290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 27)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 27 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Очень! – ответил Феликс.

– И что же тебе там нравится? У тебя там появились друзья?

– Друзья? Нет. Причём тут друзья? Мне учиться нравится. Я хочу стать лучшим.

– Лучшим? В чём?

– Во всём! Хочу лучше всех знать языки, лучше всех стрелять, лучше всех драться…

– Никого не напоминает? – усмехнулся Густав.

– И кем же ты собрался стать, когда вырастешь? – пропустив слова принца мимо ушей, спросил Юрген.

– Я хочу служить королю.

– В какой же должности?

– А это как прикажет король. Было бы здорово стать шпионом.

– Ты считаешь, что это здорово?

– Конечно! Я хочу быть, как ты.

– Разве я шпион? Я же визирь.

– Нам на первом уроке сказали, что самые лучшие шпионы на материке это его высочество принц Густав и визирь великого шоно Юрген. Ну, это помимо тех, кто на Алима работает в Фейсалии.

– И кто же это вам такое сказал?

– Директор.

– И откуда ему такое известно, а, Таво?

– Понятия не имею, – рассмеялся принц.

Когда они вернулись в замок, их встретил довольно взволнованный Жорж, что для Кафара было странно.

– Там это, – проговорил он, размахивая руками, – посол этот и Никсон дерутся на мечах.

– Где они дерутся и откуда они взяли мечи? – спросил Юрген.

– А ты считаешь, у нас в замке нет мечей? Они в фехтовальном зале.

– Папа с кем-то дерётся? – подал голос Феликс.

– Сейчас узнаем, – сказал Шу и вместе с Густавом поспешил в фехтовальный зал. Мальчик побежал за ними.

Юрген точно знал, что Витольд не умеет драться, не то на мечах, вообще никак. Имари же был профессиональным убийцей. Он и деревянным мечом для тренировок мог убить, а что уж говорить о настоящих. Помня о словах посла, что оставлять в живых не в его правилах, Юрген боялся, что они опоздали и что ему сейчас придётся утешать Феликса.

– Подержи ребёнка, – попросил Шу Густава, а сам вбежал в зал.

Витольд стоял на коленях, опираясь на меч, его рубаха была вся в крови, но он был ещё жив. Имари держал в руках своё оружие, готовый продолжать бой.

– Прекратите! – крикнул Юрген, уже потом сообразив, что кричит на языке сарби. Но Имари его понял.

– Этот человек заслуживает смерти, – проговорил посол.

– Этот человек – мой дядя, – перешёл на язык айни Шу.

– Это имеет какое-то значение? Сейчас он просто маленький кукушонок, попавший в силки.

– Он отец моего брата. Не смей его добивать.

– Папа! – пронзительный крик Феликса отразился эхом от стен фехтовального зала.

– Я не сумел его удержать, – проговорил зашедший Густав. – Прости, но он кусается. Это было неожиданно.

Увидев сына, Витольд вымученно улыбнулся и потерял сознание, роняя меч. Феликс бросился к отцу, подобрал его оружие, с трудом держа его обеими руками, и развернулся к Имари.

– Нападай! – проговорил мальчик.

– Подожди, Феликс, – сказал Юрген, подходя ближе. – Сначала закончи школу. Давай сюда меч.

Мальчик позволил забрать у себя оружие и развернулся к отцу.

– Ты хочешь драться? – спросил Имари.

Тем временем к раненому подошли Густав и Жорж. Кафар поднял Витольда на руки и понёс из зала. Феликс пошёл за ним.

– Я не очень хорошо владею мечом, – ответил Юрген. – Ты ведь умеешь драться без меча?

– Разумеется, – кивнул Имари и поставил меч на место.

– Отлично, – Шу тоже положил оружие.

– Я никогда не пойму тебя.

– Мне жаль.

– Этот человек, которого ты называешь дядей, предал тебя.

– Я знаю. Скажи, Имари, это ведь ты убил Джеро?

– Ты всё-таки понял это.

– Я с самого начала это знал.

– Вот оно что. Я буду драться насмерть, считаю своим долгом предупредить.

– Не сомневался.

– Тогда начнём?

– Густав, ты будешь нашим свидетелем! – объявил Юрген.

– Да я уж понял, – кивнул принц. – Я жду. Давайте.

Шу с самого начала не собирался драться честно. Не с убийцей из Ямато. Юрген дрался, зная, что на кону была его собственная жизнь. Он использовал всё, что знал и умел, прекрасно понимая, насколько силён его противник. Но Имари не владел теми приёмами, которым был обучен Шу, хотя наверняка после случая со стражником подозревал что-то подобное. Бой был недолгим. Только когда Имари упал навзничь, безвольно раскинув руки в стороны, Юрген понял, что потерял контроль. Нервы сдали. Он мог сделать так, что его противник просто потеряет сознание, а мог и убить. И сейчас Шу сам не знал, что именно он сделал.

– Ты убил его? – вдруг услышал он голос Феликса.

– Что ты здесь делаешь? – устало спросил Юрген.

– Меня не пустили к папе, у него там королевский лекарь. Я смотрел, как вы дерётесь. Так ты убил его? Скажи, что убил.

Юрген дотронулся до шеи Имари, пытаясь нащупать пульс. Его не было.

– Убил, – проговорил Шу.

– Так ему и надо, – дрожащим голосом ответил Феликс.

– Таво, уведи его, пожалуйста, – попросил Юрген.

– Только если он не будет кусаться, – сказал принц.

– Не буду, – заверил его мальчик.

Густав распорядился позаботиться о теле Имари, а затем взял Феликса за руку и ушёл.

– Придётся писать в Ямато и объяснять, что случилось с их послом, – вздохнув, проговорил Юрген, наблюдая, как слуги выполняют приказ Густава и уносят тело из зала. Почему-то у него дрожали руки. Одежда оказалась испачкана в крови, хотя Шу ранен не был. Он догадался, что это была кровь Витольда.

– Что произошло? – послышался рядом голос Фарлея. – И почему я обо всём узнаю последним?

– Прости, – произнёс Юрген, изобразив улыбку.

– Ты ранен?

– Нет. Витольд ранен. Он дрался с Имари.

– А Имари?

– Я убил его.

– Там Таво отвёл Феликса к Шелдону. Неужели мальчик всё видел?

– Не всё, но очень многое. К сожалению.

– Жюль спасёт Витольда, я уверен. Ты ведь любишь его, несмотря ни на что.

– Он отец Феликса, это самое главное.

– Пойдём, тебе снова надо переодеться.

– И выпить. Мне надо выпить.

– Я в этом не слишком силён, – улыбнулся Фарлей. – Пришлю к тебе Шепарда.

В покои, выделенные для Юргена, действительно очень скоро явился королевский телохранитель с бутылкой вина.

– Наслышан о твоих подвигах, – проговорил Шепард.

– Мне сейчас очень погано, – вздохнул Шу.

– Вижу. Я там поспрашивал. Жюль говорит, что Витольд выкарабкается. Хотя он тот ещё проходимец, дядя твой.

– Он ещё больший проходимец, чем ты думаешь, – усмехнулся Юрген. – Ты не всё знаешь, поверь мне.

– Можешь рассказать, если хочешь, – Шепард разлил вино.

– А мы ведь с тобой похожи, – делая глоток, проговорил Шу.

– Это чем же?

– Ты амарго, а посвятил жизнь Нэжвиллю и его королю. А я норт, а служу великому шоно.

– Действительно похожи, – хмыкнул Шепард.

– Ты ведь тоже считаешь, что это хорошая идея – отправить Феликса в школу при Тайной канцелярии?

– Как тебе сказать. Я сам стоял у истоков этой самой канцелярии вместе с Латимором и Алмошем. Ты же помнишь Алмоша?

– Конечно, я помню Алмоша.

– Ну, вот и как я могу говорить что-то против этой школы?

– Густав говорит, что туда надо было Шелдона отправить, потому что он хулиган.

– Он не хулиган, а нормальный пацан. Мужиком растёт. Лично я им горжусь.

– Многое объясняет, – усмехнулся Юрген, осушая бокал.

Жюль сделал невозможное, и через двое суток Витольд пришёл в себя. Юрген зашёл в комнату, где лежал Никсон, словно желая лично убедиться, что его дядя жив и в будущем сможет позаботиться о сыне. Он был бледным, осунувшимся и напоминал привидение из детских страшилок.

– Ты не уехал, – слабым голосом проговорил Витольд.

– Нет, ждал, помрёшь ты или нет, – ответил Юрген.

– Я тебя разочаровал?

– Тем, что выжил? Нет, идиот. Феликсу нужен отец.

– Ты вроде как спас мне жизнь.

– Хочешь поблагодарить?

– Хочу. Спасибо, Юрис.

– Не за что.

– А Имари?

– Что Имари? Имари тебя больше не побеспокоит. Я его убил. И в этом виноват только ты. Из-за тебя погибло два человека. И ладно Имари, мне его не сильно жалко. А вот стражник, сопровождавший нас, пострадал ни за что.

– Какой стражник? – не понял Витольд.

– Что, уже забыл, как сам посоветовал Рыдою отправить меня с Имари в Шоносар, чтобы нас там судили? Он ведь отправил. С охраной.

– А вы сбежали…

– А ты думал, я лапки сложу и буду терять драгоценное время?

– И ты убил стражника?

– Нет, его убил Имари. Но виноват всё равно ты.

– У тебя во всём виноват я, – грустно усмехнулся Никсон. – Наверное, даже в землетрясении в Шаукаре тоже. Чихнул, наверное, слишком громко.

– Ты даже шутишь. Значит, скоро поправишься.

– Ты забрал документы Феликса из школы?

– Нет. Во-первых, ему там нравится, а во-вторых…

– Что во-вторых?

– Я его всё равно уже не уберёг от… Насмотрелся он. Сначала на израненного отца, потом на то, как я убивал Имари. Виноват в этом всём, конечно, ты, потому что если бы ты не предал меня, то этот убийца из Ямато не накинулся бы на тебя с мечом. И не было бы у Феликса причин для переживаний. Между прочим, когда ты отключился там, в зале, твой сын взял твой меч и собрался драться с Имари.

– Он смелый мальчик.

– Да, вот только с отцом ему не повезло.

– Зато повезло с кузеном.

– Ладно, давай, выздоравливай быстрее. За своё предательство ты расплатился сполна.

Несмотря на гостеприимство королевской семьи, Юргену уже хотелось вернуться домой. Поймав себя на этой мысли, он невольно улыбнулся. Домой. Шу родился и вырос в Нэжвилле, а домом теперь называл Шаукар. В его родном городе наступала зима, и это было ещё одной из причин, по которой Юргену хотелось вернуться в тёплую столицу Шоносара. Вернув Феликса в школу и убедившись, что с Витольдом теперь точно всё будет в порядке, Шу собрался в обратный путь. Густав сообщил ему, что они поедут на машине до Валахии, а там Юрген сможет забрать своё оружие, коня и поехать в Шаукар. За рулём был Жорж, который обучился вождению и теперь сопровождал принца в поездках по стране.

Они не успели далеко отъехать от города, когда впереди показалась группа всадников, направляющихся в столицу. Оташа Юрген узнал ещё издалека. Попросив остановить автомобиль, он выскочил из машины и побежал вперёд. Увидев своего визиря, шоно спешился и уже через мгновение они обнимали друг друга.

– Как же хорошо, что ты здесь, Таш! – проговорил Шу.

– У меня твой пистолет и вон, твой Тюльпан идёт с нами, – ответил Оташ.

– Значит, ты был в Валахии? – Юрген посмотрел на спутников шоно в поисках своего коня и вдруг увидел Жерома. – А он что здесь делает? – возмутился Шу.

– Долгая история. Ты лучше скажи, где ты Имари потерял?

– Знаешь что, я с ним никуда вместе не поеду. Я вон лучше с Густавом.

Принц как раз вышел из машины и подошёл к друзьям.

– Давно не виделись, великий шоно, – с улыбкой проговорил он. – Господа, рад вас приветствовать.

– Здравствуй, Густав, – ответил Оташ. – Может, ты тогда объяснишь, где посол?

– Юрген его убил, – сказал принц.

– Мы так и будем стоять посреди дороги? – вмешался Альфред. – Или всё-таки поедем куда-нибудь?

– Повторяю, я с этим вот, – Юрген показал на Жерома, – никуда не поеду.

– У меня есть деловое предложение, – проговорил Густав. – Неподалёку отсюда есть неплохой придорожный трактир. Я как-то бывал там в образе Греты. Думаю, мы сможем там всё обсудить и всё друг другу рассказать.

– Согласен, – кивнул Оташ.

Юрген молча вернулся в машину.

Хозяин трактира, в который Густав привёл всю компанию, немного ошалел от такого количества богатых гостей. Когда все расположились за двумя сдвинутыми столами, на которых тут же появились вино и закуска, принц проговорил:

– Ну, что, кто первым рассказывать будет?

– Не я, – ответил Юрген. – Сначала хочу послушать, что здесь делает этот самозванец.

– А я хотел бы знать, каким образом и за что ты убил Имари, – сказал Оташ.

– Давайте монетку кинем? – предложил Густав. Жорж с готовностью достал из кармана монету. – Оташ будет орёл, а Юрген – решка.

– Это с чего это я решка? – возмутился Шу.

– Бросай монетку, Жорж, – усмехнулся шоно. – Я не против.

– Решка! – объявил Кафар.

– Рассказывай, Юрген, – попросил Густав. – И не переживай, что я уже всё знаю.

– Да нечего рассказывать, – сказал Шу. – Вы ведь были в Валахии, значит, всё знаете. По Витольда вы же в курсе?

– В курсе, – кивнул Оташ.

– Про то, что мы с Имари бежали, знаете?

– Знаем. И про то, что один из стражников был убит дротиком.

– Это Имари его. Короче мы приехали в Нэжвилль. Пока я ходил за Феликсом в школу, Имари столкнулся с Витольдом в замке. По мнению посла, за предательство надо отвечать собственной жизнью. Вот он и стал драться с Витольдом на мечах. Как вы можете догадаться, для дяди этот бой не мог хорошо закончиться. Я едва успел. Витольд был уже одной ногой на том свете. К сожалению, это всё увидел Феликс. Ребёнок сам захотел драться с Имари за отца. У меня не было выбора.

– Ты дрался с Имари на мечах? – спросил Оташ.

– Нет, я на мечах же не умею, ты знаешь. Мы дрались так. Имари без разницы было. Кстати, перед поединком он признался, что убил Джеро. Густав свидетель.

– Если не считать, что вы говорили об этом на языке айни, которого я не понимаю, то да, свидетель, – с улыбкой кивнул принц.

– Ну, значит, поверьте мне на слово. Имари сказал, что будет драться насмерть, так что мне пришлось его убить. Вот и вся история.

– А что Феликс? – поинтересовался Бальзан. – Ты забрал его из школы?

– Я передумал. Пусть учится.

– А Витольд-то жив? – спросил Элинор.

– Жив, его Жюль спас. Твоя очередь, Таш.

– Мы встретили Жерома недалеко от Валахии, – начал тот. – Его узнал Лучан, это один из тех стражников, которые сопровождали вас с Имари. Я принял решение, что Жером должен лично встретиться со всеми, кого обманул, начиная с Рыдоя и его дочери.

– Не сразу ты это решил, – вставил Альфред. – Сначала вы подрались.

– Да, было такое, – кивнул шоно.

– Поединок? – догадался Юрген.

– Да. Но я не стал его убивать, хотя и собирался.

– Элли вмешался, – добавил Брунен.

– И не жалею, – сказал Акст. – Жером заслуживает наказания, но не смерти.

Жером сидел за столом с самого края, уткнувшись глазами в кружку, и не шевелился, казалось, даже не дышал.

– Из Валахии мы направились в столицу, – продолжал Оташ. – По дороге встретили отчима Жерома. Тот ещё мерзавец. Кстати, Густав, обрати внимание на его деревню. Там считается нормой, когда муж жену до смерти избивает кнутом.

– Какое варварство, – поморщился принц. – Я обязательно разберусь.

– Так у Жерома погибла мать, – сказал шоно. – И сам он в детстве тоже пострадал от рук отчима, потому и ушёл из дома. Кстати, его родной отец умер от нервной горячки, как и твои родители, Юрген.

– Не надо нас сравнивать, – тихо ответил Шу.

– Что сейчас с отчимом? – спросил Густав.

– Он мёртв. Погиб, – ответил Оташ. – Неудачно упал, когда Жером его толкнул. На этом вся история.

– Интересно было на тебя взглянуть, Жером, – проговорил принц. – Как же тебе удавалось выдавать себя за визиря?

– Это оказалось нетрудно, ваше высочество, – ответил тот. На его губах появилась улыбка, но в голосе слышалось волнение.

– Нетрудно обманывать девушек или ты делал что-то ещё?

– В основном девушек.

– А как же Рыдой? О чём вы беседовали?

– Да как-то обо всём. Я успел получить неплохое образование, да и потом много читал.

– Сколько языков ты знаешь?

– Нортов, амма и сарби. Я понимаю, что визирь знает больше, но мне везло.

– Таво, тебе это всё так интересно? – спросил Юрген. – Мне вот вообще нет. Я хочу, чтобы он извинился перед Асель и её родителями.

– Ещё перед Суман, её отцом и братом, – добавил Оташ.

– Это ещё кто? – не понял Шу.

– А они у нас во дворце сейчас живут. Суман – твоя невеста, эне.

– Чего? Какая ещё невеста?

– Такая же как Асель. Приехала на верблюде с тюками. Замуж за тебя выходить. И я не смог их убедить, что это был не ты.

– Вот тебе обязательно надо было их всех замуж звать? – возмутился Юрген, повернувшись к Жерому.

– Так они все правильные, – ответил тот. – А ещё как только услышат слово «визирь», так всё – у них мечта жить во дворце.

– А с неправильными не пробовал?

– Я с разными пробовал.

– Вот что у меня теперь за репутация? – Юрген уронил голову на руки. – Мало того что взяточник, вор, так теперь ещё и бабник.

– По-моему, бабником слыть лучше, чем вором, – проговорил Алтан.

– С этим даже я согласен, – сказал Альфред.

– Дураки вы, – огрызнулся Шу.

– Оташ, а тебе не пришло в голову, что Жерома можно использовать? – вдруг спросил Густав.

– Каким образом? – отозвался шоно.

– Выдавать за визиря там, где это может понадобиться.

– Это ты шутишь сейчас? – спросил Юрген.

– Вовсе нет, – покачал головой Густав.

– Мне пока трудно представить, в какой ситуации это может пригодиться, но возможности я не отрицаю, – сказал Оташ.

– И что, ты собрался взять его на работу? – возмутился Шу. – Он же преступник!

– То есть давать должность, приравненную к министерской, человеку, которого обвинили в государственной измене и приговорили к казни, это мы можем. Не буду вспоминать, скольких человек он скормил крокодилам. Но он твой друг, и я это терплю.

– А Жером теперь твой друг?

– Я этого не говорил. И не отрицаю того, что он должен быть наказан за своё преступление.

– А что, – Юрген вдруг снова повернулся к Жерому, – стихи ты тоже пишешь?

– Нет, не пишу, – ответил тот.

– Но Асель рассказывала, что ты читал ей свои стихи.

– Это она думает, что мои. Я просто знаю много стихов наизусть, память хорошая.

– Кстати, о стихах, – проговорил Густав, – я вот без арфы, а ты, Юрген, случайно не взял с собой флейту?

– Взял.

– Может, сыграешь?

– Если ты споёшь.

– С удовольствием, если великий шоно не против.

– Не против, – ответил Оташ. – Мне нравится тебя слушать.

Шу знал многие из баллад Густава и мог играть их по памяти, они исполнили «Старый сад», а затем принц предложил совсем новую вещь, напел Юргену мелодию, и тот быстро подхватил её.

 
Спрячь в ножны свой меч,
Мой рыцарь отважный,
Вина, трактирщик, налей.
Игра стоит свеч,
И ангел бумажный
Висит на гвозде у дверей.
Кукушка в часах
Молчит до рассвета,
А стрелы нацелены в нас.
Но на небесах
Не сыщешь ответа
О том, кто тебя предаст.
Ведь ночь коротка,
Мой рыцарь отважный,
Вина не жалей и монет.
Не дрогнет рука,
Ведь ангел бумажный
Хранит нас с тобою от бед.
 

Когда Густав закончил петь, все зааплодировали.

– Как всегда очень красиво, – сказал Оташ.

– Благодарю, – улыбнулся принц.

– Слушай, а кем ты работал, до того как стал меня изображать? – вдруг спросил Юрген Жерома, откладывая в сторону флейту.

– Много кем, – ответил тот. – Торговал, детей грамоте обучал, потом вот переводчиком с одним купцом в Шоносар поехал и задержался там.

– А почему бросил детей учить?

– Потому что один ревнивый папаша меня выгнал, да ещё всем разболтал о том, что меня лучше на порог не пускать.

– Ты соблазнил мать своих учеников?

– Это кто кого соблазнил. Я ничего не делал.

– Таш, его нельзя пускать во дворец.

– Боишься конкуренции? – усмехнулся Жером.

– По-моему, ты слишком наглый.

– Мне это уже говорили.

– Пожалуй, нам пора ехать, – проговорил Оташ.

– В таком случае я направлюсь в ту деревню, о который вы рассказали, – кивнул Густав. – Надо разобраться с тем, что там творится.

– А мы, значит, едем с этим, – Юрген показал на Жерома.

– Надо же его представить перед роднёй Суман, – ответил Оташ. – Пусть выкручивается, а мы посмотрим.

– Да получится то же самое, что с Рыдоем, – Жером дотронулся до ещё не зажившего синяка под глазом.

– Смотри, как бы ещё хуже не получилось. Её отец и брат не занимают должность наместника и сдерживаться не станут.

Простившись с Густавом и Жоржем, вся компания двинулась в обратный путь в Шаукар.

V

Юрген понял, что это была Суман, по радостному блеску в глазах девушки, спешащей навстречу им по коридору. Ему стало её очень жалко, и он обернулся на Жерома, который остановился, но уже не мог никуда спрятаться.

– Ты вернулся! – воскликнула Суман.

– Постой, – Оташ легко коснулся её плеча. – Вот он твой жених? – он показал на Жерома.

– Конечно, – кивнула девушка, а затем бросила взгляд на Юргена и замерла.

– Вот мой визирь, – шоно указал на Шу. – А тот человек – самозванец.

– Это правда, – заговорил Жером. – Прости.

– Но зачем? – только и смогла вымолвить Суман, её глаза стали влажными, а голос задрожал.

– Прости, – повторил Жером.

– Мне очень жаль, – сказал Оташ. Девушка лишь покачала головой и убежала.

– Надеюсь, она не наделает глупостей, – проговорил Юрген. – Так жалко её.

– Давай покончим с этим, – произнёс шоно. – Пойдём, поговорим с её отцом.

Жером тяжело вздохнул, но безропотно отправился за Оташем. Далера даже не пришлось искать: Суман сразу же прибежала к нему и обо всём рассказала.

– Значит, ты обманул нас? – возмутился он, увидев своего несостоявшегося зятя.

– Да, обманул, – кивнул Жером. – Я не визирь. Прошу меня простить.

– Простить?! Да ты понимаешь, что ты опозорил нашу семью? Мы теперь не сможем вернуться в Карши! И кто теперь возьмёт Суман замуж?

– Если ты считаешь, что вам нет дороги назад, – вмешался Оташ, – я помогу вам обустроиться в Шаукаре. Дам денег на первое время. И зря ты думаешь, что никто не захочет жениться на твоей дочери.

– Благодарю, великий шоно, но ты слишком добр. Суман теперь разве что в «Дом сладостей» идти на работу.

– Ты не прав, Далер. В конце концов, если Суман и в самом деле влюблена в Жерома, она может выйти за него замуж. Он ведь обязан на ней жениться после того, что сделал.

– Что? Зачем нам этот Жером? Кто он такой? Самозванец! У него за душой ничего нет!

– То есть ты считаешь, что твоей дочери лучше стать проституткой, чем моей женой? – удивился Жером.

– Заткнись! Тебе слово не давали!

– Так, – проговорил Оташ. – Я могу лишь повторить. Я предлагаю тебе и твоей семье помощь. Не хочешь, чтобы Жером стал твоим зятем – дело твоё. Либо ты принимаешь помощь и обстраиваешься в Шаукаре, ищешь работу для себя и сына, либо я сожалею и мы простимся.

– Хорошо, – кивнул Далер. – Я согласен принять твою помощь, великий шоно.

– Он согласен, – пробормотал Жером. – Одолжение он великому шоно делает.

– Помолчи, – сказал Оташ, хотя полностью был согласен с ним.

Распорядившись на время отправить Жерома в темницу, шоно пришёл в покои Юргена и рассказал ему о разговоре с Далером.

– Ну, с одной стороны, его возмущение можно понять, – ответил Шу. – Но с другой, какой-то он слишком наглый.

– Я бы понял, если бы он или его сын вызвали бы Жерома на поединок за честь Суман, но говорить о том, чтобы отдать собственную дочь в «Дом сладостей» – это перебор.

– Надеюсь, он так не поступит.

– Он принял мою помощь, так что надеюсь, что он остынет и образумится.

Прошло больше недели, Юрген и Оташ успели позабыть о Суман и её семействе, но вдруг шоно получил сообщение от Кима, который просил о срочной личной встрече. Оташ сам пришёл в «Дом сладостей», когда это заведение ещё не принимало клиентов. Ким вышел ему навстречу и проговорил:

– Давай побеседуем где-нибудь не здесь. Не хочу, чтобы нас подслушал кто-то из девочек.

– Что-то настолько серьёзное? – удивился шоно.

– Достаточно, – кивнул Ким. – Думаю, что нам может понадобиться вмешательство Альфреда.

– Тогда идём в Алмазар, по дороге мне всё расскажешь.

– На днях в «Дом сладостей» пришёл новый клиент по имени Далер. Ты ведь знаешь, кто это?

– Знаю. Отец Суман, девушки, которую обманул Жером.

– Увидев меня в облачении, он захотел провести со мной время, потому что, по его словам, он никогда прежде не встречал айни. Я хотел ему отказать, но он потряс передо мной мешочком с деньгами, которые, как он сказал, получил от самого великого шоно, и я решил проверить, что это за человек. Я предложил ему выпить, и оказалось, что Далер очень слаб в этом. Я его разговорил, и он рассказал про дочь, про самозванца и про то, что он желает теперь, чтобы Суман соблазнила настоящего визиря и вышла за него замуж.

– Он оборзел, – сказал Оташ.

– Я-то понимаю, что вряд ли Юрген захочет взять эту Суман в жёны, поэтому я намекнул Далеру, что визиря так просто не соблазнишь. Далер оживился, стал расспрашивать меня о Юргене, что я вообще о нём знаю. Я рассказал лишь то, что знает весь Шаукар, но интерес Далера показался мне каким-то нездоровым. Я узнал, где он живёт, и решил за ним проследить, чтобы сообщить тебе не о каких-то бездоказательных подозрениях, а что-то более существенное. Мне удалось подслушать разговор Далера с сыном.

– Баргак его вроде зовут.

– Да. Так вот беседа их скорее напоминала заговор. Они узнали о том, что Юрген всюду ходит без охраны, и решили, что можно его поймать и силой заставить жениться на Суман. Они даже обсуждали разные способы, чтобы визирь уж точно не отвертелся. По-моему, они идиоты, но такие дураки могут оказаться опасными, раз мозгов-то нет.

– Ещё какие идиоты! – возмутился Оташ. – Это же надо додуматься! Он ведь сначала хотели Суман тебе в «Дом сладостей» отдать, мол, всё равно она уже опозорена.

– Бред какой-то.

– То есть они в самом деле хотят напасть на Юргена?

– В самом деле.

– А они не думают, что Юрген может сам за себя постоять?

– Боюсь, что они могут ещё кого-то нанять в помощники.

– То есть я ему дал средства на жильё и на жизнь в первое время, а он сначала просаживает деньги на проститутку, а потом на наёмников?

– Наверное, он считает это хорошим вложением в будущее. Если потом Юрген женится на его дочери.

Придя в кабинет Брунена, Ким ещё раз рассказал о Далере и его планах.

– Он действительно идиот, – вздохнул Альфред.

– Но надо что-то делать, – добавил Элинор. – Нельзя, чтобы он напал на Юргена.

– Скорее всего, нападать будет не он, а наёмники, – сказал Брунен. – Если он потратит на это все деньги, которые дал ему Оташ, плюс приданое дочери, то он может найти неплохих ребят.

– Неплохих? – переспросил Ким.

– Ловких, – пояснил Альфред.

– Их надо брать с поличным, – проговорил Оташ.

– Пока они будут нападать на Юргена? – спросил Элинор.

– Это не дело, – возразил Брунен. – Если это будут наёмники, они могут и не выдать заказчика. И вообще скажут, что приняли визиря за обычного человека и напали с целью ограбления. Брать надо тогда, когда Юргена уже доставят к Далеру.

– То есть что, Юрген должен будет им сдаться? – задал вопрос шоно.

– Помните, что предлагал принц? – вдруг спросил Альфред.

– Выдавать Жерома за Юргена? – вспомнил Оташ.

– Именно. Зачем лишний раз рисковать настоящим визирем, когда можно отправить на встречу с наёмниками липового.

– Только сначала надо всё поточнее узнать, – добавил Элинор.

– Это я могу, – кивнул Ким.

– А потом надо будет просто поздно вечером отправить Жерома в плаще с капюшоном в «Райские кущи». Это же любимая таверна Юргена? – сказал Брунен.

– Хозяин хорошо его знает, – ответил Оташ.

– Нет ничего проще. Жером пойдёт туда заранее, зайдёт через чёрный ход и спрячется. Затем туда заявится Юрген, напьётся и отправится во дворец, предварительно поменявшись с Жеромом и отдав ему свой плащ. Это можно легко проделать, к примеру, выйдя в туалет.

– И потом Жерома схватят, – добавил шоно.

– Верно, а мы проследим за тем, куда его доставят. И уже там, на месте, будем брать Далера.

– У меня есть предложение, – поднял руку Ким.

– Говори, – кивнул Оташ.

– Давайте я буду одним из наёмников. По крайней мере, попытаюсь. И я уверен, что Далер меня не узнает, он видел меня только как Кимико.

– Неплохая идея, – поддержал его Альфред. – Это может сработать.

– Я ещё думаю, что сын Далера, Баргак может тоже участвовать в похищении, он же молодой.

– Он не заметит подмены, – сказал Оташ, – особенно если до этого увидит Юргена в трактире. На улице будет темно, да и они в самом деле похожи.

– Тогда договорились, – кивнул Брунен. – Ким, действуй.

Услышав о плане отправить вместо себя Жерома, Юрген возмутился.

– Я не согласен! – воскликнул он. – Вы меня вообще спросили? Мне изначально не понравилось предложение Густава.

– И что тебе не нравится? – поинтересовался Оташ.

– Я не хочу отсиживаться где-то там в подворотне, пока вместо меня будут похищать другого человека! Пусть даже это и Жером, которого я терпеть не могу.

– Тебе не хватило веселья в Валахии? Или недавней истории с сокровищами? Тебе опять надо куда-то влезть?

– Я уже влез благодаря Жерому.

– Вот именно. Пусть он и расхлёбывает. Если справится, то выпущу его из темницы.

– Всё равно вы не должны были это решать без меня. Надо было посоветоваться!

– Эне, вопрос решён и точка. Считай, это мой приказ.

– А если Жером откажется?

– Он в темнице. Я дам ему шанс. Только дурак не согласится. Он, конечно, наглец, но не дурак.

– Да, тут ты прав. Дурак это Далер.

За неделю, проведённую в темнице, Жером осунулся, и у него появились синяки под глазами, вызванные уже не кулаками разъярённых отцов.

– У меня к тебе деловое предложение, – проговорил Оташ, подойдя к решётке.

– Что за предложение? – Жером заинтересованно поднял глаза.

– Заменить визиря.

– Что, Юрген не справляется?

– Похоже, тебя только могила исправит.

– Нет, нет, подожди, великий шоно. Извини, у меня просто язык впереди головы. Объясни, в каком смысле заменить?

– Ладно, дам тебе шанс, – и Оташ рассказал Жерому о плане, придуманном с Альфредом.

– Я согласен! – тут же воскликнул норт. – Это намного лучше, чем сидеть здесь.

– Но ты учти, шаг вправо, шаг влево – и ты не просто вернёшься сюда, а пожизненно.

– Да я понимаю.

– Тогда жди. Как только всё будет решено окончательно, за тобой придут.

Киму удалась его задумка, о чём он и доложил Альфреду. О том, как именно он втёрся в доверие к Баргаку и Далеру, айни умолчал, с улыбкой сообщив, что главное – результат. Помимо него, в нападении на визиря должен был участвовать ещё один парень-сарби по имени Аяз, работающий грузчиком. Баргак терпеливо ждал, убеждённый в том, что рано или поздно Юрген обязательно пойдёт либо в «Дом сладостей», либо в «Райские кущи». Баргак дождался, а Юрген и Жером приступили к исполнению плана.

Лже-визирь заранее прибыл в «Райские кущи» и скрылся во дворе за таверной, а уже вечером туда отравился Юрген. За одним из соседних столиков сидел Ким в компании, как Шу догадался, того самого Аяза. Юрген сделал вид, что не замечает их, сел к ним спиной за столик рядом с пожухлым цветком в кадке и попросил принести вина. Шу было жалко выливать вкусный напиток, но и напиваться он не планировал, поэтому часть вина отправилась в кадку. Когда хозяин принёс уже вторую бутылку, Юрген усадил его с собой и начал громко жаловаться на жизнь, на Оташа и на дурацкие слухи. Выпив ещё, Шу проговорил:

– Ой, что-то мне нехорошо.

– Может, тебе выйти освежиться, господин визирь? – заботливо предложил хозяин.

– Точно, – закивал Юрген. – Мне как раз отлить надо.

И он, пошатываясь, зашагал к двери, ведущей во внутренний двор, где его давно поджидал Жером.

– И только посмей меня подвести, – проговорил Юрген, отдавая ему свой плащ и деньги.

– Я всё сделаю, как надо, не волнуйся, – ответил Жером.

Накинув на голову капюшон, он направился в таверну.

– Выпей там обязательно! – крикнул ему вдогонку Шу. – От тебя должно пахнуть вином.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю