355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Колычев » Брат, стреляй первым! » Текст книги (страница 15)
Брат, стреляй первым!
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:06

Текст книги "Брат, стреляй первым!"


Автор книги: Владимир Колычев



сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

И тут зазвонил телефон.

– Да? – зевнул в трубку Витал. – Свист?.. Не-е, это не Свист... А-а, это ты, козел? – тут же оживился он. – Что, пистон помойный, не ожидал?.. Да, Кэп, звездец твоим дятлам. Скажи там пацанам, что всем писец придет, кто на меня лапу свою поганую поднимет. А тебя, погань, я с дерьмом сожру, переварю и под Мавзолеем вывалю... Давай, давай, лайся. Укусить, один хрен, не сможешь... Кто, я? Я не смогу? Да я тебя из-под земли достану...

Никита не слышал слов Кэпа. Но нетрудно было понять, что Кэп говорит Виталу.

– Короче, пес, ты не гавкай. А слушай сюда. Давай «стрелку» забьем. Разберемся конкретно... Давай?.. Ну лады... Где?.. Ага, понял, знаю... Когда?.. Не-е, давай вечерком. Нам выспаться надо, ага... В семь? Отлично... Жди... Ну все, пошел в дырку к папуасу, чмо вшивое!..

Витал вышвырнул телефон в окошко. И посмотрел на Никиту.

– Нам на завтра «стрелу» зарубили. В кабаке с Кэпом встретимся. Типа, без пальбы все будет...

– Встречайся с кем хочешь... Только меня с собой не бери. Мне это на фиг не нужно...

– Чего?

– Да нас там, как куропаток, перещелкают.

– Ага, и на кухню к повару. На жаркое Кэпу...

– Вот-вот, не он, а ты вонять возле Мавзолея будешь.

– Не буду... Потому что никуда я не пойду. Я не совсем еще спятил...

– Зачем тогда воду мутить?

– А затем...

Глава 6

Кэп непонимающе смотрел на следователя. Тот пригласил его к себе, чтобы навешать ему на уши протухшую лапшу.

– Что? – скривился Кэп. – У вас нет доказательств того, что Сфинкса грохнули эти ублюдки?

– А вы потише, гражданин Капитонов! – приструнил его опер из РУОПа.

До сих пор он просто присутствовал при разговоре. А тут натебе, хавло раззявил.

– Я понимаю, у вас есть свои люди в милиции. Вот с ними можете разговаривать, как вам угодно. А с нами прошу пасть на замке держать. Мы у вас не на прикорме...

– Так в чем же дело? Это нетрудно исправить...

– И мне нетрудно ошибку исправить. Сейчас как вмажу промеж глаз...

Видом своим опер производил серьезное впечатление. И говорил очень даже убедительно. В какой-то миг Кэпу показалось, что он и в самом деле сейчас проломит ему переносицу. Этого не случилось. Но возникать больше он не решался.

– Да, у нас нет веских улик, чтобы утверждать, что Григорьев и Брат причастны к покушению на вашу жизнь...

– Но их же видели. А потом, эта «семерка»...

– Нападавшие были в масках. Отпечатков пальцев в машине не обнаружено...

– А моих друзей вчера утром расстреляли...

– Об этом другой разговор... Но и тут мы не можем утверждать, что в этом деле замешаны Григорьев и Брат... Ни один из ваших... гм... друзей не выжил. И свидетелей нет... Может, кто что и видел. Но никто ничего не говорит. Страх – сильная штука. Уж кому-кому, но не вам это объяснять...

– А отпечатки пальцев? В квартире нашли брошенное оружие. Да и козлы эти там были. Должны же отпечатки пальцев где-нибудь остаться?..

– Увы... Ничего...

– Так что, вы не можете их задержать?

– Задержать мы их должны бы. Есть улики, нет, но у нас они в качестве главных обвиняемых проходят... Но задержать мы их не можем. Оперативно-розыскные мероприятия результатов не принесли...

– Хреново ищете.

– А вы их как ищете? – парировал выпад опер.

– Мы?.. А это ваше дело их искать...

– А вы, значит, никак их не ищете?

– Нет, вся надежда на вас...

– Все правильно, вам незачем их искать. Они сами идут к вам в руки.

– Не понял, – напрягся Кэп.

– Сегодня вечером у вас встреча с Григорьевым. Не так ли?

– С чего вы взяли?

Кэп занервничал. О «стрелке» с Виталом знали только те, кому это нужно было знать. Но произошла утечка информации. Похоже, в команде появился стукач. И, возможно, даже не один...

А может, это сам Витал ментов проинформировал?.. Или Ник?.. Нет, вряд ли...

– А угадай с трех раз? – с издевкой глянул на него опер.

– Не хрен мне тут гадать. Никакой «стрелки» нет...

– Только давай без балды... Короче, Капитонов, ты сегодня выезжаешь на «стрелку». Но не дергаешься...

– В каком смысле не дергаешься?

– А это ты лучше меня должен знать... Небось уже снайпера в засаду загнал? И не одного...

– Что-то не в ту сторону разговор пошел...

– Ну вот, уже и страшно стало... Итак, Витала своего, Ника и этого, как его там... Артемчика ты не трогаешь. Их возьмем мы... Ты меня понял?

Опер в упор посмотрел на него. Взгляд железобетонный. Кого угодно в землю вдавит... Кэп дрогнул.

– Понял...

– Ну вот и все...

На этом разговор был закончен.

К себе Кэп возвращался в расстроенных чувствах. Слишком много эти менты знают. Про него. А вот с Виталом и Ником у них проблемы...

И у Кэпа с ними проблемы, да еще какие...

Самого чуть эти козлы не угрохали. А вчера еще дюжину пацанов положили. Лихо сработали, ничего не скажешь. И следов, гады, после себя не оставили...

Эти ублюдки не просты. Не зря он их в боевой «пятерке» держал. А потом, фарт им идет. Сфинкса в могилу загнали, с ним еще двух пацанов. Затем еще дюжину бойцов. На одном у них осечка вышла. На Кэпе... Но они ведь могут добраться до него. Могут... Не простые они... Кэпа неожиданно охватил какой-то мистический страх.

Нет, не отдаст он этих уродов ментам. Сам замочит. Пусть только появятся...

* * *

– Так! Вон, смотрю, мужик с ментовским рылом прошел... Ага, вон еще, с газеткой... Так, так... «Тачка» мне эта не нравится. Стекла затемненные. Сто пудов, братки там киснут. Ждут. Чего ждут? Это ты, Ник, сам знаешь...

Они и сами сидели в машине. Но вдалеке от ресторана, где была назначена встреча. Место очень удобное для наблюдения выбрали. Никто их не замечает...

– Та-ак, а это мне ваще не нравится... – Витал навел бинокль на окна дома напротив ресторана. – Снайперочек притаился. Винтовочка у него конкретная... Брр... Козел он, этот Кэп. Сам нож на меня точит. И ментам для подстраховки сдал... Ничо, это ему, пидару, еще аукнется...

– Аукнется, – подтвердил Никита. – А вот и он. В своей пидоровозке...

Тяжело и неторопливо к ресторану подкатил «шестисотый» «Мерседес». Спереди и сзади по два джипа.

– Ни фига себе! – присвистнул Витал. – Совсем закабанел, мудак... Он бы еще, козел, роту почетного караула нанял...

Из джипов выскочили бравые ребятки. Никита не мог поверить своим глазам. Но в руках у них были пластиковые щиты. Словно древние римские легионеры, они выстроились в боевой порядок. Образовалась «черепаха», внутрь которой и влез Кэп.

– Не, ну вообще офонарел! – удивленно протянул Никита. – Похоже, ставки на нас подняты до потолка. Видишь, как нас боятся...

– Ага, боятся. Круто мы себя поставили, не вопрос... Только пусть не думает это убожество, что мы дебилы.

Засады вокруг ресторана были выставлены по всем правилам ментовской и бандитской науки. Только ни у ментов, ни у братков ничего не вышло. Никита и Витал не думали лезть в эти сети. Они просто дождались, когда Кэп выйдет из кабака. Вот теперь для них все и началось.

Никита выскочил из машины Витала.

– Ну, братуха, ни пуха тебе! – услышал он вслед.

Он забрался в стоящий рядом «Запорожец». И тоже запустил двигатель. Ждал сигнала и Артемчик. Ему достался «Москвич»...

Машины они угнали сегодня ранним утром, загнали их на платные автостоянки. А к вечеру выехали на них на «стрелку». Но не для встречи с Кэпом. А для того, чтобы повиснуть у него на хвосте.

Время вечернее. Могло так случиться, что Кэп сразу отправится домой. Вернее, туда, где он сейчас обитал.

А уже было доподлинно известно, что Кэп не живет в своем доме. И в офисе своем перестал появляться. И в ресторане любимом не бывает. Затаился, притих. Боится.

Вот почему Витал «стрелку» Кэпу забил. Чтобы зацепиться за него. Под усиленным эскортом его машина. Виснуть у него на хвосте одной машиной смысла нет – в момент вычислят. А вот если тремя...

Поэтому Витал на серых невзрачных «Жигулях», Никита на новеньком «Запорожце», Артемчик на стареньком «Москвиче». Связь через портативные радиостанции «уоки-токи». Этого добра сейчас навалом, только плати. А у Витала бабки есть.

Первым Кэпа вел Витал. Затем сел ему на хвост Никита. Следующий – Артемчик. И так по очереди. Спокойно вели клиента, без ажиотажа, без срывов.

Сначала в сторону отвалила одна машина сопровождения, затем вторая... Остались только два джипа. И «мерс» с Кэпом.

– Кажется, подъезжаем, – послышался в эфире голос Витала. – Отсекает Кэп лишних, не хочет палить себя... Так, Ник, теперь твоя очередь, падай на хвост!..

К двадцатичетырехэтажной «свечке» подъехали три машины. Одна с боссом, две с телохранителями. А вслед за ними туда въехал неприметный «Запорожец». И остановился метрах в пятидесяти от эскорта.

Из джипов вышли крутые ребята в двубортных костюмах. Личная охрана Кэпа, его верные псы-телохранители. Натуральные церберы. Кому угодно глотку порвут. Двое пулей метнулись в подъезд. Потянулось время – им нужно было подняться на двадцать четвертый этаж. Вверх на лифте, обратно пешком. А может, пехом туда и обратно. Но подъезд они должны обследовать со всей тщательностью. А вдруг там киллер затаился?

Наконец телохранители вышли. Теперь им снова подниматься. На этот раз вместе с Кэпом.

Но нет, Кэпа довели только до дверей подъезда. Дальше он отправился сам.

Телохранители перекрыли вход в подъезд. Никита видел, как мимо них попытался пройти какой-то мужичок. Видно, с работы домой возвращался. Так его не пустили. Ждали, пока Кэп подаст им через сотовый сигнал, что он уже дома.

– Брат, ну что там у тебя? – послышался голос Витала.

– Да все в порядке. Кажется, Кэп приземлился. Подъезд знаем...

– Ну, а квартиру найдем. Телохранителя в оборот возьмем, мозги выкрутим. Узнаем, короче... Найдем, где эти говнюки пасутся...

– Да нет, брат, не выйдет у тебя ничего. Похоже, не доверяет своим церберам Кэп. Они его на этаж не сопровождают. У подъезда сбросили. И ждут, когда он на свой этаж поднимется... Вот Кэп, похоже, позвонил, что все у него хоккей... Так, садятся в машину. Сейчас свалят... На окна не смотрят. Знаешь почему?.. Не знают они, на какие окна смотреть. Не знают они, на каком этаже и с какой стороны квартира Кэпа. Такие вот, брат, дела...

– Варит котелок у Кэпа, не вопрос... Но мы все равно этого гада возьмем.

Никита ожидал, что сейчас «мерс» и машины с телохранителями тронутся с места, съедут со двора, и все, только их и видели. Но уехали лишь «Мерседес» и один джип. Одна машина осталась. Как будто на дежурстве.

– Е-е мое, – бросил в эфир Никита. – Да тут засада, в натуре...

Наверняка телохранители Кэпа не сидят без дела. Очень может быть, через затемненные окна своего джипа они обследуют двор. Возможно, «Запорожец» они будут игнорировать лишь первое время. А потом задумаются. Почему эта кляча стоит здесь и стоит? И что за мужичок за рулем? Почему никуда не выходит?.. И сделают соответствующие выводы...

Никита вздохнул. Завел машину, выжал газ и вперед мимо джипа с телохранителями...

С Виталом они встретились возле кафе, откуда отлично просматривался выезд со двора. Никита пересел в его «Жигули». Витал был явно чем-то озабочен.

– Что-то, братец, ты не весел, – заметил Никита.

– Жрать хочу...

– Так в чем проблема?.. Вон кафешка, пошли...

– Артемчика нет. Без него нельзя...

– Потерялся?

– Потерялся, – кивнул Витал. – И при том конкретно... Артемчик!.. – бросил он в рацию. – Артемчик!.. Артемчик, мать твою, отзовись...

– А в ответ тишина. Друг не вернулся из боя... Может, заплутал, из зоны приема выбился?..

– Да хорошо, если так...

– А если плохо?

– Если плохо?.. – помрачнел Витал. – Если плохо, то его могли менты остановить. «Тачка» ведь угнанная...

– Вообще-то, да...

– Надо избавляться от этого хлама. «Запор» оставим, а «жигуль» на фиг...

«Жигули» загнали в какой-то дальний двор. На всякий случай Витал протер рулевое колесо, рычаг переключения передач, приборную доску. Стирал отпечатки пальцев. Хотя это было лишнее. Пальцы его рук были смазаны специальным клеем. Но береженого бог бережет....

В «Запорожец» он перенес только свое оружие и небольшую спортивную сумку, с которой не расставался ни при каких условиях. Там у него оружие, патроны. И деньги.

Ужинать они ходили по очереди. Кто-нибудь один должен был постоянно находиться в «Запорожце», пасти выезд со двора. Но джип с телохранителями никуда не уезжал.

Витал и Никита уже набили желудки, теперь спокойно потягивали безалкогольное пиво. И смотрели на «свечку». И тут ожила радиостанция Витала.

– Артемчик! – крикнул он.

– Внимание, с вами говорит капитан милиции Аркадьев! – услышали он вдруг резкий, жесткий голос.

Витал ошарашенно посмотрел на Никиту.

– Гражданин Григорьев, я предлагаю вам немедленно прибыть по адресу...

Но договорить мент не успел. Витал отключил рацию. И даже хотел долбануть ее об асфальт. Но потом передумал. Просто швырнул ее в бардачок.

– Ну вот, Артемчика повязали, – зло процедил он сквозь зубы. – Повязали... А может, он сам сдался?

– Да нет, Артемчик не из той породы...

– А из какой он породы?.. Вон, этот, как его, Аркадьев знает, кто я... Откуда?

– А оттуда... Думаешь, у них нет информации, кто такой Артемчик и с кем он сейчас в деле?.. Есть!.. Его остановили гаишники, затем передали руоповцам. А там этот Аркадьев...

– Слишком быстро они...

– А может, Артемчика вели?..

– Может быть... Но Артемчика могли взять где-то в этом районе. Через короткое время прибыл Аркадьев. Все очень быстро... И теперь он может разговаривать с тобой... Кстати, Витал, он так хочет с тобой поговорить, а ты лишаешь его этого удовольствия.

– Ему с Артемчиком есть о чем поговорить.

– Если бы Артемчик раскололся, то сейчас бы по этим улицам уже гоняли патрульные машины. Искали бы «Жигули» и «запор» с номерами такими-то...

– Вот тут ты точно подметил. Придется избавляться от «запора»...

Никита возражать не стал. Он был хорошо знаком с ментовскими методами допроса. Не каждый выдержит их. Гиря и Вован, и те сломались. И Артемчик может расколоться.

«Запорожцем» занялся Никита. Он отогнал его далеко от «свечки».

Чтобы вернуться обратно, пришлось тормознуть частника. Остановил не первой молодости «Опель-Асканио». За рулем сидела некрасивая, но ухоженная женщина с заносчивым выражением на лице. Мол, смотри, какие мы деловые. На вид ей можно было дать как тридцать, так и сорок лет. Есть такая категория людей неопределенного возраста.

Никита назвал кафе, возле которого находилась «свечка». Женщина кивнула. И молча тронула машину с места.

Всю дорогу Никита молчал. А женщина нет-нет, да скашивала в его сторону взгляд. И как будто удивлялась. Надо же, она такая деловая, такая вся из себя, а на нее ноль внимания. Даже как-то невежливо с его стороны...

Первой не выдержала она.

– А вы работаете в этом кафе?

Сейчас она уже не выглядела заносчивой. Напротив, ей, видимо, хотелось раскиснуть перед Никитой. Склонить голову ему на плечо, поплакаться в жилетку. Скучно, видать, бабе. А может, никто ее не любит, никто не понимает.

– Да, работаю, – кивнул Никита.

– Кем?

– Официантом.

– А почему я ни разу вас там не видела? – с каким-то бестолковым торжеством посмотрела она на него.

Что-то вроде того – «Ага, попался, голубчик?»

– Да я сегодня первый день... А вы что, бываете там?

– Я живу рядом. И, видите ли, я обедаю только в этом кафе...

Она снова расправила плечи и задрала подбородок. Знай, мол, наших. Такие мы вот, в кафе обедаем...

– А ужинаете?

– А ужинаю дома, – на жарком придыхании выдала она.

И многозначительно посмотрела на Никиту. Ну все, снова поплыла баба.

– Видите ли, я одна живу... Сама себе готовлю... Но очень вкусно... Поверьте!

– Да верю...

– А можем проверить... Когда у вас заканчивается смена?

– Я до утра...

– Но кафе ведь до двенадцати ночи работает.

И снова она его поймала.

– Ну то кафе, а то я...

– Да ладно, молодой человек. Не хотите ко мне приходить, так и скажите...

Никите показалось, что она сейчас заплачет. Дура баба!

– Да вы и не приглашали.

– Да? Разве?.. А вот считайте, что я вас пригласила... Кстати, мы уже приехали...

Женщина остановила машину напротив кафе, где его ждал Витал.

– А вот здесь я живу... – показала она на пятиэтажный дом через дорогу.

Никита взглянул на него чисто из вежливости. Но тут же его взгляд стал осмысленным. Голова заработала в авральном режиме.

– Знаете, а я очень люблю торты... – начал он.

– Какие? – оживилась женщина.

– «Наполеон».

– Я как раз сегодня такой и собираюсь испечь.

– Думаю, бутылка шампанского будет очень кстати.

– Вообще-то у меня все есть... Но если вы настаиваете...

– Да вообще-то не настаиваю... Но я приду.

– Когда?

– Не знаю, может, даже через часик... Понимаете, сегодня не моя смена. Я для подстраховки пришел. Может напарник не прийти. А может, и придет... Номер квартиры?

– Ах, да...

Женщина назвала номер квартиры. Никита вышел из машины. И послал ей на прощание воздушный поцелуй.

Витал сидел в кафе, за столиком у окна. И поглядывал на улицу. За выездом со двора наблюдал. На него косились.

– Неважнец место ты нашел, – заметил Никита, присаживаясь рядом.

– Да, дерьмо место, не вопрос, – легко согласился Витал. – Не знаю, может, и Кэпа прозевал... А на улицу выйти боюсь. Вдруг на ментов наскочу? Менты же знают, что мы где-то здесь, в радиусе действия радиостанции.

– Знают...

Уж Светлов точно знает.

– И на хату свою нам возвращаться нельзя. Опять же менты... Вдруг Артемчик сдал нас?

– Надо новую хату снять, – сказал Никита. – Где-нибудь здесь рядом...

– Ага, попробуй...

– Да я уже все уладил.

– Ну... – недоверчиво протянул Витал. – Не, ты чо, серьезно?

– Не та ситуация сейчас, чтобы шутить...

– Значит, снял хату... Сколько?

– Что сколько?

– Ну, бабок сколько запросили? – Витал показал взглядом на свою сумку.

– Деревянными просят, – усмехнулся Никита.

– Типа, рубли?..

– Не угадал... Деревянные – это палки. И я не знаю, сколько этих палок поставить надо...

– Что-то я не врубаю...

– Баба одна меня подвезла. Сирота, похоже. В смысле, без мужика мается. Передок у нее чешется. Приходи, говорит. Типа, я одна. Тортик покушаешь...

– Типа, ее трахни...

– Ну да...

– А живет она одна... Это ништяк... Далеко?

– Совсем рядом. Напротив нашей «свечки»...

– Да ты чо!

– Я примерно знаю тип ее дома. По номеру квартиры вычислил. Короче, скорее всего окна ее хаты на подъезд Кэпа выходят...

– Класс! В натуре, потолок!.. Слушай, а какого хрена мы здесь с тобой сидим?..

– За тобой шампанское.

– Да не базар.

– И лучше с клофелином.

– Чего?

– Не фонтан баба... Я на нее не полезу.

Эта женщина была не во вкусе Никиты. К тому же у него есть Лена, после нее залезть на такую, как его случайная попутчица, – значит, не уважать себя.

– Я полезу...

– Я же говорю, не фонтан она...

– Зато есть фонтан водки...

Женщину звали Альбиной. Она обрадовалась, когда Никита вломился к ней в квартиру вместе с Виталом.

– Это мой напарник, – сказал Никита. – Я вам про него говорил.

– Ах да... Постойте, а кто же работать будет?

– Работа не волк...

– Ага, – подхватил Витал. – Работа не болт, как стояла, так и будет стоять...

Он с первого мгновения почувствовал себя хозяином в этой уютной трехкомнатной квартире. И смотрел не на хозяйку, а цепко оглядывал комнаты. Все ему здесь нравилось, особенно то, что окна выходили во двор «свечки».

– Стояла и будет стоять, – зачарованно повторила Альбина. И, как бы спохватившись: – А про какой болт вы говорите?

– Да ты и сама догадалась, – нахально подмигнул ей Витал.

Он сразу заговорил с ней на «ты». Его залихватская грубость приводила Альбину в восторг. Она даже забыла о Никите.

– Вы тортик обещали испечь, – напомнил ей о себе Никита.

– Да ну его в пень, этот тортик, – ответил за нее Витал. – Огурчики соленые есть?

– Обязательно.

– Ну тогда пошли...

Витал не повел, а поволок Альбину на кухню. Взял за руку и потащил за собой. Никита же подошел к окну в гостиной, вышел на балкон, глянул во двор. Машина с телохранителями стояла возле подъезда.

Он вернулся в комнату. Опустился в низкое кресло. И понял, что никакая сила не сможет его отсюда поднять... Но через четверть часа ему пришлось встать. Не давала ему покоя мысль о джипе. Но все было нормально. Телохранители и не думали уезжать...

Никита снова хотел было опуститься в кресло. Да передумал. На этот раз он может и не подняться... Он побрел на кухню...

И застал там интересную картину. Витал стоял посреди кухни с бутылкой в руке. И тянул водочку, негодник, прямо из горла. Да уж, не бывает некрасивых баб, бывает мало водки... Альбина стояла рядом. Прижалась к нему, положила голову ему на грудь. Глаза закрыты. Балдеет, зараза...

– А-а, Ник! – заметил его Витал.

Он отстранился от Альбины. Поставил пустую бутылку на стол.

– Ты этта, здесь побудь... Там на плите яичница с колбасой, чтобы не сгорела... А мы... Эй, подруга, ты мне спинку-то потрешь?..

– Ну а как же?

Альбина тоже была пьяна. Но не только от водки. Еще и от Витала. Они вместе ушли в ванную. Никита остался на кухне.

Яичница уже остыла. А Витал и Альбина все не выходили из ванной. Громкие охи и ахи объясняли причину их задержки. Никита усмехнулся и сел за стол один. Перекусил. И отправился в гостиную.

Машина с телохранителями стояла на месте.

Теперь Никите стало окончательно ясно, что Кэп никуда отсюда до утра не уедет. А телохранители будут стоять здесь всю ночь. Разве что среди ночи прибудет смена. Вернется джип, который уехал первым...

Раз так, то незачем лишний раз на балконе светиться. А потом, даже если Кэп сдернет отсюда, разве смогут они с Виталом сесть ему на хвост?.. Сейчас они не в состоянии контролировать ситуацию.

Никита лег на диван, закрыл глаза и отключился.

Ночью его разбудил Витал. В комнате горел свет, а он сам стоял возле телевизора с очередной бутылкой водки в руке. Он еле держался на ногах. Наверняка Альбина для него сейчас самая красивая женщина...

– Ник, б-братуха, а т-ты чего лежишь? – глядя куда-то поверх него, спросил Витал.

– А что?

– Мы же в гостях, в натуре... Альбина там скучает...

– А ты на что?

– Ей одного м-мало... Я п-предлагаю груп-повуху...

– Никита! – откуда-то вдруг возникла Альбина.

В трусах, без лифчика, волосы всклокочены, сиськи набок, помада на губах размазана, тушь на глазах размыта. Она встала перед ним на колени. Положила голову ему на грудь. И простонала.

– Никита! Прости меня, непутевую!..

– За что?

– Я же твоя... А он меня... Он! – показала она на Витала.

– Трахнул?

– Да, он меня трахнул!.. Но теперь я твоя!

– А можно я тобой завтра займусь?

Альбина подумала, покивала головой.

– М-можно!..

– Ну тогда валите отсюда на фиг! Оба!..

– П-поняла!

Она поднялась с колен, приняла строевую стойку, приложила руку к голове.

– Есть!

– Пошли, подруга! – поманил ее за собой Витал. – Я тебе еще разок засажу...

– Есть!

Она повернулась и двинулась вслед за ним строевым шагом. Совсем сдурела баба. Повеселилась, называется...

Утром Альбина была совсем другая. Строгая, недоступная. И, кажется, с удивлением смотрела и на Витала, и на Никиту. Как будто ничего не помнила из сегодняшней веселой ночи. Хотя, конечно, что-то помнила. Поэтому не торопилась выгнать их из своего дома.

А собиралась.

– Подруга, сходи за водкой, – небрежно попросил ее Витал.

– Я вам не подруга! – отрезала она. – И водку, пожалуйста, пейте в другом месте...

– Эй, ты чо, в натуре? – выпучил он на нее глаза.

– Мне уже пора на работу, – поджала она губы.

– На какую работу? Ты чо гонишь?.. Ты же вчера сказала, что у тебя ларьки свои. Там у тебя свои люди. И, типа, без тебя работа идет...

– Да, у меня свои ларьки. Но работу нужно контролировать... И вообще...

– Что вообще?

– Вам тоже уже пора...

– А нам у тебя понравилось.

– Мало ли, что вам у меня понравилось...

– Мне у тебя, подруга, все нравится... Хочешь, еще засажу!

– Я попрошу без пошлостей! – возмущенно протянула Альбина. – Я, может, вчера дала лишку... Но что было, то больше не повторится.

– Да ладно, не гони коней... Сейчас я сам за водярой схожу. Или Ник сходит... Забухаем, а там все повторится.

– Не повторится!

– А я сказал, повторится! – неожиданно разозлился Витал. – Заткни свою пасть, баба! И на стол что-нибудь сообрази! Жрать хочу!.. Ну, чего застыла?.. Живо давай!..

– Я попрошу!..

Звонкая пощечина оборвала Альбину на полуслове. Никита так и не узнал, о чем она хотела попросить Витала. Но догадывался...

– Витал, зачем ты так? – попенял ему Никита. – С женщинами нужно бережно...

Он прошел в прихожую, вынул из шкафа сумку Витала. Взял оттуда свою «пушку» с навинченным на ствол глушителем. Вернулся в гостиную. Положил пистолет на раскрытую ладонь так, чтобы ствол смотрел на Альбину. И бережно погладил его.

– Ты, Альбина, не обижайся, – вежливо сказал он. – Но нам некуда идти. Мы у тебя немного поживем. Ты ведь не возражаешь?..

– Не возражаю... – пролепетала она.

Страх вызвал бессилье, колени ее подкосились. И она медленно осела на пол. Голову уперла в подлокотник кресла. Витал сел рядом с ней. Обхватил ее рукой за шею. Прижал к себе, погладил по спине.

– Да ладно, не жухай! Ник шутит... И я шучу...

– Я хочу, чтобы вы оба ушли, – от жалости к себе Альбина заплакала.

– Ну зачем же ты так? – ласково спросил у нее Витал.

И вдруг с силой сжал ее шею. Альбина скорчилась от боли.

– Ну зачем ты так? – все с той же интонацией повторил Витал.

Альбина уже теряла сознание, когда он отпустил ее.

– Ну так что, нам уходить?

– Нет...

– Вот и умница... А то ведь и шею можно было сломать.

– Не надо! Я все поняла...

– Отлично... Итак, сейчас ты идешь на кухню, готовишь нам завтрак...

– Да, я все сделаю... А потом я могу уйти? Мне на работу надо. Хотя бы на часик...

– Нельзя... Ты должна остаться здесь.

– Но у меня на работе проблемы...

– На дому решай свои проблемы. Вон у тебя телефон есть... Только смотри, чтобы без глупостей... Сразу пулю в лоб!

Никита не стал слушать, как Витал кошмарит Альбину. Он знал, что у того огромный опыт по этой части. Он вышел на балкон, глянул во двор. И как раз вовремя. Из подъезда выходил Кэп. Одна секунда, две. Так, теперь его плотно заслоняют собой телохранители. Усаживают в «мерс».

В поле зрения Никиты Кэп находился ровно две секунды. На этот раз телохранители не пользовались щитами. А то бы у Никиты не было и этих секунд...

Впрочем, две секунды – это не время. Тут нужен снайпер-суперпрофессионал, только такой сможет положить пулю точно в цель. Ник мог попробовать. Но за результат он не ручался.

Никита вернулся в комнату. Там уже никого не было. Витал перебрался в кухню. Альбина с побитым видом возилась у плиты.

– Да ладно, расслабься, – выговаривал ей Витал. – Все будет путем, вот увидишь...

Он пытался поднимать тему секса. Но это ее только больше угнетало.

– Тут это, дядьку одного я видел. На «мерсе» крутом куда-то уехал. С телохранителями...

Витал понял, о ком говорит Никита. И почему не выдает информацию открытым текстом.

– Дядька? На «мерсе»?.. Ну и чо? – пренебрежительно скривился он. – Нашел чем удивить, блин!.. Мы вот с Альбиной разбогатеем, самолет купим. Да, Альбина?

Та молчала.

– Ну чего ты все киснешь? Давай водочки хряпнем! Повеселеешь...

– А есть?

– Ну так какие проблемы? Сейчас все организуем... Ник! – умоляюще посмотрел на Никиту Витал. – Надо!.. Тут это, магазин в двух шагах... Мне, сам понимаешь, нельзя...

– Ладно, уговорил...

Никита оделся, вышел из квартиры, спустился во двор. Магазин был не в двух шагах, как говорил Витал, а намного дальше. Впрочем, трагедии Никита из этого не делал.

В магазине он не спеша обошел прилавки. Купил сырокопченой колбаски, батон ветчины, килограмм голландского сыра, банку красной икры, несколько пакетов пельменей, хлеба. Не объедать же неосторожную хозяйку. Да и самой ей в магазин долго не ходить. Может, день, может, два. А может, и больше.

И водка. Три бутылки «Абсолюта» легли в отдельную сумку. Никита немного подумал, и туда же легли четыре банки пива. Пусть Витал пивком опохмелится. Водка с утра – это слишком. У них ведь много дел. Что делать конкретно – это они еще обдумают. Но отдыхать им не придется – это точно.

Из магазина Никита шел, загруженный под завязку. Он проходил по улице, мимо телефонной будки. А у аппарата длинноногое чудо. Ножки стройные, спортивные. Никита залюбовался ими и прозевал момент, когда дверь будки открылась. Бум! Из глаз посыпались искры, голова затрещала от боли, на лбу начало что-то вздуваться. Но на ногах он устоял. И пакеты из рук не выпустил.

– Ой, извините! – От испуга девушка прикрыла рот ладошкой.

– Спасибо вам! – с сарказмом в голосе поблагодарил ее Никита.

А девушка красивая. Даже очень. Каштановые волосы, стрижка «каре». Косметика грамотно наложена. И глаза... И губы... Пожалуй, лучше могла быть только Лена...

И еще... Где-то он ее видел. И не так давно... Где?

– За что спасибо? – медовым голоском спросила она.

– За шишку. И голова болит... На тренировку теперь идти не надо. И без того свою норму получил...

– На тренировку?.. Вы спортсмен?

– А разве не видно?

«Рахитом» Никиту никак нельзя было назвать. Он всегда гордился своей атлетической фигурой. Да и лицом далеко не урод. И вообще... Не зря же Лена запала на него.

И у этой красотки он вызвал определенный интерес. Но где же он ее видел?..

– Вообще-то на шахматиста вы не очень похожи, – улыбнулась девушка.

– А кто вам сказал, что я шахматист? Я боксер...

– Это угроза? – У нее явно не было проблем с чувством юмора.

– Издеваетесь, да?.. Мало того, что избили жестоко. Так теперь еще издеваются... И даже на чашечку кофе не пригласят...

Никита и сам не лез за словом в карман.

– Вот так, сразу на кофе... Вы, молодой человек, от скромности не умрете.

– Я умру от недостатка внимания.

– Ах, вот оно как!..

– А далеко к вам идти?

– Так вы уже идти ко мне собираетесь?

– Ну да...

– А если далеко, не пойдете?

– Да хоть на край света...

– На край света идти не надо. Вот дом, – она показала на «свечку». – Здесь я и живу...

– Высоко?

– А вам какая разница?

– Вы знаете, у меня есть одна дурная привычка. Если женщина отказывает мне в любви, я могу выброситься из окна ее квартиры...

– Вот и хорошо...

– Что хорошо? Вы хотите, чтобы я вывалился из окна?

– Хорошо, что мне придется отказать вам в свидании прямо сейчас. И вы не вывалитесь из окна с одиннадцатого этажа.

– Значит, на чашечку кофе я к вам не иду...

– Вообще-то я вас и не приглашала...

– Жаль... Жаль, что мне тоже придется отказать вам в любви.

– Да, это действительно катастрофа для меня. Но я как-нибудь переживу... Ну все, пока!

Девушка улыбнулась ему. Мол, приятно было с вами поболтать. А теперь мне пора. Не до вас...

Наверняка у нее есть муж или друг. А Никита в пролете.

И все же где-то он ее видел...

– Братуха, тебя только за смертью посылать! – Витал не взял – вырвал у него из рук пакеты. – Слушай, кто это тебе в дыню вкатил? – показал он на шишку на лбу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю