332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Яна Икрамова » Та, которая заблудилась » Текст книги (страница 15)
Та, которая заблудилась
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 01:55

Текст книги "Та, которая заблудилась"


Автор книги: Яна Икрамова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 43

Сделай шаг – дорога появится сама собой.

Из к/ф «Наступит завтра или нет?»
(Kal Ho Naa Ho)

Кошмар! Ощущение такое, словно по мне кони табуном бегали. Туда – сюда – обратно. Рановато я, пожалуй, похоронила магичку, восстанавливать мое разбитое тело у нее выходило феноменально. Да я даже пальцем пошевелить не смогу. Прямо как собачка, все вижу и слышу, а сказать ничего могу. Или как новорожденный. Вот, это довольно точное сравнение. Руки-ноги меня не слушаются вообще. Если б я их не видела, точно бы подумала, что их нет.

Мои спутники примерно в таком же состоянии. Линка, видимо, спит или сознание потеряла, Торин тоже находится в прострации. Самый бодрый из нас – Велик, он уже умудрился сесть и опереться спиной о ствол дерева. Такой измученный, но такой красивый… эх…

Между тем времени на отдых у нас вроде как нет. А вдруг погоня? Ножки мои, ручки мои, давайте дружить, а? Соберись, тряпка!

Медленно, буквально по клеточкам, я заставляла свое тело меня слушаться. Выходило ни шатко ни валко. Сперва мне удалось подтянуть колени поближе к животу. Я изо всех сил старалась не думать о том, как моя поза, пятой точкой кверху, выглядит со стороны. Я косилась на Велика и подтягивала под себя раскинутые в стороны руки. Кое-как, уперевшись локтями в землю, я совершила небывалое усилие и оторвала от земли голову. Меня мгновенно повело, в глазах все поплыло и во рту появился привкус желчи. Учитывая тот факт, что этот привкус стойко ассоциировался теперь у меня с пытками и смертью, не удивительно, что я опять потеряла сознание.

В следующий раз, придя в себя, я увидела куда более радужную картину. Уж не знаю, сколько времени я провела в беспамятстве, но теперь уже все мои спутники приняли более или менее нормальные положения. Велик даже встал. Правда, зеленоватый цвет его лица выдавал его с головой. Зато он смог помочь подняться остальным. Торин и Линка, худо-бедно прислоненные к дереву, вызывали желание разрыдаться, но я сдержалась. К тому же Велик помог подняться и мне. Вообще-то язык меня не очень слушался, но я все равно спросила:

– Вел, а как с водичкой, а?

Он только отрицательно помотал головой. Я печально обозрела нашу компанию и перешла к делу. Несмотря на тяжелое состояние, я все еще несла ответственность за спасение нашей маленькой группы.

– Торин, я знаю, вам трудно, но… Как это ни прискорбно, вы с нами идти дальше не можете. У вас есть семья?

– Семья? – Кажется, он растерялся.

– Нам нужно вас куда-то отвести. Ну, может быть, дети? У вас есть дети?

– Нет, конечно. – Он, кажется, искренне удивился. – Я еще даже не женат. Мой отец…

– У вас есть отец?

– Разумеется.

– Вряд ли он сможет о вас позаботиться. – Я задумчиво почесала лоб.

– Почему?

– Ну, вы уже не молоды, а ваш отец, вероятно, совсем старик.

– Немолод? Мне только девятнадцать лет! – захрипел Торин.

Только сумасшедшего деда нам не хватало в нашей компании! Я растерянно оглянулась на Велика, но наш вор отчего-то не спешил разубеждать старичка. Вместо этого Вел подошел ближе и пристально уставился на Торина.

– Тата, дай-ка мне кинжал…

– Ну, клинит малость деда, но не убивать же его? – громко возмутилась я. И удостоилась сурового взгляда.

– Тата! Помолчи!

Я недовольно фыркнула, но кинжальчик передала. Несмотря на панический ужас во взгляде, Торин даже не шелохнулся. С видом заправского цирюльника вор оперативно укоротил Торину волосы и бороду. И неожиданно обнаружилось, что за абсолютно седыми космами скрывался молодой еще человек. Это что же они там с ним делали в этом подземелье?! Увидев на земле свои волосы, парень, кажется, тоже осознал, почему я уверенно прибавила ему несколько десятков лет. Выглядел он потерянно.

– Извини, – выдавила я. В конце концов, моей вины тут не было, я, между прочим, ему жизнь спасла. Подумаешь, приняла за старичка. Меня вон вообще за девственницу все принимают. И я молчу.

– Это не важно. Я был уверен, что вы знаете. Мое имя Торин Эстерон, – устало захрипел он.

Вел как-то странно встрепенулся и внимательно посмотрел на нашего нового товарища.

– А лорд Эстерон – твой…

– Отец, – закончил Торин фразу Вела. – Если вы поможете мне добраться до дома, я буду в неоплатном долгу. Отец будет счастлив.

– А это точно? А то, может, он сам тебя монахам сдал? Ты же не знаешь, – усомнилась я.

– Нет! – искренне возмутился парень и добавил чуть тише: – Я полагаю, это сделала Тайлира. Моя сестра.

– У вас тут у всех такие подозрительные семейные отношения? – ни к кому, собственно, не обращаясь, поинтересовалась я.

Вел пожал плечами, а Торин вздохнул.

– А у тебя иначе? – подала голос Лина.

– Ну, мой брат, смею надеяться, дорожит моей жизнью и здоровьем. Да и родители обо мне как-никак заботятся.

– Это здорово, – тихо откликнулась Линка, и разговор закончился сам собой.

Не выдержав затянувшегося молчания, я перешла в наступление:

– Я так понимаю, вариантов у нас не особо густо? Мягко говоря, ни одного. Так что придется доставить принца к папеньке. Авось расщедрится и отблагодарит за возвращение ценного груза отправителю.

– Кого?

– Торина, говорю, домой вернуть надо! Алле, Лина, ты спишь, что ли?

– Ты сказала – принца, – насупилась подруга.

– Мой отец – лорд, – уточнил Торин, снисходительно покачивая головой.

– А мне фиолетово. Мне еще с прошлого раза лорды эти ваши в печенках сидят. Толку ноль, одни амбиции. Так что господин, которого добрая тетя спасла из тюремного заточения, будет отзываться хоть на принца, хоть на кис-кис. Ферштейн? – ни с того ни с сего разозлилась я.

Судя по расширившимся глазам Торина, моя речь имела надлежащий эффект. Чего и следовало ожидать. Я в этом заповеднике непуганых подростков скоро совсем расслаблюсь. Ни одного достойного собеседника. Мой бывший, помнится, отлично с этим справлялся. Я даже скучаю по нашим ядовитым перепалкам. К тому же после них было так чудесно мириться. Эх…

А тут из адекватных один Лисапед. И тот девственник, кажется. Хотя понятия не имею, как у него это выходит, с его-то внешностью. То ли бабы дуры, то ли он совсем плох. Может, он контуженный какой?

– Велик, ты контуженный? – поинтересовалась я вслух.

– Что?

– Понятно. У меня вопрос на миллион: нам отсюда до хатки принца долго ползком?

Судя по нахмуренным бровям вора, из моей фразы он понял ровно половину слов. Да и те не до конца.

– Вел, до дома этого юного господина долго добираться? – упростила я задачу, картинно указав рукой в сторону Торина. При этом я брезгливо поежилась, глядя на нового знакомого. Совсем его жизнь потрепала. Хотя я, кажется, не лучше выгляжу. Линка на меня еще с того времени, как мы бежали из монастыря, как на плешивую кошку смотрит. С жалостью и отвращением.

– Полагаю, по лесу день-два. – Вел внимательно окинул взглядом нашу небольшую компанию и добавил: – Два дня по лесу и еще день через владения лорда.

– То есть большая часть дороги пройдет через лес? – разочарованно протянула я.

– Большая часть – через владения, но по лесу идти будем дольше, – отрезал Вел.

– Почему? – как всегда, с детской непосредственностью спросила Линка.

– Потому что в лесу дорог нет. И людей. А во владениях есть люди. А еще еда, вода и лошади.

Все-таки Вел мой герой. Умеет он зажигательные речи двигать. Сказал так сказал. Мы даже вдохновились и поползли в путь. Как группа веселых зомби. Хотя я ползла исключительно с целью поиска воды, потому что пить хотелось зверски.

Воды не нашлось, но благодаря познаниям вора мы насобирали каких-то листиков, которые были вполне съедобны. Даже почти без привкуса травы. А еще каких-то ягод. Только их было маловато. Так что двигались мы в указанном Велом направлении не особо радостно. Я даже не стала спорить, когда он выбирал путь. Авось куда-нибудь да выведет лесной олень.

Когда стемнело, мы общими усилиями соорудили нечто вроде лежака и повалились спать. Как попало. Так сказать, в беспорядочном порядке. Хотя меня и посетила крамольная мысль завалиться поближе к Велику. Но сил не было, и я, уткнувшись в плечо Линке, моментально отключилась.

Проснулась я среди ночи. Проснулась от леденящего кровь крика, жуткого и громкого. Никогда не слышала, чтобы так орали. Кто бы это мог быть? Может, животное какое? Я попыталась оглядеться в поисках источника звука и как-то неожиданно обнаружила его весьма близко. Ну, очень близко. Ближе некуда. Прямо тут, в моем собственном рту. Пару минут я обдумывала этот странный факт, а потом наконец соизволила заткнуться. В возникшей тишине раздался мягкий голос Линки:

– Тата, что с тобой?

Рассеянно оглядев темные силуэты спутников, я ошарашенно сообщила:

– Кошмар приснился, кажется.

И завалилась спать дальше.

Глава 44

Я бы сделала все что угодно, лишь бы ты ничего не узнала.

Я хочу, чтобы ты думала, что все люди хорошие и добрые, и в этом дерьме есть смысл.

Из к/ф «Монстр» (Monster)

Это что же, я теперь так каждый день просыпаться буду? Все затекло, голова как чугунная, будто я не спала, а кирпичи грузила. И похоже, несмотря на передовые методы лечения, переломанные кости будут теперь болеть со стабильным постоянством. Не сильно, но довольно нудно. А переломов у меня предостаточно. Даже вспоминать не хочется. Только и при всем желании не забудется. Все, собираюсь по частям и просыпаюсь!

Мои спутники уже пробудились. Даже Линка – большая любительница поспать – и та шуршала где-то в кустах в поисках пропитания. Поесть и впрямь не мешало бы. Завтрак наш ничем не отличался от ужина. Вел досадовал, что у него нет никакого оружия, чтобы добыть нечто более питательное. Но мы быстро его убедили, что готовить добычу нам все равно не на чем. Я, правда, смутно припомнила сведения о разведении костров методом трения. И была награждена недоумевающими взглядами всех присутствующих. В свою защиту пришлось заявить, что из всех троих компетентным в этом вопросе можно считать только Вела. Но он тоже усомнился в эффективности этого процесса. Я обиделась, но виду не подала.

Наше путешествие по лесу прошло довольно спокойно. Еще в самом начале Велу пришлось пожертвовать свою рубаху мне на носки. Проще говоря, босиком идти по лесу было тяжеловато, и я обмотала ноги обрывками Великовой одежды. Во время побега о таких мелочах, как ботинки, думать было некогда. Я вообще не замечала их отсутствия. Но в более спокойной обстановке выяснилось, что я весьма нежная натура. И ходить босиком мне не нравится. Сердобольная Лина порывалась отдать мне свои ботинки. Пришлось на нее наорать. Зато когда вор разулся в пользу убогого принца, я одобрительно кивнула. И предложила Велу часть его бывшей рубашки. Но излишней изнеженностью он не страдал и без проблем шел босиком. Я испытала очередной приступ гордости.

В общем, все устроилось более или менее. За исключением голода. Кушать хотелось ужасно. Хотя я и не жаловалась, помня о том, что еще недавно собиралась вообще умереть. Шансы были весьма велики.

Вторая ночь в лесу почти не отличалась от первой. Только в этот раз я таки пристроилась под бок Велику. Рядом с ним было тепло и уютно. И еще он шепотом пожелал мне хороших снов. У меня аж сердце забилось сильнее от нежности. Еле успокоилась. Но уснуть еще долго не могла. Особенно когда тяжелая мужская рука по-хозяйски легла мне на бедро. Лежала и улыбалась, как дура. Так и уснула, счастливая донельзя.

Только это не помогло. Проснулась я в крепких объятиях любимого мужчины. Это могло бы радовать, но только я в его крепких руках билась как рыба, выброшенная на берег. И опять орала не своим голосом. Кажется, Вел меня успокаивал, но ощущение было такое, будто меня накрыли подушкой, звуки словно не долетали до меня. И хотя я орала как резаная, казалось, что горло свело и я не могу издать ни звука. Какая-то часть меня понимала, что я просто увидела кошмар, но остановиться никак не могла.

Потом, правда, отпустило, и, заливаясь слезами, я обмякла в сильных руках вора. Так и уснула. На этот раз без снов.

Утром, разумеется, пришлось объясняться. Только много ли тут объяснишь? Кошмар и кошмар, что еще сказать. Мои друзья сочувственно покачали головами и прекратили расспросы. Ведь так бывает: приснится что-то человеку, а наутро он не может вспомнить ровным счетом ничего. Это можно понять.

К сожалению, несмотря на все мои заверения в обратном, свои ночные кошмары я помнила очень хорошо. И рассказывать о них в присутствии Вела и Лины не стала бы ни за какие коврижки. Даже если снова придется подвергнуться пыткам. У моих кошмаров было одно до боли знакомое лицо. То самое, которое преследовало меня с самого появления в этом мире. Мне снился Серпентарий.

Он снился мне и на следующую ночь. Велик тряс меня как грушу, только, видимо, созревать и падать я не спешила. Нашу последнюю ночь в лесу я испортила хуже некуда. Я орала дважды за ночь. Наутро у Линки были мешки под глазами. И я чувствовала себя виноватой. Но, как ни странно, мужчины наши демонстративно сделали вид, что ничего вообще не было. А я старательно поддержала эту игру, проигнорировав очередные расспросы подруги. Если она и обиделась, то ненадолго.

Впрочем, зацикливаться на своих переживаниях мне было некогда. Добравшись до ближайшей деревни, мы значительно приободрились. Вел и впрямь оказался виртуозом. Выбраться к людям мы не решились. Видок у нашей компании был весьма непрезентабельный. Правда, была мысль отправить в народ Линку. Как самую прилично одетую. Но я не рискнула отпускать ее одну. Мало ли что могут сделать с одинокой девушкой. Поэтому пришлось ограничиться ночной вылазкой вора в «стан врага». Вел вернулся с чудесным уловом. Мы благополучно отужинали колбасой, сыром и какими-то местными овощами, по вкусу и виду напоминающими огурцы, правда, нежно-розового цвета. Кроме того, нам досталась объемистая фляга с водой.

А еще заботливый вор принес мне ботинки. Ботиночки были, конечно, не первой свежести и чуть великоваты, но я обрадовалась и этому. К тому же из-за них Велик чуть не попался. Да и тот факт, что он рисковал ради меня головой, приятно грел душу. Что это, если не любовь?

С лошадьми в этой деревне, правда, оказалось сложнее, но мы решили потерпеть до следующей. Последняя ночь в лесу прошла на удивление тихо. Правда, утром я обнаружила себя буквально обвившейся вокруг Велика. А сам он, бедняга, стоило мне отпрянуть, рванул в кустики. Похоже, он проснулся куда раньше меня, но боялся разбудить. Я поклялась себе при первой возможности его отблагодарить. Штаны там постирать или борщ сварить, ну или что там мужикам нравится? Я, конечно, знаю, что им нравится куда больше борщей, но, боюсь, до этого у нас дойдет не скоро. С моей-то репутацией! Да он даже подумать не посмеет, дай бог бы после свадьбы сподобился.

Я послала Велику недвусмысленный взгляд. Бедняга, кажется, смутился. Ага, все-таки ничто человеческое ворам не чуждо. В приподнятом настроении я двинулась в путь.

Ближе к середине дня мы и впрямь разжились животиной. Моему Ветру эта доходяга и в подметки не годилась. Или что там у лошадей? Подковы? Ну вот, значит, в подковы не годилась. Но мы с Линкой по очереди прокатились. Велик настаивал на том, что мы поместимся и обе, но я выразила весьма обоснованные сомнения. Линка меня поддержала. А Торин промолчал. Вообще, после щедрого пожертвования в его пользу великовских ботинок Торин был чрезвычайно молчалив. Может, ему обувь жмет? Я не поленилась спросить об этом. Оказалось, что не жмет. И вообще, он всем доволен и весьма благодарен за помощь. Несмотря на то что благодарность выглядела несколько вымученной, я улыбнулась в ответ.

Чужая душа – потемки. Доведем парнишку до дома, отдадим папе и двинем в путь. Мне лично и своих проблем хватает, чтобы чужими загружаться. Довольно и того, что я его спасла. Пусть теперь мне всю жизнь стихи посвящает. У меня, похоже, в привычку вошло местных лордов спасать. Кстати, я так и не разобралась с их классификацией. Лорды – это вообще кто? Типа князей, что ли?

– Торин, а твой отец кто?

– Как – кто? Лорд Эстерон, – удивился парень.

– Не, это я поняла, но лорд – он кто?

– Лорд – это лорд, – недоуменно протянул Торин.

– Тьфу на тебя! Титул у него какой?

– А-а-а… Мой отец герцог.

– А лорд Рейор? Ты его знаешь?

– Знаю, – как-то подозрительно скривился Торин. – Он тоже герцог. А тебе зачем?

– Это соцопрос, – рассмеялась я и добавила: – Я смотрю, у вас тут на единицу площади концентрация лордов прямо-таки запредельная.

– Да, у нас с Рейором границы владений общие. Некоторые, – сообщил парень.

– Даже больше, чем вы полагаете, – совсем уж развеселилась я.

Торин нахмурился, но ничего больше не сказал.

А я решила больше к нему не приставать. К тому же у меня возник другой интерес. А конкретно – обтрепанный Велик.

– Вел, а это больно? – нежно прикасаясь к запястью вора, поинтересовалась я.

– Что? – удивленно спросил он.

– Ну вот, у тебя татуировка. Больно их накалывать? Мне всегда было интересно.

– Это не татуировка. Я с этим родился.

Я еще раз внимательно пригляделась к странному пятну на коже Вела. Раньше я как-то его не замечала, потому что Вел у нас большой поклонник рубах с длинным рукавом. А сейчас, когда мой герой щеголял голым торсом, это пятнышко бросалось в глаза. Вообще-то оно могла бы быть родимым пятном, но уж больно четкие границы были у этой родинки. Да и напоминала она очертаниями какую-то птицу. К тому же я никогда не слышала, чтобы были такие черные родимые пятна.

– А ты точно не врешь?

– Зачем это? – отмахнулся он от меня, как от назойливой мухи.

– Ну как? Может, ты сделал татушку в знак вечной любви к прекрасной даме, а она взяла и ушла к другому. А тебе теперь с этим всю жизнь ходить! И страдать от воспоминаний, – отпустила я на волю свою фантазию. Воображение живо рисовало грустного Велика, рыдающего под балконом неведомой возлюбленной. Картинка выходила весьма комичной.

– Тата, ты в последнее время головой не ударялась? – ехидно осведомился вор.

А я поймала себя на мысли, что впервые после монастыря искренне чему-то радуюсь. Может, все не так уж плохо и на моей улице будет праздник? Сдам паренька папане, помоюсь, перекушу, заберу «сестричку» с «брательником» и рвану вперед. Если удастся у Торина разжиться деньгами, будет совсем хорошо. Но в случае чего, у меня еще Энтони есть. Уж он, поди, не откажется пару монет ссудить. А потом попробую разузнать побольше про местную магию. Раз уж тут так резво кости сращивают, думаю, и домой меня доставят легко. Как бы тут хорошо ни было, а родные уже, поди, голову там сломали, куда я пропала. Как бы папе плохо не стало. У него здоровье не железное. Я себе этого не прощу. Вот только Велик…

Да бог с ним, там разберемся. Пока что никто меня домой доставлять не собирается. Более того, мои спутники, кажется, вообще забыли, откуда я. Вот Лина даже ничего про мой мир не спрашивает. А ведь она любопытная, как никто другой. Стресс, наверное. Устала бедняга.

Стоп! Меня-то, конечно, пытали, но ведь не могли же они и мою Лину… Если они… Я вернусь и добью недобитых!

– Лина, – осторожно поинтересовалась я, – а вас там, в подземелье, не сильно обижали?

– Обижали? Да нет вроде, – задумчиво сказала она. – Страшно, конечно, было. Но мы с Велом все время были вместе. Ты видела. Один раз какой-то человек приходил. Постоял, посмотрел и ушел. Я его лица не видела, он в капюшоне был. И один раз нас выводили на улицу. Пришли с оружием, один стражник Вела ударил и еще все время меня в спину толкал. Я думала, они нас убьют. Испугалась очень. Но мы только вышли во двор, постояли и ушли.

– Больше ничего? – внутренне содрогаясь, спросила я.

– Нет, ничего, только…

– Что?

– Кормили всего один раз в день, – вздохнула подруга.

Я видела, что Вел, все время прислушивавшийся к нашему разговору, мягко улыбнулся. Его улыбка зеркально расцвела на моих губах. В конце концов, все закончилось.

Линка неожиданно нахмурилась:

– А тебя? Что с тобой делали, Тата?

– О, меня кормили трижды в день! – рассмеялась я.

Улыбка потухла на лице Вела.

Глава 45

– А ваши принципы?

– У меня дети, для меня роскошь иметь принципы.

Из к/ф «Патриот» (The Patriot)

Сверхъестественных приключений по пути к намеченной цели больше не было. По этой причине мы прекрасно добрались к воротам искомого замка засветло. И тут неожиданно вопрос встал ребром. Метров за пятьсот до входа я печально оглядела принца с ног до головы.

– Хм, твое величество, а тебя вообще признают?

У Торина округлились глаза. Но он забавно замахал руками и захрипел:

– Не называй меня так! Это обращение к королю! Если кто-то услышит…

– Да кому ты нужен! А я тем более, – перебила я. – Ты давай по сути: нас с тобой в эти ворота пропустят?

– Я наследник рода!

– Ага, это прям у тебя на физиономии написано. Мозгами пораскинь. Какова вероятность, что охранники на воротах тебя знают в лицо?

Наследник рода задумался. Минут пять он молча чесал нос, расковыряв какую-то болячку. Я заметила, как Линка брезгливо поморщилась. Ага, как же, в этом чудике опознать знатного милорда и мать родная не сможет. Хотя в нашем случае актуален, видимо, отец. Значит, пока папенька не увидит сыночка, нам в этом месте ничего не светит. А я бы не отказалась от горячей ванны. Да что там, я бы и от обеда не отказалась. И от ужина.

Ладно, опять я за главную. Не дожидаясь ответа от принца, я схватила за руку Линку и широкими шагами двинулась вперед. Предупредительные окрики «стой, кто идет!» я проигнорировала, занимая позицию в дверном проеме. Благо дверца в воротах была открыта.

– А ну, немедленно позови хозяина! – срываясь на истерический визг, взвыла я, тыкая пальцем в грудь ошарашенного охранника. – Да вы хоть представляете, с кем связались? Да я вас всех! Да я камня на камне не оставлю! Всех по ветру развею!

Надо отдать должное охранникам, они быстро сориентировались.

– А вы кто еще?

– Кто я? Я? Да это ты кто? Кто я? Я леди Рейор! – визжа на грани ультразвука, выдала я и возмущенно ткнула в нос охраннику вышивкой на рукаве. – Я сестра лорда Рейора! Любимая!

Пока все присутствующие обдумывали услышанную информацию, я отвоевала себе кусочек земли перед воротами, оставляя место в дверях для моих спутников. Линка тут же выросла в дверном проеме. Я набрала побольше воздуха в легкие, готовясь ко второму раунду. В конце концов, я не я, если этих охранничков не добью.

– В ваших лесах на меня напали разбойники. На меня! На сестру лорда! Мой брат теперь вашего хозяина в пыль сотрет! Да я самого короля знаю! Он вашего хозяина в темницах сгноит! Раз не может следить за своими землями, пусть нам отдаст. У моего брата в лесах всякая шваль не шастает. А ну, ведите меня к нему! Я сейчас с ним…

Не давая никому опомниться, я почти бегом зашагала к замку. Останавливать меня никто не спешил. Но на всякий случай орать я не прекратила. У самого входа, успев перехватить под руку Торина, я протолкнула его впереди себя. Парень оказался сообразительным и резво двинул вперед, легко ориентируясь в переходах и поворотах.

Я уже начала уставать, и моя импровизированная истерика грозила закончиться на самом интересном месте. К тому же в горле першило и дыхание сбивалось от быстрой ходьбы. Но, по счастью, мы наконец вышли к нужному месту.

У дверей какой-то мужик рванул было нам наперерез, но Вел, уже успевший втянуться в игру, отодвинул камикадзе плечом, и мы вошли без помех. Двери оглушительно грохнули, распахиваясь, и я снова поглубже вдохнула. В огромном полутемном зале большую часть помещения занимал длинный стол. Не знаю, сколько людей здесь живет, но кормят их, похоже, на убой. Хотя прямо сейчас в зале было немноголюдно. На возвышении, на самом видном месте, изрядно напоминающем трон, сидел старик, поднявшийся на ноги при нашем появлении. Рядом, по правую руку, сидела женщина. Чуть старше меня, судя по всему. Миловидная, но одетая без особого вкуса. Третий присутствующий, кажется, за стол допущен не был. Рыцарь, а это определенно был он, при нашем появлении зазвенел доспехами и явил на свет огромный меч. Если у них тут мечи выбирают по тому же принципу, что и у нас машины, я его невесте не завидую. Хотя в силе ему не откажешь. Я бы такого монстра даже автокраном не подняла. Если бы умела управлять автокраном.

Торин, молчавший весь путь, наконец ожил и громко, отчетливо проговаривая слова, сказал:

– Вресан, положи меч! Я отлично помню, как ты клялся никогда не поднимать его против моего отца и меня.

Разрази меня гром! Это же самая настоящая ирония! Прямо так и сквозит в словах принца. Мне, похоже, достался благодарный ученик. А может, у него это врожденное?

– Отец! – Пока я восторгалась достижениями своего попутчика, он перешел к действиям.

Старик, все это время статуей стоящий возле своего стула, вдруг сорвался с места и буквально подлетел к нашему товарищу.

– Торин? – Голос его дрогнул, и я заметила, как он на мгновение закусил нижнюю губу. Впрочем, лорд Эстерон быстро собрался. – Где ты был, сын?!

Было в этом возмущенном возгласе что-то трогательное, я бы даже всплакнула, если бы не была такой уставшей. Торин, видимо привыкший отвечать на вопросы старших, четко изложил суть произошедшего с ним инцидента одним предложением:

– Меня держали в подземелье роствикского монастыря.

– Что? Немедленно собирайте моих людей! Я сровняю с землей этот монастырь!

– Поздно, отец. Она уже сровняла, – кивнул в мою сторону Торин.

Старик пристально осмотрел меня с головы до ног. Я ответила точно таким же оценивающим взглядом. Старик, несмотря на прожитые годы, выглядел, как и положено лорду, серьезно и величественно. Богатая одежда без излишеств, строгое волевое лицо с аккуратной бородкой и проницательный взгляд. Темные глаза, нос с легкой горбинкой, тонкие бледные губы. Если бы не седые волосы, я бы даже заинтересовалась. Помнится, кошкообразный маг тоже был весьма себе недурным стариканом. Надеюсь, ему икается.

– Я слышал, вы сестра лорда Рейора? – чуть приподняв бровь, спросил лорд. Сказано это было с такой интонацией, что я невольно усомнилась в правильности своего решения назваться сестрой Энтони.

– Угу, он меня усыновил, нет, удочерил… усестрил. Короче, принял в семью, – не очень внятно пробормотала я.

– Значит, благодарить за спасение сына мне стоит людей Рейора? – презрительно сморщился лорд Эстерон.

– Ты не понял, отец, она была одна, – положив руку на плечо лорда, отозвался Торин.

– Одна?

– Да, леди Рейор взорвала монастырь. Собственноручно.

– Хм…

Я удостоилась еще одного пристального взгляда и смущенно уставилась в пол.

– Значит, Энтони Рейор признал вас сестрой?

– Спросите его сами, – на всякий случай скрестив на груди руки, выдала я.

– Не думаю, что он станет мне отвечать, – спокойно ответил лорд.

– А что так? – Я улыбнулась.

– Ваш брат не посвятил вас в подробности отношений между нашими семьями? – иронично спросил он, и я поняла, что склонность к иронии у Торина наследственная.

– Боюсь, я не сочла нужным интересоваться. Я девочка, мне не интересно, из-за чего мальчики дерутся в песочнице, – как можно доброжелательнее парировала я.

– Интересная мысль. Впрочем, пожалуй, нам давно пора заключить перемирие, мы могли бы даже породниться. Жаль, Энтони единственный ребенок, – как-то легко согласился лорд.

– А как же Терер?

– Кто?

– Терер Ардевалес Винче, брат Энтони, – увлеклась я.

– Хм… бастард Сайрона? Они все так же дружны, как в детстве?

– Теперь, надеюсь, еще больше.

– Да. Если выдать за него дочку Видии… – потирая бородку, задумчиво произнес лорд.

– Э, стоп-стоп-стоп! Вы чего это, собрались женить Терьерчика? Я, конечно, не против, обеими руками – за. Парень заслужил. Но только и исключительно по любви. А против его воли я Терера женить не позволю! Учтите, я могу и вашу жилплощадь под асфальт закатать. У меня теперь есть опыт взрывоопасных работ! – возмутилась я.

– А мальчишка Рейора умеет выбирать родню. – Вид у лорда был довольный.

– А как же!

– Значит, теперь у него есть не только брат, но и сестра. Незамужняя, как я полагаю. Торин, эта леди спасла тебе жизнь, не так ли? Не стоит ли нам отблагодарить прекрасную даму? – Голос старика прямо сочился медом.

– О, леди Рейор! – встрепенулся Торин и с размаху бухнулся на одно колено, хватая меня за руку. – Леди, прошу вас, будьте моей женой!

Я резко выдернула ладонь из цепких пальцев придурочного мужика, и Торин от неожиданности заехал себе кулаком в глаз, потерял равновесие и неловко пошатнулся. Совершенно инстинктивно я рванулась его поддержать.

– Какая нежная забота невесты о своем женихе, – елейно сообщил обществу старик и добавил: – Поспешу уведомить брата невесты о скорой свадьбе.

И невозмутимо ушел прочь, оставив меня недоуменно хлопать ресницами.

– Ох, Тата, поздравляю! – первой пришла в себя Линка.

– С чем?

– С помолвкой! – радостно выдала сестричка, заслужив мой грозный взгляд.

– Торин, ты дурак, да? – зашипела я на новоявленного женишка.

– Леди Рейор…

– Твоя кобыла – леди. Что с тобой такое? Пару часов назад ты со мной нормально разговаривал, как человек, чего тебе приспичило падать на колени? Я уж не говорю о всяких этих «леди – миледи».

– Но, леди, я ведь не знал…

– Еще раз назовешь меня так – получишь в глаз. По-настоящему. Учти, я за тебя, придурка, замуж не собираюсь. И не заставляй меня сожалеть о том, что я тебя из этого сектантского притона вытащила. Давай-ка двигай к папане и играй все взад. И чтобы про женитьбу я больше не слышала! Совсем тут с ума посходили!

– Значит, ты теперь леди? – уточнил Вел, проводив взглядом удаляющегося Торина.

– Фигвам – индейская хижина.

– А как же этот лорд, как там его…

– Энтони? Пожалуй, я у него теперь самая любимая женщина, после жены, конечно. Но в сестры он меня не звал. Это я уж так, для серьезности. Главное, чтобы эти деятели у него не спросили, а то ведь он и впрямь признает. А меня что-то не тянет пока в аристократки.

Вел хмыкнул и хотел было что-то возразить, но тут за нами пришли. Ушлый лорд послал слуг, чтобы разместить дорогих гостей в их комнатах. Плюнув на разговоры и объяснения, я решительно пошла следом за слугой. Ради горячей ванны я, пожалуй, могу побыть невестой. Самую малость, конечно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю