290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 26)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 26 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Элли, угости девушку конфетами, – сдерживая смех, попросил Оташ. – А потом верни её во дворец. Её брат и отец сейчас там.

– А вдруг Ким куда-то уйдёт? – растеряно проговорил Акст. – Мне бы надо уже вернуться.

– Ты сам-то в это веришь? – отозвался шоно. – Никуда он не денется.

– Но Альфред…

– Альфреду скажешь, что выполнял моё распоряжение. Может быть, он тебе и начальник, но в первую очередь, ты подчиняешься мне. И сейчас твоя задача – накормить девушку конфетами и привести во дворец. Выполняй.

– Слушаюсь, – улыбнулся Элинор.

Оташ уже собирался ложиться спать, когда к нему явился Бальзан и молча протянул письмо.

«Таш,

не бей Бальзана, он всего лишь выполняет мой приказ. В Яссе самозванца не было, как и сыщиков. Тут я промахнулся. Он наверняка в курсе, что у меня в Яссе родня. Но, встретившись с Витольдом, я узнал новости. Оказывается, этот *зачёркнуто* карьерист отдал Феликса в школу при Тайной канцелярии. Ты можешь себе представить, кого там вырастят из ребёнка? Я не хочу и не могу этого допустить. Я еду в Нэжвилль, чтобы забрать Феликса. Имари составляет мне компанию. Едем мы через Валахию.

Сильно не злись.

Юрген».

– Я говорил ему, что это не лучшая идея, – сказал Бальзан.

– Да он написал, чтобы я тебя не бил, – ответил Оташ. – Я могу его понять, но как же всё не вовремя!

– А что случилось в наше отсутствие?

– Объявилась ещё одна невеста визиря.

– Тоже самозванец?

– Ну, а кто ещё? Хотя… тут всё немного странно. Девица утверждает, что ещё весной встретила визиря в Кзыле, где гостила у тёти. Сама же она из Карши.

– Аж весной? – присвистнул Бальзан.

– Неужели самозванец так давно промышляет, а мы ничего об этом не знали? Но и Юрген это тоже не мог быть. Даже если он и переспал с кем-то в Кзыле, то вряд ли бы он стал делать предложение. Ну, а если бы вдруг сделал, то сообщил бы мне.

– Тут я согласен. Ну, и где эта невеста сейчас?

– Во дворце с отцом и братом. Я-то рассчитывал, что вы сейчас вернётесь, и они убедятся, что в Кзыле видели самозванца. А как им теперь докажешь? Остаётся надеяться на то, что сыщики скоро поймают лже-визиря и привезут его сюда. Видел бы ты эту невесту. Того и гляди её ещё кто-нибудь охмурит. Она сегодня в «Дом сладостей» заявилась.

– Работу искала? – хмыкнул Бальзан.

– Конфеты покупала. Ким вовремя её увидел и выставил. Скажи мне, что Имари? Как он держится?

– Очень уверенно и спокойно. По-моему, ему очень нравится путешествовать в компании Юргена. И домой он не сильно спешит.

Когда посреди ночи в двери повернулся ключ, Юрген подумал, что Рыдой смилостивился и решил предоставить пленникам вместо кабинета комнату с кроватями. Но послышавшийся женский голос позвал Юргена, и что-то-то Шу подсказывало, что не его. Жером бросился к двери.

– Моя хорошая, – заговорил он, – знал, что ты придёшь.

В кабинете стояла почти кромешная темнота, свет фонарей на площади перед ратушей почти не попадал в узкое окно.

– Отец совсем с ума сошёл, раз не верит тебе, – сказал женский голос. – Как мне тебе помочь? Я принесла тебе поесть.

– Спасибо, ты чудо, – ответил Жером.

– А что, помочь бежать она тебе не сможет? – подал голос Юрген.

– У кабинета охрана, – сказал самозванец. – Далеко мы не убежим.

– Мы?

– Мы, я и Флорика.

Между тем дверь снова закрылась, и Юрген явственно ощутил запах тёплого хлеба. Он очень хотел есть, и у него даже заурчало в животе.

– Давайте отнимем у него еду, – предложил молчавший до сих пор Имари.

– Я только за, – ответил Шу.

Хлеб оказался очень вкусным, а обиженный Жером сел на подоконник и молча уставился на улицу.

Поспать пленникам почти не удалось, а ранним утром их внезапно привели в приёмный зал Рыдоя. К своему удивлению, Юрген увидел там Витольда.

– Нам не пришлось долго ждать, – довольно объявил наместник. – Господин Никсон сам как раз приехал в Валахию. Я объяснил ему нашу проблему, так что сейчас всё решится.

Шу видел, как напрягся Жером, на мгновение его даже стало жаль.

– Хоть какая-то от тебя польза, Витольд, – проговорил Юрген.

– Мы с вами знакомы? – вдруг проговорил Никсон.

– Чего? – не понял Шу.

– Я вас первый раз вижу. Вот мой племянник, – и он указал на Жерома.

– А я что говорил! – сразу нашёлся самозванец.

– Что-то пошло не так? – спросил Имари.

– У нас проблемы, – тихо ответил Юрген. – Потому что мой дядя – сволочь.

– Неужели он сейчас указал на то, что самозванец – настоящий визирь?

– Кажется, он специально погнался за нами, чтобы не дать мне забрать Феликса из школы. А тут такой прекрасный способ задержать меня.

– И его не волнуют последствия?

– Они его никогда не волновали. Знал бы ты, чего он за свою жизнь успел натворить.

– Арестовать этих двоих! – приказал Рыдой, показывая на Шу и Имари.

– Мне кажется, их нужно выдать Шоносару, – вмешался Витольд. – Он же за визиря великого шоно себя выдавал. Там и должны их судить.

– Я так и поступлю, – кивнул наместник. – А пока задержать их!

– Тебе конец, – на языке сарби проговорил Юрген. – Тебе конец, Витольд. На этот раз точно.

Никсон заметно побледнел, но промолчал.

– Что вы собираетесь делать? – спросил Имари.

– Мы сможем сбежать, когда нас повезут в Шоносар, – ответил Шу. – Сейчас слишком рискованно, а там с нами будет максимум трое стражников.

– Я вас понял, – кивнул посол.

Юрген оказался прав: для сопровождения преступников в Шоносар Рыдой выделил троих стражников. Шу был расстроен тем, что его пистолет и нож остались в ратуше, но был уверен, что обязательно вернёт их, как и меч Имари. Когда они выехали на дорогу, ведущую в Яссу, Юрген заговорил на языке айни:

– Я могу упасть с лошади и вырубить того стражника, кто подойдёт, чтобы проверить жив ли я. И я заберу его пистолет.

– Одновременно с этим я смогу убрать ещё одного из стражников, – ответил Имари.

– У вас ведь есть оружие, я правильно понимаю?

– Да, есть. Его не нашли.

– Тогда договорились.

– Прекратите переговариваться! – крикнул стражник.

Юрген выждал ещё какое-то время, чтобы сопровождающие успели немного расслабиться, а затем замедлил ход лошади и, предусмотрительно вынув ноги из стремян, повалился на землю, стараясь сгруппироваться так, чтобы ничего не сломать. Он всё-таки сильно ушибся, но остался лежать без движения, словно потерял сознание. Один из стражников спешился и подошёл к нему.

– Эй, что с тобой? – спросил он. Юрген молчал и не шевелился, почти не дышал. Мужчина склонился над ним, и Шу отреагировал молниеносно. Со стороны казалось, что он просто легко коснулся его шеи, но стражник упал без чувств. В этот же момент другой стражник свалился с лошади, хватаясь за шею, в которой был дротик. Юрген выхватил пистолет у лежавшего рядом мужчины и направил его на третьего стражника. Тот поднял руки.

– Ты, что, убил его? – Юрген посмотрел на мужчину с дротиком в шее.

– А как иначе я должен был поступить? – отозвался Имари.

– Но это простой охранник, он ни в чём не виноват. Достаточно было его ранить.

– Не в моих правилах, – ответил посол.

Шу молча забрал оружие у всех стражников, так же молча отдал один из пистолетов Имари и сел на лошадь.

– Ты сердишься, – проговорил посол.

– Я еду в Нэжвилль в обход Валахии, – сказал Юрген. – Можешь ехать со мной, если хочешь.

– Хочу, – кивнул Имари. – К тому же, я должен вернуть свой меч.

– Вернёшь, когда с нами в Валахию отправится кто-то из королевской семьи.

– Тогда едем.

Когда Оташу доложили о гонце из Валахии, ему это сразу не понравилось. Он знал, что несколько дней тому назад там должен был побывать Юрген вместе с послом, и гонец оттуда не мог означать ничего хорошего. Выглядел он довольно потрёпанным и очень уставшим, еле на ногах стоял.

– У меня письмо от наместника Рыдоя, – проговорил он. – И ещё я должен добавить на словах.

– Давай письмо, – кивнул Оташ.

«Господин великий шоно, Оташ Справедливый, правитель Шоносара!

К нам в Валахию явился самозванец, преступник, назвавшийся вашим визирем Юргеном Шу. С ним был некий мужчина, который объявил себя послом Ямато Имари. Поскольку в это время у меня уже гостил ваш визирь, настоящий Юрген Шу, я оказался в некотором недоумении, но, к счастью, всё разрешилось. Отправляю на ваш суд обоих: и самозванца, и «посла».

Волею короля наместник Валахии Эмиль Рыдой».

– И почему ты один? – дочитав письмо, спросил Оташ.

– Вот это я и должен сказать вам. Нас было трое стражников, но преступники напали на нас, одного убили, оружие отобрали. Мы решили, что один из нас должен выполнить поручение и передать вам письмо наместника, а второй повёз убитого назад в Валахию.

– Одного убили, говоришь?

– Дротиком в шею.

– Скажи, а ты сам знаешь, в чём вина этих преступников?

– Будто бы один из них выдавал себя за вашего визиря.

– И как же господин наместник понял, что это самозванец?

– А кто-то ему указал на настоящего.

– Вот значит как.

Распорядившись позаботиться о гонце, Оташ вызвал к себе Алтана и Бальзана.

– Мы едем в Валахию, – объявил он. – Мне нужно разобраться в том, что там произошло.

– А что случилось-то? – спросил Алтан.

– Наместник Валахии почему-то решил, что Юрген и есть самозванец. Кто-то его убедил в этом. Хотел бы я знать кто.

– А где сейчас Юрген и посол? – поинтересовался Бальзан.

– Думаю, что уже в столице Нэжвилля. Он ведь туда рвался, чтобы Феликса забрать.

Перед отъездом Оташ зашёл в Алмазар, чтобы рассказать обо всём произошедшем Брунену. Но оказалось, что сам Альфред как раз собирался с докладом во дворец.

– Сыщики вернулись из Валахии, – сказал он. – По их словам, наместник разоблачил самозванца и отправил его под охраной в Шоносар. Они решили, что он должен быть уже здесь.

– Если бы твои сыщики получше проверили информацию Рыдоя, то поняли бы, что всё не совсем так, – ответил Оташ и сообщил Брунену о письме и о словах гонца.

– Значит я еду с тобой, – заявил Альфред.

– Что, за Кимом больше следить не хочешь? – усмехнулся шоно.

– Дело не в Киме, а в том, что мои люди не смогли должным образом выполнить свою работу. Я должен это исправить.

– Тогда собирайся быстрее, мы выезжаем.

– Я только пошлю за Элли, он поедет с нами.

Вместе с ним в обратный путь в Валахию отправился и гонец, которого звали Лучан. Чтобы выиграть время, путники не стали ехать через Яссу и почти не делали привалов. Но однажды, когда до Валахии оставался всего день пути и они всё-таки решили остановиться на ночлег, то оказалось, что кто-то тоже решил устроить привал неподалёку. У костра сидел молодой мужчина-норт.

– Господин визирь? – удивлённо проговорил Лучан.

– Вот так встреча, – поняв, кто перед ним, произнёс Оташ.

Видя перед собой шестерых мужчин, самозванец явно понимал, что бежать нет никакого смысла.

– Доброй ночи, – ответил он с грустной улыбкой.

– Ты арестован, – подойдя к нему, сказал Альфред, доставая пистолет.

– Да я уж понимаю.

– Как твоё настоявшее имя? – поинтересовался Оташ.

– Жером. А фамилия пусть останется тайной. Не хочу позорить свой род.

– Похвально. Мы давно в дороге и собираемся здесь переночевать, – шоно сел к костру, – так что у нас есть время поболтать.

– О чём же ты хочешь поболтать, великий шоно? – спросил Жером.

– Значит, ты узнал меня.

– Трудно не узнать.

– Сколько ты всего успел натворить?

– Не так много, как ты думаешь.

– Суман из Карши – твоих рук дело?

– С неё-то всё и началось. Меня приняли за визиря какие-то люди. Я не стал отнекиваться, мне было любопытно, что из этого может выйти. А потом это оказалось очень забавным и выгодным предприятием.

– Что произошло в Валахии? Почему наместник решил, что Юрген – самозванец?

– О, это я и сам был очень удивлён. Я был уверен, что всё, мне конец, потому что в ратуше появился дядя визиря, Витольд Никсон. Но он почему-то сообщил Рыдою, что настоящий его племянник именно я. Представления не имею о его мотивах, но меня всё устроило.

– Витольд? – Оташ ушам своим не верил.

– Вот же скотина! – проговорил Бальзан.

– Его надо уже приструнить, как следует, – добавил Алтан.

– Где он сейчас? – спросил шоно.

– Поехал в столицу Нэжвилля. Я сам туда собирался, но подумал, что с этим человеком мне точно не по пути, и решил переждать. Теперь понимаю, что зря.

– Так это не визирь? – вдруг выдал Лучан.

– Поздравляю с умной мыслью, – усмехнулся Бальзан.

– Откуда ты столько узнал про Юргена? – спросил Оташ.

– Так он известная личность, – улыбнулся Жером. – Нетрудно было всё это узнать.

– А печать?

– Я не выдам ювелира, я не настолько подлец.

– Даже под пытками?

– Не знаю, меня ещё никогда не пытали.

– Твоей наглости можно позавидовать.

– Я выживаю только за счёт неё.

– Работать не пробовал? – вмешался в разговор Альфред.

– Пробовал, конечно, – ответил Жером. – Но не сложилось.

– Ты ведь понимаешь, что тебя ждёт? – задал вопрос шоно.

– Догадываюсь. Но знаешь поговорку? Даже если тебя съели, у тебя есть два выхода.

Оташу не спалось почти всю ночь, он видел, что и Жером тоже почти не сомкнул глаз. На рассвете, когда все уже проснулись, шоно проговорил:

– Ты драться умеешь, самозванец?

– В смысле драться? – переспросил Жером.

– А ещё Юргена изображал. В прямом смысле. Ты представляешь шоносарские поединки?

– Представляю. Можно сказать, что умею.

– Тогда я вызываю тебя. Выдавая себя за Юргена, ты оскорбил меня лично.

– Поединок насмерть? – спросил Бальзан.

– Разумеется, – кивнул Оташ.

– А без этого никак не обойтись? – спросил Элинор. – Ведь у нас есть Алмазар, есть суд.

– Нет, не обойтись, – холодно ответил шоно.

– Это Шоносар, Элли, – проговорил Альфред. – Не забывай об этом.

– Ты поддерживаешь такое решение Оташа?

– Скорее да, чем нет. К тому же, итог всё равно один.

– Один?

– За преступление подобного рода Жерома ждёт смертный приговор. Будем считать, что он уже вынесен, а великий шоно сам приведёт его в исполнение.

– Что, прямо сейчас будем драться? – спросил Жером.

– А чего тянуть? – отозвался Оташ.

Шоно разделся по пояс и снял сапоги. Немного помедлив, Жером поступил точно также и поёжился от холода. Внешне он, конечно, проигрывал Оташу, хоть слабым и не выглядел.

– Откуда у тебя это? – вдруг спросил Альфред.

– Что там? Повернись, – потребовал шоно.

Жером неохотно повернулся к нему спиной, и Оташ увидел шрамы, кожа была вся исполосована, словно парня когда-то избивали плетьми.

– И откуда? – спросил шоно. – И ещё мне интересно, почему та девушка, которую ты обесчестил, не рассказала об этих шрамах, а упомянула только тот, что на ноге.

– Я постарался, чтобы она их не видела, – ответил Жером. – Не снимал рубашку. Мне не нужны были лишние вопросы. Не нужны они и сейчас.

– От кнута остаются похожие, – проговорил Альфред.

– Это и был кнут, – сказал Жером.

– За что же это тебя так? – спросил Оташ.

– Не собираюсь об этом говорить. Мы дерёмся или как?

– Или как. Сначала расскажешь.

– А если нет?

– Почему?

– Не хочу, чтобы ты сейчас начал меня жалеть. Я вообще не люблю, когда меня жалеют. Понимаю, поверить в такое сложно.

– Я всё равно буду с тобой драться. Твой рассказ не повлияет на моё решение.

– Ну, хорошо, – Жером снова поёжился и обхватил себя руками. – Это сделал мой отчим. Я был ещё подростком. Он меня недолюбливал, а тут я ещё и деньги взял без спросу.

– Твой отчим что, был пастухом?

– Почти. Он просто держал овец. Мы с родителями жили в столице, где я ходил в хорошую школу. Но мой отец умер от нервной горячки, мать обеднела и вышла замуж во второй раз за мужчину из провинции. Мы переехали из столицы в его дом. И вот там как-то всё не задалось, в итоге я ушёл из семьи. Что, теперь жалеете меня?

– Тебе никто не мешал обратиться за помощью к правосудию, – проговорил Альфред. – Ты сам выбрал свой путь.

– Начнём, пожалуй, – сказал Оташ. Нет, он не испытывал к Жерому жалость, но что-то действительно было в нём, что так сильно напоминало Юргена. Он понимал, почему ему удавалось так успешно его изображать. Но Альфред был прав – парень сам выбрал свою судьбу.

Жером умел драться, хотя и не так, как принято в Шоносаре. О борьбе сарби он знал разве что понаслышке. Жером дрался как обычный норт, способный за себя постоять. Бой был недолгим, и очень скоро Жером оказался на земле, и Оташу хватило бы пары ударов, чтобы добить его.

– Стой! – вдруг крикнул Элинор. Шоно замер. – Он ведь никого не убил! Разве он заслуживает смерти?

– Делай, что собирался, – тихо проговорил Жером.

– Так хочешь умереть? – спросил Оташ, глядя ему в глаза.

– То, что меня ждёт, трудно назвать жизнью.

– А как же два выхода, если тебя съели? Куда подевался твой оптимизм?

Жером промолчал, однако страха в его глазах не было. Скорее, была обречённость – он смирился с судьбой. Оташу даже на мгновение показалось, что этот парень действительно желал умереть. Шоно поднялся.

– Почему? – тихо спросил Жером.

– Ты хочешь отправить его в тюрьму? – задал вопрос Альфред.

– Я ещё не решил, – ответил Оташ. – Вставай.

Поднявшись, Жером начал одеваться.

– И что мы собираемся дальше делать? – спросил Брунен. – Ты поедешь в Валахию? Хочешь взять его с собой или нам отвезти его в Шаукар?

– Хм, – Оташ задумался, – я знаю, как мы поступим. Мы едем в Валахию, и Жером едет с нами. А потом уже он отправится в Шаукар. Я хочу, чтобы он лично повстречался со всеми, кого обманул.

– Да ты садист, – усмехнулся Альфред. – Проще было его убить.

– Решил устроить мне ад на земле? – проговорил Жером, и Оташ заметил, что к нему вернулась его насмешливость.

– Во дворце в Шаукаре сейчас как раз гостит Суман с её отцом и братом. Вот кто тебе обрадуется. А для начала порадуем наместника.

– И его дочь, – хмыкнул Жером.

– Ты и её успел?

– Нет, не успел, но был близок. Ты ведь догадываешься, как женщины реагируют на волшебное словосочетание «визирь великого шоно»?

– Догадываюсь. Поехали.

Вечером они были уже в Валахии, и Оташ сразу же направился к ратуше. Наместник как раз собирался домой, но, увидев перед собой старого знакомого в окружении других мужчин, остановился и удивлённо проговорил:

– Вы что-то забыли, господин визирь?

– Перед тобой великий шоно Оташ Справедливый, правитель Шоносара, – сказал Оташ. – А вот он – не мой визирь, а самозванец. Если тебе нужны доказательства тому, что я тот, кем себя называю, если мой внешний вид, моя одежда ни о чём тебе не говорят…

– Нет-нет, – замотал головой Рыдой, – я вам верю.

– Я получил твоё письмо. Вот он доставил его во дворец, – шоно показал на Лучана.

– Всё верно, – подтвердил стражник.

– Но тогда выходит, что это настоящий Юрген Шу и посол Ямато убили моего человека, – сказал наместник.

– Дротиком? Это был посол, не Юрген.

– Но как же господин Никсон? Почему он показал вот на него, – Рыдой бросил взгляд на Жерома.

– На то у этого ублюдка Витольда были свои причины, ему надо было не дать Юргену поехать в столицу Нэжвилля.

– Простите меня, великий шоно, – поклонился наместник. – Простите, я виноват.

– А что твоя дочь? – спросил Оташ.

– Флорика? – до Рыдоя дошло не сразу. – Ах ты негодяй! – воскликнул он, бросившись на Жерома. Тот отскочил в сторону, а затем и вовсе спрятался за спинами Алтана и Бальзана.

– Э, не наглей! – и братья расступились, открывая разъярённому отцу доступ к несостоявшемуся зятю. Жером всё-таки получил по лицу, после чего Оташ решил вмешаться.

– Достаточно, – проговорил он. – Самозванец понесёт заслуженное наказание.

– Простите мою слабость, великий шоно, – отдышавшись, произнёс Рыдой.

– Я хочу забрать у вас оружие Юргена, – сказал Оташ. – Оно ведь осталось здесь?

– Да, его пистолет и нож в ратуше. И конь его. А ещё меч того, который посол.

– Пожалуй, коня и меч мы тоже заберём.

– Вы останетесь у нас на ночь, великий шоно? – спросил Рыдой.

– Да, – кивнул Оташ. – Распорядись о комнатах. И об ужине.

– А с утра мы обратно в Шаукар? – поинтересовался Альфред.

– Меня беспокоит, что Витольд тоже поехал в Нэжвилль. И там же Юрген вместе с Имари. И посол этот меня тоже напрягает.

– Они, кажется, поссорились, – подал голос Лучан.

– Кто? – не понял Оташ.

– Господин визирь и господин посол. После того как они разобрались с нами, они разговаривали на чужом языке, но было ясно, что господин визирь сердится.

– Очевидно, он был против бессмысленного убийства. Тем более, я считаю, что нам нужно ехать в столицу Нэжвилля.

– То есть Жерома мы тащим с собой? – вывел Альфред.

– Не утянет, – ответил Оташ, обернувшись на бывшего самозванца, под глазом которого наливался синяк.

Утром, когда шоно вместе с остальными собирался покидать Валахию, к ним подбежала заплаканная девушка. Оташ догадался, что это был Флорика.

– Как ты мог так поступить со мной? – запричитала она, кинувшись к Жерому.

– Да я тебе ничего не сделал, – ответил тот.

– Не сделал? Не сделал? Я думала, ты меня любишь! Я думала, ты на мне женишься! Я думала, ты настоящий визирь!

– А если бы ты знала, что я не визирь, ты стала бы вообще со мной разговаривать? – усмехнувшись, спросил Жером.

– Но ты меня обманул!

– Только в том, что я визирь. Я не говорил тебе, что люблю тебя, это ты сама придумала. Да и предложение я тебе тоже пока не сделал. Мне как-то не до того было, знаешь ли.

– Но ты… но ты… – Флорика всхлипнула и стала бить Жерома кулаками по груди.

– Успокойся, – он схватил её за руки. – Я в самом деле тебе ничего не сделал. В будущем будешь умнее, подумаешь, прежде чем, развесив уши, верить в тот бред, который тебе несёт мужчина.

– Вообще-то он в чём-то прав, – проговорил Альфред, с интересом наблюдавший за сценой.

– Но её жалко, – сказал Элинор.

– Ты определись, кого ты жалеешь.

– Нет, ну, он её обманул. Просто за это не убивают.

– В Сересе за подобное кастрируют, – вставил Оташ.

– К счастью, мы не в Сересе, – заключил Жером, отстраняя Флорику от себя.

– Нам пора ехать, – произнёс шоно. – Госпожа Рыдой, мы сожалеем о случившемся.

Флорика снова всхлипнула и, закрыв лицо руками, убежала прочь.

– Не жалко девушку? – спросил Алтан.

– Да я ей ничего не сделал! – возмутился Жером. – Серьёзно. Я понимаю, Суман, да… тут все претензии будут справедливыми, я заигрался. Или Асель… Но только не Флорика.

– Едем, – сказал Оташ.

Когда до столицы оставалось уже менее суток пути, впереди показалась крытая повозка. Путники обогнали её, а Альфред вдруг проговорил:

– Что случилось, Жером? Это твой знакомый?

– Какой знакомый? Где? – спросил Оташ.

– Я заметил, как Жером переменился в лице, увидев того, кто правит повозкой, – объяснил Брунен.

– Так ты ответишь, или подождём и спросим у того мужчины? – проговорил шоно, остановив коня.

– Это мой отчим, – тихо сказал Жером. – Давайте поедем дальше. Мы ведь его уже обогнали.

– А ты не хочешь узнать, как дела у твоей матери?

– Нет.

– Почему?

– Просто не хочу.

Тем временем повозка приближалась. Мужчине, который правил ей, было на вид под шестьдесят, у него были седые виски, а лицо казалось угрюмым и неприветливым.

– Как ваше имя? – поинтересовался Оташ.

– Брис Катель, – представился мужчина. – А вы кто такие, господа?

– А мы приятели вашего пасынка. Или вы его не узнали?

– Жером? – глаза Кателя полезли на лоб.

– Может быть, мы уже поедем? – проговорил Жером.

– Где ты был всё это время? – спросил Брис. – И кто это тебя так отделал? Поделом, наверное? Снова что-то украл?

– Я не стану с тобой разговаривать.

– А где его мать? – спросил Оташ.

– Полетт умерла, – ответил Катель. – Уже почти три года как.

– Что? – Жером побледнел. – Как?

– Если бы ты интересовался своей матерью, то не задавал бы таких вопросов, – сказал Брис.

– Значит, деньги, которые я продолжал отправлять, ты тратил на себя и своих овец?

– Не такие уж большие это были деньги.

– Что? Небольшие? Что случилось с матерью, отвечай!

– Я же сказал, она умерла. Могу проводить к её могиле.

– Это далеко? – поинтересовался Оташ.

– За полчаса доедем.

– Показывай.

Катель не соврал, и уже минут черед двадцать они подъехали к старому деревенскому кладбищу с покосившимися оградками. Брис показал на покрытую опавшей листвой могилу своей жены и отошёл в сторону. Жером упал на колени и беззвучно заплакал.

– Вы не разыскивали сына, когда он ушёл из дома? – тихо спросил Оташ.

– Для чего? Одним ртом меньше стало, – ответил Катель. – Мне же легче.

Альфред тем временем подошёл к какой-то старушке, которая ухаживала за одной из соседних могил, и заговорил с ней. Вернувшись, он отозвал Оташа в сторону и тихо проговорил:

– Та пожилая дама знала покойную. По её словам, её муж до смерти избил кнутом.

– И почему же он не арестован? – удивился шоно.

– Потому что он заодно со старейшиной их деревни. Да и они там считают, что муж имеет право бить жену. За это, мол, не наказывают.

– Фарлей с этим явно не согласится. Надо ему обязательно рассказать о том, что тут творится.

– А Жерому стоит сказать?

– Не знаю. Не уверен. Но может и стоит.

Успокоившись, Жером поднялся и подошёл к Оташу.

– Спасибо, что позволил проститься, – проговорил он. – Мы можем ехать.

– Я вижу, твои друзья – богатые люди, – сказал Брис. – Да и ты тоже хорошо одет. Может, поделишься с отцом?

– Не смей у меня ничего просить, – холодно ответил Жером.

– Говорят, это он убил твою мать, – произнёс Оташ.

– Что?

– Вон та женщина так сказала, – Альфред показал на старушку.

– Это правда? – голос Жерома дрогнул.

– Да она сама была виновата! – сказал Катель. – Из-за неё у меня овцы погибли.

– Овцы?

– Да! Она не уследила! Я лишился трёх овец! Трёх!

– Ты… как ты… – Жером ударил. Брис повалился на землю, Жером хотел ударить снова, но Оташ остановил его, схватив сзади.

– Ему уже достаточно, – проговорил шоно.

– Как он удачно упал, – склонившись над Кателем, сказал Альфред. – Или неудачно.

– Затылком о камень, – подтвердил Элинор, касаясь его шеи. – Мгновенно умер.

– Я, что, убил его? – прошептал Жером.

– Выходит, что так, – кивнул Альфред.

– Но я… я никогда… я не знаю… – Жером опустился на землю и закрыл лицо руками.

– Да я бы на твоём месте тоже его убил, – проговорил Оташ. – Вообще в Шоносаре таких не хоронят, но… раз мы на кладбище, да ещё и в Нэжвилле, давайте предадим его тело земле и поедем дальше.

– Только не рядом с матерью, – глухо произнёс Жером.

– На окраине, – согласился шоно.

IV

Король Фарлей был очень рад видеть Юргена в замке и после того, как Шу помылся с дороги и переоделся в предоставленную ему одежду, пригласил его поужинать с семьёй. Оставив Имари отдыхать в гостевых покоях, Юрген принял предложение Фарлея. За ужином собрались королева Асима, принц Густав, Шепард и Жорж.

– А теперь рассказывай, что у вас приключилось, – попросил король.

– Даже не знаю, с чего начать, – вздохнул Шу.

– С Оташем всё в порядке? – спросила Асима.

– Думаю, да, – кивнул Юрген. – Начну с посла. Я почти на девяносто девять процентов уверен в том, что он во время охоты убил своего собственного переводчика, чтобы подставить Кима. Ким – это айни, который служит нам с Оташем. И оказалось, Имари считает его своим заклятым врагом. Я взял Имари с собой в поездку, чтобы поближе с ним познакомиться и узнать как можно больше. Считайте, что мне это удалось. Но посол не главная наша проблема. В Шоносаре объявился самозванец, выдававший себя за меня.

– Вот это да! – воскликнул Флай. – И что же он делал от твоего имени?

– В основном обманывал женщин.

– Вот молодец, – усмехнулся Шепард.

– Нет, не молодец, – возразил Юрген.

– Не слушай Шепарда, дорогой, – улыбнулся Густав. – Продолжай.

– Вместе с Имари я поехал по его следам. Когда мы остановились в Яссе, я узнал, что Витольд отдал Феликса в школу при Тайной канцелярии.

– Это нам известно, – кивнул Фарлей.

– Так вот я против.

– Почему? Это очень хорошая школа.

– Это лучшая школа в Нэжвилле, – подтвердил Густав.

– И кого там воспитывают? – проговорил Шу.

– Умных и способных нортов, – ответил король.

– Убийц и шпионов, называйте вещи своими именами, ваше величество.

– Странно слышать возмущение в голосе визиря великого шоно, – сказал Густав.

– То есть вы что, не понимаете, почему я против того, чтобы Феликс там учился?

– Я понимаю, – подала голос Асима. – Как мать я понимаю, но как королева я вынуждена согласиться с принцем. К тому же, Феликс не просто норт, он твой брат, а это значит, что он практически мой брат. Он принадлежит королевской семье.

– Думайте, что хотите, но я заберу его из этой школы. Имею полное право.

– Это твой выбор, – кивнул Флай. – Но ты не рассказал, что с вами приключилось в дороге.

– Приключилось то, что в Валахии мы встретили самозванца. А поскольку Рыдой не помнил моё лицо, он не знал, кому верить. И тут появился Витольд и указал на самозванца, мол, он и есть настоящий визирь.

– Чего? – удивился Шепард.

– Да, я тоже немного опешил, – кивнул Юрген. – Потом-то я понял. Витольд хотел задержать меня и не дать приехать сюда, чтобы забрать Феликса.

– Но, по-моему, он совсем обнаглел, – сказал Фарлей.

– Мягко сказано, – добавил Шепард. – Ну, и как вы выкрутились?

– Меня с Имари повезли в Шоносар трое стражников. Мы сбежали и направились сюда, в столицу.

– Что-то мне кажется, что Витольд тоже должен быть уже здесь, – проговорил Густав.

– Лучше бы мне с ним не встречаться, – сказал Юрген. – Я хочу забрать Феликса и уехать. И ещё я бы попросил кого-то сопроводить нас в Валахию, потому что нам с Имари нужно вернуть своё оружие.

– За это не беспокойся, – кивнул Густав.

Утром Шу сразу же отправился в школу, которая располагалась поблизости от замка в новом специально выстроенном для неё красивом и монументальном здании. Чтобы у Юргена не возникло никаких проблем, компанию ему составил принц.

– Спасибо, что помогаешь мне, хотя я же вижу, что ты не согласен с моим решением, – проговорил Шу, когда они подошли к школе.

– Асима может много рассуждать о наших родственных связях, но ты для Феликса самый близкий человек после родителей, – ответил Густав. – Поэтому, конечно, решать тебе.

– А ты бы отдал сына в такую школу?

– Сына у меня нет, но есть племянник. И вот Шелдону точно бы не помешало пойти в подобную школу. Из него хулиган растёт, а не принц.

– Ладно, проехали, – улыбнулся Юрген.

Директор школы, господин Нуари, сразу же распорядился привести Феликса.

– У меня к вас небольшая просьба, – проговорил директор, услышав от Шу о цели его визита. – Не забирайте документы прямо сейчас. Пообщайтесь с мальчиком хотя бы сегодня до обеда. Если вы не передумаете, то, конечно, я не стану с вами спорить.

– Хорошо, – кивнул Шу, – договорились.

– Юрген! – радостно закричал Феликс, увидев кузена.

– Мы к тебе в гости, – улыбнулся Юрген, обнимая мальчика.

– Здравствуйте, ваше высочество, – учтиво произнёс Феликс.

– Приглашаю в замок, – сказал Густав.

– А Шелдон там? – спросил мальчик.

– Конечно. Соскучился?

– Вот ещё!

– Скажи, тебе нравится в этой школе? – поинтересовался Юрген, пока они шли по вымощенной булыжником улице.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю