355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Вячеслав Шалыгин » Бессмертие наемника » Текст книги (страница 18)
Бессмертие наемника
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:30

Текст книги "Бессмертие наемника"


Автор книги: Вячеслав Шалыгин



сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 15
Сапфо. 2353 г. н. э. Война

Это была очень высокая гора. Гора, сложенная из сотен тысяч ступенек. Ступени были разной высоты и длины. Некоторые проходили по всему склону, почти опоясывая ее, а некоторые кончались через пару шагов, ныряя в тело горы, но на смену им появлялись новые, большей высоты или ширины. Самыми примечательными были три ступени почти на самой вершине, считая сверху, – седьмая, восьмая и девятая. Даже от подножия можно было рассмотреть, что они абсолютно одинаковы и без специального снаряжения просто непреодолимы. В них было метров по пять высоты.

– Видишь, это и есть наша жизнь, – заметил Дремов, указывая на гору. – Карабкаешься вверх до тех пор, пока не упрешься вот в такие особые ступеньки. Если не готов – спускаешься обратно. А если готов… спускаешься через десять минут, только по противоположному склону.

– Ты оптимист, как я погляжу, – ответил я.

– Я реалист, – сказал Дремов и отвернулся от окна, – хотя люблю подобные сюрреалистические пейзажи и вижу цветные сны.

– С пейзажем у нас все в порядке, от окна – хоть не отходи, однако вряд ли он того стоит, – немного раздраженно заметила Алена.

– ГЛАДИАТОРЫ… – вдруг непроизвольно вырвалось у меня.

Наступившая в комнате тишина могла бы занять достойное место среди эталонов в Парижском бюро мер и весов. Я, удивляясь своим словам не меньше других, продолжил:

– Еще один из вариантов бессмертной профессии: солдаты, наемники, гладиаторы… Солдаты воюют, защищая свой дом, наемники – за деньги, а гладиаторы – по принуждению и потому, что у них нет другого выхода. Как же я раньше-то не догадался? Нас хотят сделать гладиаторами, вооруженными рабами, только выступать мы будем не на арене, а в космосе или на оккупированных планетах. Что терять людям, которым не суждено вернуться домой, в свое родное время? Им остается лишь выживать, приспосабливаться и обретать новое «я» в новых условиях. Это я понял, еще когда меня упрятали в изолятор космолета. Теперь я получил массу подтверждений: казармы, учебный план, вся эта суета за окнами… Не знаю, кто и почему решил, что подобная армия может вести эффективные боевые действия, но пушечного мяса таким способом он наберет предостаточно.

Дремов задумчиво посмотрел на меня и молча кивнул. В его расследовании появился один из искомых ответов: стало ясно «почему». Оставалось выяснить – «кто» и «зачем»?

Нас поместили в небольшую комнатку в совершенно незнакомом здании, причем довольно далеко от прежнего места обитания. Мы смогли убедиться, что прячут нас все-таки не на космической станции, а на какой-то планете, к тому же мы в общих чертах познакомились с планировкой приютившего нас городка. Ничего особенного в нем не было, только полубезумная архитектура, вялая и какая-то безвкусная жизнедеятельность снующих по улицам вооруженных андроидов и людей, развернутая до истерии сеть развлекательных заведений и совершеннейшее злоупотребление голографической рекламой. Участники рекламных роликов бегали по тротуарам, бросались под колеса экипажей (впрочем, у местных машин никаких колес не было, они просто низенько летали) и главное – переплетались с действующими лицами абсолютно чуждых сюжетов. Это было бы забавно, если бы не бесконечность повторов одного и того же. Например, под нашими окнами медленно проезжала Армия Тьмы, вся в мятых доспехах, на боевых конях под попонами, увешанная холодным оружием и мертвыми головами. Сквозь это жутковатое воинство бодро и весело пробирались герои незатейливой рекламы йогурта. И так круглые сутки. Оскалы черепов в предвкушении кисломолочного праздника вкуса.

Гриша был упрятан в соседнее помещение вместе с ни в чем не повинным курсантом. Видимо, это и были казармы. Точно узнать это мы не могли, потому что нас никуда не выпускали, и спросить было просто не у кого.

Алена ходила по комнате и, сосредоточенно накручивая на пальцы локон, пыталась рассуждать вслух:

– Итак, мы в будущем. Верно?

Дремов, к которому был обращен вопрос, молча кивнул.

– От нас чего-то хотят, но чего – мы не знаем. Вернее, теперь знаем, что нам уготована участь неких «гладиаторов», но конечная цель этих грандиозных «сборов для военной переподготовки» нам неизвестна…

– Совершенно верно, – корректно до флегматичности подтвердил капитан и снова кивнул.

– Сбежать мы не можем, поэтому сидим и ждем какого-то приговора…

– Снова в точку.

– А нельзя вызвать какого-нибудь начальника и побеседовать с ним? Или хотя бы вырвать ему сердце…

Я осуждающе посмотрел на Алену.

– Я пытался, – ничуть не изменив спокойного выражения на волевом лице, сказал капитан и развел руками.

– Что же тогда делать?

– Вечный вопрос, – вмешиваясь в их диалог, буркнул я и снова выглянул в окно. – Послушай, капитан, если мы находимся в зоне действия искусственного перехода во времени – значит, где-то здесь находится некая аппаратура, создающая этот переход. Так?

– Почти. – Дремов вздохнул и терпеливо пояснил: – Аппаратура есть, только она расположена совсем не здесь. Проанализировав все факты, я пришел к выводу, что переход создан извне. Силовая установка расположена в другом мире. Судя по всему – в твоем…

Я даже онемел от такого заявления. Пару минут я смотрел на Дремова не мигая, а потом тряхнул головой и спросил:

– Это наша «ловушка»?

– Думаю, да, – капитан улыбнулся. – Остается открытым лишь один вопрос – кто из твоих сотоварищей додумался до всего этого безобразия.

Он кивнул на мрачноватый вид из окна.

– Кто-то решил уподобиться господу? – прошептал я. – Болезнь довольно старая и неизлечимая. Однако, каков масштаб! Как ни кощунственно это звучит, я даже горжусь своим злым, но гениальным современником.

– Перестань пугать окружающих, – потребовала Алена прижимаясь к моему плечу. – После того, как ты в подробностях описал сражение за Необулу, я боюсь, что этим современником можешь оказаться ты сам…

От такого предположения я невольно вздрогнул. А вдруг она права? Я покосился на Дремова и, заметив на его лице достаточно скептическую гримасу, немного успокоился. Нет. Конечно же, нет! Битву за Необулу, которая должна произойти через триста пятьдесят лет и одновременно уже произошла, я описал со слов Дремова. Это во-первых. А во-вторых, я в результате нашептываний капитана через мыслеусилитель написал рукописную книжку, а здесь создан реальный, вполне осязаемый мир, и это уже не слова.

– Мы должны найти точное место, куда проецируется фокус нашей ловушки, – сделал вывод я.

– Это возможно, но что мы тогда получим? – задумчиво спросил Дремов.

– Мы сможем проникнуть в лабораторию и отключить аппаратуру. Переход исчезнет, и все вернется в прежнее русло, – я посмотрел на Дремова. – Или я не прав?

– Теоретически, – капитан в сомнении покачал головой. – Только как ты воспользуешься фокусом? Не зная точной разницы высот, ты не сможешь гарантировать безопасность возвращения. Если фокус твоей «ловушки» спроецирован на десяток метров выше источника, то есть четырнадцатого этажа вашей лаборатории, то ты нырнешь в голубое свечение на этой стороне и рухнешь головой о стальную платформу с приличным ускорением на противоположной. Я не говорю о том, что будет, если перепад высот отрицателен…

– Я запущу в фокус наш верный «глаз», ему перепады не страшны, и разобью его на той стороне о рубильник силового щитка, – уверенно парировал я.

– «Глаз»? – Дремов удивленно выгнул одну бровь. – Где ты его возьмешь?

– Это должен знать мой верный оруженосец Гриня. Когда мы пошли на эксперимент, сопровождение «глаза» было первым обязательным условием.

– Тебя увезли от точки проникновения в неизвестном направлении на космическом корабле, разве ты забыл? – Дремов насмешливо скривился.

– А ты прямо из лаборатории попал именно туда, куда меня увезли с такими сложностями? Не куда-нибудь, а прямиком в тот же сборный пункт! Равно как и Антончик, Алена и вся наша честная компания! Чистейший блеф! – с теми же интонациями ответил я. – Посуди сам. Весь окружающий мир держится на одном стержне – постоянном переходе сквозь время, который создан нашей «ловушкой». Если представить, что фокус «ловушки» – это своеобразный луч, который проходит через три сотни лет и собирает на своем пути все, что ему попадается, то абсурдность этого мира более чем объяснима. Мы находимся на своеобразной свалке призраков из прошлого и настоящего. Ты же сам рассказывал, как фокус прошел через верфи Романцева в 2320 году и исчез портал Салмидесса, а промчался все тот же гипотетический «луч» мимо заводов Пирея – пропал портал Фасоса. Его же заложили в 2324 году именно на Пирее? Тридцать «Фудзи» маневрировали на окраине Поднебесной в 2353 году… Теперь проложи маршрут через три точки. Я не разбираюсь в астронавигации твоего времени, капитан, но абсолютно уверен, что получится прямая.

– Занятная теория, – Дремов снова задумался. – Однако вернемся к «глазу». Где же все-таки ты предлагаешь его искать?

– Здесь, – я беззаботно откинулся в кресле, – потому что, взлетев, умыкнувший меня корабль всего лишь обежал пару раз вокруг планеты и вернулся туда же, откуда стартовал. Надо выяснить, где тут у них полигон, и мы сразу же найдем «глаз», потому что расстались с ним мы именно на полигоне, когда местная армия отрабатывала высадку десанта.

– Бред какой-то, – не выдержал Дремов. – Ты хотя бы примерно представляешь, как можно найти игрушечный вертолетик в чистом поле площадью в пару сотен квадратных километров?

– Предложи что-нибудь еще, – нисколько не обижаясь, сказал я и пожал плечами.

Мой план был, конечно же, нереален, однако мне удалось вызвать у капитана хоть какие-то эмоции, и, значит, он, по крайней мере, начнет не просто ждать, чем все закончится, а думать, как нам выбраться.

К сожалению или к счастью, все мои усилия по перевоспитанию Дремова пропали даром. С оглушающим грохотом и треском одна из стен нашей темницы рухнула, и в клубах белой пыли появилось несколько закованных в серебристые доспехи фигур. Трое были в глубоких шлемах, и лиц я не рассмотрел, зато четвертый носил на макушке только лихо заломленный красный берет.

– Заставляете себя ждать, старший сержант Круг, – сурово, но с некоторой ноткой снисходительности заявил Дремов, на что упомянутый сержант только сверкнул широкой улыбкой.

– После того как вы исчезли, мне пришлось раскрыть свое присутствие на Земле и связаться с Васильевым, – улыбаясь, ответил Круг. – Он даже не удивился, когда узнал, кто я такой. Полковник сказал, что вас проглотило некое синее облако. Я не стал его разубеждать, только предупредил, чтобы он ждал у дверей лаборатории, не отлучаясь надолго и не снимая на всякий случай бронежилета. Три часа у меня ушло на прыжок через двенадцатую точку в настоящее время и возвращение снова в прошлое. Я оседлал разведывательный челнок и прихватил на Необуле маяк-передатчик. Прыгнув в челноке через лабораторный канал, я установил маяк неподалеку от полигона, где злодеи отрабатывали высадку десанта, и тем же путем, через прошедшее время, вернулся на Необулу. Так что теперь планета заговорщиков не такая уж невидимка. Жаль, что мощность передатчика невелика и, чтобы запеленговать его сигнал, нашим разведчикам придется серьезно потрудиться.

– Но теперь ты снова здесь, – констатировал Дремов. – Радиоразведка все-таки справилась со своей задачей? Местонахождение планеты локализовано?

– Пока нет, – признался Круг. – Я, как и раньше, совершил обходной маневр через земную лабораторию. Не мог же я оставить вас в плену, пока связисты будут пеленговать сигнал! Вот так, транзитом, мы сюда и пробрались. Правда, фокус канала почему-то сместился, и вместо полигона мы вынырнули прямо посреди города. Ну, а где расположены казармы, подсказали ребята. Узнаете?

Старший сержант кивнул в сторону своих солдат.

– Значит, мы не напрасно забрасывали шпионов? – Дремов улыбнулся и пожал руку откинувшему лицевой щиток шлема Андрею.

– Но это все детали! Вы когда-нибудь видели, как «Фудзи» бьются с «Фудзи», господин капитан?! Отличное зрелище. Несколько из похищенных противником космолетов, видимо, перешли на сторону здешних обитателей, а большая часть осталась верна Поднебесной. Мы едва удержались, чтобы не броситься в эту мясорубку. Вся орбита – сплошной фейерверк. Не знаю, где местные злодеи понабрали техники, но чего там только нет! От «Буранов» до «Агатов»! Так что, пока поднебесники выручают свои космолеты, мы уйдем абсолютно незамеченными.

Пока сержант доносил до нас всю эту важную, но бесполезную информацию, мы выбрались из здания, сломав по пути соседнюю дверь, привязав к койке курсанта и прихватив с собой Антончика. Гриша смотрел на гоплитов во все глаза, так до сих пор и не веря в реальность происходящего. Я же только хмурился и безоговорочно выполнял все, что приказывали наши спасители. Впрочем, никто из нас особого мнения насчет маршрута не имел, и, возможно, поэтому диверсанты Круга довольно ловко провели нас какими-то окольными путями в развлекательный квартал, где мы мгновенно растворились в пестрой толпе людей, андроидов и голограмм.

Я брел чуть позади Дремова, изо всех сил стараясь не упустить его из виду в невероятной толчее. Алена, испуганно прижимаясь ко мне всякий раз, когда мы проходили сквозь очередную голограмму, шла справа. Буквально дыша нам в затылок, двигался Гриня. Мне даже не надо было оборачиваться, чтобы убедиться в этом. Я его прямо-таки чувствовал. Впрочем, здесь я немного лукавлю. После того, как бравый подручный Дремова раздал и показал, как закрепить за ухом миниатюрные приборчики, мы стали на самом деле чувствовать друг друга. Не сказать, что мы теперь могли считывать чужие мысли, но какое-то необъяснимое ощущение уверенно указывало, где находится каждый из обладателей приборчиков и насколько он благополучен. Процессию завершали диверсанты, которые довольно рискованно, как мне сначала казалось, оставались в доспехах и при оружии. Когда мы вошли в торговый район, я сразу же понял, что именно полное боевое облачение в здешних местах наиболее неприметная одежда. Гоплиты нахально проталкивались сквозь вооруженную, но какую-то равнодушную толпу по сторонам от нас, создавая некоторое подобие охранения. Круг курсировал вдоль строя и раздавал бесплатные советы.

– Не хмурьтесь, товарищ предок, – сержант произнес слово «товарищ» с каким-то особым подтекстом, я, честно говоря, не понял, с каким именно, – мы засекли место выхода из портала с точностью до миллиметра. Сейчас проберемся туда снова и улизнем из этого неприятного места, с гораздо меньшими проблемами, чем возникли у вас при входе. Вы этого, конечно, не помните, но это естественно. Потому-то нормальные порталы располагаются в открытом космосе и путешествовать через них рекомендуется внутри хорошо демпфированных кораблей, иначе вполне возможна полная потеря сознания от перегрузок. Факт! Но местным хозяевам такой вариант только на руку…

– Спасибо за помощь, Круг, – ответил я. – Примерно таким я вас себе и представлял…

– Да, капитан мне рассказывал, насколько сложно было убедить вас в праведности борьбы за Необулу… Сцену обороны Долины Легионеров он диктовал вам именно с моих слов…

– Сержант! – через плечо окликнул его Дремов.

– Извините… – Круг улыбнулся и поравнялся с капитаном.

Дремов и Круг немного посовещались, и мы снизили темп продвижения. Я вытянул шею и посмотрел вперед. Там, метрах в пятидесяти прямо по курсу, что-то происходило, однако толпа мешала рассмотреть какие бы то ни было детали.

– Мне страшно, – сказала Алена едва слышно.

Я сжал ее руку, пытаясь приободрить, но чертовы приборчики наверняка передали ей, что и мне было не очень-то спокойно. Даже капитан весь напружинился и подал гоплитам какой-то особый сигнал. Круг, ставший в одну секунду собранным и сосредоточенным, проверил небольшой кинетический пистолет и двинулся вперед. Его красный берет мелькнул сначала шагах в десяти перед нами, потом вынырнул чуть левее и, наконец, исчез среди неровного моря головных уборов и разнообразных причесок далеко впереди. Я сосредоточился на эмоциях сержанта, но не почувствовал почти ничего, словно гоплит был совершенно бесстрастен и равнодушен к происходящему.

Спустя несколько тягостных минут ожидания я почувствовал сигнал подойти поближе и протиснулся к Дремову. Круг был уже рядом. Он шел слева от капитана, утирая лицо беретом и что-то негромко нашептывая. Не представляю, как Дремов мог слышать то, что говорил сержант, но он кивал и даже отвечал ему, подкрепляя свои замечания скупыми жестами. Возможно, выполнять подобные трюки позволял их опыт использования «заушных» приборчиков.

– Впереди заслон военной полиции, – сообщил мне капитан. – Имперцы прижали силы орбитальной линии обороны к атмосфере. Местное командование объявило сбор по тревоге. Если не удастся увернуться от патрулей – нас мобилизуют.

– Что? – удивленно переспросила Алена.

– В такой ситуации никто не станет проверять, откуда мы сбежали, – на этом основан весь наш план побега, но в этом же заключается и фактор риска. Нас могут схватить и отправить на защиту планеты от внешней агрессии.

– Вот тогда-то мы повеселимся! – бодро поддержал его Круг и рассмеялся.

– Я не готов! – возразил присоединившийся к нашему совещанию Гриня. – Как ты там писал в своей книжке, Леон, «резать глотки андроидам»? Так вот – это не по мне. Я даже в армии не служил, так что – никаких боевых действий! Давайте что-нибудь предпринимать!

– Успокойся! – грубо оборвал его я, лихорадочно соображая, как обойти сплошную цепь военных патрулей.

Мы уже приблизились к полицейским настолько, что можно было рассмотреть единое угрюмо-раздраженное выражение на их потных, раскрасневшихся лицах. Среди патрульных почти не было андроидов, но практически все они были на голову выше и выглядели гораздо спортивнее основной массы движущейся по улице толпы. Полицейские ловко расталкивали людей, мгновенно сортируя их и формируя команды, которые тут же, под руководством белоснежных офицеров, уходили по боковым улочкам в неизвестном направлении.

Нам, как назло, увернуться было непросто. Единственная боковая улица была до отказа забита нестроевым людом, а другие переулки и подворотни находились уже позади плечистых полицейских, и уйти по ним можно было только в составе маршевых команд… В составе… А почему бы нет?!

– А как же я? – стараясь собрать в кулак остатки самообладания, спросила Алена, когда я предложил свой вариант.

Дремов и Круг переглянулись. Сержант нырнул в толпу и через секунду вернулся с комплектом серебристых доспехов и боевым шлемом.

– Думаю, размерчик ваш, – сказал он, помогая Алене натянуть снаряжение и спрятать волосы под шлем. – Если мы подойдем к заслону более-менее организованным строем, нас определят в одну команду, а большего нам и не нужно…

Дремов кивнул, и мы, построившись в колонну по два, уверенно двинулись прямиком к месту формирования одной из пехотных рот.

Наша рота шагала по раскаленной брусчатке узкой улицы неровным строем и абсолютно молча. Около сотни молчаливых воинов, идущих сражаться неизвестно с кем, непонятно за что и почему. Война оказалась тоскливым и вовсе не увлекательным занятием. Дремов и Круг с компанией были вполне довольны жизнью. Для них все было привычно и понятно. Строй, левой-правой, «воздух», «огонь «и все такое прочее. Нам доставалось покрепче. Ни у меня, ни у Гриши, ни тем более у Алены никакого пиетета к профессии военного не было отродясь, поэтому все наши мысли были направлены на одно – как вырваться из этого кошмара. Дремов, однако, не спешил, и я очень надеялся, что на то у него были особые причины.

– Центр, – сквозь зубы процедил шагавший слева от меня Круг и подбородком указал вперед.

Теперь кое-что для меня стало проясняться. Направление движения нашей колонны вполне соответствовало планам Дремова. Согласно разведданным Круга, «фокус» луча нашей «ловушки» находился именно там.

– Видишь вон то здание из черного мрамора? – спросил Дремов, обращаясь одновременно ко мне и Алене. – Это цитадель. Нам туда.

Я обреченно посмотрел на возвышающийся в конце улицы дворец и кивнул. Туда так туда. Как – проблема гоплитов.

До цитадели оставалось метров двести, когда над гостеприимным городом Сапфо взвыли сирены воздушной тревоги и в голубое небо взметнулись первые столбы мощных взрывов.

Наше подразделение рассыпалось, и мы залегли, плотно прижимаясь к горячей пластиковой подделке под брусчатку.

Взрывы гремели с постоянно нарастающей силой и частотой. Очень скоро мы очутились под плотной бомбежкой, и казалось удивительным, что мы были все еще живы. Кошмар продолжался ровно четыре минуты тридцать секунд, хотя я ощутил, что прошло не менее года. Когда, отплевываясь и фыркая, мы поднялись на ноги, выяснилось, что плохих новостей две, а хорошая только одна. Двое наших гоплитов были ранены, а один погиб, Круг тоже получил легкое осколочное ранение, а Гриня почти оглох на одно ухо. Алена, Дремов и я отделались царапинами, синяками и потерей нервных клеток. Несколько сглаживало ситуацию то, что нас больше никто не контролировал. Остатки команды были ничтожны, к тому же в живых не осталось ни одного офицера. Однако была еще одна плохая новость, и лично меня она погружала на «самое дно самого глубокого ущелья» уныния. На том месте, где пять минут назад возвышался мраморный дворец, теперь зияла гигантская воронка.

– С проникновением в цитадель мы немного опоздали, – философски заметил Круг, накладывая повязку на руку одному из своих воинов.

– Лично я об этом пока не сожалею, – ответил ему Гриня и покачал головой.

– «Пока», – сержант поднял вверх указательный палец, – это вы верно сказали. Знать бы наперед, что сбудется да чем сердце успокоится…

– К бою, – вполголоса, но очень твердо прервал рассуждения Круга капитан и указал на образовавшийся в результате бомбардировки обширный дымящийся пустырь по другую сторону воронки.

Там плавно приземлялось нечто, в общих чертах похожее на самолет, только совершенно невообразимых размеров. Чудо – я бы даже сказал – «чудовище» техники мягко качнулось на толстых опорных штангах, и почти сразу же в его подбрюшье начали образовываться отверстия. Это, конечно, с расстояния раскрывшиеся люки казались отверстиями, а на самом деле из них принялись выезжать вполне «габаритные» транспортеры, набитые белоглазыми солдатами и офицерами в голубых мундирах.

– Это и есть знаменитые «Фудзи», – заметив мое изумление, пояснил Дремов. – Смотри, запоминай, а то пишешь, сам не зная о чем…

Он ободряюще улыбнулся и хлопнул меня по плечу.

– Отходим к горе, – этот приказ капитан адресовал Кругу, и неунывающий сержант тут же раздал нам всем по заданию: Гриня и Дремов шли вперед, Круг и его раненые солдаты прикрывали тыл, а мы с Аленой были зачислены в обоз…

Часа через три утомительного марша капитан сжалился над нашими стертыми по колено ногами и объявил привал…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю