и предложение Омари пойти выпить вместе в «Райских кущах» пришлось как нельзя кстати. Уже по дороге к ним присоединился Тамир, который сам вызвался помогать визирю со всеми денежными вопросами. Юрген принял его помощь, а родственник Нарана оказался очень толковым счетоводом, так что Шу не пожалел.

Когда была выпита уже не одна бутылка хорошего фейсальского вина, Омари разыскал Ако и увёл сопротивляющегося главного ловчего во дворец, объяснив, что рано утром у них был запланирован выезд в лесничество. Юрген решил, что посидит с Тамиром ещё буквально полчаса и тоже отправится спать. Однако проснулся он не в своих покоях и даже не во дворце. Голова была тяжёлая, и хотелось пить. Шу не сразу понял, где он находится, а потом вдруг почувствовал, что лежит в постели не один. Слева на подушке обнаружилась голова хорошенькой женщины, и, судя по выглядывающему из-под одеяла смуглому плечику, обладательница этих прелестей была без одежды. Дальше было ещё интереснее: справа спала ещё одна красавица. Юрген попытался осторожно выбраться из постели, не разбудив своих соседок, и увидел, что в кресле в комнате спал какой-то парень. Шу понятия не имел, как здесь очутился и кто все эти люди, и почему он сам был раздет. Собрав свою одежду по комнате, Юрген наспех оделся и вышел. Сейчас он догадался, что это был один из постоялых дворов.

– Ну, и учудили вы вчера, господин визирь, – проговорил хозяин, с которым Шу столкнулся на выходе.

– Учудил? – переспросил Юрген.

– А вы что же, ничего не помните?

– Что я должен помнить?

– Вы пели песни и чуть было не занялись любовью с одной из моих горничных прямо на столе в трактире. Сначала вас пытался остановить какой-то порядочного вида мужчина, но вы пригрозили ему пистолетом.

Помотав головой, Шу решил, что услышал достаточно и больше ничего не делает знать, но вдруг понял, что чего-то не достаёт. Рука потянулась к цепочке, но её не оказалось – колесо солнца исчезло.

– Только не это, – пробормотал Юрген и поспешил обратно в комнату. Девицы и парень уже проснулись, но выглядели так, будто всю ночь пили.

– Солнышко, ты что-то потерял? – сонно спросила одна из женщин.

– Цепочку, – ответил Шу.

– Так ты её подарил, – сказал парень.

– Как подарил? Кому?

– Моему брату.

– А ты вообще кто?

– Бахи, это моя комната. Ну, то есть я её снял. В смысле мы с братом, с Вакифом. Мы купцы из Ихтыра.

– И где твой брат сейчас?

– Ну, он снял другую комнату, чтобы нам не мешать веселиться. Он-то женат. А цепочка была вроде как платой.

С трудом понимая, что происходит, Юрген вернулся к хозяину, спросил, как найти Вакифа, и получил ответ, что тот уже ушёл по делам. Шу вышел на улицу и к своему стыду и ужасу увидел там Оташа.

– Почему я должен узнавать от министра просвещения, где шляется и что вытворяет мой визирь? – голос Оташа был грозным, как никогда.

– Таш, давай не здесь, – ответил Юрген.

– Хорошо. Пошли во дворец. Я уже думал, что с тобой опять что-то случилось.

– Мне сначала надо найти купца по имени Вакиф.

– Это ещё зачем?

– У него колесо солнца.

– Что?

– Мне сказали, что я ему его подарил. Но я этого не помню.

– Ты подарил колесо солнца?

– Я не помню, Таш. Вообще я не мог.

Шоно развернулся и быстрым шагом направился в сторону дворца. Стоявший неподалёку Бальзан поспешил за ним.

– Но я правда не мог, – прошептал Юрген.

июнь-июль 2019

Недоступный глазу

I

Сабира подлила в чашку ещё чаю и подала её Юргену. Он сделал глоток, но ком, стоявший в горле, никак не желал уходить.

– Давай всё-таки попробуем разобраться, – проговорила женщина.

– Давай, – кивнул Шу.

– Только без эмоций. Нам нужен лишь здравый смысл.

– Я попытаюсь.

– Ты совсем ничего не помнишь из той ночи?

– Я помню, как мы сидели в «Райских кущах» с Омари и Тамиром. Потом Ако увёл Омари. Я хотел посидеть ещё немного и тоже пойти. Дальше как отрезало.

– Сколько ты выпил?

– К тому времени не так много. Бывало больше.

– Ты уже напивался до беспамятства?

– Чтобы вообще ничего не помнить – нет. Были какие-то провалы, но недолгие. Не на всю ночь. И я обычно себя контролировал. Да и с чего напиваться? Закуска была сытная. Послушай, даже если бы я напился, я бы никогда не подарил колесо солнца. Никому. Ни за что.

– Колесо солнца, о котором я ничего не знаю. Да, я помню, – улыбнулась Сабира.

– Хорошо, что этот Вакиф оказался вменяемым и вернул мне его.

– Да, в этом тебе повезло. А теперь скажи мне, когда тебя похищала Караель, она ведь опоила тебя?

– Да, мухоморами. Хочешь сказать, что меня снова опоили?

– А ты сам до этого не додумался?

– Додумался. Но я бы всё равно не мог подарить колесо солнца, чем бы меня ни напоили.

– Может быть и так.

– Я могу поверить, что я участвовал в оргии, но не в то, что я расстался с такой ценной для нас с Оташем вещью.

– Хорошо. Тогда два вопроса. Первый. У кого была возможность тебя опоить? Второй. Кому это выгодно?

– Опоить меня мог хозяин «Райских кущ», он лично нас обслуживал. Потом Омари и Тамир. Они тоже. Хотя смысл? Нет его. Я не могу дать ответ на второй вопрос.

– Я могу предположить, что колесо солнца с тебя сняли, пока ты спал, – задумчиво проговорила Сабира.

– А как я тогда пел песни на постоялом дворе и… стоп. Что если это вообще был не я?

– Ты сейчас говоришь о Жероме?

– Это единственный мой двойник, которого я знаю. Мне немедленно нужно с ним поговорить. Спасибо за чай!

Юрген выбежал из покоев Сабиры и поспешил к архиву. Он уже даже почти не обращал внимания на косые взгляды, которые теперь преследовали его, где бы он ни появился. Конечно, никто не знал о колесе солнца, но зато все судачили о пьяных выходках визиря. По слухам Юрген вообще танцевал голым на столе.

Когда Шу спустился в архив, то Жерома он там не обнаружил. Не нашёлся он и в своих покоях, а слуга сказал, что не видел архивариуса с того самого вечера, когда Юрген выпивал с Омари и Тамиром. Всё начало складываться в единую цепочку.

Шу пошёл к Оташу, с которым так и не удалось поговорить по-человечески. Он пытался уже не один раз, но всегда скатывался на какие-то нелепые попытки оправдаться, которые даже ему самому казались неубедительными. Шоно был в своих покоях, Юрген сделал глубокий вдох и зашёл.

– А я как раз хотел тебя позвать, – проговорил Оташ.

– Ну, вот я пришёл, – ответил Шу.

– Мне пришлось созвать срочное совещание с министрами.

– Зачем?

– Ты в курсе, что тебя видел Михат?

– В смысле видел?

– Тем вечером на улице. По его словам, ты горланил похабные песни на весь город и размахивал бутылкой.

– А что там делал наш вездесущий министр просвещения?

– То есть ты не отрицаешь, что делал всё это?

– Отрицаю. Так ты поэтому созвал министров?

– Михат поставил вопрос о твоём соответствии занимаемой должности.

– Какое его дело вообще?

– Но он прав.

– Прав?

– Визирь великого шоно не имеет право так себя вести. Про тебя и так достаточно всяких слухов. Но одно дело сплетни, а совсем другое, когда тебя видело столько народу. Я молчу про колесо солнца.

– Отдать его тебе? Ты точно не подаришь его никакому купцу.

– Юрген.

– Ладно, Таш, извини. Просто ты сейчас очень сильно меня задел.

– Ты тоже.

– Прежде чем ты снимешь меня с должности, расскажи мне спокойно без нервов, что именно тебе сообщили в самом начале, а не когда слухи стали изрядно приукрашены.

– Когда ты не вернулся во дворец, я естественно забеспокоился, потому что ты любитель попадать в истории. Я знал, что ты пошёл в таверну с Омари, но он уже был дома. От него я узнал, что ты остался пить с Тамиром. Потом он рассказал, что ты выпил слишком много, что он пытался тебя вразумить, но у него не вышло. Тамир шёл за тобой по улице, где ты уже начал петь и где вы встретили Михата, потом тебе взбрело в голову зайти на постоялый двор и развлечься с местными девочками. Тамир снова пытался тебя остановить, но ты пригрозил ему пистолетом и вообще прогнал. Тогда Тамир вернулся во дворец. Ко мне он идти побоялся, но с утра я сам его нашёл, и ему пришлось мне всё рассказать. Тамир дал мне адрес постоялого двора, и я направился туда. На этом всё. Это уже потом слухи стали расползаться по Шаукару и, возможно, уже за его пределы. Количество людей обоих полов, с которыми ты провёл ночь, увеличивается в геометрической прогрессии.

– Хорошо, – Юрген вздохнул. – А теперь послушай мою версию. Только не перебивай, прошу.

– Валяй.

– Я действительно пил с Омари и Тамиром. Когда наш главный ловчий ушёл, я помню ещё максимум минут пятнадцать. Бац и я просыпаюсь в постели с двумя женщинами. Никогда в жизни я так не напивался. Вина было немного, поверь. Закуска была отменная. Да даже если я и был очень пьяный, даже если я там с кем-то и переспал, то колесо солнца я мог кому-то отдать только через мой труп.

– К чему ты это?

– Не перебивай, а то я сам собьюсь. Вот если предположить, что меня опоили чем-то, например, снотворным, и с меня спящего сняли цепочку, это другое дело. И спящий я не мог ничего этого вытворять. Зато кто-то очень похожий на меня мог. И знаешь что? Жером не появлялся ни в архиве, ни в своих покоях с того самого вечера.

– То есть ты хочешь сказать, что всё это вытворял Жером? – проговорил Оташ.

– А кто ещё? Меня усыпили. Пока я где-то валялся, Жером разыграл всю эту комедию, а потом меня уложили в постель на его место. Не удивлюсь, если те девицы и парень не заметили подмены. Особенно если они были пьяны. Да и темно было. На улице кстати тоже. Если на Жероме была моя одежда, то Михат запросто мог принять его за меня, к тому же, ты знаешь, как он ко мне относится. Ему дай только повод меня в чём-нибудь уличить.

– Допустим. Но кому всё это надо и зачем?

– Ума не приложу. Омари не мог.

– Если только он так пошутить хотел, но нет, не думаю.

– Тамир? Но зачем? Я пока не успел ничего ему сделать. Мне кажется, у него всё замечательно. Перебрался в Шаукар, живёт во дворце. Что ещё надо?

– Вот и я не понимаю. Но должна же быть причина. Для начала надо разыскать Жерома. Пусть Альфред этим займётся. Иди в Алмазар и расскажи ему обо всём.

– А ты?

– А у меня встреча с министрами.

– Ты будешь снимать меня с должности?

– Без твоего присутствия я этого не сделаю. Но я должен их выслушать.

Послушавшись Оташа, Юрген отправился в Алмазар. Брунен и Акст были в кабинете, а воздухе витал аромат свежесваренного кофе.

– К нам герой дня пожаловал, – проговорил Альфред.

– Что, до вас тоже дошли слухи? – отозвался Шу.

– Да они не дошли только до глухого.

– Но это же всё неправда? – с надеждой в голосе спросил Элинор.

– А если правда, то что?

– Осуждать тебя я не стану.

– Спасибо, – улыбнулся Юрген. – Но я тебя разочарую. Это неправда.

– Фух, – выдохнул Акст.

– Ты ведь пришёл что-то рассказать, – снова заговорил Альфред.

– Да. Надо найти Жерома, – и Шу пересказал свой разговор с Оташем.

– У меня только один вопрос, – выслушав Юргена, сказал Брунен. – Кому это может быть выгодно?

– Вот этого я не знаю, – развёл руками Шу.

– Тогда пойдём от того, у кого была возможность это сделать. Омари, Ако, хозяин «Райских кущ», Тамир и сам Жером. Последнего мы будем разыскивать, а с остальным нужно побеседовать. И у меня появился ещё один вопрос. Если твоё предположение правдиво, и куролесил вместо тебя действительно Жером, то неужели Тамир тоже не заметил подмены? По твоим словам, он шёл за визирем по улице и пытался остановить его на постоялом дворе.

– Во-первых, это не предположение, и я уверен в том, что ничего этого не делал. Я не мог расстаться с колесом солнца, слышишь? Не мог. Во-вторых, про Тамира. У меня два варианта. Либо Тамир не заметил подмены в темноте улицы, либо он заодно с Жеромом. Ума не приложу, зачем ему это.

– Поговори с Тамиром сам и не показывай особого недоверия. Если он действительно замешан, то пусть лучше не знает о наших подозрениях. Постарайся узнать, в какой момент произошла подмена.

– Хорошо, – кивнул Юрген. – И вот ещё что. Омари и Ако не могли.

– Позволь это нам решать. Мы представляем сыск, а не ты.

Вернувшись во дворец, Шу нашёл Тамира в их с супругой покоях и сказал, что хочет переговорить с ним наедине. Дара, кивнув, оставила их одних.

– Ты хочешь поговорить о делах? Это по поводу зверинца? – поинтересовался Тамир.

– Нет, – покачал головой Юрген. – Это по поводу той ночи.

– Ох…

– Я ведь ничего не помню.

– Немудрено.

– Но разве я так много выпил?

– Так у каждого своя норма.

– Поверь мне, я её не превысил. Я не мальчик.

– Но с чего же тогда тебя так повело?

– Сейчас я раскрою тебе один секрет, хотя, возможно, ты уже знаешь об этом сам. У меня есть двойник. Его зовут Жером. Он работает в архиве.

– Я слышал что-то такое, но краем уха. Не придал этому особого значения. Подожди, ты хочешь сказать, что это был не ты, а он?

– Да, хочу. И мне важно получить подтверждение своим предположениям. На улице было темно, и если Жером надел мою одежду, то ты вполне мог не заметить подмены. Ты же не думал ни о чём таком.

– Хм, – Тамир задумался.

– Скажи, я куда-то отходил той ночью? Мы с тобой расставались?

– Да. Это было уже после того, как ушли господа Омари и Ако. Ты пошёл до ветру, так сказать. Ты довольно долго не возвращался, и я грешным делом подумал, что тебя, ну, тошнит. Я честно ждал, чтоб помочь потом. А ты вернулся и сразу начал буянить.

– Значит тогда и произошла подмена.

– Очень может быть. Но я ничего не заметил. Послушай, но зачем это было нужно этому Жерому?

– Этого я, к сожалению, не знаю.

– Так почему же у него самого не спросить?

– Я бы с радостью, но он пропал.

– Выходит, что он и вправду виноват, раз сбежал.

– Выходит. Но его уже разыскивают.

– Послушай, Юрген, если тебе будет нужна моя помощь, то я в твоём распоряжении. Мне как-то неловко от того, что я оказался в этом всём замешан.

– Спасибо, – улыбнулся Шу. – Если бы я хотя бы понимал, для чего всё это… То есть я понимаю, что кто-то хотел меня скомпрометировать. Но зачем ему это надо?

– Может, это чья-то месть? – предположил Тамир. – Мог ты кому-то насолить?

– Мог, конечно.

– Мне кажется, это месть, потому что иначе зачем? Я тоже не вижу в этом смысла.

– Что ж, я подумаю об этом. Ещё раз спасибо.

Расставшись с Тамиром, Юрген пошёл по направлению к своим покоям и столкнулся с Михатом, которого меньше всего желал сейчас видеть. Он хотел пройти мимо, но министр заговорил.

– Все проголосовали за отстранение вас от должности, – с ехидной улыбкой произнёс он.

– А вы поспешили мне об этом сообщить. Очень вам признателен.

– Всегда рад служить.

– Что, прям все-все проголосовали?

– Нет, Дарын воздержался, а Наран был против. Но тех, кто за, больше.

– Какое счастье, что моя должность не выборная. Визиря может назначить или снять только лично великий шоно.

– Верно. Но великий шоно обязан прислушиваться к своим министрам.

– Вас бы не было, если бы мы с великим шоно не сочинили ваши должности.

– Но мы же есть.

Не ответив, Юрген зашагал дальше. Зайдя в покои Оташа, он проговорил:

– Я уже всё знаю. Михат меня обрадовал.

– Они считают, что человек с такой репутацией не может быть визирем, – ответил Оташ.

– И ты ведь с ними согласен?

– Частично.

– И что ты будешь делать?

– Я вижу только два выхода: либо снять тебя с должности, либо распустить министров.

– Чего?

– Ты всё прекрасно слышал.

– Если ты распустишь министров, ты, конечно, напомнишь, народу о том, что ты грозный и великий шоно, но боюсь, они станут забывать о том, что ты ещё и справедливый.

– То есть ты мне предлагаешь снять тебя с должности?

– Наверное, так будет лучше. Зачем нам скандалы? Я ведь всё равно останусь твоим белым братом.

– И кого ты предлагаешь мне назначить визирем?

– Думаю, что ты и сам прекрасно знаешь ответ на свой вопрос. Мы уже через это проходили.

– Нарана?

– Да больше некого, Таш.

– В этом ты прав.

– Чёрт…

– Что такое, эне?

– Если Наран станет визирем, то кто займёт его место? Кто станет вашим верным помощником и тойоном?

– Я не думал об этом, но возможно, Наран предложит свою кандидатуру. Карсак, чем не подходящий человек?

– Наран может предложить Тамира. И тогда всё сходится. Выше ему всё равно пока не взлететь. Это его потолок.

– То есть Тамир всё это устроил, чтобы стать родственником визиря?

– По крайней мере, это бы объяснило всё.

– Надо это выяснить, пока не поздно, – решительно сказал Оташ.

– Думаешь, человек, который всё это прокрутил, сразу расколется? Вряд ли. К тому же, я сам буквально пять минут назад с ним разговаривал. Он держится очень уверенно. Поддержал мою версию о Жероме, мы даже нашли с ним тот момент, когда произошла подмена. Тамир предложил мне поискать того, кто мог бы мне за что-то мстить. Доказательств у нас никаких, Таш. Лучше делать вид, что мы ему верим.

– Допустим. Тогда нам нужно срочно разыскать Жерома. Он сознается, я уверен.

– Его уже ищет сыск. Будем ждать.

– Ждать? – усмехнулся шоно. – И это говорит мне мой неугомонный визирь?

– Пока ещё визирь.

– Надо обсудить это всё с Нараном. Не будем тянуть, я сейчас же прикажу его позвать.

– Мне присутствовать?

– Конечно. Сам всё ему и расскажешь.

Наран явился по первому зову и внимательно выслушал всё, что ему поведал Юрген.

– Мне трудно поверить в то, что Тамир может быть замешан, – наконец проговорил он.

– Он твой родственник, это логично, – ответил Оташ.

– Дара очень его любит, она буквально его боготворит.

– Потому что он спас ей жизнь, – сказал Юрген.

– Но ведь это правда.

– А вы там выясняли, почему баня загорелась?

– Кажется, засорился дымоход. Бани довольно часто горят.

– Значит, не выясняли.

– А ведь эне прав, – проговорил Оташ. – Тебя обычно отличает острый ум, но, видимо, не тогда, когда дело касается твоей сестры. Ты ведь когда-то хани секрет разболтал, потому что её жизни угрожали.

– Ты снова попрекаешь меня? – в голосе Нарана слышался холод.

– Я не попрекаю, я взываю к твоему здравому смыслу. В случае с проходимцем, который называл себя сыном небесного волка, он тебя не покинул и ты действовал разумно.

– То есть сейчас я должен сделать выбор. Либо я полностью верю Юргену, который заставляет меня усомниться в порядочности мужа моей сестры, либо наоборот.

– Что значит наоборот?

– Юрген слишком на многое способен из того, чтобы было совершено той злосчастной ночью. Великий шоно, мы оба это знаем.

– Даже я это знаю, – сказал Шу. – Но отдать колесо солнца я не мог. А Тамир о нём знал, между прочим. Кстати, я вдруг вспомнил! В самый первый вечер во дворце мы с Тамиром столкнулись в купальнях, и он увидел у меня колесо солнца. Так вот он спросил меня, почему его ношу я, а не ты, Наран. Мол, ты по праву должен носить его как наследник того самого Нарана.

– Это нормальный вопрос, – ответил думен.

– Что, ты бы хотел сам носить колесо солнца?

– Нет, оно принадлежит Оташу, а он уже вправе сам им распоряжаться.

– Наран, – снова заговорил шоно, – Жером ведь исчез. Он определённо замешан.

– Я не подвергаю твои слова сомнению.

– Тогда ответь мне. Если я сниму Юргена с должности и назначу тебя, кого ты предложишь на своё место?

– У меня два варианта: Карсак или Тамир. Карсак, потому что он умный, а Тамир, потому что я ему доверяю.

– Что и требовалось доказать, – проговорил Шу.

– Пока ты ещё ничего не доказал, – ответил Наран.

– Не знаю, о чём вы спорите, – сказал зашедший в покои Альфред. – Ничего, что я без приглашения? У меня интересные новости и, возможно, я сейчас разрешу ваш спор.

– Говори, – кивнул Оташ.

– Жером пропал не один. Вместе с ним исчезла Суман.

– Та самая Суман? – удивился Юрген. – Моя так называемая невеста?

– Та самая. Более того, я узнал, что Жером с ней встречался.

– Встречался в смысле виделся или в смысле спал?

– Я не уточнял насчёт степени их близости, но их отношения были романтическими. И, как я понял, Жером помогал ей материально, после того как её отец и брат оказались в тюрьме.

– Суман исчезла той же ночью? – спросил Оташ.

– Нет, на пару дней раньше. Насколько я успел узнать Жерома, – продолжал Альфред, – он мог бы пойти на преступление, если бы его стали шантажировать. Конечно, пока мы не можем ничего утверждать, это всего лишь одна из версий, но её нужно учитывать. Если преступник похитил Суман и стал шантажировать этим Жерома, то он мог поучаствовать в событиях той ночи. Более того, мы ведь однажды сами уже проделали нечто подобное и именно в «Райских кущах». Жером знал, где и как можно совершить подмену.

– Их обоих нужно найти как можно быстрее, – проговорил шоно.

– Я это понимаю, – кивнул Брунен. – Сыск делает всё возможное. Их найдут.

– Но ведь не только Тамир мог подсыпать снотворное в вино Юргена, – снова заговорил Наран.

– Не только, – согласился Альфред. – Но Омари и Ако ещё не вернулись, а хозяином таверны сейчас занимаются.

– Никому не кажется подозрительным, что Омари тоже уехал? – спросил думен.

– Понимаю, что проще заподозрить Омари, чем родственника, – сказал Оташ. – Я сам бы тоже в первую очередь на него подумал. Но то было раньше.

– Его мы тоже проверим, – сказал Брунен.

Рано утром следующего дня Юрген увидел во внутреннем дворе Неру, который выгуливал свою собаку, подошёл к нему, потрепал пса по голове и будто между делом проговорил:

– Как там дела с поисками Жерома?

– Да вроде бы нашли, где его держат, но пока точно неизвестно, – ответил амма.

– И где же?

– А я разве имею право разглашать тайну следствия?

– Нет, не имеешь. Эту информацию ты никому не должен сообщать. Исключение составляют только великий шоно и его визирь, потому что только мы стоим выше господина Брунена.

– Тогда могу назвать адрес. Только это…

– Что?

– Не надо Брунену говорить, откуда ты это узнал. Я ж представляю, что там будет. Мне как-то вообще не хочется от него получать.

– Не скажу, обещаю, – улыбнулся Шу.

Юрген понимал, что по-хорошему надо было предупредить Оташа, но желание как можно быстрее вытрясти из Жерома всю правду было сильнее. Он отправился по указанному адресу немедленно, но дойти до нужного дома не успел, потому что его перехватил Элинор.

– Знать ничего не хочу о том, что ты здесь делаешь, – проговорил он.

– Тогда сам расскажи, что здесь делаешь, – отозвался Юрген.

– Мы следим за домом, в котором, как мы полагаем, скрывается Жером.

– А почему не хотите взять его штурмом?

– Потому что, возможно, там заложница.

– Суман?

– Да. Она может пострадать. Мы пока точно не знаем, сколько там человек.

– Так надо это выяснить!

– А то мы не догадались! Конечно, надо. Послушай, Юрген, я понимаю, что ты больше всех заинтересован в том, чтобы Жером был арестован и допрошен, но спешить здесь нельзя.

– Можно, я хотя бы пока с вами побуду? Вдруг что-то изменится в ближайшее время?

– Только без глупостей.

– Обещаю.

Прошло не так много времени, когда в доме, за которым велось наблюдение, вдруг открылась дверь, и из неё вышел ни кто иной, как Жером. Осторожно оглядевшись по сторонам, он быстрыми шагами перешёл через дорогу к дому напротив, где располагалась небольшая продуктовая лавка.

– Вы не будете его арестовывать? – спросил Юрген.

– Сначала надо узнать про Суман, – ответил Элинор.

– Давай я с ним поговорю.

– Что?

– Прямо там, в лавке. Он не ожидает меня увидеть. Он будет в шоке и, скорее всего, не соврёт.

– Ладно, – секунду поразмыслив, согласился Акст. – У тебя пять минут, не больше.

Шу накинул на голову капюшон и зашагал к лавке. Зайдя внутрь, он едва не столкнулся с Жеромом, который уже планировал уходить. Увидев Юргена, архивариус остолбенел.

– Привет, – заговорил Шу. – У нас мало времени. Это ведь был ты? Ты подменил меня? Я знаю, что ты.

– Я, но…

– Тебя шантажировали Суман?

– Да.

– Она и сейчас в доме?

– Да. Она ранена. Мне нужно вернуться к ней.

– Кто тебя нанял?

– Я не знаю этого человека. Видел его первый раз в жизни. Его зовут Гайнан. У него есть слуга по имени Давуд, именно он похитил Суман. Мне надо вернуться, иначе будет хуже.

– Кто сейчас в доме?

– Давуд и Суман.

– Раздевайся.

– Что? – не понял Жером.

– Раздевайся, – сказал Юрген и начал расстёгивать пуговицы на своей рубашке. – Мы поменяемся местами. Я вернусь в дом вместо тебя, а ты сдашься сыщикам и всё им расскажешь.

– Давуд может заметить подмену. Он здоровый крепкий мужик.

– Я справлюсь. Ты уже наворотил дел, пора расхлёбывать.

Кивнув, Жером начал раздеваться.

– С другой стороны, может, и не сразу заметит, – сказал он. – Я же в основном с Гайнаном общался, а с этим вот не так давно. Он Суман держал у себя.

Торговец смотрел на происходящее в его лавке, выпучив глаза.

– А ты ничего не видел, – бросив взгляд на торговца, сурово произнёс Юрген. Надев костюм Жерома, Шу забрал пакет, который тот приобрёл, первым вышел из лавки и пошёл к дому. Дверь в квартиру, которую назвал Жером, была не заперта. Юрген зашёл внутрь. В небольшой комнатке почти без мебели на кровати лежала Суман, её голова была перевязана, а сама девушка то ли спала, то ли была без сознания. Давуд действительно был здоровым детиной, которому в самый раз было бы в цирке тяжести поднимать. Он сидел прямо на полу и играл с ножом. Увидев Шу, Давуд проговорил:

– Долго ты.

– Там в лавке народ был, – ответил Юрген.

– Ладно, давай сюда.

Шу протянул ему пакет. Давуд достал оттуда лепёшку, отломал кусок и дал Юргену, а затем и сам начал есть. Шу подошёл к кровати и сел на пол рядом с ней. Можно было бы попытаться вырубить его и позвать на помощь сыщиков, чтобы те забрали Суман, но Давуд казался слишком крепким, да и в быстроте его реакции Юрген уверен не был. Если бы речь шла только о нём и его собственной жизни, он бы рискнул, не мешкая, но рядом лежала раненая девушка. От кого ей досталось, Шу не успел узнать. А что если как раз от этого Давуда? Не случайно Жером так торопился вернуться, он явно боялся своего сторожа.

– Долго ещё ждать? – подал голос Юрген.

– Заткнись, – отозвался Давуд.

Бросив взгляд на по-прежнему спящую Суман, Шу вздохнул. Может, сыщики всё-таки пойдут на штурм? Жером ведь им сейчас расскажет, что здесь один Давуд, а девушку Юрген прикроет в случае чего. Так прошло минут пять, а затем сарби вдруг посмотрел на часы, висевшие на стене, и проговорил:

– Раз он не пришёл, значит, что-то случилось. Надо менять хату.

– В смысле менять хату? – не понял Юрген.

– Бери девку и пошли! – приказал Давуд.

– Куда?

– Молча.

Шу осторожно взял Суман на руки, девушка не проснулась. Давуд пошёл к двери, Юрген с Суман направился за ним. Но как только они вышли на улицу, активизировались сыщики.

– Руки вверх! Сыск Шоносара! Дом окружён!

Давуд схватился было за пистолет, висевший у него за поясом, но сделать ничего не успел. Оружие было выбито у него рук метким выстрелом одного из сыщиков. Юрген так и остался стоять у двери с Суман на руках. К ним подбежали сыщики во главе с Элинором.

– Арестуй меня, – на языке нортов проговорил Шу. Он почему-то был уверен, что Давуд его точно не поймёт. – Арестуй и посади с ним в одну камеру.

Акст кивнул, забрал у Юргена Суман и приказал сыщикам надеть на «Жерома» наручники. Один из сыщиков явно был удивлён, но быстро взял себя в руки. Шу доставили в камеру временного содержания, которая пока пустовала, чему норт был несказанно рад. Здесь было довольно темно – свет проходил из узкого зарешёченного окошка. Через некоторое время туда привели Давуда, которому обработали и перевязали рану на руке.

– Я ведь был прав, – зло проговорил сарби и ударил здоровой рукой в стену. Юргену показалось, что она слегка треснула.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю