332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Вячеслав Шалыгин » Бессмертие наемника » Текст книги (страница 11)
Бессмертие наемника
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:30

Текст книги "Бессмертие наемника"


Автор книги: Вячеслав Шалыгин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 1
Ближнее зарубежье. Сентябрь текущего года. Андрей

Ослепительное солнце палило нещадно. Древняя штукатурка допотопного здания вокзала, рассыхаясь, покрывалась новыми длинными трещинами. Раскаленный перрон источал удушливый запах плавящегося асфальта и гниющих фруктов. Немытые нищие навязчиво заглядывали в глаза отъезжающим и шарахались от суровых проводников. У забора, в обширной мусорной куче, пировали воробьи и пара облезлых собак. В тамбурах и окнах вагонов то и дело мелькали деловитые фигуры пеших торговцев дарами восточной природы. Они ловко маневрировали между разморенными на солнцепеке милиционерами, сбывая свой нехитрый товар за любую валюту, совершенно не раздумывая над пересчетом цен из одних денежных единиц в другие. Видимо, их собственный курс валют зависел от каких-то необъяснимых факторов, возможно, неведомых даже им самим.

Тень окружающих перрон деревьев самоотверженно боролась с безветренным зноем и безнадежно проигрывала. Ожидающим отправления поезда пассажирам оставалось только пить литрами газировку, потеть и устраивать неоднократные перекуры «на посошок» с многочисленными и шумными провожающими.

Андрей вышел из прохладного здания вокзала и невольно остановился, привыкая к сухому жару улицы. Ему страшно захотелось вернуться в кассовый зал и переждать непривычный его северному организму зной, но до отправления «скорого» оставалось только десять минут. Андрей нацепил солнцезащитные очки и, осторожно вдохнув горячий воздух, двинулся вдоль состава, выискивая выставленные в окна таблички с номерами вагонов. Добравшись до десятого, он обогнул сваленную в кучу поклажу какого-то разъездного торговца и молча протянул билет усатому проводнику. Тот, увлеченный спором с владельцем ненормативного багажа, посмотрел на Андрея мельком, скользнув взглядом больше по его полупустой спортивной сумке, чем по паспорту или билету, и махнул рукой. Андрей поднялся в вагон, быстро найдя нужное купе, бросил сумку под сиденье нижней полки и вернулся на перрон, совершить, казалось, обязательный для всех ритуал: выкурить на гостеприимной земле столицы сопредельного государства прощальную сигарету.

Честно говоря, возвращаться на перрон ему не хотелось потому, что чувствовал здесь себя он не слишком уютно. Близлежащие страны ему нравились гораздо меньше бывших вероятных противников. В «дальнем зарубежье» он был туристом, а в независимых республиках Союза – русским. И сколько бы ни гарантировали власти равноправие и благодушие, Андрей им почему-то не верил.

Солнце мгновенно накалило его русые волосы, и вкус сигареты стал медно-железным. Андрей поморщился и, бросив окурок под вагон, поднялся обратно в купе. Там уже сидел попутчик. Парень примерно одного с Андреем возраста. Аккуратная прическа и крепкая фигура наводили на мысль, что попутчик по профессии военный. Впрочем, за такую версию больше говорили не внешние данные, а его манера держаться и разговаривать. Как только Андрей появился в купе, парень повернулся к нему всем корпусом и, не вставая, протянул крепкую руку.

– Артур, – представился он и вежливо улыбнулся.

– Андрей…

Андрей не слишком торопился сходиться с людьми, даже в поездах, а точнее – именно в поездах, самолетах и прочих транспортных средствах. Здесь насильно соединялись люди порой взрывоопасно разные. Они усреднялись, превращаясь на время путешествия из индивидуумов в безликих пассажиров, необъяснимо тупели и, выпадая из общества на часы или сутки, балансировали весь этот период на ребре вопроса: «А нужен ли я?» Как им было узнать, вспоминал ли хоть кто-нибудь о них за время их железнодорожной одиссеи? Жуткое чувство. Страх ненужности. Возможная никчемность. Никогда не узнать, востребовался ли ты за время отсутствия или все шло так же хорошо и без тебя…

Вот такие мучения и заставляют людей сливаться в сплоченные коллективы дальнего следования и, ничуть не смущаясь, изливать свои переживания попутчикам.

Хотя бравый Артур под категорию «плакальщиц» не подходил, Андрей после знакомства продолжал молчать.

– Жарко, – констатировал Артур и, привстав, немного открыл окно. – Пока стоим, пусть слегка продует… – Согласен, – ответил Андрей и вежливо кивнул.

– Похоже, мы едем только вдвоем? – Попутчик выглянул в коридор и повертел головой.

Пассажиры медленно расходились по своим купе, поскольку отправление уже было объявлено и состав лязгнул тяжелыми сочленениями вагонов, возвещая о стыковке с локомотивом. В открытой двери тамбура показался проводник. Поезд снова вздрогнул и медленно тронулся в путь. Артур уселся поближе к столику и подставил лицо потоку воздуха, который вливался горячими волнами через распахнутое окно. Андрей открыл очередную бутылку минералки и сделал пару больших глотков.

– Едва успела! – радостно объявила стройная блондинка, неожиданно появляясь в проеме двери и отвлекая парней от их нехитрых занятий.

Короткие светлые волосы, симпатичное лицо, совсем немного туши, помады, неплохая фигурка и совершенная раскованность во всем – от жестов до слов. Андрею она понравилась. Правда, пока не более того. Артур ответил на реплику девушки только вежливой улыбкой, и определить, что за ней скрывалось, было невозможно.

– Меня зовут Лида, – представилась блондинка, сверкнув красивой улыбкой, – с каникул еду… А вы… вместе?

Парни, не переспрашивая, что она имела в виду, отрицательно покачали головами. Андрей представился и встал со своего места, чтобы поднять полку и уложить сумку Лиды в ящик для багажа.

– А этот пакет положите, пожалуйста, наверх, – попросила девушка Артура, – я потом достану оттуда кое-что…

– Если хотите, я могу уступить вам нижнюю полку, – предложил Артур, глядя ей прямо в глаза.

– В общем-то я не против, – легко согласилась Лида и вновь улыбнулась. – Не помещается?

Вопрос был адресован Андрею, который до сих пор не опустил нижнюю полку устраивая в ящике багаж.

– Одну секунду, – ответил он и, вынув свою сумку, оставил под сиденьем только ношу девушки.

– Чем займемся, мальчики? – звонко спросила Лида, скидывая легкие босоножки.

Она поджала под себя стройные загорелые ноги и, поправив короткие шорты, облокотилась о столик. Обтягивающая футболка, того же, что и шорты, кремового цвета натянулась, подчеркивая соблазнительность Лидочкиных форм. Артур мгновенно выдал какой-то полупристойный каламбур и извлек из небольшой наручной сумочки колоду карт.

Андрей, не осознавая, что смотрит на девушку слишком откровенно, на вопрос не отреагировал никак.

– А где вы учитесь? – задал девушке очередной вопрос Артур.

– В Академии экономики и управления, – гордо ответила Лидочка и уже менее торжественно добавила: – Бывший «нархоз»…

– Известное заведение… – сказал Артур и уважительно кивнул.

Андрей в который раз окинул будущего экономиста взглядом и мысленно признал, что пока проигрывает Артуру несколько очков. Лидочка, почти не отрываясь, смотрела на «военного». Невольно втягиваясь в неторопливое «ухаживание наперегонки», Андрей почти забыл о прочих проблемах, и вскоре беседа превратилась в вечер соленого юмора и незамысловатых экспромтов, в чем Артура, уже через несколько минут, он явно опережал.

За окнами проплывала унылая желтая степь, сплошь и рядом белеющая проплешинами соли. Приземистые кустики изредка прерывали однообразие ландшафта, сбиваясь в небольшие «заросли», преимущественно у самой насыпи железной дороги.

– …Ты удачно распределился, – заметила Лидочка, комментируя краткий экскурс в биографию Артура. – Мог бы попасть на какую-нибудь «точку» в тайге, а тут все-таки большой город…

Артур, как и предполагал Андрей, оказался военным. Он только что окончил училище и после отпуска, проведенного у родителей, ехал к месту распределения.

– В нашем роде войск своя специфика, – немного пафосно ответил молодой лейтенант. – У нас почти нет «точек» в тайге, мы же не ракетчики…

– А кто? – поинтересовался Андрей.

– ВДВ, – едва сдерживая готовую прорваться наружу гордость, размеренно произнес Артур и посмотрел на Лидочку.

Очевидно, аббревиатура была ей малознакома, потому что в глазах девушки не появилось никакого дополнительного интереса. Исправляя оплошность, Артур торопливо пояснил:

– Десант…

– А… а… – понимающе протянула девушка.

– А ты? – Она внезапно повернулась к Андрею и заглянула ему в глаза.

– Предприниматель… – коротко ответил тот.

– Коммерсант? – Лидочка улыбнулась.

– Скорее «отечественный товаропроизводитель», как теперь модно выражаться, – сказал Андрей и пожал плечами, давая понять, что большего о своей работе сказать не может.

За окном раскраснелся вечер. Повеяло прохладой. Лидочка кокетливо потянулась и принялась расправлять постель. Парни извинились и вышли в тамбур покурить.

Артур прокашлялся и немного смущенно взглянул на Андрея.

– Неплохая у нас получилась компания, – сказал он и замолчал в ожидании ответа.

– Ты, воин, не сгруппировывайся, – Андрей усмехнулся, – не прыжок совершаешь. Мадам – твоя, если хочешь. Мне женского общества и дома хватает…

– Да я и не думал… – возмутился Артур, но заканчивать фразу не стал.

– Вот и не думай, – посоветовал Андрей и, похлопав офицера по плечу, добавил: – Гардемарины, вперед! Кончай перекур…

Когда они вернулись в купе, Лидочка уже лежала поверх одеяла, листая какую-то книжку. Одежды, то ли по случаю жары, то ли по другим причинам, на ней остался весьма прозрачный минимум: едва заметные трусики и более просторная, но менее плотная, чем до того, футболка.

Андрей, при виде такой экранизации обложки «Плейбоя», почувствовал легкое волнение и с трудом отвел глаза. Артур нахмурился и легким прыжком оказался на верхней полке.

– Спокойной ночи или поболтаем на сон грядущий? – томно спросила Лидочка, закрывая книжку.

– Всегда готов, – откликнулся Артур, свешивая вниз круглую голову.

– Пас, – сказал Андрей, – но вы мне не помешаете. Спать я могу под любой аккомпанемент…

И все-таки уснуть он не смог. Перестук колес и ровный шепот попутчиков убаюкивали, но глаза сами собой открывались и непроизвольно скашивались на соседнюю полку, где в тусклом свете дежурного освещения хихикала над шутками Артура девушка.

Наконец голоса стихли, и над полкой Артура щелкнул выключатель. Купе погрузилось в темноту, слегка разбавленную светом ущербной луны. Так и не сумев заснуть, Андрей бесшумно обулся и вышел в коридор. По всей длине вагона окна были открыты, и колышущиеся занавески надувались небольшими парусами. Андрей потянулся за сигаретами, но, не обнаружив их, осознал, что стоит в одних джинсах, а пачка и зажигалка остались в нагрудном кармане рубашки. Он открыл дверь купе и встретился взглядом с сидящей на своей полке Лидочкой. Она вопросительно смотрела на Андрея, слегка щурясь от света.

– Не спится, – пояснил парень и взял сигареты.

– Мне тоже, – сказала Лидочка и, сунув ноги в босоножки, вышла следом за ним.

Они встали рядом у окна в коридоре и, подставив лица потоку свежего воздуха, замолчали. Андрей закурил.

– Едем словно бы нигде, – кивая на беспросветную темноту за окном, негромко сказала Лидочка.

– Так оно и есть, – ответил Андрей. – Дикие места. Недаром же здесь без всякого труда сумели упрятать и космодром, и ядерный полигон…

– Пешком, если что, отсюда, наверное, и не выбраться? – предположила девушка и передернула плечиками.

– Холодно? – заботливо поинтересовался Андрей и обнял ее за плечи.

– Нет, жутковато просто, – ответила Лидочка и прижалась к его груди. – Ты меня, пожалуйста, не «скармливай» больше нашему товарищу лейтенанту…

Сказав это, она положила свою голову Андрею на плечо и провела тонкими пальцами по его щеке.

– Ты меня совсем не знаешь, – попытался предупредить ее парень, но Лидочка прижала пальцы к его губам.

– Сейчас у нас с тобой нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Мы не существуем, потому, что находимся в совершенно особом мире – в поезде, несущемся по степи. Здесь нет ничего от той жизни, что поджидает нас на вокзале с хищной ухмылкой во всю физиономию… Давай побудем собой. Теми, что мы есть на самом деле, а не членами социальных слоев населения. Хоть ненадолго…

Андрей вздохнул. Она была чертовски права. Если есть возможность забыть о реальности – ее стоит использовать. Он развернул девушку к себе лицом, наклонился и поцеловал в горячие губы.

– Десять баксов, и в вашем распоряжении двухместное купе со свежими простынками, – неожиданно раздалось совсем рядом.

Ребята вздрогнули и воровато обернулись. Около них стоял проводник в домашних тапочках и джинсовых шортах. В ожидании ответа он лениво поигрывал символом вагонной власти – ключом от купе и туалетов.

– Да нет, спасибо, мы просто… – Андрей на секунду замялся.

– Мы согласны, – вмешалась Лидочка, – только деньги потом, утром. Чтобы не возвращаться в купе и не разбудить ненароком нашего попутчика…

– Утром так утром, – быстро согласился проводник и махнул рукой, приглашая следовать за ним. – Пошли, голуби мои…

В «полукупе» царили порядок и чистота. Гостеприимный хозяин по собственной инициативе отрегулировал яркость освещения и, многозначительно хмыкнув, удалился. Лидочка тотчас обвила руками шею Андрея и прижалась к нему упругой грудью, однако дверь снова немного приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунулась волосатая рука с бутылкой шампанского и двумя гранеными стаканами. Андрей усмехнулся и, приняв подарок, шепнул невидимому проводнику: «Спасибо». Рука исчезла, дверь захлопнулась, щелкнул замок, и кандидаты в новоиспеченные любовники остались одни. Лидочка снова повисла на Андрее, но он остановил ее решительным жестом.

– Не спеши, – сказал он и распечатал бутылку. – Давай выпьем шампанского, раз уж здесь такой сервис.

Лидочка, ничуть не смутившись, молча кивнула и подставила стакан. Похоже, ей понравилась такая смена руководства в их новом коллективе. Даже самые активные женщины не слишком протестуют, когда к власти приходят мужчины.

Они медленно выпили вино, отставили стаканы и начали с глубокого поцелуя – с того, зачем, собственно, и снимали на ночь вагонный полулюкс. Андрей прикрыл глаза и погрузился в неслыханную «нирвану». Ему казалось, что его уносит в заоблачные дали легкий теплый поток воздуха; вот тонким шелком по коже скользят невесомые прикосновения небожителей, вот вливаются в грудь нежнейшая истома и наслаждение. Он поймал себя на мысли, что никогда еще не испытывал таких сильных эмоций. А всего-то – поцелуй. Андрей открыл глаза и, слегка отстранившись, посмотрел на Лидочку. Она возбужденно дышала, глядя на него с таким неподдельным восхищением, что Андрей опешил. Впрочем, если она ощутила то же, что и он… Андрей снова привлек девушку к себе, и вдруг в его глазах потемнело, он почувствовал головокружение и провалился в раскрашенное эротическими фресками глубокое забытье. Лидочка удивленно вздохнула и спустя пару секунд так же стремительно уснула рядом с избранником.

– Слушай, земляк, а ты не видел, куда мои «сокамерники» делись? – спросил задумчиво курившего в коридоре проводника заспанный Артур.

– Сладкая парочка? – переспросил усатый.

– Они самые, – Артур потер глаза и взглянул на часы. – Не успел вырубиться, а они уже ускакали… Не по-товарищески как-то.

– Это верно, – проводник кивнул. – Мне они ничего не докладывали, но удалились в направлении головы состава. Это я заметил. Может, знакомые какие у них объявились в первых вагонах или что еще…

– А, бог с ними, – Артур зевнул. – У тебя холодненького ничего нет?

– Пивка или покрепче? – проводник подмигнул.

– Нет, я не употребляю, – Артур помотал головой. – Сока или минеральной…

– Полный рефрижератор, – успокоил усатый. – Сейчас принесу. Наценка, сам понимаешь, ресторанная…

– Да ладно, ты, главное, похолоднее принеси, – офицер указал на дверь своего купе и снова зевнул.

Он не успел сделать и пары вдохов, как хозяин вагона вернулся с двумя запотевшими бутылками лимонада. При виде такой картинки Артур мгновенно вынул из кармана домашний ключ и, ловко подцепив пробку, залпом осушил первую поллитровку.

– Спасибо, друг, ублажил, – отдуваясь, поблагодарил он проводника, потом, расплатившись, забрал у него вторую бутылку и вернулся в купе.

Поставив сосуд на столик, он уселся на полку Андрея и задумчиво уставился на колоду карт, лежащую рядом с бутылкой. Все-таки Лидочка выбрала этого… предпринимателя. «Почему, черт возьми?!» Артур мучительно пытался найти в своих действиях изъян, раскладывая вечер, как боевую операцию по полочкам, но мысли путались. Его неодолимо клонило ко сну. Он прилег на подушку Андрея и, приобняв ее, сунул правую руку под наволочку. Сон на мгновение отступил. Под подушкой попутчика Артур нащупал предмет до боли знакомой формы. Первым желанием десантника было – извлечь пистолет на свет и рассмотреть повнимательнее, но сон вернулся, навалился свинцовым одеялом и прижал его к чужой постели, погружая в забытье без образов и картинок.

Проводник, с тем же, что и всегда, спокойным и приветливым выражением лица, стоял в коридоре и курил, стараясь выдувать дым в открытое окно. Поезд несся с прежней скоростью. До ближайшей станции оставалось еще три часа.

В головной части вагона послышался стук и лязг дверей тамбура. Проводник обернулся и, прищурившись, посмотрел на вошедшую в вагон пару. Это были мужчина и женщина в светлых просторных костюмах и темных очках. Их ослепительно белые волосы, гладкая, без малейшего оттенка загара, кожа и спортивные фигуры привлекали внимание даже более, чем неуместные ночью солнцезащитные очки. Приблизившись к усатому, они остановились и молча уставились на проводника, словно ожидая рапорта или доклада.

Проводник неторопливо выпустил струйку сизого дыма в лицо мужчине и так же медленно произнес на причудливой смеси русского и древнегреческого:

– Три экземпляра. Двое мужчин и женщина. Полностью соответствуют высшему стандарту, ручаюсь…

– Ты не можешь ручаться, ученик Харона, тебе просто нечем, – сурово оборвал его блондин. – Мы хотим взглянуть на них.

– Пожалуйста, – проводника ничуть не испугал грозный голос собеседника.

Он открыл сначала купе Артура, а затем Андрея и Лидочки. Все трое спали самым крепким сном. Беловолосый мужчина склонился над Артуром, ощупал его руки, ноги, мощные грудные мышцы и одобрительно кивнул своей спутнице. Они прошли в купе проводника и так же бесцеремонно осмотрели спящих влюбленных. Наконец они снова вышли в коридор, и беловолосый, тщательно вытирая руки влажной салфеткой, сказал:

– Категорию подтверждаю: высшая. Но хочу предупредить, что денег у нас немного, а других покупателей ты пока не найдешь.

– Ну, так это же «пока», – проводник хитро улыбнулся. – Еще три часа до остановки… Вы подумайте, я не тороплю.

– Это ты подумай! – удивленно вмешалась женщина. – Если ты рассчитываешь на то, что через три часа на захолустном полустанке найдешь лучших, чем мы, покупателей, то смею тебя огорчить!

– Да вы не кипятитесь, ребята, – примирительно сказал проводник. – Я ни на что не рассчитываю…

– Ну, вот… – попытался перебить его мужчина.

– Я это точно знаю… – не обращая внимания на его попытку, закончил усатый.

Беловолосые переглянулись и нехотя, но почти синхронно закивали. Мужчина достал из кармана брюк толстый кошелек и, отсчитав нужное количество купюр, протянул их проводнику. Усатый сунул деньги в карман и, сделав приглашающий жест, отошел в сторону от порога купе. Странные покупатели перенесли бесчувственного Артура в «полулюкс» и, оставшись внутри вместе со спящими, захлопнули дверь перед носом проводника.

Проводник ухмыльнулся, неторопливо достал из кармана нечто отдаленно напоминающее мобильный телефон и нажал кнопку. Абонент ответил мгновенно.

– Это Круг. Все в порядке. Белобрысые «купились», – доложил усатый невидимому собеседнику. – Агентура в пути…

– Что случилось? – Алена встревоженно отстранилась и заглянула мне в глаза.

– Полный порядок, – заверил я, растерянно моргая. – Я снова на связи.

– Прекрати шутить, – потребовала она и встала. – Опять «приступ»?

– Да нет, ерунда, – преувеличенно бодро ответил я. – Ничего интересного, да и компьютер в ремонте. Никаких новых книжек не последует, не волнуйся…

– Я тебе не верю, – Алена печально покачала головой. – Пока поблизости бродит твой злой гений – этот легендарный Дремов, – покоя ни тебе, ни мне не будет…

– Ты же говорила, что его не существует, что это все плод переутомленного рассудка? – Я в глубине души очень надеялся, что Алена подтвердит свою прежнюю версию, но она только нахмурилась и сказала:

– Видимо, я ошибалась, так как в противном случае я должна признать, что ты психически нездоров, а это выше моих сил.

– Моих тоже, – ничуть не обижаясь, согласился я и, чтобы разрядить обстановку, предложил: – Давай обсудим этот вопрос где-нибудь на пляже – я почему-то надеюсь, что там мне будет немного легче противостоять внушениям моего настойчивого капитана…

Всю дорогу до пляжа Алена молчала, а я вел машину, усиленно делая вид, что слушаю музыку, хотя на самом деле ни один звук, доносящийся из автомагнитолы, не пробился сквозь плотную ткань укутавшего мое сознание внушения…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю