290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 32)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 32 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Как отравлена? – выкрикнул кто-то.

– По дурости, – ответил Оташ. – Пока вы будете прятаться в этой глуши и не пускать к себе чужаков, пока не начнёте учиться, вы так и будете подвергать свои жизни опасности. Вы живёте на моей земле. Я правитель Шоносара, а вы мои поданные. И я объявляю вам, что вы свободны. Каждый из вас волен жить так, как он пожелает, если это не будет нарушать закона Шоносара. Караель больше вам не госпожа.

– Как так? – снова выкрикнул один из местных.

– Очень просто. Я уже сообщил ей, что вы теперь вправе покинуть эту общину. Если же вы не хотите этого делать, то это ваше право. Вы можете продолжать кочевать все вместе. Но если вы пожелаете, если у вас появится необходимость, каждый из вас может отправиться в любую точку Шоносара. Караель останется с вами, но госпожой она больше не будет. Она хранительница ваших традиций. Если вам они дороги, то воля ваша. Я же волею Тенгри и Табити говорю вам, что для продолжения рода Караель не обязательно нужен норт королевской крови. Караель должна выйти замуж за того мужчину, который ей понравится. И этот мужчина должен будет любить её. А норт он будет или сарби или ещё кто, не это имеет значение. Караель, – Оташ развернулся к женщине, – помни о нашем разговоре. Если я узнаю, что ты баламутишь народ, что настраиваешь их против меня и пытаешься вернуть былую власть, ты понесёшь наказание.

– Я поняла, великий шоно, – ответила она.

– Теперь я обращаюсь к тем, кто хочет остаться жить в этой общине, – продолжал Оташ. – Как в каждом поселении Шоносара, у вас должен быть свой старейшина. Менгэ, который представляет закон. Я назначил на эту должность Карахана. Уважайте его, прислушивайтесь к его мнению. Теперь он является моим наместником. Также я оставлю здесь своих воинов, дабы они проследили за тем, как исполняется моя воля.

Перед тем как покинуть поселение, Юрген зашёл в гер Караель. Женщина сидела на постели с чашкой травяного чая в руках и выглядела очень растерянной.

– Я думала, вы уже уехали, – сказала она, увидев своего гостя.

– Мы почти, – ответил Шу.

– Ты хочешь мне что-то сказать?

– Проститься.

– Прощай.

– Я ведь понимаю, что ты ни в чём не виновата. Тебя так воспитали. Но ты ведь видела, что есть другая жизнь. В отличие от своих соплеменников, ты выезжала за пределы вашей общины.

– Я не умею жить по-другому.

– А ты хочешь?

– Не знаю. Мне очень жаль, что у нас с тобой ничего не вышло. Я хотела принадлежать тебе.

– На одну ночь? – усмехнулся Юрген. – Чтобы потом прогнать?

Караель не ответила.

– Прощай, – сказал Шу и развернулся к выходу.

– Постой, – женщина поставила чашку и поднялась.

– Что? – Юрген обернулся.

Караель подошла к нему и, обняв, поцеловала. Шу ответил на поцелуй, но потом всё же отстранился.

– Возьми меня, – прошептала женщина, снова обнимая его.

– Так не должно быть, – сказал Юрген. – Пусть это будет мужчина, который полюбит тебя.

– Меня никто не полюбит.

– Зря ты так думаешь. Ты очень красивая.

– Тогда почему ты меня не любишь?

– Прости, – ответил Шу и покинул гер. Рядом обнаружился Карахан.

– На тебе лица нет, – проговорил новоиспечённый старейшина.

– Почему-то я чувствую себя сволочью, хотя я ничего дурного не сделал.

– Ты из-за сестры?

– Да. Она ведь силой меня сюда привезла, а я теперь чувствую свою вину перед ней. Вот ты знахарь, скажи, это лечится?

– Это называется чистое сердце, – ответил Карахан. – Если жизнь тебе его не залечила, то мои травы тут бессильны.

– Ты многого обо мне не знаешь. Ты даже не представляешь, какие слухи ходят обо мне в Шаукаре и Нэжвилле.

– Я знаю достаточно. И о тебе, и о великом шоно. Я очень постараюсь оправдать ваше доверие.

– А я постараюсь оправдать твоё.

– Мы едем или нет? – спросил подошедший Оташ.

– Едем, – кивнул Юрген.

Шоно, как и обещал, оставил своих людей в поселении, а сам вместе с остальными отправился к месту, где был разбит лагерь его войска. Уже на стоянке к Оташу подошёл Асмет, один из его тойонов, и с улыбкой проговорил:

– Великий шоно, ребята хотят посостязаться, раз уж повоевать не удалось. И мороз как раз спал. Да и когда они последний раз тренировались в лесу да в снегу?

– Я только за, – кивнул Оташ.

– Какие состязания прикажешь провести?

– В стрельбе из лука, из пистолета и в борьбе, конечно же.

– Слушаюсь, великий шоно!

– Мы поучаствуем? – спросил Алтан.

– Разумеется, – ответил Оташ. – Воины должны видеть силу моих приближённых нукеров и равняться на вас. И только попробуйте мне проиграть в борьбе.

– Не проиграем, – уверенно ответил Бальзан.

– Вы все сумасшедшие, – проговорил Юрген. – Я думал, мы домой поедем.

– Поедем, конечно, – сказал Оташ. – Ребята посостязаются, и сразу поедем в Шаукар.

– Я хочу горячую воду и мою кровать.

– Вот что, господин визирь, иди-ка ты посоревнуйся в стрельбе.

– Чего это?

– А то, что воины должны видеть умения второго человека Шоносара, а не только слышать о его любовных похождениях и взяточничестве.

– Какие любовные похождения, Таш? – возмутился Шу.

– То есть ты не отрицаешь, что ты взяточник.

– Вообще-то я это делаю на благо государства.

– Допустим. Но вся армия знает о том, что ты должен был переспать с Караель.

– Да какого? Откуда?

– Не знаю, я им этого не объявлял. И они все уверены, что ты с ней спал.

– У меня в ту ночь желудок выворачивало наизнанку, я мог только доползти до постели и отключиться.

Оташ только пожал плечами.

– Иди стрелять, – сказал он.

– Я, пожалуй, тоже присоединюсь, – проговорил подошедший Альфред.

– У тебя ребро сломано! – воскликнул спешивший за ним Элинор. – Тебе нельзя состязаться!

– Так я и не драться собираюсь, а стрелять из пистолета.

– Но это будет несправедливо. Тебе ребро будет мешать.

– Настоящий воин должен уметь хорошо стрелять, даже будучи раненым, – сказал Оташ. – Юрген тоже ещё не оправился от попадания стрелы и отравления, но будет участвовать.

– Полностью согласен, – кивнул Альфред.

– Ты опять хочешь со мной соревноваться, да? – спросил Юрген.

– Тебе что-то не нравится?

– Я буду соревноваться в стрельбе из лука, – объявил Шу. – А ты, Альфред, состязайся в стрельбе из пистолета. Так пойдёт?

– Пойдёт, – кивнул Брунен.

Даже наблюдать за состязаниями в традиционной борьбе сарби Юргену было холодно. Никого из воинов, похоже, не смущал снег – все они разделись по пояс и сняли сапоги. Поёжившись, Шу направился к наскоро оборудованному стрельбищу. После того как ему пришлось стрелять из лука в Селто, Юрген возобновил свои тренировки и теперь снова по праву считался одним из лучших лучников Шоносара.

Когда на стрельбище появился Оташ, его визирь уже обошёл нескольких своих соперников и пробился в финал состязаний. Шоно смотрел на то, как Юрген уверенно держит в руках лук, как легко ложится в его ладонь стрела, как замирает время в тот момент, когда он делает выстрел, и в очередной раз вспомнил сон, привидевшийся ему у волчьего камня. В том сне его друг был лучником, да таким умелым, что статуе стрелка придали его черты. Но в тот день, когда Оташ и Юрген пришли к волчьему камню, Шу совсем не умел стрелять. Небесный волк знал, кого привёл к великому шоно.

Последний выстрел Юргена принёс ему победу в состязаниях.

– Поздравляю! – проговорил Оташ, пожимая другу руку. – Я не сомневался в твоей победе.

– Спасибо, – улыбнулся Шу. – А как дела у Альфреда?

– Ещё стреляют, сам слышишь. Пойдем, посмотрим.

Друзья прошли мимо площадки для борьбы, где Алтан как раз умело положил своего соперника на лопатки, и вышли ко второму стрельбищу. Они успели вовремя: настал черёд Альфреда сделать свой выстрел. Неподалёку стоял изрядно взволнованный Элинор. Брунен выстрелил. В этот самый момент к Оташу подбежали двое воинов и затараторили наперебой:

– Великий шоно! Великий шоно! Там! Мы поймали лазутчика!

– Какого ещё лазутчика? – удивился Оташ.

– Он был вооружён и пробирался в наш лагерь.

– Привести его ко мне! – приказал шоно, а затем обернулся на Альфреда. – Тебя можно поздравить с победой?

– Можно, – с еле заметной улыбкой кивнул Брунен.

– Тогда поздравляю.

– И я поздравляю, – добавил Юрген.

– Ты тоже победил, я надеюсь? – ответил Альфред.

– Да, не сомневайся. Но у нас тут какой-то лазутчик.

Воины привели пленника, которым оказался Хорул.

– Что ты здесь делаешь? – удивился Юрген. – Это тот самый Хорул, который отравил скорняка, а потом сочинил, что я оборотень.

– Убей меня, – вдруг ответил пленник.

– С чего это?

– У Карахана мне всё равно не жить.

– Это он так сказал?

– Нет, но я знаю. Он женится на Алдане, а я травил её отца.

– Ты был наказан за это.

– Это никого не волнует. К тому же, меня уже обвинили в том, что тогда произошло с вашим с Караель отравлением.

– Ну, косвенно ты действительно был в этом виноват.

– Вот видишь.

– Если ты готов начать жить честно, – заговорил Оташ, – то ты можешь отправиться в Шаукар и найти там работу. Или же ты можешь вступить в моё войско. Но для этого тебе нужно будет доказать, что ты хороший воин.

– Ты что, вот так простишь меня? – удивился Хорул.

– Я не говорил о прощении, я говорил о твоём будущем. Или ты настаиваешь на том, чтобы умереть? Если да, то вызови любого из нас на поединок до смерти и умрёшь. Если нет, то я предоставил тебе выбор.

– Я согласен стать твоим воином и служить тебе, великий шоно, – ответил Хорул.

– Вот и отлично. Асмет введёт тебя в курс дела.

– Так а кто же победил на этот раз: Алтан или Бальзан? – с улыбкой спросил Юрген, когда Хорул ушёл вместе с другими воинами.

– Вечное соперничество с самого детства, – усмехнулся Оташ. – Идём, узнаем.

V

Праздник новолетия принёс в Шаукар тёплую погоду. Несмотря на разгар зимы, в городе было по-весеннему солнечно и сухо. Юрген хорошо помнил, как провёл свой первый новый год в Шоносаре. Накануне вечером все сарби провожали старый год, ели мясо, варёные на пару пирожки и пили чай. Сам праздник начался уже рано утром. Сарби ходили из гера в гер, чтобы поздравить друг друга. Младшие протягивали руки ладонями вверх, а старшие клали поверх свои руки, но ладонями вниз. Оташ тогда объяснил, что этот жест означал готовность всегда поддержать старших и помочь им. Хозяева геров встречали гостей, стоя на белом войлоке, расстеленном у входа в гер. Гости вручали хозяевам подарок – шёлковый платок голубого или белого цвета как пожелание счастья. Хозяева также одаривали своих гостей, угощая их вкусными яствами. Пир в тот день был горой. Баранина, каши, сыры, кумыс, сладкое печенье, арак – и так целый день. В первый день новолетия многие сарби гадали на будущее и снова пировали.

В Шаукаре праздник отличался. Люди уже не ходили в гости так часто, а только к своим родственникам или близким друзьям. Да и традиция подносить шёлковый платок сменилась другими, более рациональными подарками. Даже пир теперь выглядел иначе: в Шаукаре появилось много других кушаний и напитков, завезённых со всех концов света.

Оташ не любил церемонии, поэтому не устраивал во дворце официального праздника. Все отмечали новолетие со своими семьями и друзьями, а сам шоно встретил новый год с Юргеном, Альфредом и Элинором. Позже к ним присоединились Омари с сыном и Ако.

На следующий день Шу отправился поздравить с новолетием Кима. Он пришёл в «Дом сладостей» до наступления сумерек, когда хозяин ещё не был в образе Кимико, но уже проснулся. Ким угостил Юргена сладкой пахлавой и чаем, а Шу рассказал о своих недавних приключениях.

– Значит, ты повстречался с настоящей Снежной женщиной? – проговорил Ким.

– Не знаю, насколько она настоящая, но у них в роду ходит легенда о самой первой Караель, рождённой из снега, – ответил Шу.

– Вдруг так оно и было?

– У меня аж мурашки по коже.

– Представляешь, если бы ей всё удалось? Стал бы отцом Снежной женщины.

– Не было такого в моих планах.

– Но звучит красиво.

– Когда ты в этом не участвуешь, то да.

– Всё уже закончилось, так что можешь расслабиться.

– Да, но мне знаешь, что интересно? Кто был отцом Караель? И кто был отцом Карахана? Я, как приехал, сразу написал Густаву в Нэжвилль. Пусть подключит тайную канцелярию. Может, найдут этих мужчин из рода Леруа? Должны же они знать, что у них взрослые дети, если они, конечно, живы. Не знаю как Караель, а вот её брат точно хотел бы познакомиться с отцом.

Раздался стук в дверь, и заглянувший слуга проговорил:

– Знаю, вы просили не беспокоить, но там тот парень пришёл, с которым вы во дворе занимаетесь.

– Я чего-то не знаю? – спросил Юрген.

– Нет, ты как раз всё знаешь, – улыбнулся Ким. – Это Неру. Я продолжаю его обучать метанию дротиков. У него уже отлично получается.

– Даже в праздники ему не сидится спокойно.

– Он упорный мальчик. Думаю, далеко пойдёт.

– Тогда не буду вам мешать.

Простившись с Кимом, Юрген покинул «Дом сладостей» и зашагал в сторону дворца. Встретив Омари, который уверенно направлялся к «Райским кущам», Шу нисколько не удивился.

– Хочешь продолжить пир? – поравнявшись с ним, спросил Юрген.

– Ну, от хорошей рульки и вина не откажусь, – ответил амма. – Присоединишься?

– Да я у Кима сладкого наелся. Рулька в меня сейчас точно не влезет, а вот вина выпью. Кстати, ты знаешь, где твой сын?

– Увы.

– Чем тебе не нравится его желание научиться метать дротики?

– Дротики – это хорошо, но вот компания для этого более чем странная.

– Да ладно тебе, Ким – отличный парень.

– Ну, знаешь, тебе видней, я с ним так близко не общался.

Они зашли в таверну, и хозяин сразу же поспешил их обслужить. Когда бутылка вина уже заканчивалась, Юрген уставился на входную дверь и замер.

– Ты там привидение увидел? – спросил Омари.

– Да, – кивнул Шу.

– Твою ж… – присвистнул амма, обернувшись на выход. В таверну зашла Караель.

– Я не один её вижу? – тихо спросил Юрген.

– Нет, это не галлюцинация. Я тоже её вижу.

– Прошлый раз мы тоже здесь с ней сидели. Грог пили. Потом я очнулся на цепи.

Караель заметила Шу, радостно улыбнулась и подошла к их с Омари столику.

– Как хорошо, что ты здесь, – проговорила она.

– Что ты делаешь в Шаукаре? – задал вопрос Юрген.

– Я сбежала.

– Почему? Зачем?

– Нет мне там жизни больше.

– Тебя Карахан обижает?

– Нет, наоборот. Он обо мне заботится. Это невыносимо.

– Невыносимо, когда о тебе заботятся? – удивился Омари.

– Когда все люди больше не видят во мне ту, кем я была. В одночасье я перестала быть для них госпожой. Как будто бы не было этих долгих лет, когда Караель правила всеми. Моя мать, моя бабка, моя прабабка… Как будто это всё пустой звук.

– Но разве к тебе плохо относятся? – спросил Шу.

– Ко мне никак не относятся. Я кажусь себе тенью.

– И поэтому ты приехала в Шаукар? Что ты хочешь здесь найти?

– У меня никого нет, кроме тебя.

– Э, постой. Я тебе никто. Ну, то есть я для тебя визирь. Как и для всех в Шоносаре.

– Значит, ты должен мне помочь. Ты визирь великого шоно, а я его поданная.

– Ловко ты вывернула. И чем я могу тебе помочь?

– Найди мне жильё и работу.

– Ты собралась работать? Ты серьёзно? Ты могла бы жить в своей общине и ничего не делать, потому что твой брат бы заботился о тебе. Что ты вообще умеешь делать?

– Шить, вышивать, делать бусы и браслеты.

– Ну, подчиняться ты явно не очень умеешь… Может, тебе открыть свою мастерскую? Я могу снять для тебя помещение на первое время и дать денег на материалы. Но потом ты сама должна будешь всем этим заниматься и платить тоже.

– Я согласна, – с улыбкой кивнула Караель. – Спасибо тебе.

Вернувшись во дворец, Юрген обнаружил в своих покоях Оташа. Шоно стоял на балконе, любуясь закатом.

– Ты выстудил мне комнату! – возмутился Шу. – Мне опять с грелкой спать.

– Свежий воздух полезен для здоровья, – ответил Оташ, возвращаясь в комнату и закрывая за собой дверь. – А ты где-то пил? Неужели с Кимом?

– Нет, с Кимом я пил только чай, а потом я столкнулся с Омари.

– Я мог бы догадаться.

– Ты не представляешь, кого мы встретили.

– Слона?

– Нет, почему слона? Караель.

– Что она делает в Шаукаре? – удивился Оташ, и Юрген пересказал ему их разговор.

– Она ушла ночевать на постоялый двор, – закончил он свой рассказ.

– Хорошо хоть ты ей должность во дворце не предложил, – ответил шоно.

– Ты меня этим всю жизнь будешь попрекать?

– Да.

– Слушай, Таш, а почему у нас нет зверинца? – вдруг спросил Шу.

– Чего?

– Зверинца.

– Это я понял. Но с чего ты вдруг про зверинец?

– В Нэжвилле есть, в Фейсалии есть, в Айланорте тоже… И нам надо.

– Как это связано с Караель?

– С ней никак. Просто ты про слона заговорил, и я вспомнил про Мхотепа в Уасете. И я давно подумываю о зверинце в Шаукаре.

– Зачем мне зверинец, у меня уже есть ты.

– Таш! Ну, я же серьёзно.

– Хорошо, в таком случае у нас уже есть крокодил.

– С этим не поспоришь, – улыбнулся Юрген. – А у Неру есть Пират. Но давай всё-таки устроим зверинец.

– Это же безумные траты, эне.

– Но оно же окупится. Люди пойдут смотреть на зверей и будут за это платить. Я уверен, что им всем понравится эта затея, и сарби захотят посмотреть, например, на капибару.

– Что это?

– Это такой большой смешной грызун из Айланорте. А ещё надо из Аранты привезти больших крыланов.

– Тебе больше заняться нечем? Другой работы у тебя нет? То ты преступления расследуешь, а теперь ты ещё и ботаник.

– Зоолог. Ботаник травками занимается, а я про зверей говорю.

– Ладно, делай, что хочешь, – махнул рукой Оташ.

Уже на следующий день Юрген нашёл неплохое место под мастерскую Караель на Торговой улице, заплатил за первый месяц, а затем пригласил туда новоиспечённую хозяйку.

– Возражения не принимаются, – сразу объявил Шу. – Хорошее место найти не так просто.

– Не будет никаких возражений, – ответила Караель. – Я очень тебе благодарна.

С этими словами женщина обняла Юргена и хотела поцеловать, но он отстранился.

– Я думал, мы всё выяснили, – сказал Шу.

– Прости, – Караель сделала шаг назад.

– Знаешь, тебе придётся учиться жить в городе. Тут другие законы. И надо уметь за себя постоять.

– Я справлюсь.

– Я сказал хозяину присмотреть за тобой. Он живёт здесь неподалёку, его зовут Мирас. Если тебе понадобится помощь, обращайся к нему.

– Хорошо. Спасибо тебе ещё раз.

– Если ты передумаешь и захочешь вернуться к своим, я пойму.

– Надеюсь, что не передумаю.

– Карахан знает, куда ты ушла?

– Знает. Он тоже сказал, что я всегда могу вернуться.

– Твой брат – хороший человек и любит тебя.

– Я не очень понимаю, что значит любить, но Карахан – хороший человек, это верно.

Юрген не знал, получится ли у Караель задуманное, справится ли она с мастерской, научится ли жить в городе, но очень хотел верить в то, что ответ на все эти вопросы был да. Он сделал всё, что мог, и больше не хотел испытывать чувство вины. Загоревшись идеей зверинца, Юрген теперь занимался этим с утра до ночи. Всё оказалось намного сложнее, чем он думал, но это его не останавливало. Но когда в Шаукар пришла весна, Шу снова пришлось вспомнить о Караель и её брате. Пришло письмо из Нэжвилля.

«Мой любезный братец Юрген,

твоя история меня очень заинтересовала. Мы в Нэжвилле и не слышали никогда о Караель и её слугах. В нашей холодной стране всегда была своя сказка о Снежной женщине, но, думаю, ты её и сам знаешь. Я поручил господину Латимору разузнать о мужчинах из рода Леруа, кто мог бы годиться в отцы Караель и её брату, и наша Тайная канцелярия прекрасно справилась со своей работой. Они оба нашлись. Более того, они оказались родными братьями. Удивительное совпадение, правда? Оба брата, Гаспар и Ролан, когда-то были похищены, а когда вернулись домой, почти ничего не помнили из того, что с ними произошло. Однако их порой посещали воспоминания, которые они принимали за сны. Им казалось, что они видели красивую белокожую и черноволосую женщину, которая будто бы танцевала у костра. Первым был похищен Гаспар, так что, думаю, он приходится отцом Карахану, а Ролан – отец Караель. Оба брата сейчас едут к вам в Шаукар. Письмо должно опередить их на день-два.

Твой Густав».

Прочитав письмо, Юрген тут же поспешил к Оташу. Шоно о чём-то беседовал с Нараном.

– Хорошо, что ты зашёл, эне, – проговорил Оташ. – У нас скоро будут гости.

– Ты уже знаешь? – удивился Шу.

– Мне Наран только что сообщил.

– А Наран откуда знает?

– Так это его сестра, как ему не знать?

– Какая сестра? – продолжал недоумевать Юрген.

– Эне, ты вообще в порядке? К Нарану приезжает сестра с мужем. Они до сих пор жили в поселении думенов.

– А я совсем про других гостей! Густав написал. Нашлись отцы Караель и Карахана.

– И что, ты хочешь сказать, что они едут к нам?

– Ага. Густав их отправил.

– Очень люблю своих родственников, – вздохнул Оташ.

– А что не так? Почему сестра Нарана с мужем – это нормально, а родители Караель и Карахана нет?

– Потому что от Нарана у нас пока проблем не было, только помощь.

– Ничего, что я здесь? – подал голос Наран.

– Когда твоя сестра приезжает? – спросил Юрген.

– Где-то через неделю, может, раньше.

– А Леруа будут здесь уже завтра-послезавтра.

– Они в курсе, зачем сюда едут? – спросил Оташ.

– Вроде да.

– Сам тогда ими занимайся. Сам заварил эту кашу, сам и расхлёбывай.

Братья Леруа прибыли в Шаукар уже следующим вечером. Чего Шу никак не ожидал, так это того, что они окажутся близнецами. На первый взгляд они показались Юргену вообще абсолютно одинаковыми, и он различал их только по одежде, которая, к счастью, была у них разного цвета. Походный костюм Гаспара был кофейного оттенка, а Ролан был одет во всё тёмно-синее. Представившись, Шу пригласил гостей во дворец отдохнуть с дороги, на что братья с радостью согласились. Им было около пятидесяти, но выглядели мужчины очень молодо и подтянуто. После того как гости искупались и переоделись, Юрген распорядился об ужине. Поначалу он снова перепутал братьев, так как они сменили наряды, но чуть позже, когда они вместе сидели за столом, Шу начал замечать, что мужчины на самом деле были совершенно разными. Их отличали жесты, мимика, выражения лиц, даже тембр голоса у каждого был свой.

– Хочу от нас двоих поблагодарить вас за гостеприимство, господин визирь, – проговорил Гаспар. – Вижу, что вы оттягиваете разговор о том, ради чего мы приехали.

– Его высочество всё вам рассказал? – спросил Юрген.

– Да. То, что мы принимали за сон, было явью.

– Женщина из ваших снов реальна, это верно. Она умерла, но оставила после себя двоих детей. Ваших детей.

– Значит, у меня есть взрослый сын, а у Ролана дочь?

– Да. Там, в Нэжвилле, у вас есть семьи?

– Нет, – покачал головой Гаспар. – У нас не сложилась личная жизнь. Мы с братом были влюблены в одну и ту же женщину и поступили с ней нечестно.

– Не надо, – попытался остановить брата Ролан.

– Если господин визирь захочет узнать правду, он её узнает, не так ли? – возразил Гаспар.

– Если вы не хотите рассказывать, не нужно, – ответил Юрген.

– Но я уже начал. Мы не смогли выбрать, кто из нас возьмёт её в жёны, и встречались с ней, не признаваясь ей, что нас двое. Она не знала этого и ни о чём не догадывалась. Когда же правда вскрылась, наша возлюбленная посчитала это предательством и бросила нас обоих. Она потом вышла замуж за другого.

– Теперь забавно осознавать, что мы снова оказались в похожей ситуации, – грустно улыбнулся Ролан. – У наших детей одна мать.

– Наверное, это судьба, – проговорил Шу. – Если вы готовы, то завтра утром мы отправимся к Караель, она живёт здесь, в Шаукаре. А до места стоянки общины Карахана сейчас около двух дней пути.

– Мы готовы, – кивнул Гаспар.

После ужина с братьями Юрген вернулся в свои покои, а затем зашёл к Оташу и рассказал ему обо всём.

– Думаешь, Караель будем им рада? – спросил шоно.

– Не знаю, – покачал головой Юрген. – Я ведь её не предупредил даже. Но я узнал у Мираса, что её мастерская работает и вроде бы всё хорошо. Она справляется.

– А если эти братья из рода Леруа, то они должны обладать каким-то даром, или я ошибаюсь?

– Я не спрашивал, как-то не до того было. Но мне тоже любопытно.

Ответ на свой вопрос друзья получили уже рано утром, когда весь дворец был поставлен на уши, потому что Неру потерял своего пса. Пират уже успел вырасти почти до размеров взрослой собаки, и потерять овчарку, казалось, было довольно трудно. Пёс обнаружился в гостевых покоях в постели Ролана. Оказалось, что у обоих братьев был дар, схожий с тем, которым обладали его величество Фарлей и его сын, принц Шелдон. И Гаспар, и Ролан умели по-особенному общаться с животными, и у них дома как раз жили сторожевые собаки, которых им пришлось оставить на слуг на время путешествия в Шоносар.

– Предатель, – обиженно произнёс Неру, найдя Пирата.

– Я не знал, что это ваша собака, – растерянно ответил Ролан на языке нортов.

– Я не очень понимаю язык нортов, но я вижу, что вам жаль, – сказал Неру.

– Надеюсь, что вы не сердитесь на меня, – перешёл на язык сарби Леруа.

– Не сердится, – рассмеялся Юрген. – А вы неплохо говорите на сарби.

– Мы с Гаспаром выучили этот язык после свадьбы его величества. Решили, что может пригодиться, и вот, не ошиблись.

После завтрака Шу, Гаспар и Ролан отправились на Торговую улицу. Когда они подошли к швейной мастерской, Караель уже была там. Юрген давно не видел её и сейчас заметил, как она изменилась. Женщина по-прежнему была очень красивой, но больше не выглядела несчастной или одинокой.

– Ты? – удивилась она, увидев Шу.

– Я хочу тебя кое с кем познакомить, – ответил Юрген. – Это Ролан Леруа, твой отец. А это Гаспар, его брат и твой дядя.

Караель замерла. Казалось, она перестала дышать.

– Здравствуй, – тихо произнёс Ролан.

– Ты правда мой папа? – наконец, вымолвила женщина.

– Правда.

– Я даже… я не…

– Я тоже не знал.

– Может, нам стоит дать им поговорить наедине? – предложил Юрген.

– Думаю, вы правы, – кивнул Гаспар, и они вдвоём вышли из мастерской. Леруа выглядел взволнованным, и у него даже слегка дрожали руки.

– Всё будет хорошо, – проговорил Шу, чувствуя, что надо хоть что-то сказать, когда молчание начало казаться ему неловким.

– Она такая…

– Красивая?

– И взрослая. Это так странно. Вот так живёшь и думаешь, что уже почти вся жизнь прошла, а тут такой поворот.

– Карахан на полтора года старше.

– Мне, кажется, надо выпить.

– Держите, – Юрген достал из внутреннего кармана флягу, которую он позаимствовал у Омари.

– Благодарю, господин визирь, – Гаспар сделал пару глотков и вернул флягу.

Ролан с дочерью вышли из мастерской где-то через четверть часа.

– Я еду с вами к Карахану, – проговорила Караель. – Сейчас я только закрою мастерскую.

Вчетвером они уже собрались покинуть Шаукар, когда их вдруг догнали Алтан и Бальзан.

– Дайте угадаю, – усмехнулся Юрген, – вас Оташ послал.

– Ага, – кивнул Алтан. – Говорит, что пока не доверяет этой общине.

– Это нукеры великого шоно, – объяснил Шу Леруа. – Тоже братья, как и вы, только не близнецы. Хотя и похожи.

Когда путники добрались до леса, уже стемнело. Большую часть дороги Ролан и Караель провели в разговорах, каждому хотелось узнать больше друг о друге. Юргену было радостно от того, что его затея удалась и что отец и дочь смогли сблизиться. Он плохо спал прошлую ночь из-за переживаний, а теперь мог расслабиться. Почему-то ему казалось, что с Караханом точно не будет проблем.

Бальзан набрал дров, Алтан развёл костёр и повесил на огонь котелок, а Ролан и Караель всё не могли наговориться. Гаспар иногда присоединялся к их беседе. Юргена же клонило в сон. Он так и уснул под перешёптывание отца с дочерью.

Шу проснулся посреди ночи, потому что захотел в туалет. Все, кроме дежурившего Алтана, спали.

– Долго они болтали? – шёпотом поинтересовался Юрген.

– До полуночи точно, – ответил сарби.

Вернувшись, Шу увидел, что Алтана на дежурстве сменил Бальзан, и снова лёг спать. Теперь сон почему-то не шёл. Юргену то вспоминались родители, то он вдруг начинал переживать, что давно не навещал Сабиру, потому что с головой ушёл в строительство зверинца. Пообещав себе, что зайдёт к ней первым делом по возвращении, Шу всё-таки уснул.

Рано утром они продолжили путь к общине Карахана, а уже к вечеру впереди показалась стоянка. Теперь, когда снег сошёл и повсюду зеленела молодая трава, Юргену казалось, что всё, что происходило с ним в этих герах, было каким-то сном. Он понимал ощущения братьев Леруа, хоть его и ничем не опоили, прежде чем он покинул эту стоянку. Количество геров не уменьшилось – никто из местных, кроме Хорула и Караель, не пожелал покинуть общину. Карахан сам вышел навстречу гостям. Шу показалось, что старейшина возмужал и будто бы даже раздался в плечах.

– Очень рад вас видеть! – широко улыбнулся Карахан. – Юрген, сестрёнка!

– Я тоже рад, – кивнул Шу. – Я хочу тебе представить вот этих людей. Это Гаспар, твой отец. А это Ролан, твой дядя.

– Это правда, – подтвердила Караель.

– Ты не забыл тот наш разговор, – тихо сказал знахарь. – Ты нашёл их… Ты сделал это для нас. Спасибо.

– Ты рад? – задал вопрос Гаспар, и его голос дрогнул.

– Я пока не понял, – ответил Карахан. – Наверное, да. Рад. Это слишком неожиданно. У меня ещё в прошлом году не было никого. А теперь у меня есть жена, сестра и даже отец.

– Ты познакомишь меня со своей женой?

– Конечно. Пойдём.

– Мне кажется, тут всё в порядке, – проговорил Алтан.

– Утром в обратный путь? – поинтересовался Бальзан.

– Да, – кивнул Юрген. – Я своё дело сделал. Дальше пусть они сами.

С рассветом Шу простился с Караханом, его сестрой и их новоиспечёнными родителями и вместе с Алтаном и Бальзаном отправился в путь домой.

– Хорошо, когда всё хорошо, правда? – проговорил Юрген, когда они покинули стоянку.

– Лучше сплюнь, – отозвался Алтан.

– У нас вечно что-то приключается, – подтвердил Бальзан.

– Не вечно, – возразил Шу. – А у Карахана в общине, кажется и правда всё хорошо.

– Тут да, – кивнул Алтан. – Я поговорил с нашими ребятами, они говорят, что всё спокойно. Народ принял новые правила.

– Слушай, Юрген, – заговорил Бальзан, – а это правда, что у нас скоро будет зверинец?

– Не уверен насчёт скоро, но будет, – ответил Шу.

– Со слоном? – оживился Алтан.

– Вполне может быть, что и со слоном. Чем мы хуже Уасета?

– Мы лучше!

– Вот я тоже так думаю.

Когда до Шаукара оставалось меньше дня пути, впереди показались два всадника: мужчина и женщина. Ехали они явно издалека. Юрген вспомнил о гостях, которых ждал Наран, и, догнав их, поздоровался и спросил:

– Вы случайно не сестра Нарана и её супруг?

– Всё верно, – улыбнулась женщина. – Меня зовут Дара, а моего мужа Тамир.

– Визирь великого шоно Юрген Шу и его нукеры Алтан и Бальзан.

– Знакомство с тобой честь для нас, – ответил Тамир.

– Я тоже рад, ведь Наран очень много сделал для Шоносара.

– Вы откуда-то возвращаетесь? – поинтересовался думен, когда они поехали дальше.

– Да, я ездил по делам в одно небольшое поселение неподалёку, – ответил Юрген.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю