332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Поселягин » Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный » Текст книги (страница 9)
Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный
  • Текст добавлен: 17 декабря 2020, 09:00

Текст книги "Освобожденный: Освобожденный. Освободившийся. Возрожденный"


Автор книги: Владимир Поселягин




Жанр:

   

Боевики



сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 15 страниц)

– Тебе виднее, – хмыкнул Быков.

За эти двадцать дней, кроме базы «Проектирование средних кораблей» до пятого ранга, я поднял еще «Инжиниринг» и «Техника» – они были не доучены. Еще три – до четвертого ранга: «Взломщик», «Ножевой бой» и «Сапер». Больше просто не успел.

– Ладно, я завтракать. Если будут какие новости, держи меня в курсе.

– Яволь, мой фюрер! – раздался стук каблуков.

– Тьфу на тебя, – буркнул я, услышав жизнерадостный хохот искина. – Кстати, забыл спросить, кто прошлую партию выиграл?

– Я выиграл, – влез Игорь.

– Шулер, – буркнул Быков. – Я видел, он пешками передергивал.

Когда Быков искал сериал про своего прототипа, то нашел несколько земных интеллектуальных игр, и они с Игорем серьезно подсели на шахматы. Причем играли не в электронном виде, а вживую, на вырезанной Быковым с помощью технического дроида доске и отлично сделанными фигурками. Меддроидом управлял Быков, а техническим дроидом-диагностом – Игорь.

За последние дни они стали первоклассными игроками, я хоть и имел третий разряд, но с ними уже не садился играть. Разденут. Хотя, чтобы поддержать форму, поигрывал, но не поддавались, сволочи.

Позавтракав в кают-компании «Пули», я два часа занимался «Волчонком», проверяя внутренние отсеки. Оба сопровождающих меня дроида-диагноста выдавали заключения по тому или иному блоку. Осмотром я остался доволен. Корабль, конечно, не только что с верфей, но лет шестьдесят-семьдесят без серьезного ремонта еще послужит. Привычно заглянул и в жилой модуль, хоть он и не был закончен. Был он двухуровневым. На втором этаже мои апартаменты и две одноместные ВИП-каюты – последние уже почти готовы. Также тут имелись выход к лифту в технические помещения и дополнительный вход-выход в рубку, находившуюся метрах в сорока дальше к носу корабля. Этими лифтом и коридорами мог пользоваться только я, никому больше доступа в них не было. На нижнем этаже большая – сорок на двадцать метров – кают-компания. Там же и должен был стоять синтезатор, но ниша пока была пуста. Многочисленные диванчики, кресла и столики все еще покрывала консервационная пленка. Кроме широкой и красивой лестницы на верхний этаж, сделанной по особому заказу, были еще восемь дверей. В сторону носа – коридор в хозяйственные помещения и трюм. По бокам по три двери в двухместные каюты – они тоже практически закончены, осталось только убрать пленку. Восьмая, и последняя, герметичная дверь находилась со стороны кормы и вела в сеть коридоров, пронизывающих корабль. Через них можно было попасть в медбокс, на летную палубу, в реакторный и двигательные отсеки. Через эту же дверь можно было добраться к четырем стыковочным шлюзовым. Жилой модуль или, вернее, правильно назвать, жилая секция, находился фактически сразу за небольшим трюмом и располагалась перед техническими коридорами и летной палубой, врезанной в середине корпуса корабля.

* * *

К обеду прибыл курьер с обстановкой моих личных помещений. Приняв заказ и выплатив остатки требуемой суммы, я передал предметы декора Быкову и велел ему начать монтировать комнаты. Скоро я буду спать не на узкой койке в каюте «Пули», а на роскошной трехспальной кровати с вибромассажем.

– Все, вам тут работы на сутки. А я как раз за это время постараюсь прокрасться в нужную систему и забрать концентрат.

– Насчет Умника не передумал? – спросил Игорь.

– Нет, нужно менять систему, эту мы фактически выработали.

– Тебе виднее. Но будь осторожен.

– Сам знаю.

Закупив продовольствие на месяц и горючее, я заказал погрузчик и через час и сорок минут начал разгон для прыжка.

* * *

– Вроде тихо, – пробормотал я, осторожно «оглядываясь» с помощью боевого сканера для малых кораблей. Вышли мы из гипера там же, откуда ушли двадцать один день назад. У мертвой планеты. Все так же висел ретранслятор пиратов, все так же в системе было пусто. В принципе, не думаю, что они патрулируют систему, они сейчас, скорее всего, отчаянно пытаются защитить пока еще свои ближние системы. Ну, или готовятся к атаке, так что свободных кораблей для патрулирования у них, сто процентов, нет.

– Вроде да, только мне не нравится сигнатура этого сигнала, что идет на общей волне, – ответил Патрон.

– Где? – дернулся я. – А, вижу. Похоже на маяк спасательной капсулы, только очень слабый… Так, тогда сейчас выходим из-за планеты и по краю астероидного поля идем в сторону источника сигнала, все равно нам это по пути.

Разогнавшись, мы выскочили из-за планеты, где укрывались в астероидном облаке из мелких осколков, и, продолжая разгоняться, понеслись вдоль астероидной реки к нужному нам квадрату.

– Близкая ракетная атака! – заорал вдруг Патрон, активируя щит.

Вбитые базами знания сразу же сказались. На рефлексах я врубил передние маршевые, отчего «Пулю» увело за ближайший астероид, и выпустил шесть противоракет.

Не оставаясь на месте, я рывком укрылся за следующим астероидом. Сканер в этот момент засек вспышки взорвавшихся ракет, потом астероид, за которым мы прятались, затрясся от ударов, выпустив в разные стороны рой мелких осколков. Это означало, что мои противоракеты перехватили не всех посланцев. К тому же нас постоянно сканировали узким лучом. Уйти в глубь астероидной реки я не мог – помнил жуткую гибель «Метры». Себе такой участи я не желал, а так шанс оторваться был. Главное – набрать скорость для гиперпрыжка.

– Что это было?! Почему мы их не засекли?!

– Не понимаю, на таком расстоянии даже боевые сканеры работают как шахтерские, и просвечивают астероиды. Атака ведь была почти в упор, мы не могли его не засечь, – обескураженно говорил Патрон.

– Сейчас узнаем.

Перед отбытием, по совету Быкова, я взял с собой двух дроидов. Один – защитник из противоабордажного комплекса, другой – разведчик уже из абордажного. А так как искинов в них не было, то мне пришлось взять управление на себя прямо через нейросеть.

Удаляясь от нападающего, я совершил прыжок за следующий астероид и выбросил в космос разведчика, одновременно активировав защитного дроида. Тот начал выползать на внешнюю броню в районе трюма.

Как только пошла телеметрия от разведчика, Патрон сразу стал докладывать:

– Антарский корвет седьмого поколения модели «Веспа» с нестандартным вооружением. Корпус покрыт неизвестным материалом, что и позволило кораблю оставаться невидимым для сканеров. Корабль можно обнаружить только визуально. У него на две ракетных пусковых больше, чем по штату. Он идет следом за нами, пускает ракеты и стреляет из малых плазменных пушек по маршруту нашего движения.

– У «Веспы» же вроде три ракетных пусковых и восемь малых турелей плазменных пушек, так?

– Подтверждаю, капитан. Только у этого стоят пять пусковых. Судя по вооружению и манере ведения боя, это охотники за головами. Работорговцы.

– Информация принята к сведению, – буркнул я, одновременно управляя кораблем и дроидом-разведчиком, который подбирался к корвету.

Я тоже уже понял, что это не пираты. Видимо, работорговцы решили половить рыбку в мутной воде, и судя по их манере действия, я не первая жертва.

Корвет, как и «Пуля», относился к малым кораблям, но был на двадцать метров длиннее, а огневая мощь, скорость и броня были несопоставимы. Два малых шахтера типа «Крот» могли потягаться с «Веспой» на равных. В одиночку даже с моими прокачанными базами мало что можно сделать. Максимум – снести щиты, чем я сейчас и занимался, подготавливая поле для атаки.

Корвет гнал нас уже пятьдесят тысяч километров. Было видно, что я и корабль ему нужны целыми – ракеты, что в нас выпустили, предназначались для подавления электроники. Так мы и играли в догонялки: я убегаю, корвет следом, пока мне наконец не удалось немного оторваться.

У меня было всего двенадцать малых ракет и осталось шесть противоракет – не считая промышленных лазеров, вот и все вооружение. Когда-то стояла плазменная пушка на носу, но ее демонтировали по неизвестной мне причине. Хотя разрешение на них не требовалось. Уже лет сорок как не требовалось.

Чтобы сбить щит корвета, мне пришлось постараться. Когда я прыгнул за очередной астероид, то выпустил сразу пять ракет, одну за другой. Две первых успели перехватить противоракеты работорговцев – пилот корвета неприятно быстро среагировал, – но оставшиеся три попали-таки в щит. Я не знаю, был ли на корвете пилот-универсал, как я, или там работала команда, но щит поставить работорговцы успели. Даже мощности добавили на правую скулу, куда и пришелся удар. Две ракеты взорвались, долетев до щита, отчего он пошел волнами, а вот третья снесла эмиттеры на этой стороне корабля. Если бы ракеты не шли с очень малым интервалом, щитовик успел бы отразить третью ракету, перекинув мощность с других направлений, но я ему такой возможности не дал. После этого корвет преследовал меня уже осторожнее. Работорговцы понимали, что я не простой шахтер и еще могу преподнести им сюрпризы.

– Есть связь? – напряженно спросил я Патрона, полностью выкладываясь на маневрирование и управление обоими дроидами.

– Нет, глушат.

– Черт. Ладно, хоть связь с дроидами можем держать.

– Это только вблизи. Если они удалятся, то будут действовать по программе, связи не будет.

Гоняли нас уже минут пять, и думаю, скоро работорговцам это надоест и они задействуют артиллерию корвета, не заботясь о сохранности трофеев, поэтому нужно было действовать быстро.

Когда я разогнался, врубив на полную щиты, то поступил не так, как привыкли преследователи: развернувшись, я атаковал их в лоб, стреляя из промышленных лазеров, сфокусированных, чтобы разрезать броню, и выпустил одновременно все оставшиеся ракеты. Расстояние стремительно сокращалось, однако пилот корвета успел среагировать, и в меня полетели четыре плазменных сгустка. Потом еще четыре. Щит мне снесли с первого же залпа, а от второго я просто увернулся.

Когда до корвета, казалось, оставалось пара метров, я резко ушел в сторону и дал гари разгонным движкам, уходя за астероид, за которым до этого прятался. Уйти я успел едва-едва – пущенные вдогонку за мной четыре ракеты, подорвавшись, снесли край астероида. Теперь у меня не было щита, все эмиттеры погорели, не было ракет, но зато я выпустил обоих дроидов, которые, оттолкнувшись от корпуса «Пули», десантировались на броню корвета.

Подвести дроида-разведчика так, чтобы тот мог зацепиться за корабль работорговцев, было нетрудно – щиты я благополучно снес ракетной атакой и лазерными выстрелами, оставившими на броне корвета глубокие рубцы. Дальше просто. Эти дроиды-разведчики были не только глазами и ушами абордажного комплекса, идущими в первой волне, но еще в их задачи входил взлом корабельных сетей и вывод из строя отсеков штурмуемого корабля. А сам захват лежал на боевом дроиде. По основным функциям он хоть и являлся защитником, но программы по контратакам у него были, да и задачу я обоим поставил точную, хорошо доведенную для их электронных мозгов. Так как связь с ними я потерял, то оставалось только ждать.

События начали развиваться буквально через полминуты: продолжавший гнаться за мной корвет внезапно врубил форсаж разгонных движков и влип в астероид. Взрыва не было – просто разлетающиеся вокруг обломки в облаке замерзающего воздуха.

– Амба работорговцам, – пробормотал я, выводя «Пулю» из астероидной реки и направляя ее к остову разбившегося корабля.

Глушилка после гибели корвета уже не работала, поэтому я спокойно выгнал инженерного и технического дроидов и послал к обломкам корабля работорговцев. Оба боевых дроида на мои вызовы не отвечали.

– Вечная память героям, – грустно сказал Патрон, когда я прекратил безрезультатные поиски.

– Да, молодцы, спасли нас… Хм, от корвета уцелел только двигательный отсек, остальное сплющилось в гармошку.

– Что делать будем?

– Сейчас проверят обломки, если есть еще что ценное, зафиксируем, потом на обратном пути приберем… Движки придется крепить на внешней подвеске. На грани будем в гипер уходить.

– Ясно, капитан.

За десять минут дроиды осмотрели обломки и вынесли вердикт: рубка, жилой модуль, реакторный отсек полностью уничтожены. Частично уцелел отсек с гипердвигателем, разгонные движки, четыре маневровых на корме и две турели с плазменными пушками. Остальное разлетелось в хлам. Были обнаружены части тел экипажа. Судя по фрагментам, их было трое. От своих дроидов мы нашли только один нижний манипулятор защитника, от разведчика даже этого не осталось. Мысленно прикинув стоимость оборудования, что уцелело на корвете, я пробормотал:

– Сто семьдесят китов тоже неплохо. Военное оборудование на порядок дороже, тем более антарское. Тем, кто владеет такими кораблями, трудно достать ремкомплекты. Если только заказывать через десяток посредников в другой империи.

Оставив инженерного дроида демонтировать блоки, пушки и двигатели, я развернулся и направился к квадрату, где у нас с Умником была назначена встреча. Но в указанном месте ни сканер, ни вызовы по связи ничего не дали. Умник исчез.

– Капитан, я думаю, «Трофей» стал трофеем работорговцев, простите за аллегорию. С таким покрытием на броне Умник мог их не заметить, даже если бы те подошли вплотную. Тем более место встречи было назначено не так далеко от края реки. Корвет мог бы пробраться через астероиды, если пилот был опытный. А он был опытным, как мы могли убедиться.

– Согласен, но сейчас нам от этого не легче, я даже в реку зайти не могу. Со сбитыми щитами это равносильно самоубийству. Любой небольшой камешек – и повреждение.

– Да, это так, капитан. Может, тогда проверим тот сигнал бедствия?

– А он что, еще работает? Я думал, это приманка работорговцев.

– Нет, этот источник дальше, примерно в пятидесяти тысячах километров.

– Две минуты полета. Ну, давай посмотрим. Хотя и опасно это – ни защиты, ни оружия, кроме лазеров. Пойдем так же. С краю реки, если что – за ближайшим булыжником укроемся. Усиль наблюдение за окружающим пространством.

– Хорошо, капитан.

Летели мы минуты четыре, пока не вышли в «излучине» астероидной реки. Вот там, у огромного замершего астероида, даже скорее планетоида, и обнаружился источник сигнала.

– А вот и «Трофей», – хмыкнул я, разглядывая кладбище-стоянку кораблей.

– Похоже, работорговцы устроили тут стоянку-отстойник для захваченных кораблей, – подтвердил мои мысли Патрон. – Источник сигнала идет от среднего шахтерского судна «Метра».

– Пять посудин, – задумчиво бормотал я, разглядывая корабли на пилотском экране визора. – Средняя «Метра» в неплохом состоянии, два «Фарта», мой «Трофей» и что-то знакомое.

– Это пиратский патрульный фрегат.

– Малые корабли без людей, вон стояночные огни красного цвета горят. А вот на «Метре» кто-то есть – стояночные огоньки желтые.

– Капитан, а вам не кажется эта «Метра» знакомой? Судя по заделанной пробоине трюма, она идентична той «Метре», которую мы помогали эвакуировать.

– Да и заплатки и маневренные внештатные движки мне тоже кажутся знакомыми… Черт! Неужто Бьянки и их «Жемчужина»?!

– Что делать будем, капитан?

– Я не знаю, есть ли на «Метре» пилот, нужно проверить, а пока продолжаем прятаться и наблюдать. Нужно подумать.

Мы висели в тени одного из астероидов с рекситом и, включив на полную систему видеонаблюдения, изучали стоянку кораблей.

Минут двадцать я их задумчиво рассматривал, а потом мне в голову пришла идея. Выведя на внешний корпус технический дроид, я заставил его оттолкнуться и, добавляя скорости небольшими двигателями, закрепленными у него на спине, заглушил и отправил по инерции лететь к группе кораблей.

– Судя по темпу, лететь ему часа четыре, – сообщил Патрон, внимательно наблюдавший за моими действиями.

– Его задача осмотреть, что с «Трофеем», при возможности вернуть его в строй. Я думаю, Умника просто отключили.

– А с остальными кораблями что делать?

– Нам? А что мы сделаем? Ни абордажного комплекса, ни вооружения, ни защиты. Заберем концентрат, не зря же мы за ним летали…

– Если он еще там.

– Да, если он еще там, и прыгаем к терминалу. И пусть охранные корабли да наемники работают. Мне моя жизнь дорога, и так голым себя чувствую… О, слышишь, корпус загудел? Уже шестой мелкий камень словили. А если покрупнее будет? Пробить же может!

Эти четыре с половиной часа, пока дроид летел к кораблям, и еще двадцать минут, пока он лазил по «Трофею», вылились в череду вздрагиваний и чертыханий. Наконец «Трофей» ожил и шустро рванул в нашу сторону. Через минуту мы вместе стали разгоняться, уходя к мертвой планете.

Пока летели, я получил доклад от Умника и дроида. Ну, с Умником все было понятно – заполнил концентратом, который, кстати, был на месте, трюм и все четыре контейнера, после чего, прибыв на место встречи, лег в спячку, пока его не взяли на абордаж дроиды. Долго сопротивляться он не смог, его быстро отключили от сети. Очнулся после того, как технический дроид вернул его в шахту.

Сам дроид обнаружил цилиндр искина в рубке, рядом с шахтой, и, быстро подключив его, передал мой приказ на скорейшее сближение. Также он сообщил о мелких неисправностях «Трофея». И как раз сейчас их устранял.

Когда мы подлетели к разбитому корпусу корвета, инженерный дроид уже демонтировал там все, что можно, поэтому пока мы перегружали в трюм концентрат руды, я с помощью обоих дроидов крепил трофеи на корпусе. За час все дела были сделаны, и Умник на разгонных, с пустым трюмом и полными баками топлива, помчался в соседнюю систему – лететь туда нужно было пару дней, – а я стал разгоняться, чтобы уйти в прыжок. Надеюсь, гипердвигатель перегруз выдержит – все-таки бывший военный корабль, рассчитано все с запасом.

* * *

Из гипера мы выпали едва ли не разваливаясь на ходу, прыжок все-таки был на грани.

– «Пуля», номер восемьсот шестнадцатый, – вызвал я диспетчеров космопорта. – Прошу связать меня с дежурным офицером военной базы. Это срочно.

– Флаг-капитан Берник. Слушаю вас, «Пуля»-восемьсот шестнадцатый.

– Я несколько часов назад вел бой с корветом работорговцев типа «Веспа». Корвет уничтожен вместе с экипажем, часть модулей я снял с него в виде трофеев. Также мной была обнаружена стоянка захваченных судов. Прошу выслать спасательную команду. Судя по всему, захваченные шахтеры еще живы. Отправлю записи боя и обнаруженной стоянки кораблей. Координаты и мои показания там же.

– Сообщение принято, файлы под протокол получены, – официально известил меня капитан. – Второй патрульный флот благодарит вас.

Шлюзование и доставка «Пули» в мой ангар прошли практически без осложнений, только одно крепление не выдержало, и оператору шлюза пришлось манипулятором положить свалившийся с корпуса движок рядом с кораблем на платформу.

Как только оператор погрузчика установил «Пулю» на опорах в том месте, где я указал, и утопал по своим делам, я отдал приказ на закрытие створок и вышел из корабля.

– Игорь, Андрей, доклад, – велел я.

– На связь выходила твоя соседка, спрашивала у нас, когда ты вернешься. Потом снова поругалась с Быковым и отключилась. Из важных была попытка взлома паролей-доступа в ангар. Комплекс-защитник засек это дело, и мы отдали приказ на вирусную атаку. Больше таких попыток не было, – ответил Игорь.

– Апартаменты твои закончены. Да и вообще жилой модуль расконсервирован, можно пользоваться. Нужно только заказать воду, системы пусты. Однако я напомню, что на корабль подобного класса требуется до двадцати дроидов-уборщиков, а не два, как у нас в комплекте. Также нужны еще пара технических и хотя бы один инженерный комплекс. Эти, конечно, справляются, но медленно. Приходится ставить первоочередные задачи, с чего начинать сначала. У меня все, – доложился Быков.

– Игорь, а когда последний раз на связь выходили соседи?

– Вчера вечером.

– А ушли в космос?

– Дней шесть назад. На связь выходила младшая из сестер.

– Ясно. Вы пока разгружайте трофеи с «Пули». Как прошел вылет, можете Патрона расспросить, а я к соседям.

Дроиды технического и инженерного комплекса бросились к «Пуле», а я, прихватив пару штурмовиков, направился к Олии – нужно сообщить ей пренеприятную новость.

Когда мы шли к ангару соседей, ближайший дроид сообщил:

– Замечено визуальное наблюдение. Один человек. Мужчина лет семидесяти, судя по приборам в руках – профессиональный наблюдатель.

«Удобно, что у каждого дроида в абордажном комплексе есть свои, хоть и слабенькие, искины. Можно пользоваться ими отдельно от комплекса», – подумал я, рассматривая идущее ко мне от дроида изображение сидевшего на корточках мужика, по моим меркам – лет двадцати-тридцати. В его руках я опознал спецприбор для сканирования людей. Он определял, какие импланты и нейросети стоят. Кстати, очень дорогой и редкий прибор. Около тридцати китов стоит.

– Взять! – приказал я.

Один дроид тут же рванул к подозрительному мужику, шустро передвигаясь на своих ходовых манипуляторах, а второй продолжил следовать за мной. Мы подошли к шлюзовой, через которую ходят только люди, и стали вызывать Олию.

Та отозвалась только минут через десять. Причем явно заспанным голосом.

– Ты че, спишь, что ли?

– Время семь утра, чем мне еще заниматься? – буркнула та недовольно.

– Ты меня впустишь, или мы так и будем разговаривать через терминал? Нам есть о чем поговорить.

– Заходи, я разблокировала дверь.

Оставив дроида снаружи, я прошел через шлюзовую и попал в ангар девушек. Олия в ночной пижаме, ежась, ждала меня у входа в жилой модуль.

– Что-то случилось?

– Можно и так сказать. Я вчера вылетел на добычу руды в те сектора, где пираты главенствуют, и что бы ты думала? Обнаружил отстойник работорговцев. Там, кроме пиратского фрегата, была «Метра» со знакомой заплаткой на трюме и два «Фарта».

– Жорин и Мила? – побледнела Олия.

– Ну, если не упоминать Сергея… то да.

– Нужно что-то делать! – воскликнула девушка, в волнении заламывая руки.

– Все, что можно, я уже сделал. Прыгнул обратно и известил флотских. Когда шлюзовался, с военной базы вышли два рейдера и десантное судно. Сколько они будут освобождать пленных от рабства, не знаю, но думаю, через сутки-двое они все будут дома. То есть у вас в ангаре.

– А мне что делать?

– Одной тебе, конечно, оставаться пока не следует… Давай собирайся, у меня пока побудешь.

– У тебя же нет жилого модуля, где я спать буду? – рассеянно спросила Олия.

– Я восстановил внутренние отсеки «Волчонка», так что жилая секция в твоем распоряжении. Даже могу предоставить тебе ВИП-каюту. Только готовить придется пока на «Пуле». Камбуз я оборудую завтра или послезавтра. Синтезатор хочу купить.

– Ладно, я сейчас соберусь, – развернулась было девушка, но потом снова обернулась ко мне: – А этот искин, что у тебя на связи в ангаре?

– А что с ним не так?! – удивился я, догадываясь, о чем спрашивает девушка.

– Да он хам картавый! Сперва долго расспрашивал, кто я такая, зачем ты мне нужен, потом назвал меня малолетней нимфеткой и отключился. Тебе продали испорченный искин, лучше сменить программы.

Я смущенно почесал затылок:

– Да вообще-то это я его так настроил. Чтобы было с кем поругаться или поспорить. Жизнь во время долгих полетов скучная, а тут хоть собеседник интересный. Правду-матку в лицо режет, и стесняться в выражениях не будет. Так что придется тебе с ним подружиться, менять его установки я не буду. Он мне таким нравится.

– Я быстро.

Олия собралась действительно быстро. Переоделась и прихватила небольшую сумочку.

Когда мы, пропустив погрузчик и проехавшую мимо гравитележку с «Фартом», подошли к моему ангару, я спросил девушку:

– А ты чего осталась? Жорин же сказала, что ты с ними летаешь?

– Да я решили приборку генеральную в модуле и ангаре устроить. Вот и осталась. Шесть дней уже прибираюсь, вчера закончила.

– Понятно.

Мы прошли через шлюзовую и, заблокировав двери и оставив дроида охранять вход, направились к «Волчонку». Пока шли, со мной связался Игорь:

«Что с пленными делать? Я их на то же место определил».

«Какие еще пленные? – мысленно удивился я. – Дроид должен был одного принести».

«Да этот дегенерат, когда помчался за наблюдателем, приволок троих, – влез Быков. – Тот бежать, ну, дроид и за ним. Наблюдатель к флаеру одновременно с дроидом подбежал, а там еще двое, вот он всех спеленал и притащил».

«Флаер на месте остался?»

«Ну да. Мало ли, вдруг там маячок стоит».

«Ладно, сейчас девушку устрою. Кстати, Андрей, ты с ней будь не так строг. Вон, в шахматы научи играть».

«Я попробую».

«Хорошо, пусть пленные пока под присмотром будут, я попозже подойду».

Когда мы через шлюзовую прошли на корабль, Олия невольно охнула в восхищении:

– Красиво тут у тебя! Все стены белые, как в больнице. Светло, чисто, красиво!

– Это мы еще в технических секциях, сейчас пройдем в жилую, вот там будешь удивляться.

– Сейчас посмотрим, – предвкушающе пробормотала девушка. Она явно отвлеклась от тревожных мыслей о сестрах.

Через пару минут, когда мы дошли до двери, за которой и находилась жилая секция, я, открыв ее мысленной командой, пригласил:

– Проходи.

Все стены были приятного бежевого цвета. У подножия широкой полукруглой лестницы, ведущей на второй этаж, распластался красивый толстый ковер, у которого девушка остановилась, не решаясь ступить на него. Рядом была двухметровая чаша фонтана, правда, пока без воды.

– Как видишь, жилая секция фактически закончена, осталось только синтезатор купить да дроида-стюарда. А так все, что нужно, тут есть. Видишь, даже визор для развлечения. Музыку слушать или там фильмы смотреть.

– А где моя комната? Одна из этих? – кивнула она на шесть дверей в жилые каюты.

– Нет, это двухместные. Наши на втором ярусе. Пошли, покажу.

Олия подошла к одному из пяти стоявших в кают-компании столиков, постучала по белой пластиковой столешнице, подвигала стул, тряхнула головой и наконец последовала за мной.

– Красиво, – погладив лепные (само собой, имитация) балясины лестницы, сказала девушка, когда мы начали подниматься.

– У нас в старину так выглядели лестницы императорских домов. Посеребренные и с позолотой. Амурчики вон. Ангелочки. Увидел в рекламке магазина декора и не удержался. Заказал. Кстати, вот это твоя каюта, – показал я на дверь ближайшей ВИП-каюты.

– А остальные двери куда идут?

– Это вторая ВИП-каюта, дверь напротив ведет в мои апартаменты. Это вход в рубку, это в технические помещения. Обе они заблокированы, так что ломиться не стоит.

– Понятно.

– Ты давай устраивайся. А я пока приведу системы корабля в порядок. На него еще не подали воду. Так что душем не попользуешься, но через час это уже не будет проблемой.

– Хорошо.

Спустившись на нижний жилой уровень, я направился к выходу, попутно связавшись с диспетчером, что обслуживал пилотов, и заказав двести десять кубов воды. Баки у меня были по сто кубов, а десять разойдутся по системе и бассейну у меня в апартаментах.

Спустившись в ангар, подошел к контейнеру, где были уложены все три тела.

– Андрей, приведи крайнего в порядок.

Стоявший рядом с телами меддроид уколол одного из пленных. Через полминуты тот зашевелился и приоткрыл глаза, после чего закрыл и замер.

– Работает глушилка. Вы не сможете связаться со своими. Советую рассказать подробно, кто вы и на кого работаете.

Долго пленный не раздумывал:

– Лейтенант Осборн. Отдел разведки корпорации «Роден». Эти двое – мои подчиненные, сержанты Мис и Горри.

– О как! И что же вы разведывали?

– Это закрытая информация.

– Да бросьте, сами же понимаете, что я все равно узнаю.

– Был анонимный звонок, что вы продаете концентрат руды террита. Проверка показала, что было несколько продаж этого концентрата. Мы ведем следствие по этому делу.

Присев рядом с ним на корточки, я с любопытством спросил:

– И что же эта проверка показала?

– Сведения подтвердились. Вы действительно продаете в обход корпорации концентрат руды. Сперва мы думали, что это работают малые шахтерские группы, но оказалось, мы были неправы.

– Еще бы. Корпорация за концентрат предлагает по тысяче восемьсот кредитов, тогда как на базаре он стоит две четыреста. Так что я лучше буду продавать именно с аукциона. Невыгодно мне сотрудничать с корпорацией в данном случае.

– Но в договоре…

– В договоре об этом ничего нет. Да, там есть штрафные санкции для случаев, когда заключивший контракт шахтер будет продавать руду налево, пользуясь астероидными полями корпорации. Однако про концентрат там не было ни слова. Я уже проконсультировался с юридической конторой. Вам нечем на меня надавить. Это неподсудное дело. Ладно, я уже связался с диспетчером, он подтвердил, что вы служите в корпорации. Ваши вещи сложены вон там. Можете уходить.

Дроид сделал уколы сержантам, а я, поднявшись, отошел в сторону. Диспетчер действительно подтвердил их личности, да и фото совпали.

– Вы должны понимать, что на этом ничего не закончилось, – сказал лейтенант.

– Да понимаю я, понимаю.

– Ждите сообщения от юридического отдела корпорации о расторжении договора. С этого момента вам запрещается разрабатывать астероидные поля, принадлежащие корпорации…

– Корпорации принадлежит только восемьдесят шесть систем. А их больше двухсот, я найду место, где можно копать. Хотя, в принципе, я скоро покину Миринду, и вы про меня сможете забыть. Это пока всё.

Лейтенант уже пришел в себя. Поэтому, подхватив под локти сержантов и повесив сумку на плечо, вышел из ангара.

– Кислое дело, – сказал Андрей. – Работать они нам не дадут.

– Это точно… Я вот что думаю, пока они там телятся, нам нужно срочно продать концентрат, пока нам кислород не перекрыли.

– Хорошая идея. Поддерживаю, – согласился Игорь.

– Займите чем-нибудь Олию. Прибудет водовоз, залейте воды в баки, доступ к личному счету я вам дал. Все, я начинаю.

Я вызвал в свой ангар грузовую платформу со средним и тройкой малых контейнеров. Платформа прибыла минут через двадцать, еще за полчаса я перегрузил концентрат, и пять минут спустя мы выехали в сторону рыночной площади. Когда я отъезжал, в коридоре показалась массивная туша водовоза, парившего на антигравах.

Дальнейшее было просто: подъехали к нанятому за время дороги складу, сгрузили контейнеры. Подошедший эксперт анализатором проверил концентрат, и через минуту лот оказался в сети. Несмотря на то что стоил он едва ли миллион восемьсот, я выложил за два. После небольшой торговли у меня его забрали за миллион девятьсот восемьдесят тысяч кредитов. Еще через пятнадцать минут я уже был в ангаре.

– Ничего, пока меня не было, не произошло? – спросил я Игоря.

– Был водовоз, воду мы приняли. Оплата прошла нормально. Олия в данный момент играет с Андреем в шахматы. Остальное в норме.

– Хорошо. Меня минут десять не беспокоить. Я буду говорить с военными посредниками, – сообщил я искину, направляясь к терминалу ангара, с которого обычно держал связь с военными.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю