290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Свадьба Мари (СИ) » Текст книги (страница 6)
Свадьба Мари (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 10:00

Текст книги "Свадьба Мари (СИ)"


Автор книги: Юлия Ляпина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Глава 11

Сосредоточившись на молитве, девушка не сразу заметила, что удары в ворота сначала стали неровными, потом редкими и наконец стихли. Затем до глубины подвала донесся еле различимый звук полковой трубы и по лицу девушки потекли слезы. Они выживут! Король прислал помощь!

Под стенами замка действительно появились королевские войска. Они развернулись в боевой порядок и сходу атаковали риввийцев. Солдаты неприятеля попытались организовать достойное сопротивление, но воспрявшие защитники замка отвлекали их, не давая приблизится к стенам, а от реки неожиданно поднялись селяне с вилами и рогатинами в руках.

Через несколько часов конный полк перемолол несколько взводов чужестранцев и оставив своих раненых помчался дальше, освобождать другие замки. Стражники торопливо распахнули ворота, встречая освободителей. Слуги сразу вышли, и пошатываясь от усталости начали собирать обломки катапульт, чтобы затопить печи в прачечной и на кухне.

Хозяина замка вынесли навстречу королевским латникам на носилках. Последний камень баллисты ударил в окно барбакана возле которого стоял Виллард. Его лицо и голову оттерли от крови, лекарь даже приложил на место лоскуты сорванной кожи, но Мари отчего-то видела, что ее муж нежилец и на сей раз не помогут ни умения докторуса, ни ее забота.

Встретив королевских солдат, барон проговорил негромко, но весомо:

– Мне нужны свидетели. Я хочу составить завещание.

Пара офицеров, оставленных с солдатами, тотчас подошли к нему и последовали за носилками в донжон. Пока Мари распоряжалась на счет вина, а также посылала Жака к разбитому лагерю противника за едой, мужчины успели все обговорить. Дункан ап Марж записал пожелания Вилларда, а офицеры заверили своими подписями, вместе с доктором и священником.

После этого Виллард пожелал видеть жену. Мари осторожно подошла, понимая, что супруг не зря попросил оставить их только вдвоем. Мужчина подтянулся вверх, устраиваясь удобнее и она заботливо поправила ему подушку.

– Мари, моя прекрасная Мари, – Виллард улыбнулся, тепло и нежно, так, как никогда прежде не улыбался. – Мне жаль, что мое предубеждение лишило нас даже попытки обрести счастье в браке. Вы были удобной женой, – тут барон усмехнулся, – а я был очень неверным мужем, но сейчас не об этом. Мое время сочтено. Завещание заверено. Вы получаете свою вдовью долю деньгами, а также возможность проживать в этом замке до своей смерти или нового замужества!

Девушка вскинулась, стараясь удержать непролитые слезы.

– Оставьте, Мари, – между бровей мужа залегла тяжелая складка, а губы искривила злая ухмылка, – я знаю, что неприятен вам и вижу, с кем вы готовы утешится. Меня корежит от ревности и злости, но сейчас я хочу поговорить не об этом. Я хочу рассказать вам откуда у меня появился мой дар находить клады и видеть выгоду во всем.

Тут раненый сглотнул, откинулся на подушки переживая головокружение, и девушка подала мужу стакан вина, разведенного водой. Сделав несколько глотков Виллард снова сел и начал свой рассказ.

– Я был младшим сыном герцога и на меня не торопились тратить деньги, думая, что я стану военным или священником. Мое детство было вполне беззаботным: я носился по лесам в компании детей лакеев и конюших, ловил рыбу в пруду, скакал без седла на толстых мохнатых пони и мало времени проводил в учебном классе. До одного дня. Старуха появлялась в нашем поместье каждую неделю. Кухарка давала ей каравай хлеба, да кувшин молока, и карга ковыляла с подаянием в лес. В округе конечно шептались про злую ведьму, но мальчишки не верят во взрослые сказки.

Тут Виллард снова замолчал закашлялся, выплюнув комок серой пыли с кровавыми сгустками, выпил еще вина и продолжил:

– У меня мало времени. Так вот, в один из дней наша шайка сидела на крыше коровника. Мы ловили силками птиц, которые слетались на свежую солому в поисках зерен. Старуха как обычно прошла за молоком, а когда шла обратно, один из деревенских парней кинул в нее камнем и разбил кувшин.

Мари замерла. Она тоже росла в поместье и знала множество деревенских историй о ведьмах страшно проклинающих людей даже за малые поступки.

– Да, вы угадали, – хмыкнул Виллард и прижал руку к груди, – ведьма не видела, кто кинул камень, но заметила меня. Я испугался и побежал, а она сочла меня виновным и произнесла свое проклятие.

У девушки перехватило дыхание, а муж как ни в чем не бывало продолжил свой рассказ.

– Я упал и лежал без движения три дня. Слуги доложили родителям, те немедля приехали и привезли из столицы специалиста по проклятиям, – тут глаза Вилларда затуманились воспоминаниями, – забавный был старичок, смешной и веселый. Он сумел привести меня в чувство, потом долго крутил и заглядывал в глаза через цветное стекло, а наутро огорошил родителей известием. – Мужчина вновь поерзал, испытывая терпение жены, – я не был виновен в том, в чем обвинила меня ведьма и потому проклятие трансформировалось. Теперь оно приносило мне невероятную удачу во всем.

Мари выдохнула. Так вот в чем был секрет!

– Но это еще не все, – вдруг заговорил снова барон. – Тот старичок вскоре уехал, и через несколько лет умер. Его поверенный привез мне письмо, в котором объяснялось, что я умру в тот день, в который удача мне изменит, – тут Виллард выдохнул снова завозился и глядя Мари в лицо закончил: – и тогда я должен передать проклятие дальше!

Девушка вздрогнула, отстранилась, попыталась вскочить, но муж вцепился в ее ладонь своей рукой, как клещами:

– Проклинаю тебя Мари Селестина Литара за твою неверность мне! И да ляжет мое проклятие на твою голову! – громко объявил Виллард и начал перечислять страшные казни, которые должны были последовать в качестве наказания: – да иссушит твое тело желтая лихорадка! Да покроются твои бесстыжие глаза алыми пузырями! Да сгниют твои кости в холодной пещере!

Обессилено упав на подушки муж наконец выпустил руку девушки и сипло сказал:

– Письмо алхимика в моем сундучке с бумагами, Мари, раз вы остались живы, думаю оно вам пригодится!

После этих слов девушка безмолвно соскользнула в обморок.

Глава 12

Очнулась Мари в своей спальне. Здесь было тепло, тело прикрывала чистая простыня и легкое одеяло. Ночник дрожал в полумраке, распространяя вокруг аромат лаванды. В кресле возле постели сидела Жанетта. Мари не хотелось будить подругу и помощницу, но во рту страшно пересохло, а тело не подчинялось попыткам поднять руки.

– Жанетта, пить, – еле слышно прошептала девушка, чувствуя, как к горлу подступает тошнота.

Сиделка тотчас проснулась, зашумела, захлопотала:

– Ах, леди, вы проснулись! Водички? Вина? Бульон?

Кое-как уняв энтузиазм девушки Мари выпила воды, вытерпела перетряхивание постели и постоянную болтовню, а потом строго посмотрела на подругу и приказала:

– Рассказывай!

Жанетта смутилась, но все же пересказала то, что случилось в замке с момента обморока хозяйки.

– Когда вы упали, миледи, к вам лорд инспектор кинулся, подхватил, расшибиться не дал, потом у мужа вашего спросил что-то и аж зубами скрипнул, но унес вас сюда и мне велел при вас неотлучно быть.

– А мой муж? – не доверяя собственному голосу произнесла девушка.

– Господин барон с лордом Дунканом еще долго говорили и даже кричали, потом лорд Виллард велел шкатулку свою принести и что-то гостю отдал. А потом у него кровь горлом пошла и вскорости он умер! – всхлипнула жалостливая Жанетта.

– Так сколько я тут лежу? – опешив уточнила Мари.

– Так четвертую ночь, миледи! Господина то уже похоронили, и лорд инспектор его завещание зачитал. Теперь пока сын барона не подрастет вы наша хозяйка, да король.

Мари замерла, боясь пошевелиться. Виллард умер? Она теперь почтенная вдова? Сердце забилось быстрее, и голова вновь закружилась:

– Жанет, дай мне еще воды, а лучше бульон или вино, кажется мне плохо от голода!

Расторопная прислужница быстро подала чашку и помогла сделать несколько глотков. Восторг и ужас немного отступили. А потом из глаз потекли неудержимые слезы. Девушка осознала, что муж проклял ее! Проклял, надеясь, что его слова, подкрепленные магической силой ведьмы, убьют нелюбимую женщину! Только полная верность спасла Мари от мучительной смерти на глазах умирающего супруга.

Увидев слезы хозяйки Жанетта всполошилась и причитая бросилась вон из комнаты. Вскоре она вернулась с лекарем и лордом Дунканом. Мужчины озабоченно уставились в лицо хозяйке замка:

– Миледи, как вы себя чувствуете? – поинтересовался пожилой лекарь, подходя ближе.

– Немного кружится голова, и слабость во всем теле, – ответила Мари оценив свое состояние.

– Это нормально леди, вы плохо питались, почти ничего не пили, и лежали неподвижно целых три дня. Силы скоро вернуться вместе с горячим бульоном. А теперь позвольте, я вас осмотрю!

Докторус выслушал пульс, заглянул в глаза и покачал головой:

– Сильное истощение душевных сил. Надобно отдыхать, хорошо питаться и развлекаться, иначе леди Мари вы можете уйти вслед за супругом. – Обратив внимание на следы слез на лице лекарь добавил: – а вот успокоительное я вам не дам. Слезы хорошо очищают душу и успокаивают страхи, миледи. Сейчас рекомендую вам плотно покушать, а утром попробовать встать!

Девушка кивнула и серьезно пообещала следовать всем советом.

Лорд Дункан стоял у двери, пока доктор обследовал больную, а когда эскулап ушел инспектор попросил разрешения подойти ближе и сел на освобожденное Жанеттой кресло. Сначала он молчал, ожидая, когда вновь побежавшие слезы девушки утихнут, потом начал нервно мять перчатки, и наконец сказал:

– Отчего вы так горюете, миледи? Неужели вы так сильно любили человека, сумевшего проклясть вас на смертном одре?

Мари выдохнула и утерла часть соленых капель:

– Нет, милорд, я не так уж сильно любила мужа, вы должно быть знаете, что нас связал приказ короля, но мне страшно. Теперь все жители замка зависят от меня, а я всего лишь слабая женщина.

– «Всего лишь» – передразнил ее лорд, – да о вашей храбрости уже ходят легенды, как и о вашей верности. Лорд Виллард не скрывал, что за проклятие наложил на вас, так что теперь ваши люди сделают все возможное и невозможное, чтобы заслужить ваше одобрение.

– Вы меня утешаете, милорд, – слабо улыбнулась Мари, не веря словам мужчины, – от всего сердца благодарю вас за поддержку.

– Если вы не захотите здесь жить, можете перебираться в столицу, – предложил ей ап Марж, – у меня есть друзья, которые помогут снять дом, и найти управляющего в ваш замок.

– Это очень щедрое предложение, милорд, – девушка покачала головой, – но я не могу оставить эти земли сейчас. Сначала нужно навести порядок, нанять новых воинов, закупить припасы к зиме…

Дункан одобрительно улыбнулся:

– Рад, что вы думаете о будущем! Поправляйтесь. Королевские солдаты останутся в этих краях надолго, так что ваши вилланы успеют спокойно собрать остатки урожая, и голод им не грозит.

– Добрая весть! – девушка еще раз улыбнулась и утомленно закрыла глаза.

Глава 13

Инспектор ушел, подкинув ей щедрую пищу для размышлений. Прежде она собиралась вернуться к родителям, но для почтенной вдовы есть и другие варианты. Она может остаться здесь, вести хозяйство, заполнять счетные книги, платить налоги и отсылать в столицу содержание юному барону. Может нанять управляющего и уехать в любой город страны, даже в столицу. Может снова выйти замуж…

От этой перспективы девушка содрогнулась и ее мысли перескочили на другие заботы: придется покрасить в черный цвет несколько платьев, ведь купить новую ткань сейчас негде, купцы, напуганные войной, не скоро заглянут в эти края. Что из одежды ей не жалко испортить? И какие ингредиенты понадобятся для такой масштабной работы?

Когда Жанетт принесла поднос с теплым молоком, медом и свежим хлебом, Мари уже уверенно сидела на постели и пыталась делать расчеты на восковой табличке. Служанка всплеснула руками, а когда узнала отчего такая спешка присоединилась к своей хозяйке и пообещала, как можно скорее выкрасить простое льняное платье для посещения поминальной службы по барону Вилларду, если леди вот прямо сейчас выпьет теплое молоко с медом и съест кусочек булочки.

Еще несколько дней после пробуждения Мари приходила в себя. Ей не докучали. Только лорд Дункан являлся к ней в компании одного-двух офицеров, чтобы пообедать в приятной компании, да обсудить местные новости. Ап Марж уверял, что это необходимо для здоровья хозяйки замка и пробуждения у нее аппетита:

– Милейший докторус прописал вам улыбаться! – настаивал мужчина и рассказывал очередной придворный анекдот, забавно надувая щеки и тараща глаза.

Офицеры смеялись и тоже рассказывали байки, благодаря своей компанией за вкусный обед. Во время этих разговоров Мари удалось узнать, что король прислал инспектору приказ оставаться на месте и оценить ущерб, нанесенный землям, чтобы затребовать у Риввиии соответствующую контрибуцию. К удивлению девушки, все, что начал Виллард оказалось жизнеспособным и выгодным. Трактир у моста потихоньку восстанавливали, поджидая дипломатов должных провести переговоры. Сам мост уцелел и теперь исправно приносил небольшой доход, которого как раз хватало на закупку у крестьян дров, полотна и свежего сена для замка.

Через неделю Мари собралась с силами и посетила замковое кладбище. С постели она встала уже давно, но все находила для себя отговорки, чтобы не исполнять печальную обязанность. Ее страшила такая встреча с Виллардом. Окружающие лишь сочувственно вздыхали, и норовили поднять ей настроение приятным пустячком вроде букетика зеленоватой брусники, или сладким пирогом с поздней малиной. Это было приятно, но Мари за год повзрослела и понимала, что чем скорее она сделает решительный шаг, тем будет лучше.

Она выбрала сухой солнечный день, когда замок опустел, все здоровые люди ушли в деревни помогать собирать урожай, косить сено и восстанавливать разрушенные риввийцами дома. Медленно выйдя из донжона Мари пересекла широкий двор, миновала хлев и псарню, затем огород и наконец очутилась в небольшом саду, украшенном свежими холмиками рассыпчатой земли.

Вообще для барона и его семьи слева от входа был устроен склеп, а еще специально для сына герцога было приготовлено место в фамильном погребальном зале домовой церкви герцогского замка, но Виллард пожелал лежать в земле, рядом со своим личным замком. Глядя на мрачное полуразрушенное ядрами строение из серого камня, Мари невольно вспомнила его проклятие, выдающее его собственный страх.

Черное платье, черная бархатная шапочка и белое полотно скрывающее волосы и шею. Мари облачилась в строгий траур, стараясь спрятаться от боли, которую испытывала, не смотря на странные взаимоотношения с мужем. Теперь же, придя проститься с ним, она не чувствовала горечи. Солнце согревало желтеющую траву на забытых могилах. В воздухе носились запахи свежего сена и копченостей, раненные солдаты устроили в лесу пару ловушек-самострелов и теперь коптили добычу, не собираясь питаться скудными припасами разоренных огородов. И здесь, у высокого могильного холма Мари вдруг впервые поняла: жизнь продолжается! Девушка улыбнулась, глядя на серый надгробный камень пока ничем не украшенный и прошептала:

– Прощай, Виллард!

Она уже собиралась уйти, как вдруг солнечный луч упал на край ямы, оставленной каменным ядром, что-то блеснуло и девушка любопытствуя подошла ближе, склонилась и вытянула из земли и каменного крошева длинную золотую цепочку с широкими подвесками. Осторожно очистив украшение носовым платком, Мари с удивлением увидела на подвесках незнакомый ей герб. Спрятав находку в карман, девушка осмотрела все неровности, но больше ничего не нашла. Вероятно, украшение было потеряно знатной дамой, когда-то навещавшей это кладбище, а может быть это была памятка на могиле лорда, в любом случае сейчас ей очень пригодится эта безделушка, ведь в список украшений, которые она обязана передать сыну Вилларда входят только баронские короны и печатки.

Глава 14

Вечером Мари спустилась на ужин в общий зал. Ее приветствовали радостным гулом. Девушка подошла к четырем креслам, стоящим в центре стола и остановилась. Как супруга хозяина замка она сидела по левую руку от него. Кресло справа предназначалось для наследника либо для дорогого гостя, но сейчас пустовали все и от того, какое место она сейчас займет кое-что зависело. Минуту постояв возле стола девушка решительно заняла кресло супруга и улыбнувшись кивнула виночерпию:

– Налейте всем вина! Сегодня мы выпьем три тоста. Первый тост, за нашу победу. Мы живы и это главное! Второй тост за павших. Они сохранили наши жизни, отдав свои. И третий тост за будущего барона Ирут, который сейчас учится в военной школе. Да ниспошлют светлые боги ему долголетия и здоровья!

Тосты радостно подхватили, радуясь тому, что госпожа не бросает своих людей в нелегкое время. За столом велась непринужденная беседа и не смотря на очень простую пищу, Мари удивительно хорошо провела время. Когда слуги начали убирать со столов девушка осторожно обратилась к инспектору:

– Лорд Дункан, у меня есть к вам просьба, – мужчина вежливо кивнул, показывая, что готов выслушать. – Мне необходимо съездить в город, закупить припасы к зиме, но в ближайшем к нам городке все очень подорожало.

Дункан понимающе кивнул и подбодрил собеседницу:

– Я понимаю ваши трудности, миледи, вы просите сопровождать вас, или готовы доверить мне выбор?

Тут лорд немного лукавил. Он знал, что Мари хорошая хозяйка, которой важно качество продукции, а еще знал, что женщина никогда не откажется от удовольствия побродить по лавкам, прицениться к модным шапочкам и перчаткам, даже если у нее нет денег.

– Я бы попросила вас сопровождать меня и еще помочь в одном деликатном деле, – Мари набрала воздуха в грудь и выпалила: – я хочу продать свои украшения!

– Что? – ап Марж несказанно удивился.

– В замке требуется обширный ремонт, а поместье в этом году не даст дохода, – пояснила девушка давно обдуманную мысль. – Мне придется купить втрое больше, чем обычно, да еще хотелось бы иметь возможность помогать самым бедным семьям баронства.

– Вы очень милосердны, миледи, – инспектор задумался, – я понимаю вашу заботу, и готов помочь. Скажите, могу ли я взглянуть на те украшения, которые вы хотите продать?

Девушка подняла удивленный взор на мужчину, и он поспешил пояснить:

– В Дуайе много меняльный и ювелирных лавок. Я знаю кое-кого из тамошних торговцев, но некоторые из них не покупают совсем простые вещи, – чуть смущенно объяснил лорд.

Мари поняла его опасения. Кто может заподозрить наличие действительно достойных украшений у провинциального барона?

– Я покажу вам то, что хочу продать, – решилась она, – но боюсь для этого придется пройти в мою комнату, я не хочу, чтобы об этом кто-либо знал.

– Мы можем пригласить господ офицеров на бокал вина, – предложил ап Марж, – они тоже пожелают съездить в город, а потом вы покажете мне украшения.

Решение было найдено, и инспектор сам передал офицерам приглашение посидеть вечером в будуаре вдовствующей леди Виллард, чтобы обсудить необходимое количество фуража и провианта, которое потребуется замку. Молодые дворяне, польщенные доверием с радостью согласились и даже пообещали сделать расчеты заранее.

Когда служанка вдовствующей баронессы предложила гостям пройти в будуар через спальню, Дункан невольно бросил взгляд в угол, в котором видел прекрасную купальщицу. Ширма была на месте, скрывая часть комнаты вместе с кроватью, но воспоминания так всколыхнули его кровь, что лорду пришлось напомнить себе, что он здесь по делу.

Мари ожидала гостей в кресле у камина. Ее строгое черное платье и накидка служили ей некими доспехами от смущения и одновременно подчеркивали ее юность и свежесть. Мужчины поклонились и присели в приготовленные для них кресла.

На столике стояли свечи, кувшин с вином, бокалы, сыр и яблоки. На отдельном табурете покоилась большая старинная шкатулка, найденная Виллардом при расчистке верхних покоев. Мари завела вежливый разговор, поблагодарив инспектора и офицеров за то, что они так скоро откликнулись на ее просьбу. В ответ ее заверили в полной поддержке и показали расчеты.

– Миледи, мы навестили соседние замки, – сказал один из гвардейцев, – там потери значительно меньше, рядом не было достаточно широкой дороги, чтобы доставить баллисты. Полковник отдал распоряжение помочь вам с восстановлением трактира и замка, он питает надежду, что вы позволите нашим людям остаться тут на зиму.

Девушка задумалась. С одной стороны, офицер был прав, ей нужна помощь в восстановлении стен и внутренних строений. Сейчас неразумно отрывать от полей селян, а солдаты как раз свободны до приезда послов. Но столько молодых любвеобильных мужчин на ее территории? Не пострадают ли девушки? Да и ее репутация заодно?

Лорд Дункан очевидно понял ее сомнения и принялся уговаривать:

– Миледи, поверьте, это будет очень выгодным для вас делом. Солдаты Его Величества получают средства на питание и пошив формы, а также на лечение и хм, развлечения. Поэтому ваши крестьяне смогут подзаработать, а выбудете уверены в безопасности вашего дома.

Офицеры подключились к уговорам и Мари сдалась, но попросила соблюдать дисциплину и не трогать ее людей:

– За драки с моими людьми и соблазнение женщин я откажу вам в гостеприимстве, – твердо сказала девушка.

Но мужчины не испугались и еще раз заверили строгую хозяйку в том, что все будет хорошо. Выпив бокал вина за принятое соглашение, Мари вернулась к изначальной теме собрания, проверив и уточнив списки покупок, рассчитав количество телег и возниц, а также солдат охраны, которые может выделить полк. Записав все на отдельный свиток, девушка поблагодарила мужчин за помощь, угостила их медовым печеньем и мясным рулетом, а затем вежливо намекнула, что устала.

Офицеры и королевский инспектор простились и покинули ее комнаты, но ап Марж вскоре вернулся. Мари ждала его сидя в том же кресле:

– Я приготовила то, что сумела найти, – сказала она, – это конечно немного, но я бы хотела продать эти вещи как можно дороже.

Лорд Дункан как столичный житель внимательно смотрел, как леди вынимает из шкатулки украшения. В повседневной жизни Мари носила лишь то, что требовал ее статус: обручальное кольцо, перстень с печаткой, и несколько золотых брошек с жемчугом на головном уборе и вырезе платья, поэтому инспектор не знал, что сейчас увидит.

Столичные дамы одевались куда роскошнее провинциалок и любили широкие плоские цепи, усыпанные драгоценными камнями, массивные пояса из наборных пластин и тяжелые браслеты, подчеркивающие изящество запястий. Правда браслеты полагались только тем, кто имел детей, по одному за каждого рожденного младенца.

Первым из шкатулки показался огромный аграф, усыпанный рубинами. Камни влажно поблескивали в свете свечей, золотые и бриллиантовые перья сияли и казалось покачивались под тихим ветром. Лорд Дункан замер от изумления: откуда в этой глуши такое поистине королевское украшение? Девушка же взвесила на ладони массивную пряжку и грустно сказала:

– Это первый подарок моего супруга после приезда в замок, вещица дорогая и красивая, но здесь ее совершенно некуда носить.

Аграф Виллард нашел в замке, и вначале собирался преподнести его кому-то из старших родственниц, может быть даже королеве, своей троюродной тете, но обидевшись на отца, не выделившего младшему сыну ничего из семейной сокровищницы, выбрал самые лучшие из находок и сложил в отдельный сундучок, сообщив жене, что у нее будет шанс примерить все это, когда они поедут в столицу. Тогда девушка не обратила внимания на обещания супруга, муж мог продать их все, ведь находки не были внесены в список майората. Однако список украшений был приложен к завещанию, поэтому теперь эта шкатулка принадлежала Мари, и девушка не стесняясь перебрала ее, выбирая украшения на продажу.

– Миледи, – наконец отмер лорд Дункан, – такое украшение бессмысленно продавай в Дуайе, там никто не предложит за него подходящую цену! Такую красоту могут оценить только в столице, да и там найдется не так много тех, кто может себе позволить такую роскошь!

– Я поняла милорд. Вы правы, этот аграф стоит приберечь для поездки в столицу. Мне все равно придется туда поехать, чтобы рассказать юному барону Ируту, как умер его отец.

Покопавшись в недрах шкатулки, девушка вынула другое украшение. Это было скромное колье из цепочек, соединенных некрупными жемчужинами. Вещь не слишком дорогая, но приятная взгляду.

– Вот эту вещицу в Дуайе купят охотно, дочь или жена градоправителя, а может быть кто-то из богатых торговцев.

Мари с едва слышным вздохом отложила колье на кусок полотна. Понимая теперь, что именно можно продать в ближайшее время, она выбирала массивные кольца мужских размеров, грубоватые, но толстые браслеты, широкие цепи с массивными кулонами. И наконец утомленно откинулась в кресле:

– Это все, милорд, больше мне нечего продать.

Мужчина взглянул на приличную кучку украшений на столе и уточнил:

– Вы уверены в своем решении, миледи? Здесь много золота. На эти средства вы могли бы поехать в столицу и найти себе нового супруга.

– Я не хочу сейчас выходить замуж, – просто ответила Мари, и поспешила прикрыть свое нежелание: – мой муж заслуживает годичного траура в соответствии со своим положением в обществе. Его родственники еще не знают о его смерти, если я приеду в столицу, меня заподозрят в желании получать от них содержание. Это… унизительно, ведь я не смогла подарить лорду Вилларду наследника, – смущенно закончила она перечисление причин, которые пришли ей в голову.

Последний аргумент для Дункана оказался самым сильным. Действительно, каждый мужчина жаждет продолжения своего рода, и если женщина не смогла понести в браке, значит она пустоцвет и ее жизнь теряет смысл для прежних родственников.

Они просидели за столом до глубокой ночи, обсуждая детали поездки, убирая украшения в мешочки, определяя желаемую цену за каждое.

Когда все было разложено и подписано, Мари обнаружила, что так устала, что вызвала горничную, чтобы она помогла ей раздеться и облиться теплой водой. Вот во время раздевания она и вспомнила про цепочку, найденную на кладбище. Отпустив служанку, девушка легла в постель и поднесла герб к огоньку свечи, рассматривая. Какое интересное сочетание белой эмали и мелких рубинов! А эти шлемы и пики! Увлекшись, она уснула, сунув находку под подушку и почему-то всю ночь видела во сне бравого лорда Дункана, в боевом доспехе и его оруженосца со штандартом в руке.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю