290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Свадьба Мари (СИ) » Текст книги (страница 8)
Свадьба Мари (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 10:00

Текст книги "Свадьба Мари (СИ)"


Автор книги: Юлия Ляпина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Глава 18

К ужину увлеченно беседующие дамы вышли в приподнятом настроении. Мари села на кресло хозяина замка, а места возле нее предложила занять полковнику и инспектору. Мужчины с радостью приняли приглашение, и конечно рядом с офицером сидела его супруга. Во время трапезы мужчины весело общались, развлекая Мари забавными историями, а вот после еды лорд Дункан попросил позволения поговорить без свидетелей.

В зале как раз начали убирать столы, слуги постоянно проходили рядом, явно прислушиваясь к разговору и это сбивало лорда, не давая высказать наболевшее. Посмотрев на его мучения, девушка предложила подняться на галерею в маленький солярий, расчищенный ее заботой еще весной. Здесь во время обстрела камнями вылетели все стекла, и сильно побило стены, но мусор уже убрали, а рамы еще не вставили, хотя успели побелить комнату, изгоняя запах пожара.

– Я должен вам признаться, леди, – тут Дункан пристально взглянул в глаза пленившей его женщины, – что моя жизнь не будет прежней. Я умоляю меня выслушать, и лишь потом принимать решение.

Мари кивнула, понимая, что мужчина не оставит ее в покое, пока не сумеет объяснить, что же привело его в такое взволнованное состояние.

– Когда я впервые увидел вас, я подумал, что лорду Вилларду несказанно повезло с женой. В наше время мало женщин утруждают себя заботами о доме и супруге. Потом я увидел, вашу красоту, – тут ап Марж смутился, а у Мари запунцовели щеки, – и с той поры я запрещал себе даже думать о вас, чтобы не оскорбить вашу чистоту даже в мыслях. Теперь же я прошу вас не отказываться от моей помощи.

Девушка поспешила ответить:

– Лорд Дункан, вы сделали для меня и моего дома больше, чем кто-либо другой, почему вы думаете, что я должна отклонить вашу помощь?

– Потому что завтра я уеду, а сплетники не дремлют. Вы отклонили мое предложение, но я все еще не теряю надежду завоевать ваше сердце. Поэтому, я предпочту сам рассказать вам о себе, а потом полностью предам себя в ваши руки.

Поняв, что разговор будет долгим и сложным Мари уцепилась за единственную доступную ей ниточку: вежливость.

– Тогда давайте присядем, – она указала на уцелевшую в углу скамью, и первая присела, аккуратно расправив юбки.

Ап Марж сел рядом, не отводя жадного взора от ее лица, но руки мужчина благоразумно держал при себе, так что Мари не стала отодвигаться, когда его нога оказалась совсем рядом с ее бедром.

Сначала мужчина немного запинался, но потом увлекся своим рассказом и его речь потекла плавно и ровно, словно полноводная река. Детство грозного королевского инспектора прошло довольно тихо, он был пятым ребенком в семье торговца и рано научился вести счетные книги, проверять счета и высчитывать прибыль. Мать полагала, что сын станет одним из приказчиков, женится и продолжит трудится в семейной лавке. Однако отец настаивал на хорошем образовании, поэтому отправил сына в королевскую математическую школу.

– Он думал, что меня научат знанию законов и налогообложению, и это позволит мне расширить семейное дело, но в школе готовили чиновников для королевской службы, а не купцов, – тут ап Марж хмыкнул и покачал головой. – Когда я приехал домой на первые каникулы отец меня не признал. Вместо купеческого отпрыска, готового лично таскать мешки и высчитывать медяки перед ним очутился «графенок» в черном форменном камзоле. Ему так не понравился мой внешний вид, что он сразу решил забрать меня из школы, но я уже не хотел уходить. Тогда он отказался за меня платить и мне пришлось перейти на королевскую стипендию. Это означало, что после выпуска я должен бы отработать свое обучение там, куда меня отправит корона.

Тут мужчина прикрыл глаза, вспоминая те годы, и сказал:

– Мне повезло, в школе был преподаватель, который ценил тех, кто имел собственное мнение и умел решать хитрые задачки. Однажды он подошел ко мне и объяснил, что выбирать всегда могут только лучшие, а потом подарил учебник с разными хитрыми задачками и головоломками. Благодаря этому разговору, я закончил школу в числе лучших, и меня пригласили в королевскую канцелярию.

Ап Марж замолчал, давая Мари время представить серьезного молодого человека, в новенькой чиновничьей мантии, впервые явившегося во дворец.

– А дальше было несколько лет обычной службы, и, наверное, я бы до сих пор протирал локти в канцелярии, если бы… – тут лорд потемнел лицом, но потом встряхнулся и вернулся к повествованию, – я влюбился в дочь барона. Он был, как и я простым чиновником, получал жалованье, с которого жила его семья, но страшно гордился своим родом и гербом. Он не вынес известия о том, что его дочь увлечена «бумагомарателем» и нанял парочку громил с дубинами, чтобы они отбили мне охоту волочиться за благородными девушками.

– О, – Мари стало страшно, – как же вы спаслись?

– Я ничего не знал, – горько усмехнулся ап Марж, – меня подкараулили и жестоко избили, а потом бросили в сточную канаву. Весь в крови я сумел добраться до освещенной улицы в центре и свалился под ноги леди Илни.

Тут мужчина сделала драматическую паузу, очевидно ожидая какой-то реакции на свои слова, но Мари молчала, она плохо знала столичных аристократов и вообще королевский двор.

– Леди пожалела меня, велела слугам отвезти меня к ней в дом и вызвала лекаря. К сожалению сломанные ребра, и сильные ушибы не дали мне возможность вернутся к себе, поэтому я три недели пролежал в гостевой комнате ее городского особняка, вызывая слухи и толки у слуг и гостей дома. Эта леди была супругой первого министра герцога Блумберского, – выговорил Дункан свой страшный секрет. – Поскольку у сцены на бульваре были свидетели, да и потом кое-кто узнал, что министр по просьбе супруги исхлопотал мне отпуск по состоянию здоровья и перевел в свое ведомство, то в свете решили, что мы стали любовниками.

Мужчина не знал, куда спрятать глаза. Он не собирался говорить Мари об этом, но случай на рынке убедил его ничего не скрывать от девушки, чтобы не причинять ей боли.

– Я понимаю, – неровным голосом ответила девушка, вспоминая огромное количество сплетен, которое она успела выслушать за время своего пребывания в доме маркизы Оланьи. Потом у нее пробилось любопытство: – леди Илни много старше вас?

– Нет, – покачал головой лорд, – мы ровесники, но леди Илни много моложе своего супруга, поэтому сплетники так охотно подхватили эту идею. На самом деле она очень любит мужа, просто у леди доброе сердце, а министр любит потакать ее маленьким слабостям, говоря, что она дарит ему самые дорогие подарки.

Мари бросила на лорда недоуменный взгляд, и он поспешил пояснить:

– Почти все служащие лорда, слуги и охрана набраны из тех, кому в свое время помогла леди Илни. Она ангел милосердия, и каждый кто встречается с ней готов беречь ее супруга, потому что этот мужчина делает ее счастливой.

Девушка задумчиво кивнула. Отношения незнакомого ей министра напомнили ей отношения ее родителей. Отец частенько приходил к матери утром, целовал ее обезображенную шрамом щеку и спрашивал:

– Как я могу сегодня сделать тебя счастливой, дорогая?

Чаще всего матушка просто смеялась и подставляла поцелую вторую щеку, но иногда у нее были просьбы, которые отец старался выполнять. И вот этот вопрос: что я могу для вас сделать? Не первый год цементировал брак двух сильных и темпераментных личностей.

Мужчина довольно долго смотрел в окно, за которым сгущались сумерки, а Мари разглядывала свои пальцы, предаваясь воспоминаниям, но потом где-то вдали хлопнула дверь, раздался звон опрокинутого ведра, ругань, лорд Дункан отвлекся от созерцания и продолжил свой невеселый рассказ:

– Первое время после выздоровления я был кем-то вроде домашнего писаря, или секретаря. Помогал отвечать на письма, оплачивал счета, сопровождал супругу министра в походах по магазинам, а потом лорд решил, что я вполне здоров и взял меня в свое ведомство.

На этот раз лорд Дункан усмехнулся гораздо веселее.

– Работа у министра совсем не синекура. Приходилось часами скакать верхом, переписывать бумаги, искать подлоги и ошибки, а еще провинившиеся дворяне норовили вызвать на дуэль, так что и фехтованию приходилось уделять много времени. Но лорд Райжен быстро обнаружил мой талант находить неточности, подлоги, разные ошибки в бумагах и перевел меня в секретный отдел по расследованию преступлений, совершенных дворянами. Уже там я сумел заслужить и деньги, и титул. Вот только в столице до сих пор считают, что я все получил через постель супруги министра, – расстроено закончил Дункан.

– Главное, милорд, что вы знаете, какой нелегкий путь вам пришлось пройти, а мнение чужих людей не должно вас волновать, – рассудительно сказала Мари, подавляя желание погладить мужчину по щеке. – Если позволите, я бы хотела узнать, что случилось с тем бароном, который натравил на вас людей.

– А, – ап Марж потер лицо, словно, не веря в то, что его так легко и просто приняли со всеми скелетами в шкафу. – Как только схватили тех грабителей с дубинками, они тотчас во всем признались. Королевский суд вынес решение. Его уволили со службы, и наложили штраф. Красавице дочери пришлось выйти замуж за пожилого богатого заимодавца и насколько я знаю, она больше не появляется в свете.

– Значит он наказан за свое злодеяние, – спокойно резюмировала Мари, – я рада, что вы не стали прикладывать к этому руку.

– Вас бы это напугало? – осторожно спросил лорд.

– Меня бы это огорчило. По моим наблюдениям мстительные люди редко бывают счастливыми, горечь разъедает им душу, а несчастный человек не может сделать счастливым кого-то еще.

– Я рад, что вы выслушали меня, – мужчина немного смущаясь коснулся рукава черного платья, – и раз я вас не напугал своим рассказом, позволите ли вы мне ухаживать за вами леди? Я не буду претендовать на обручение прямо сейчас, я понял, что поспешил с этим, но буду счастлив, если вы не откажете мне в коротких письмах, чтобы знать, как обстоят ваши дела.

– Моя благодарность вам безмерна, лорд Дункан, – сдержано ответила девушка, – но сейчас я ношу траур по супругу и любые официальные ухаживания недопустимы. Однако я с радостью поддержу переписку с вами, если вы напишите мне первым. Сплетни не лучшее украшение репутации.

Ап Марж понял. Если он напишет первым, их переписку могут счесть деловой, а вот если письмо отправит Мари, ее осудят за неподобающее поведение. Мужчина протянул руку и взял в свою ладонь тонкие женские пальцы. Поднес к губам, коснулся нежным поцелуем:

– Я понял вас леди и уважаю ваше желание соблюсти траур. Я готов ждать сколько потребуется, но сейчас Его Величество желает видеть меня в столице. Прошу лишь об одном: берегите себя! – еще раз поцеловав Мари руку лорд быстро вышел, оставив ее одну.

Глава 19

На следующий день замок провожал королевского инспектора, отбывающего в столицу. Стражники неспеша открывали ворота, кони нетерпеливо танцевали под всадниками охраны, а лорд все еще не мог отойти от крыльца, на котором стояла Мари и полковник с супругой. Наконец долгих прощаний не выдержал полковник. Он махнул рукой и пробасил:

– Езжай уже, промокашка, мы присмотрим леди!

Мари вспыхнула, и с укором посмотрела на ап Маржа, тот в ответ кинул сердитый взгляд на старого приятеля, но все же сел в седло и поехал к воротам под любопытными взглядами слуг и селян.

До столицы лорд Дункан доехал максимально быстро. Его охрана потихоньку переглядывалась, но не возражала. Не заехав даже в свой дом, полученный за раскрытие крупной аферы одного проигравшегося маркиза, ап Марж поспешил во дворец. Король принял его в рабочем кабинете, коротко выслушал и к удивлению инспектора, вспомнил леди Мари:

– Я помню, отец был доволен, что сумел выполнить свое обещание, так говорите леди овдовела и теперь сама ведет дела?

– Да, ваше величество, – поклонился Дункан, – замок пострадал, но его уже восстанавливают. По вашему распоряжению полковник Фицхью охраняет подступы к дороге силами своего сводного отряда ветеранов.

Король задумчиво перебрал бумаги на столе, а потом поднял глаза на инспектора:

– Как вы думаете, ап Марж, леди уже готова выйти замуж?

– У леди есть серьезные основания не делать этого, ваше величество, – проговорил мужчина, старательно держа себя в руках, – супруг оставил земли своему внебрачному, но признанному сыну…

Изложив королю содержание завещания Дункан добавил:

– Я лично составил бумагу и подписал ее, кроме того там были офицеры моей охраны и замковый капеллан.

Король удивленно вскинул брови:

– Почему вы так подробно докладываете ап Марж? С леди что-то не так?

– Просто вокруг смерти лорда ходит много слухов, – глухим голосом доложил инспектор, – некоторые подозревают, что леди надоели измены супруга.

– Вот как, а леди дала повод для подозрений?

– Нет, ваше величество, – мужчина покачал головой, – мы прибыли в замок до начала осады и могу сказать, что леди Мари вела себя как подобает!

Кажется, Дункан добавил в голос слишком много эмоций, и король глянул на своего чиновника с легкой усмешкой:

– Вижу леди произвела на вас достойное впечатление, ап Марж, что ж вы верный слуга короны и достойный человек, не буду мешать вашим планам. Но напомните мне предложить графу Чару обручить младшую дочь с наследником Ирута, пареньку понадобится поддержка, а королевству надежная защита земель.

Дункану оставалось только поклониться в ответ. Следующие недели он писал отчеты для канцелярии, вносил в реестры списки оштрафованных землевладельцев, контролировал работу подчиненных и при этом страшно скучал, возвращаясь в пустой дом. Нет, конечно, как у каждого состоятельного мужчины у него были слуги, обеспечивающие хозяину чистую одежду, горячую еду и порядок в комнатах. Но расположившись у камина с книгой и ужином, он то и дело бросал взгляды на дверь, представляя, что в нее входит приятная молодая женщина с чашкой чая в руках, подходит к нему, улыбаясь, садится на подлокотник его кресла и она сам тянется к ней, чтобы согреть поцелуем ее прохладные губы…

Из грез его вырывали друзья, приглашения на праздники и увеселения, а порой и приказ короля о срочном расследовании. Когда в городе зарядили холодные осенние дожди Дункан превратился в угрюмого, строгого типа, пугающего коллег и подчиненных одним своим появление.

Приглашение от леди Илни застигло его врасплох. Нет супруга министра регулярно присылала ему приглашения на вечера в собственном доме, но Дункан быстренько набрасывал вежливый отказ и мчался на очередное расследование. Теперь же приглашение привез курьер и кроме стандартных слов о желании видеть написанных секретарем, на листе бумаги была приписка рукой леди:

– Дункан, появись наконец! Меня пугают слухи!

Такое приглашение проигнорировать лорд не мог. Вернувшись домой раньше обычного, он принял ванну с корнем фиалки, выбрал соответствующий сезону темно-фиолетовый камзол с высоким плоеным воротничком и собрав волосы бархатной лентой отправился в дом министра.

Там было довольно шумно и весело, отмечали награду, полученную герцогом за очередной тонко разруленный дипломатический конфликт. За большим столом собрались знатные лорды и военные, шумно сдвигая бокалы за бескровную победу. Дункан присоединился к ним, и тоже поднял кубок, но отпил совсем немного, зато постарался закусить как можно плотнее, зная, что не вырвется от этой дружелюбной компании до утра.

Между тем лорд Райжен заметил нового гостя и кивнул ему, подзывая к себе. Дункан подошел, поздоровавшись по дороге еще с несколькими влиятельными людьми.

– Ап Марж, – голос хозяина дома был довольно весел, – вас очень хотела видеть моя жена. Она отчего-то беспокоится о вас и даже уверила меня что вы в опасности.

Дункан осторожно улыбнулся:

– Опасности я успешно избежал, милорд, стычка с риввийцами на юго-западном направлении, слышали, наверное.

– Вот как? – министр приподнял бровь, – осада сразу пяти замков? Верно?

– Все верно, ваша светлость, я был заперт в одном из них. К счастью Его Величество не медлил и вовремя прислал помощь.

– Что ж, я рад, что вы уцелели! – министр отсалютовал Дункану кубком, – и все же поспешите, не люблю заставлять Илни ждать.

Поклонившись инспектор прошел в небольшую дверь, спрятанную за спиной лорда Райжена. Там находился единственный путь в покои супруги министра. Небольшие уютные комнаты, отделанные в нежных тонах, служили леди Илни убежищем от светских забот. Здесь она была не супругой всесильного министра, а просто женой и матерью.

В это крыло мало кто допускался, ведь тут располагались детские, будуар и супружеская спальня о существовании которой знали немногие. Большая часть аристократических семей имела разные спальни, порой находящиеся даже на разных этажах. После рождения двух-трех детей сиятельные лорды и вовсе забывали дорогу в опочивальню супруги, но в доме лорда Райжена все было иначе.

Он женился по воле родителей на тихой девушке из старинного аристократического рода. В силу ее нежного сердца и покладистого характера в семье ее считали дурочкой, или блаженной, и потому не вывозили в свет.

Уставшему от ежедневной битвы со светскими дамами министру стало неожиданно приятно возвращаться домой, к тихой милой жене, к теплой постели и вкусному ужину. Она заботилась о его здоровье, следила за разнообразием и полезностью приготовляемых в доме блюд, наняла слугу, который носил за министром теплый плащ, кожаные галоши и плед. И даже поладила с его суровой матерью. Через месяц общения с невесткой старая герцогиня сделала вывод: «блаженная» и перестала доставать молодую пару ежедневными визитами и поучениями.

А потом министра отравили. Подсыпали что-то в камин, и он едва не скончался, простояв на пороге смерти больше трех дней. Спасла его жена. Приставленный ею слуга учуял странный запах и поколебавшись вошел в кабинет. Лорд выжил, но теперь заботы супруги не казались ему куриным хлопотанием вокруг его особы. Он различил в ней и светлый ум, и доброе сердце, и милосердие, и ту неуловимую прелесть, которой обладают глубоко любящие женщины. С той поры леди Илни получила от мужа позволение делать все, что ей захочется в разумных пределах.

Поговаривали, что блаженная женушка министра вертит им как хочет, но Дункан знал, что это не правда. Леди никогда не лезла в политику, считая своим долгом лишь заботу о муже и детях. Но уже не раз приставленные ею люди спасали Райжена от покушений, а связи, которые она заслужила, проявляя милосердие позволяли ему быть в курсе всего, что творилось в столице без специальных служб и шпионов.

Когда Дункан вошел, леди сидела на ковре, сшитом из овчин и помогала младшему сыну строить крепость из деревянных кубиков заменяющих каменные блоки. Мужчина на миг залюбовался прекрасной картиной, потом втайне вздохнул: леди Илни была брюнеткой, а ему бы хотелось увидеть в этой картине золотистую блондинку с нежными голубыми глазами. Подняв глаза супруга министра заметила гостя и очень ему обрадовалась:

– Дункан! Наконец-то ты появился!

Мужчина изящно раскланялся и поцеловал женщине руку:

– Я чрезвычайно рад видеть вас в добром здравии леди Илни!

Хозяйка дома отстранилась, пристально всматриваясь в лицо старого друга, а потом удивленно покачала головой:

– Надо же! Впервые леди Арменея не приукрасила свою сплетню! Дункан, что с вами случилось? Вы ужасно выглядите!

– Право со мной все в порядке, – ап Марж постарался улыбнуться, – просто Его Величество не дает мне вздохнуть, засыпая все новыми делами.

– Зачем наговаривать на Его Величество, – леди Илни недоверчиво покачала головой, – я знаю, что вы отдаете работе много сил, но вас явно мучает что-то другое. Присядьте, выпьем чаю, и вы мне расскажете, что там произошло на юго-западной границе!

Из ласковых клещей леди Илни вырваться не удавалось еще никому. Дункан был усажен в огромное уютное кресло, закормлен тминными кексами, пирожками, разными закусками, и заедками, которые отчего-то не считаются полноценной едой, но дают сытость и расслабленность телу. Под журчание кипятка ап Марж расслабился и проговорился.

– Значит леди Мари хорошая хозяйка, – ворковала леди Илни, подкладывая гостю кусок пирога с куриной печенью, – и еще она стойкая и мужественная леди, заботящаяся о своих людях? Сдается мне, что вы влюбились Дункан, а вам не отвечают взаимностью! – сделала вывод супруга министра.

– Что вы, сударыня! – инспектор очнулся и попытался все отрицать, но было поздно.

Тогда он позорно сбежал за стол к министру, напился там в хлам и уснул за столом, не обращая внимания на попытки лорда Астора доказать ему очередную теорию финансовой независимости.

Утром слуги подали всем гостям лимонад и горячий суп, а потом помогли привести себя в порядок. Красноглазый от ночных возлияний Дункан мрачно цедил бульон в компании министра и его друзей, когда двери столовой открылись и в комнату вошла леди Илни. Мужчины постарались браво вскочить, но леди изящно махнула рукой:

– Прошу вас, лорды, не беспокойтесь, я всего лишь хотела пожелать своему супруг доброго утра.

Однако появление хозяйки дома стало сигналом и припозднившиеся гости откланялись, отбывая кто на службу, а кто и домой, отсыпаться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю