290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 28)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 28 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Выпью, выпью, – ответил Жером и скрылся за дверью.

Юрген подождал ещё около четверти часа, а затем осторожно заглянул в таверну: ни Жерома, ни Кима с Аязом там не было. Шу зашёл в зал, огляделся по сторонам и зашагал к выходу.

– Господин визирь что-то забыл? – услышал он голос хозяина.

– Я тебе заплатил? – пьяным голосом поинтересовался Юрген.

– Заплатил, хорошо заплатил, – закивал хозяин.

– А, ну и славно, – и Шу вышел на улицу. Он очень жалел, что не видел, как всё произошло и куда увели Жерома. Оставалось довериться Альфреду и сыщикам и ждать результата. Юрген уже направился в сторону дворца, как вдруг едва не столкнулся с Неру.

– Дай догадаюсь, – остановив юношу, проговорил Шу. – Ты спешишь к Альфреду, чтобы сообщить, где Жером?

– Ага, – кивнул Неру.

– И где?

– В подвале дома, где Далер комнату снял. Там сейчас господин Акст.

– Ну, беги, – Юрген отпустил парня и сам отправился к указанному месту. Он уже заранее знал, что услышит о себе много лестного и от Оташа, и от Альфреда, но любопытство взяло верх. Подойдя к дому, Шу огляделся по сторонам в поисках Элинора, но не нашёл его. Тогда Юрген приблизился к подвальному окошку и наклонился, чтобы заглянуть внутрь, но в этот момент кто-то схватил его за ногу. Шу подскочил на месте и, обернувшись, увидел Элинора, который стоял у угла дома, приложив палец к губам.

– Чего ты меня пугаешь? – шёпотом спросил Юрген.

– А чего ты лезешь? – также шёпотом отозвался Акст.

– Я тебя не заметил.

– Ещё не хватало, чтобы ты меня заметил!

– Всё по плану? Они там?

– Да. Сейчас придёт Альфред, и будем их брать. Ким на месте подключится.

– Тогда я тоже подключусь.

– Оташ будет недоволен. Альфред тоже.

– Да я в курсе. Когда меня это останавливало?

Покачав головой, Элинор подошёл к подвальному окошку и присел на корточки.

– Сам смотришь, а мне нельзя? – громким шёпотом возмутился Юрген.

– Да тише ты, – отозвался Акст.

– И что там? Видно?

– Плохо. Спины вижу Аяза и Баргака. За ними уже ничего не видно. И света там мало.

– Какого чёрта ты здесь делаешь? – послышался сзади голос Альфреда.

– Я вообще ничего не делаю, – отозвался Юрген. – Просто наблюдаю.

Брунен был в компании ещё двух парней. Тяжело вздохнув, он спросил:

– Элли, они там?

– Да, – кивнул тот.

– Тогда ждём сигнала. А ты, господин визирь, оставайся здесь и никуда не лезь!

– Он тоже хотел подключиться, – проговорил Элинор.

– Я ему подключусь, – ответил Альфред.

В этот момент дверь, ведущая в подвал, приоткрылась.

– Пошли, – приказал Брунен. Сыщики скрылись, а Шу снова остался ждать. Из подвала послышались голоса и сильный шум. Юрген снова заглянул в окошко, но весь обзор перегородила чья-то широкая спина. Вдруг из подвала выбежал ошарашенный Жером вместе с одним из сыщиков, которые пришли с Альфредом. Сыщик стал медленно обходить дом, внимательно вглядываясь в окна.

– Что случилось? – спросил Юрген.

– Аяз сбежал, – ответил Жером.

– Это как?

– Ну, Далера и Баргака взяли быстро, они даже опомниться не успели, а этот Аяз, он же совсем бандит, он схватил Суман…

– Так Суман тоже в подвале?

– Да, она там. Сидит в шоке. Я как её увидел, даже заволновался, что сыщики не успеют, потому что она сейчас меня расколет.

– И Аяз её схватил?

– Схватил и ей прикрылся, ни Альфред, ни Ким не рискнули сразу в него выстрелить, потому что Суман могла пострадать, а этот бандит выскочил через дверь, которая ведёт прямо в дом. Ну, Альфред и Элинор кинулись за ним, а Ким и другой сыщик остались охранять Далера и Баргака. Меня отослали, чтобы не мешался.

Юрген последовал примеру сыщика и тоже стал осматривать дом.

– И что вы хотите обнаружить? – поинтересовался Жером.

– А вот что, – и Шу показал рукой наверх. – По крыше можно на соседний дом перескочить.

– Вот же он! – крикнул сыщик, доставая пистолет.

Действительно Аяз ловко перебрался на крышу другого дома и теперь бежал по ней.

– Где же Альфред? – пробормотал Юрген. Тем временем преступник подбежал к самому краю и прыгнул на следующую крышу. Шу увидел, что Брунен и Акст только выбрались на крышу того дома, где все и произошло, и побежал вслед за сыщиком. Оружия у Юргена не было, потому что так было запланировано с самого начала – чтобы у преступников не возникло ни капли сомнения в том, что его можно легко взять. Шу старался не потерять из виду Аяза, но тот вдруг исчез.

– Куда он делся? – воскликнул Юрген.

– В дом спустился, – ответил Жером, и Шу только сейчас понял, что он бежал следом за ним.

– Стой у выхода из подвала! – приказал Юрген сыщику, а сам побежал к двери в дом.

– Ты дурак? – крикнул ему Жером. – Ты же без оружия!

– А ты не ходи за мной! – отозвался Шу и забежал в дом. Оказавшись за дверью, он услышал шаги по лестнице и замер. Жером его не послушался и зашёл следом. Юргену вдруг пришла в голову бредовая идея, и он, приложив палец к губам, полез Жерому под плащ. Тот округлил глаза, но промолчал. Шу быстро достал из-под подкладки маленький мешочек, а из кармана спички. Шаги приближались, и Юрген поджёг мешочек и кинул его прямо на лестничные ступеньки. Повалил пряный дым. Жером отпрянул назад к двери. На лестнице показался Аяз. Закашлявшись, он спустился вниз и увидел Юргена. Не зная, чем можно отбить нужный ритм, Шу захлопал в ладоши. Он так никогда ещё не делал и не был уверен, что это сработает. Аяз явно опешил.

– Стой здесь, – не прекращая хлопать, проговорил Юрген. – Стой, никуда не ходи.

На мгновение Аяз действительно замер. Шу обрадовался, что всё получилось, и перестал хлопать. Аяз постоял так несколько секунд, а затем вдруг помотал головой, снова закашлялся и, достав пистолет, направил его на Юргена. Тот подошёл к Жерому, и вдвоём они переговорили выход на улицу.

– Дай пройти, – хрипло проговорил Аяз.

– На улице сыщик, – ответил Шу. – Бежать бессмысленно.

– Я выстрелю. Считаю до трёх. Один.

– Это глупо, – сказал Юрген, краем глаза взглянув на Жерома. Тот не шевелился.

– Два.

– Три! – раздался голос Альфреда с лестницы, а затем прогремел выстрел. Аяз упал, едва не завалившись прямо на Жерома.

– Почему вы так долго? – возмутился Юрген.

– И это вместо благодарности?

– Потому что Аяз запер за собой выход на крышу, мне понадобилось некоторое время, чтобы отпереть замок, – объяснил Элинор.

– А ты тут цирк устроил, – проговорил Брунен.

– Вообще-то я его задержал как раз до вашего прихода, – ответил Юрген. – Так что меня тоже надо поблагодарить.

– Судя по всему, благодарить надо ещё и Жерома, – усмехнулся Альфред.

– Ему я сказал за мной не ходить.

– Я хотел помочь, – проговорил Жером.

– Ну, считай, что помог, – вздохнул Шу. – А что у нас с Аязом? Убит?

– Вообще-то жив, – склонившись над раненым, ответил Элинор.

– Значит, вылечится и отправится в тюрьму, – заключил Брунен.

Когда Юрген вернулся во дворец вместе с остальными, Оташ выслушал доклад Альфреда и, повернувшись к своему визирю, проговорил:

– Ты что должен был сделать?

– Пойти в таверну, сделать вид, что напился, выйти в туалет и поменяться с Жеромом, – ответил тот. – Я всё так и сделал.

– Нет, как ты должен был поступить потом?

– Ну, вернуться во дворец.

– А куда ты вместо этого поскакал?

– Я не скакал!

– Тебя могли убить. Этот Аяз мог тебя убить.

– Не убил же. Вообще-то я помог. Иначе бы Альфред и Элинор ещё неизвестно сколько за ним гонялись.

– Что, снова тебя лишить тебя жалования?

– Да от тебя ничего другого и не дождёшься.

– А что ты будешь делать с Жеромом? – поинтересовался Брунен. – Он там, за дверью торчит.

– Я обещал ему свободу, если согласится помочь, – ответил Оташ.

– Что, просто отпустишь? Не станешь больше пользоваться его услугами?

– Если вы хотите, чтобы он как-нибудь ещё меня заменил, то это же будет далеко не каждый день, – сказал Юрген. – А всё остальное время он бездельничать будет?

– Нет, так дело не пойдёт, – покачал головой шоно. – Надо дать ему работу.

– Да он делать ничего не умеет.

– Помнишь Джулиана из Айланорте? – вдруг спросил Оташ.

– Помню, – кивнул Шу.

– Он рассказывал, что у него есть официальная должность в сыске. Только я не вспомню названия. Он работает в помещении, где хранятся все бумаги.

– В архиве? – догадался Юрген.

– Точно.

– Архивариус? – предположил Альфред.

– Вот да, это слово, – кивнул шоно. – Я его не повторю.

– И что, ты хочешь назначить Жерома архивариусом? – спросил Шу.

– Ну, у нас уже есть куча бумаг, которая хранится где угодно. И в библиотеке, и в твоём столе, и у всех министров и больше всего у Карсака с Нараном. Я давно думаю о том, что это надо привести в порядок, да всё руки не доходили. Пусть Жером этим займётся, если согласится, конечно. Я хочу предложить ему два варианта: либо он возвращается в Нэжвилль и делает, что хочет, либо получает официальную должность ахри…

– Архивариуса, – поправил его Юрген.

– Вот его. В Шаукаре.

– Ну, кто-то в самом деле должен всем этим заниматься. А ты не боишься это всё ему доверить? Он же мошенник.

– Сначала он подпишет бумагу о неразглашении, согласно которой его будет ждать смертная казнь за нарушение.

– Ладно, – кивнул Шу. – Тогда для этого надо выделить помещение.

– Об этом я тоже уже подумал. У нас же часть подвалов свободна. К тому же, темница вообще скоро полностью переедет в Алмазар.

– Тогда я позову Жерома? – предложил Элинор. Оташ кивнул. Когда Жером зашёл в покои, шоно всё ему объяснил и попросил дать ответ.

– Я согласен, – кивнул тот. – И хочу сказать спасибо. Я постараюсь не подвести.

– Мне кажется, надо ещё Кима поблагодарить за помощь, – сказал Акст.

– Верно, – согласился Оташ. – Это ведь всё изначально было благодаря его внимательности. Я его отблагодарю за службу, не волнуйся.

Когда со всеми делами, наконец, было покончено, Юрген принял ванну и уже почти было лёг спать, как вдруг его осенило. Завтра же был день рождения Оташа. Шоно очень не любил, когда из этого дня делали праздник, и все это знали, хотя подарки во дворец всё равно посылали. Уже с утра можно было ждать послов из других государств и посыльных со всего Шоносара. Юрген тоже старался не отставать и дарить что-нибудь своему лучшему другу и брату, но в этот раз из-за всего произошедшего он как-то отложил всё на потом и вот это потом уже наступило. Шу стало не по себе. Конечно, Оташ не обидится, если Юрген ему ничего не подарит, но сам он этого допустить не мог. Накинув халат, Шу тихо вышел из своей комнаты и направился к Нарану. Думен уже лёг спать, но Юрген решил ему помешать.

– Что-то случилось? – сонно спросил Наран, увидев визиря.

– Ты же знаешь, какой завтра день?

– День рождения Оташа.

– Да. И у меня к тебе будет одна большая просьба.

Оташ ещё дремал, когда в его покои вдруг ворвался уже одетый Юрген и, скинув на пол одеяло, воскликнул:

– Вставай, мой друг, нас ждут великие дела!

– Что на тебя нашло? – зевнув, отозвался шоно. – Тебя обычно в это время не поднимешь.

– А сегодня особый случай. Или ты хочешь дождаться послов с подарками?

– Нет, послов с подарками не хочу.

– Тогда вставай, умывайся, одевайся и пошли!

– Куда пошли?

– А это так важно?

– Ну, вообще-то я великий шоно, знаешь ли.

– Наран обо всём позаботится. Я уже с ним договорился.

Уже через полчаса они выехали из дворца без сопровождения Алтана, Бальзана или других стражников. Оташ понял, что они едут к дороге, ведущей на север, и спросил:

– Замёрзнуть не боишься, эне?

– На мне же тёплый жилет, – невозмутимо ответил Юрген.

Небо с утра было хмурым, а тучи и вовсе походили на снежные. Это время года в Шаукаре было тёплым, а снег жители столицы видели пару-тройку раз за всю зиму, но вот севернее было намного холоднее, и степь обычно укрывалась белым одеялом до весны. Сейчас был конец ноября, и кое-где в Шоносаре уже лежал снег, а в Нейто уже давно царил Минлей, закрывший собой солнце.

Город остался позади, и Оташ вдохнул полной грудью. Да, он очень полюбил Шаукар, который они с Юргеном создали, но ничто не могло сравниться со степью и этими бескрайними просторами. Шу, ехавший чуть впереди, обернулся и вдруг довольно улыбнулся.

– Ты похож на кота, который наелся хозяйской сметаны, – заметил Оташ. – Выкладывай, о чём ты думаешь?

– Я просто вижу, что тебе тут хорошо, – ответил Юрген.

– Отчего же мне будет плохо?

– Мне иногда кажется, что тебе слишком тесно во дворце.

– Есть такое.

– Вот видишь.

– Только не делай сейчас глупых выводов, как ты умеешь. Эне, я люблю Шаукар и мне нравится наш дворец. И в первую очередь я правитель Шоносара, который должен сделать всё для своего народа, а только потом человек, привыкший к жизни под открытым небом.

– Я всё понимаю, – кивнул Юрген.

Какое-то время они ехали молча, а затем Шу объявил:

– Делаем привал.

– Прямо здесь? – немного удивился Оташ. Вокруг не было ни перелеска, ни холма. Просто голая степь.

– Именно здесь, – ответил Юрген. Спешившись, он достал из сумки покрывало, бутылку вина и лепёшки. – Будем праздновать твой день рождения.

Наблюдая за тем, как его друг сосредоточенно расправляет покрывало на колючей сухой траве, Оташ не мог сдержать улыбки. Наконец, Юрген посчитал, что всё выглядит достаточно эстетично, сел и похлопал по мягкой ткани. Оташ сел рядом.

– Только я бокалы не брал, – сказал Шу. – Подумал, что разобью.

– Не страшно, эне, – ответил шоно. – Можно и прямо из бутылки.

– Мы, кстати, можем весь день не возвращаться, я договорился с Нараном.

– Я это уже понял. Мы вино пить будем?

– Конечно!

– Так открывай.

– Таш… кажется, я забыл штопор.

– Вот что с тобой делать? – рассмеялся шоно. – Давай сюда бутылку.

Оташ достал кинжал и на глазах ошарашенного Юргена воткнул лезвие в пробку, а затем с громким хлопком вытащил.

– Есть что-то, что ты не умеешь? – проговорил Шу.

– О, перечислять устанешь, – усмехнулся Оташ. – Ну, что? С днём рождения меня?

– С днём рождения!

Оба сделали по глотку из бутылки, и Юрген проговорил:

– Послушай. У меня для тебя подарок, Таш.

– Что за подарок? Неужели в твоей сумке поместилось что-то ещё?

– Нет, не перебивай. Я никогда не забуду, как ты подарил мне Шаукар на мой день рождения. Знаю, что никогда не смогу отплатить тебе тем же.

– Эне, прекрати. Ты жизнью для меня рисковал.

– Я же просил меня не перебивать.

– Хорошо, продолжай.

– Так вот. Я не смогу подарить тебе город, но я тут подумал… Таш, – Юрген поднялся, – я дарю тебе степь. Всю эту степь. Она твоя, – и он развёл руками, словно пытаясь охватить все эти просторы.

– Спасибо, эне, – Оташ тоже встал. – Мне никто никогда ещё не дарил степь.

– Значит, я угадал с подарком? – улыбнулся Шу.

– Угадал.

Эпилог

Пока Ким, а вернее Кимико готовила чай, Юрген подошёл к окну.

– Ты говорил, что хочешь посмотреть, как правильно проводить чайную церемонию, а вместо этого торчишь у окна, – проговорил Ким.

– Снег пошёл, – задумчиво ответил Шу. – Это всё-таки здесь редкость. Чувствую себя, как в Нэжвилле, как в детстве.

– Мне тоже снег напоминает о родине.

– Вы тоже играли в снежки?

– Мне кажется, все дети играют в снежки.

Юрген вернулся к Киму и сел напротив него. Кимико размешивала чай в чашке бамбуковой мешалкой. Когда появилась пена, айни поклонился и протянул чашку Юргену. Тот взял чай и сделал пару глотков. Напиток был необычным и отличался от привычного для сарби чая.

– Теперь по правилам я должна приготовить другой, более лёгкий чай, и мы можем приступить к беседе.

– В детстве нас пугали Снежной женщиной, – снова посмотрев в окно, проговорил Юрген. – Будто бы живёт она на севере, ещё севернее сверигов, а зимой прилетает в Нэжвилль и заглядывает в окна домов, от чего те покрываются ледяным узором, словно цветами. Нас пугали, что она может похитить ребёнка и увезти в свои чертоги.

– У нас в Ямато тоже есть Снежная женщина, – ответил Ким. – Но она отличается от вашей.

– Расскажи.

– По легенде Снежная женщина – это дух человека, погибшего в метель. Она является там, где идёт снег. Она очень красивая и белокожая. Говорят, что она может влететь в дом и заморозить человека до смерти. Есть одна сказка о Снежной невесте.

Жили-были два лесоруба, молодой да старый, ученик и учитель. И вот однажды снежной ночью ученик проснулся и увидел, что дверь их хижины распахнута настежь, а учителя нет дома. Он вышел и увидел, что над учителем склонилась женщина в ослепительно белых одеждах. Юноша замер в ужасе, а незнакомка подошла к нему и проговорила, что хотела и у него отнять жизнь, как и у его учителя, но не станет этого делать, потому что юноша был очень красив. Она сказала, что оставит его в живых, но под страхом смерти запретила ему рассказывать о том, что он видел.

Спустя год юноша встретил красивую девушку, влюбился в неё и сделал ей предложение. Они поженились, и у них родились чудесные дети. Однажды ночью шёл снег, и молодой лесоруб посмотрел на свою жену в свете бумажного фонаря и рассказал ей, что она напоминает ему о незнакомке, которую он как-то встретил, и до сих пор не знает, то ли это был сон, то ли правда его учителя убила красивая женщина. Услышав это, его жена вдруг побледнела, а голос её стал холоднее льда. «Это была я, – проговорила она. – Ты нарушил клятву, и я должна тебя убить. Но ради наших детей я не трону тебя. Я уйду, но помни, если я услышу, что дети станут плакать, я вернусь такой же снежной ночью и убью тебя!» Сказав так, женщина обратилась вьюгой и вылетела из дома. С тех пор лесоруб её не видел.

– У меня аж мороз по коже, – проговорил Юрген.

– Ну, что, готовить тебе чай? – с улыбкой спросил Ким.

– А у тебя нет сегодня клиентов?

– Какие могут быть клиенты, когда у меня в гостях сам визирь великого шоно?

– Тогда готовь.

Было уже около полуночи, когда Шу покинул «Дом сладостей» и отправился во дворец. Снег продолжал идти, но таял, лишь достигнув земли. Накинув капюшон, Юрген шёл по лужам, в которых отражался свет фонарей, и думал о том, как сейчас ляжет в постель и проспит до полудня.

Ему показалось, что он слышит радом чьи-то шаги, но, оглядевшись по сторонам, никого не увидел. Решив, что ему почудилось, Шу поспешил домой. Шаги послышались снова, и Юрген остановился. На узкой улочке между домами он вдруг увидел женщину с длинными распущенными чёрными волосами и в белой одежде. Шу помотал головой и подумал, что после рассказов Кима ещё не такое может привидеться. Но женщина не исчезла. Наоборот, она шла ему навстречу. Она была молода и красива.

– Ты меня не помнишь? – вдруг спросила она, подойдя совсем близко.

– А должен? – отозвался Юрген.

– Тогда помоги мне.

– Чем тебе помочь?

– У меня беда. Выслушай меня.

– Хорошо, я тебя выслушаю, но идёт снег, и у тебя все волосы мокрые. Ты не боишься простудиться?

– Мне уже всё равно, мне слишком плохо.

– Давай хотя бы зайдём в таверну, и ты выпьешь что-нибудь, чтобы согреться.

Женщина кивнула, и они зашли в «Райские кущи», которые обычно не закрывались до последнего клиента. Юрген тут же распорядился принести грог.

– Рассказывай, что у тебя случилось, – попросил Шу.

Женщина села напротив и уставилась на него своими большими почти чёрными глазами. Хозяин подал грог.

– Ладно, выпей сначала, – проговорил Юрген. Грог был пряным и ароматным, и тепло от него волной прокатилось по телу.

Оташ обнаружил отсутствие своего друга уже ночью. Он знал, что Юрген отправился в гости к Киму, но никак не предполагал, что он останется ночевать в «Доме сладостей». Шу никогда раньше так не делал, поэтому шоно решил отправить туда слугу, чтобы убедиться, что Юрген был именно у Кима. Вернувшись, слуга доложил, что господин визирь покинул «Дом сладостей» ещё до полуночи. Оташу стало не по себе. Он не любил, когда Юрген ходил куда-то в одиночестве, да ещё и по ночам. Но всё-таки Шу был взрослым мужчиной, способным за себя постоять, и шоно решил подождать. Однако Юрген не вернулся и утром. Не зная, что и думать, Оташ сам отправился разыскивать друга и в первую очередь пошёл в «Райские кущи». Разбудив спящего прямо за одним из столов хозяина, он спросил, не приходил ли визирь в его таверну этой ночью.

– Приходил, великий шоно, – закивал хозяин.

– Он был один?

– Нет, с женщиной.

– И они ушли вдвоём?

– Да, великий шоно.

Оташ уже собрался уходить, как вдруг хозяин его окликнул:

– Великий шоно, тут, кажется, для тебя письмо.

Письмом это сложно было назвать, это была записка на салфетке.

«Ждёт тебя путь на север, великий волк».

май-июнь 2019

Снежная невеста

I

Юрген открыл глаза и увидел над собой светлую войлочную крышу гера. Шу понятия не имел, как очутился так далеко от Шаукара и что он вообще делал в гере. Он попытался сесть, но у него сильно закружилась голова, и ещё затошнило. Юрген лёг обратно и осмотрелся. Это был небольшой гер на маленькую семью, по стенам были развешаны какие-то травы, и можно было подумать, что здесь живёт знахарь. В очаге тлели угли. Шу снова пошевелился, и что-то забренчало. Ему и прошлый послышалось что-то подобное, но он подумал, что это было лишь в его голове. И тут Юрген понял, откуда шёл звук – его нога была прикована цепью к одному из столбов, на которых держался гер.

– Так я пленник? – пробормотал Шу.

Он тщетно пытался вспомнить, как сюда попал, а сознание подбрасывало странные образы. Почему-то в мыслях всплывала какая-то красивая женщина в белых одеждах, танцующая у костра. Юргену казалось, что он и сам сидел рядом с огнём и любовался танцем, смеялся и хлопал в ладоши. Женщина. Шу вдруг вспомнил, как шёл из «Дома сладостей» под снегом и встретил её. Как они пошли в таверну и пили грог. А потом всё, словно отрезало. Только этот костёр в ночи.

– Меня чем-то опоили, – сделал вывод Юрген. – Мухоморами, что ли? От них и не то привидится, а потом можно и отрубиться.

Шу внимательно осмотрел цепь – освободиться он вряд ли бы сумел.

– Надо было попросить Элли научить меня отпирать замки, – вздохнул Юрген.

Длина цепи позволяла дойти почти до самого выхода. Шу дотянулся до двери, но понял, что гер заперли снаружи.

– Я и так на цепи, зачем запирать-то?

Юрген вернулся обратно на меховую подстилку.

– Вряд ли меня хотели убить, иначе бы уже убили. Значит, я им зачем-то нужен. Значит, будем ждать.

Он не знал, сколько прошло времени: часы у него отобрали. Юрген проверил, на месте ли было колесо солнца, и вздохнул с облегчением: его не тронули, как и печатку, и перстень-подарок жены хуанди Сереса. Вскоре Шу понял, что хочет есть, и погрустнел. Он уже хотел покричать, вдруг кто услышит, но дверца гера вдруг открылась и на пороге появился мужчина-сарби, одетый в меховую крутку и тёплые штаны.

– Очнулся? – спросил он.

– Кто ты такой и что я здесь делаю? – ответил Юрген вопросом на вопрос.

– Меня зовут Гонгор, я слуга Караель.

– Караель? – переспросил Шу. – Это же вроде бы означает снежная женщина?

– Мою госпожу зовут Караель.

– И зачем я понадобился твоей госпоже?

– Для совершения обряда.

– Какого ещё обряда?

– Рождения новой Караель в день зимнего солнцестояния.

– Если ты считаешь, что я что-то понял, то ты ошибаешься.

Гонгор молча развернулся и собрался уходить.

– Эй, стой! – окликнул его Юрген. – А кормить меня вы не собираетесь?

Мужчина ушёл. Шу тихо выругался. Очень скоро он услышал за стенами гера какой-то шум, дверца снова раскрылась, и в гер втолкнули мужчину, в котором Юрген к своему огромному удивлению узнал Омари. Руки его были связаны.

– Вот это встреча! – воскликнул Шу. – Главного ловчего самого изловили.

– Ого, – бросив взгляд на цепь, произнёс Омари.

– И это всё, что ты можешь сказать?

– Ну, хорошо, что ты в порядке.

– То есть ты ожидал меня здесь увидеть?

– Конечно, ожидал. На самом деле я хотел тебя выручить, но их оказалось слишком много.

– А теперь по порядку, пожалуйста.

– Да я был тут неподалёку, ты же сам требуешь от меня добросовестного выполнения работы. И я увидел тебя на дороге в компании красивой женщины. Признаюсь, я удивился, чего это вас так далеко занесло. Я уже хотел подъехать поближе поздороваться, но я вдруг услышал твой смех и, знаешь, ты так не ржёшь, даже когда поддатый или после кальяна. Ну, я и подумал, что с тобой что-то не так. Попытался проследить за вами, и мне это удалось. Вы приехали на эту стоянку, о которой я даже не знал.

– Много тут геров?

– С десяток будет. Я подсмотрел, в какой именно гер тебя увели, и хотел дождаться того момента, когда никого не будет поблизости. Это оказалось непросто. Я даже замёрз. Когда я, наконец, решился, меня обнаружили. И вот я здесь.

– Значит, тут много народу?

– Я видел человек семь, но там ещё и в герах кто-то.

– Мне интересно, зачем они тебя связали, если я могу тебя развязать? – проговорил Юрген.

– Потому что они идиоты? – пожал плечами Омари и, подойдя к норту, вытянул руки. Шу начал развязывать верёвку. – Теперь ты расскажи, как ты сюда попал?

– Хотел бы я сам это знать. Но вообще я встретил женщину ещё в Шаукаре. Была ночь, я возвращался во дворец.

– От любовницы?

– От Кима.

– Не буду это комментировать.

– Да уж, воздержись. Эта женщина попросила меня о помощи. Мы зашли в таверну, я заказал грог, потому что снег шёл, а она явно промокла. И вот после этого я ничегошеньки не помню. Ну, то есть какие-то смутные образы в голове есть, но это полный бред. Мне кажется, это мухоморы или что-то вроде.

– А что, часто ты балуешься мухоморами? Я когда у сиваров жил, там был один такой. Он с духами общался с помощью мухоморов. Говорил, что они помогают спуститься в нижний мир и подняться в верхний. Ну, и как там?

– Заткнись уже. Я ни разу до этого не пробовал мухоморы, но я знаю, как они действуют.

– Колись, что ты видел?

– Что за нездоровый интерес?

– Ну, я в юности пробовал некоторые интересные вещи, но никак не мухоморы.

– Не хочу ничего знать о том, что ты там пробовал. А я говорю тебе, что ничего не помню.

– Ладно. Скажи тогда, что тебе сказал тот мужик, который к тебе заходил?

– Что я нужен Караель для обряда.

– Какого обряда?

– Рождения новой Караель.

– Зачатия, что ли? – предположил Омари.

– С чего ты так решил?

– Ну, ты сам говоришь – рождение новой Караель. Что это за Караель вообще?

– Откуда я знаю? Наверное, это та женщина, которая меня сюда привела. Мужик мне сказал, что он её слуга. Ещё он сказал, что обряд будет в день зимнего солнцестояния.

– Ну, точно.

– Что точно?

– Ты ей нужен как потенциальный отец её будущего ребёнка.

– Почему именно я? Почему не ты?

– Может, я лицом не вышел?

– Знаешь… – Юрген вдруг задумался, – у неё волосы и глаза точно чёрные, а вот кожа белая. Не такая, как у сарби. Может, она полукровка?

– И ей нужна чистая кровь норта.

– В твоих устах это жутковато звучит.

Вернулся Гонгор и на этот раз принёс большую корзинку. Бросив взгляд на Омари с развязанными руками, он оставил корзинку и ушёл, заперев за собой гер.

– Скажи мне, что там еда, – проговорил Юрген, когда Омари поднял корзинку.

– Много еды, – ответил тот. – У нас тюрьма для богатых.

– Ну, хоть что-то меня порадовало.

– То есть я тебя не порадовал?

– У меня дурные ассоциации. Когда я прошлый раз был заперт вместе с тобой, мы оба чуть не задохлись в склепе.

– Не в склепе, а в кургане. И всё обошлось.

– А бритвенных принадлежностей в корзинке нет? – спросил Юрген.

– А у тебя растёт борода? Не знал, не знал.

– Вообще не смешно.

– Неужели ты думаешь, что они могли положить нам бритву? Это же оружие. Моё, кстати, отобрали. Твоё, как я понимаю, тоже. Хотя ты же под мухоморами был, ты сам отдал.

– Я на тебя посмотрел бы, если бы тебя ими напоили.

– Может, ещё и посмотришь, – хмыкнул Омари. – Давай обедать, что ли?

Из таверны, в котором обнаружилась записка на салфетке, Оташ направился в Алмазар. Альфред и Элинор уже были в кабинете, в воздухе пахло ароматным кофе.

– Налить тебе чашечку? – предложил Акст.

– Нет, спасибо, – отказался шоно. – Юргена, кажется, похитили.

– Опять? – отозвался Брунен.

– Что значит опять?

– Ну, недавно его уже похищали, только тогда его Жером подменял. А ещё мне рассказывали, что его много лет назад у тебя сивары украли, чтобы шантажировать. И ещё…

– Достаточно, – перебил его Оташ. – Он не вернулся во дворец, а в таверне, где, по словам хозяина, Юрген ночью был с какой-то женщиной, я нашёл вот это, – и он передал Альфреду записку.

– Ну, может, Юрген всё-таки провёл ночь у этой женщины? – предположил Брунен.

– А записка? Великий волк – это же я.

– Может, чья-то пьяная выходка?

– То есть ты не собираешься искать Юргена?

– Я бы ещё подождал.

– Тогда я приказываю тебе начать его поиски.

– Тогда слушаюсь, – Альфред поставил чашку на стол и поднялся. – Таверна «Райские кущи»?

– Да.

– Пойдём, Элли. А ты, великий шоно, иди во дворец. Может, Юрген туда скоро вернётся, если уже не вернулся, пока ты его ищешь.

– Ты не веришь, что это похищение? – спросил Акст.

– Я этого не исключаю, но всё-таки Юрген может за себя постоять, а если это действительно похищение, то должны быть выдвинуты требования. Вот эта бумажка на требования не тянет, – Альфред положил салфетку в карман.

Вернувшись во дворец, Оташ всё же заглянул в покои визиря в надежде, что Брунен оказался прав, но Юрген не вернулся. Шоно понимал, что имел в виду Альфред, и в целом разделял его точку зрения. Если Юргена похитили, то наверняка должны были что-то потребовать взамен, но пока, кроме этой странной записки на салфетке, не было больше ничего. Оташ решил дождаться Альфреда и Элинора – вдруг они смогут что-то узнать. И они действительно узнали.

– Боюсь, ты был прав, – проговорил Брунен, когда они с помощником зашли в покои шоно. – Скорее всего, это в самом деле было похищение, но только очень необычное.

– Необычное? – переспросил Оташ.

– Мы опросили людей и выяснили, что этой ночью Юрген и какая-то женщина покинули Шаукар и отправились по дороге, ведущей на север. Вслед за ними ехало ещё двое мужчин. Внешне совсем не выглядит как похищение.

– Но Юрген так просто не поехал бы ни за какой женщиной, не предупредив меня! – сказал шоно.

– Положим, я считаю, что он на это способен, – возразил Альфред. – Но думаю, что в этот раз всё было не так. Нашёлся один свидетель, живущий в доме на окраине города, которому не спалось, и он вышел подышать. Так вот он говорит, что видел визиря довольно близко и что выглядел он странно. Я поинтересовался, в чём же была эта странность, и он объяснил, что визирь был похож на лунатика.

– На лунатика? Как это?

– Ну, на человека, который ходит во сне. А потом женщина что-то сказала визирю, и он вдруг очень неестественно расхохотался.

– Он был пьян?

– Мне кажется, это не алкоголь, а что-то посильнее. Какой-то наркотик. Поэтому я и согласен с тем, что это похищение.

– А как же требования? – спросил Оташ.

– Их до сих пор нет, как я понимаю?

– Нет.

– Значит, могу предположить, что Юрген для чего-то нужен похитившим его людям.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю