332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Колычев » Бригадир. Не будет вам мира » Текст книги (страница 13)
Бригадир. Не будет вам мира
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:57

Текст книги "Бригадир. Не будет вам мира"


Автор книги: Владимир Колычев




Жанр:

   

Боевики



сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

– У него и без вас есть люди, которые могут помочь, – покачала головой Катя.

– Не все так просто, дорогая. У твоего брата есть враги. У друзей твоего брата тоже есть враги. И эти враги давят на них со всех сторон. Поверь, твоему брату будет очень-очень трудно…

Катя не хотела верить Красницкому. Более того, возникало чувство, что все это большой обман. Но Феликс Михайлович говорил очень убедительно, и взгляд у него завораживающий. А потом она прекрасно понимала, чем занимался ее брат и его друзья. Спартак – большой криминальный авторитет, и дела у него такие же преступные. И тот же Мартын занимается не только легальным бизнесом, там и «крыши», и контрабанда, и все такое прочее. И в криминальной среде у них есть враги; милиция, опять же, не дремлет. Тяжело сейчас приходится Спартаку, и Мартыну наверняка не сладко. А Красницкий – олигарх, у него большие связи в самых высоких кругах. Он может помочь Спартаку. А может сделать Катю своей вечной пленницей. Он все может. Именно эту мысль он и внушал.

– Я должна помочь своему брату? – завороженно спросила она.

– Да, ты должна помочь своему брату, – поднимаясь со своего места, сказал он. – Да, ты должна помочь самой себе. Станешь умницей, и у тебя все будет хорошо. А если станешь большой умницей, то вернешься на сцену…

– И как мне стать большой умницей?

– Для этого ты должна стать женщиной. Моей женщиной. Только моей женщиной. Ты должна угождать мне во всем… Поверь, это совсем не трудно. Надо только расслабиться…

Он вплотную подошел к ней, обжал ногами ее бедра, руками обхватил голову, лицом прижал к своему животу. Катя поняла, что ему нужно. И взбунтовалась.

Не будет она умницей, не станет угождать этому извращенцу.

– Пошел ты!

Она оттолкнула Красницкого и выбежала из комнаты в холл. Никто не гнался за ней, и она беспрепятственно добралась до прихожей, и только накрепко запертые двери остановили ее.

Катя глянула на окно, но и там преграда. Решетки на окнах наверняка крепкие, иначе бы ей не позволили свободно ходить по дому.

Охранник вышел к ней неторопливо, с непроницаемо спокойным лицом. Не человек, а мумия какая-то, только тело не высохшее, а напротив, крупное и насыщенное физической энергией.

– Пошли, – сухо сказал он.

И кивком головы пригласил Катю следовать за собой.

Он отвел ее на второй этаж, в просторную комнату с хорошим ремонтом и добротным спальным гарнитуром. И с решетками на окнах.

– Здесь будете жить, – не обращаясь к ней по имени, но на «вы» сказал парень. – Дверь будет открыта, но, мой вам совет, не пытайтесь бежать. Здесь видеокамеры, за вами следят. Попытаетесь сбежать, закроем дверь… В шкафу есть чистое белье, душ на этаже; если вдруг что-то будет нужно, зовите меня. Я буду в соседней комнате, зовут меня Михаил. Пока все…

Он ушел, а Катя подняла голову, разыскивая видеокамеру. Но ничего не нашла. Зато обнаружила «глазок» объектива в холле второго этажа. Ей предлагали полную свободу действий в своей комнате, но ограничивали за ее пределами. Что ж, и это хорошо.

Видеокамеры не было и в душевой. Но правом раздеться догола Катя воспользовалась лишь после того, как Красницкий покинул дом. Не хватало еще, чтобы он зашел к ней в душ. Он добивался от нее добровольной покорности, но мог применить и силу. Как ни крути, а она целиком и полностью находилась в его власти, и он мог сделать с ней все, что угодно его развращенной душе.

Катя должна была ясно осознать свою бесправ-ную участь и смириться с ней, иначе придется перебраться в подвал. Именно эту мысль и внушил ей Красницкий.

Катя понимала, что этот мерзавец может превратить ее жизнь в сущий ад, но она не хотела сдаваться. Хотя и не зарекалась от предательства. Возможно, ей придется изменить самой себе. И Косте…

Глава 20

Глаза у Красницкого теплые, во взгляде понимание, на лице участливое выражение, но во всем этом чувствуется фальшь. А чутье у Спартака волчье, и его не проведешь.

– Виноват, каюсь, не должен я был знакомить Алексея с вашей Катей. Но он очень просил и даже настаивал. И мы с ним деловые партнеры, как я мог ему отказать? – сочувствующе вздохнул Красницкий.

Спартаку не пришлось томиться в ожидании встречи с ним. Достаточно было одного звонка, и вот он здесь, в отдельном кабинете ресторана. Красницкий хотел принять его в своем офисе, но не стал отказываться от встречи на нейтральной территории. И даже минимум охраны с собой привел – всего два телохранителя с ним. Хотя, возможно, где-то за углом стоит спецмашина со спецназовцами.

– Да, я в курсе, что у тебя с Саврасковым деловые отношения, – кивнул Спартак. – Ты хотел купить его «Трансметалл-АА».

– Не понял. При чем здесь это? – удивленно повел бровью Красницкий.

Не думал он, что Спартак в курсе таких тонкостей его деловой политики.

– «Трансметалл» – это «дочка» «Главстальбанка», ключевое звено в системе предприятий, принадлежащих Савраскову. Ну, не только ему принадлежащих, но это ключевое звено, которым ты хотел обладать. Схема проста, как два пальца об асфальт. Через «Трансметалл» можно взять контроль над «Главстальбанком», но Саврасков не дурак, тем более что он сам создавал свою систему. Он тебе отказал и этим себя приговорил. У тебя есть акции его заводов, есть свои люди в правлении «Главстальбанка». Сейчас на место Савраскова придет твой человек, и твоя финансово-промышленная империя расширится. Сейчас ты важный игрок на нефтяном рынке, а теперь у тебя будет влияние на рынок черных и цветных металлов. Ты же олигарх, ты должен играть по-крупному…

– Да, я олигарх и должен играть по крупному, – нахмурился Красницкий. – Но кто тебе сказал, что на место Савраскова кто-то придет? Саврасков есть и никуда не делся. Просто сейчас он с твоей Катей…

– Кого лечишь, Феля? – презрительно скривился Спартак. – Ты свои лекарства лохам впаривай, а мне тут заправлять не надо. Я таких умников, как ты, насквозь вижу… Люди твои грамотно сработали, не вопрос. Все чисто сделали, не подкопаешься. Катя у тебя, а не сегодня-завтра труп Савраскова обнаружат, меня в убийстве обвинят… Лихо ты, Феля, закрутил, одним выстрелом трех зайцев уложить. Только не на того нарвался!

– Во-первых, я не Феля! – Нервным движением Красницкий взялся за лацканы пиджака, поправил его на себе. – Во-вторых, я не знаю ни о каком трупе! И в-третьих, понятия не имею, где Катя!

– Ты можешь говорить, что хочешь, Феля, – свирепо смотрел на него Спартак. – Если тебе мешает Саврасков, ты можешь решать с ним проблемы, как хочешь. Я тебе в этом ни судья, ни прокурор. Но Катю мою ты зря тронул…

– Не трогал я твою Катю! – взвыл Красницкий, злостью пытаясь прикрыть свою растерянность.

– Короче, срок у тебя четыре часа. Если вечером Кати не будет дома, у тебя будут очень большие проблемы. Я все сказал.

Спартак давно уже понял, что чем короче угроза, тем она ощутимей. Чем громче человек сотрясает воздух, тем больше в нем никчемной пустоты. Нужно быть тяжелым, как грозовая туча, тогда и гром будет, и молния. А вес у Спартака есть, и Красницкий это прекрасно понимает. Поэтому не нужно лишних слов…

Был еще момент, который не позволял угрожать во весь голос. Катя не просто пленница Красницкого, она его заложница, и если с этим гадом что-то случится, то достанется и ей. Он должен был это понимать.

* * *

Феликс нервно жевал кончик сигары. Уловка не сработала, и нужно было срочно что-то делать. Нет, страха не было, чувство опасности приятно щекотало нервы. Но лучше бы все шло по плану…

Хорошо, что Анатоля рядом нет. Он бы смотрел сейчас на Феликса молча, но с укоризной во взгляде. Анатоль никогда не одобрял этих махинаций с Катей, поэтому Красницкий даже в свои планы посвящать его не стал. Зато Игорь Незлобин здесь, у него в кабинете.

– Спартак нас раскусил. Он знает, что Катя у нас.

– Э-э… Это плохо.

Незлобин хотел сказать, что Спартак раскусил не его, а самого Феликса. Ведь это была его идея от начала до конца, и план составил он. Незлобин лишь привел в действие механизм, который втянул в себя и Катю, и Савраскова. Но ведь он же не идиот, чтобы обвинять в чем-то своего босса. Хотя ему так хотелось свалить на Феликса его же вину, что от напряжения жилы на лбу надулись.

– Плохо. Но не смертельно.

– Не смертельно, – поспешил согласиться Незлобин.

– Что будем делать?

– Надо думать.

– Где Саврасков?

– Нет его больше. Я же говорил. Все по плану.

Наверняка Незлобин совсем не прочь был добавить «по-вашему» плану, но его счастье, что ему хватило ума промолчать.

– Я так понимаю, труп еще не нашли.

– Пока нет. Но там сейчас грибники ходят, могут найти.

– Надо сделать так, чтобы не нашли…

Спартак Никонов – законный вор, и ему как бы нельзя обращаться за помощью в милицию. Но все эти законы – полная ерунда, когда дело касается собственной шкуры. Не он сам, так кто-то из его людей мог сообщить в милицию о пропаже Кати. Если так, то и подозреваемый в этом деле появился, а именно – Феликс Михайлович Красницкий. Спартак не дурак, он должен был подстраховаться, поэтому, если найдется труп Савраскова, в его гибели могут обвинить Красницкого. Вот если вдруг образуется труп Феликса, тогда крайним окажется Спартак. Но об этом не хотелось думать…

– Хорошо, я организую людей, – кивнул Незлобин.

Он прямо на месте взялся за телефон, позвонил Клинчу:

– Про подснежник в лесу помнишь?.. Так вот, его нужно спрятать. Но так, чтобы он больше никогда не вырос… Когда? Вчера?.. Давай действуй.

Игорь сложил трубку и самодовольно посмотрел на босса:

– Все будет сделано в лучшем виде.

– Как тебе Клинч?

– Ну, ничего…

– Доверять ему можно?

– Пока да… Ему Саврасков три «лимона» предлагал. Клинч отказался. А почему отказался? Потому что голова у него варит… Ну, а если его вдруг занесет, так у меня человек в его бригаде. Я его с потрохами купил; он, если вдруг что, Клинча и ликвидирует…

– Это хорошо, что у тебя все на контроле. Очень хорошо… Со Спартаком нужно что-то решать.

– Не думаю, что Клинч согласится. Спартак в законе, за него особый спрос. И спросить есть кому… Разве что за отдельную плату. Но это очень большие деньги…

– Он и так получает очень большие деньги, – скривился Красницкий. – Курс доллара в три раза прыгнул… Да и не нужна его помощь. Сам, своими силами справишься. Есть у меня один вариант…

Незлобин нахмурился, с недоверием глядя на Красницкого. Сомневался он в его плане. А тут вдруг еще оказалось, что исполнять его придется ему лично…

О том, чтобы вернуть Катю Спартаку, не могло быть и речи. Личные притязания вдруг отступили на второй план. Сейчас эта девушка была разменной монетой в большой игре. И вернуть ее брату было равнозначно поражению в этой игре. А Красницкий привык побеждать и не хотел менять своих привычек.

* * *

Готовить Варвара не любила, но умела. Это у нее от мамы, которая учила ее премудростям кулинарии, и от папы, который требовал свежие блюда на завтрак, обед и ужин. Мама не всегда успевала, поэтому Варваре приходилось становиться к плите.

А сейчас у нее другой тиран, гораздо более страшный, чем папа. Зато щедрый. И квартира у Варвары есть, и машина. Папа не мог ей этого предоставить, а для Феликса это раз плюнуть.

Но по утрам ей приходится вставать к плите, готовить ему завтраки. Причем из одежды на ней только короткий передник. И еще босоножки на высоком каблуке. Так ему нравится…

И еще блюда должны быть очень вкусными. Если Феликсу что-то не понравится, придется в срочном порядке делать ему омлет. Впрочем, все зависит от его настроения. Сегодня в меню блинчики с творогом, и, если ему захочется поставить Варвару на колени, он придерется к ним, скажет, что невкусные…

– Что-то не фонтан у тебя сегодня… – поморщился он, отставляя в сторону пустую тарелку. – Подгорели твои блинчики…

Ну вот, началось.

– Иди сюда, папа тебя наказывать будет.

Варвара тяжко вздохнула. Папа у нее требовательный человек, взыскательный, но дочерей своих он никогда не бил. И уж точно не наказывал сексом… Но ведь Феликс ей не отец. Он – извращенная сволочь, которую она вынуждена терпеть.

Он больно взял Варвару за руку, резко потянул на себя, заломил за спину, заставляя согнуться в поясе и раздвинуть ноги. Но настоящую боль она ощутила чуть позже, когда он вошел в нее…

– Ничего, бывает и хуже, – сказал, хлопнув ее по ягодице.

Потом он отправился в душ, а она какое-то время лежала грудью на столе, не в силах подняться на ноги. Потом кое-как доковыляла до постели, легла.

Он помылся, оделся, а у порога осчастливил ее прекрасной новостью: ни сегодня его не будет, ни завтра. Что ж, у нее будет время отдохнуть от его садистских извращений.

Феликс ушел, и она стала собираться. Боль отступила, теплая вода смыла с тела мужскую похоть. И настроение приподнялось. У нее прекрасная квартира, пусть и не своя, но живет она в ней одна. И жить будет, пока не надоест Красницкому. А Варвара уже поняла, что надоесть ему она может лишь в том случае, если откажется исполнять его извращенные желания. А она не откажется, потому что лучше с ним жить, чем без него. Он полностью ее содержит, деньги дает на житье. После каждого визита на тумбочке в прихожей остается тысяча долларов. Да, этим он как бы подчеркивает, что для него Варвара значит не больше, чем элитная проститутка. Но, возможно, это лишь проявление его больной фантазии. Может, в душе он ценит ее настолько, что готов сделать ей предложение…

Еще больше настроение улучшилось, когда Варвара оказалась в своей машине. Сидеть уже не больно, а запах в салоне волшебный – свежая кожа, новый пластик. Голова кружится от этого пьянящего аромата. «Фольксваген Гольф» у нее, подарок Феликса. Пробег – всего тысяча километров. И еще права он ей подарил. На свои деньги в ГАИ купил, чтобы она не тратила время на учебу. Это, кстати говоря, еще одно проявление заботы о ней. Ведь она и без того учится в университете, зачем ей утомляться на курсах вождения?..

До университета оставалось всего ничего, когда на перекрестке в нее вдруг врезалась машина. Водитель успел затормозить, удар оказался сравнительно несильным, но Варвару все же тряхнуло. И еще она обнаружила, что пластиковый бампер оторван и соплей стелется по земле.

Ну вот, рано или поздно это должно было случиться. Как сказал бы папа, купленные права удачи не приносят. Да и машины на счастье не бьются.

– Извините, пожалуйста!

Варвара с удивлением посмотрела на высокого статного мужчину в пиджаке-френче. Интересный экземпляр, и машина у него стоящая. Хоть и не первой молодости, но все-таки «Мерседес», причем представительского класса. А удивление вызвало то, что мужчина извинялся перед ней. Оказывается, он виноват перед ней, а не наоборот.

Шок прошел, сознание включилось, и Варвара вспомнила, что на перекресток она выезжала на зеленый свет. А этот мужчина, оказывается, решил проскочить на запрещающий сигнал светофора. Какая наглость!

– Вы только не переживайте, я заплачу.

Мужчина достал из кармана полновесный бумажник, вынул оттуда несколько стодолларовых купюр. Хотел протянуть деньги Варваре, но спохватился:

– Нет, наверное, мы поступим по-другому. Тут недалеко автосервис есть, мы сейчас туда поедем, я договорюсь с мастером, оплачу ремонт вашей машины. Ну, заодно со своей разберусь, – показал он на разбитую фару.

– А если обманете? – внимательно посмотрела на него Варвара.

– Ну что вы! Даже если бы я хотел вас обмануть, не смог бы. У меня с детства культ преклонения перед прекрасными женщинами! – обаятельно улыбнулся он.

Но Варвара не повелась на его лесть.

– Если вы меня обманете, вас найдут и убьют, – наслаждаясь могуществом Феликса, предупредила она.

Красницкий, конечно, свинья, но за ним как за каменной стеной. Во всяком случае, есть такое ощущение.

– Даже так?

– Но вы же меня не обманете?

Мужчина снова полез в бумажник, достал оттуда два десятка стодолларовых купюр, протянул Варваре.

– Это залог. Чтобы я не сбежал. Мы сейчас поедем в автосервис, и я заплачу за ваш ремонт. Из этих денег. Договорились?

Варвара молча кивнула, забрала деньги, села в машину и поехала за виновником «торжества». Действительно, автосервис находился неподалеку.

Мужчину звали Олег, он договорился с мастером, заплатил за ремонт сразу двух машин, «Фольксваген» Варвары загнали в цех.

– Через два дня можно будет забрать, – сказал Олег, протягивая ей оплаченную квитанцию.

– И что мне эти два дня делать?

– Ну, я могу компенсировать затраты на такси… Вы можете взять сто долларов из тех денег, что я вам дал.

– Спасибо, не нужно.

Не хотелось Варваре возвращать две тысячи долларов, тем более что можно было прибрать их к рукам как моральный ущерб. Но еще больше она боялась показаться дрянью. К тому же Олег мог оказаться крутым парнем, и жадность могла выйти ей боком.

Она вернула деньги, а взамен получила приглашение в кафе, что находилось в соседнем здании.

– Вообще-то у меня занятия, – замялась она. – Но если ненадолго…

На первую пару она все равно опаздывала.

– Вы спешите, а я – нет, – с непонятной грустью сказал Олег. – Жаль.

– Что жаль? То, что вы не спешите?

– И то, и другое…

Зал кафе пустовал, и официантка очень обрадовалась посетителям. Заведение не самое убогое, хотя и не очень высокого уровня. Но цены здесь наверняка кусаются. Впрочем, Олег не скупился. И горячие блюда заказал, и салаты. Что было весьма кстати. Из-за болезненных фантазий Феликса у нее пропал аппетит, и она не стала завтракать. Зато сейчас вдруг захотелось есть.

И еще он заказал бутылку французского коньяка и мороженое.

– Бабе – цветы, дитям – мороженое, – пародируя Папанова, с улыбкой сказал он. – Смотри, не перепутай.

– А вы перепутали, – игриво повела бровью Варвара.

Определенно, ей нравился этот мужчина. И симпатичный он, и при деньгах.

– Ну, какая же вы баба? Вы самая прекрасная девушка из тех, кого я видел. А я, поверьте, видел таких красавиц… Я, если хотите знать, в свое время был в жюри московского конкурса красоты.

– Это интересно, – зарделась польщенная Варвара.

– Да, но это меня и погубило, – опечалился он.

– Это как?

– Женился на московской красавице, а у нее папа – судья… Ну, ладно, половину имущества отсудила…

– Отсудила? Почему?

– Потому что мы с ней развелись.

– Вот оно как!

– Деньги – это ерунда. Все равно двадцать четыре миллиона у меня остались. Я еще столько же заработаю, и не раз…

– Двадцать четыре миллиона? Долларов?! – У Варвары аж дух захватило от такой суммы.

Наверняка Красницкий ворочал гораздо более крупными деньгами, но с ним Варвара не видела будущего. Даже если он вдруг женится на ней, счастья с ним не будет. А Олег и собой хорош, и вовсе не извращенец. К тому же холостой… Ну, если не женился снова.

– А вас это удивляет?

– Не очень… Смотритесь вы как минимум на миллион, – улыбнулась Варвара.

– Да? Тогда хорошо. А то я думал, что на неудачника похож. Вид у меня какой-то пришибленный, да?

– Я бы не сказала.

– Да ладно, я же знаю, что не совсем в порядке. Это из-за Ленки все. Она детей у меня отсудила. Вчера суд был. Я хотел, чтобы Вовка и Танюшка со мной были, а оно вон как вышло. Денег у меня много, но у Ленки отец в Верховном суде заседает, у него такие связи, что мне и не снилось… Ладно, если бы просто детей отсудили, мне запретили с ними встречаться. А это уже реальный беспредел!

– Жестоко.

– Не то слово… Знаешь, Варвара, я всегда мечтал иметь семерых детей. Чтобы семеро по лавкам, чтобы мал мала меньше, ну, ты меня понимаешь…

– Э-э… Не знаю…

– Да? Я думал, ты меня поймешь, – чуть ли не с упреком посмотрел на нее Олег. – Я смотрю, красота в тебе какая-то необыкновенная. Русская народная красота.

Варвара попыталась скрыть обиду, но все-таки он заметил горечь в ее глазах.

– Я что-то не так сказал?

– Сколько можно говорить, что русская народная красота – это возьмешь в руки, маешь вещь? Русская красавица – это полная баба с пышным задом. А где у меня пышные формы?

– Ну, здесь ты не права, – покачал головой Олег. – Пышных форм у тебя действительно нет, но есть крепкое… ну, скажем так, сибирское здоровье. Ты изнутри силой светишься. Силой духа, силой тела. Ты, конечно, не баба, но семерых детей точно выносишь. Потому и должна ты меня понимать…

– Чьих детей?

– Моих.

– А вы что, жениться на мне собрались? – спросила она, с трудом скрывая свое ликование.

– Не знаю… – в смятенном раздумье пожал он плечами.

– Тогда о чем разговор?

– Ну, я бы не отказался… Ты такая красивая, статная… Просто сейчас не время думать об этом… Слушай, а кому ты говорила, ну, про это – возьмешь в руки, маешь вещь? – чтобы сменить тему, спросил он.

– Именно это я не говорила, но, в общем, да, был такой разговор. Меня даже звездой фольклора хотели сделать.

– Кто?

– Продюсер есть такой. Валерьев.

– Ираклий Борисович?

– Слышали про него?

– Да я лично его знаю! Я ему в девяносто пятом с деньгами очень сильно помог. Он теперь у меня в долгу.

– Правда? – всполошилась Варвара.

– А какой мне смысл тебе врать?

– И что, влияние на него имеете?

– Слушай, может, хватит «выкать»? Я же тебе Олегом представился, а не Олегом Федоровичем. Поэтому и называй меня на «ты»… Или я старо выгляжу?

– Нет, конечно…

– Мне всего тридцать два года. Так что в отцы тебе я не гожусь.

– Тридцать два года, а уже миллионер…

– Шальное время – шальные деньги. Я в свое время оптовой торговлей занялся, сейчас у меня фирма крупная, внешнеторговые связи, все такое… Я когда-то в институт международной торговли поступал. Не поступил. Теперь у меня свой институт. Ну, как бы институт… А ты где учишься?

– В Московском университете, на юридическом.

– Да, на высококлассных юристов сейчас большой спрос. А что-то мне подсказывает, что ты станешь высококлассным юристом… Есть в тебе житейская мудрость и основательность. Видно, что не глупая ты баба… Извини, женщина.

– Девушка.

– Да, конечно… Слушай, а поехали ко мне. Я тебе свой дом покажу… Он, правда, не самый большой. И не на Рублевке – там жена сейчас живет. А мне поменьше достался, но все равно ничего. Банька есть. Бревенчатая такая, с бассейном…

Варвара видела, что нравится Олегу, именно поэтому и отказала ему. Хотя совсем не прочь была посмотреть, как он живет. Да и в баньке с ним попариться захотелось… Но она вспомнила, что говорил ей Костя: как женщина себя ведет, так о ней и думают. Если она показала себя шлюхой, то с ней и обращаться так же будут.

– Нет, спасибо.

– Так я и думал, – с одобрением улыбнулся Олег. – Ты же настоящая русская красавица. Такая, как ты, только с мужем париться будет…

– Да, только с мужем.

– А машина у тебя откуда, если не секрет?

Варвара задумалась. Она могла сказать, что машину родители подарили, но это вранье, и оно рано или поздно раскроется. Вдруг дело дойдет до свадьбы, а вскрывшаяся ложь ее расстроит. Но и про богатого «папика» говорить не хотелось.

И все-таки она выбрала правду. Слегка завуалированную, но правду.

– От мужа.

– Ты замужем?

К ее радости, эта новость заметно расстроила Олега.

– Не совсем.

– Это как? – приободрился он.

– У меня гражданский муж.

– Это несерьезно.

– Я знаю. И по большому счету, я свободная женщина. Но голову себе заморочить не дам. Так что не старайся. Хватит с меня одного обмана…

– Этот, который тебя обманул, обещал на тебе жениться?

– Да.

– Но я же не обещал.

– Тем более.

– Но я могу сделать предложение.

– Тогда и поговорим.

– Я могу сделать предложение прямо сейчас… Или он меня убьет?

– Кто?

– Ну, твой гражданский муж. Ты же сказала, что меня убьют, если я тебя обману, – напомнил Олег.

– Сказать можно все что угодно.

– А это не так?

– Ну, вообще-то он олигарх.

– Ого! А кто конкретно?

– Извини, но я не могу называть его имени. Вот если бы я была его настоящей женой…

– Но у него другая жена, – подсказал он.

– Возможно.

– Зачем он тогда тебе нужен?

– Не нужен он мне.

– Переезжай ко мне.

– Менять шило на мыло?

– Хочешь, мы прямо сейчас поедем в загс и подадим заявление?

– Не хочу, – слукавила Варвара.

– Почему?

– Потому что несерьезно все это.

– Ты в этом уверена? – распалился Олег.

– Я так думаю.

– Ладно! Сейчас мы едем в загс и расписываемся. Это просто, если есть деньги…

– Тогда поехали… Сейчас мы поедем в загс, и там ты меня обманешь. Мне просто интересно будет посмотреть тебе в глаза.

Но Олег не обманул, и в тот же день она стала его женой. После чего он отвез ее в свой роскошный загородный дом, и брачную ночь они провели в бревенчатой баньке с бассейном. Так неожиданно для себя Варвара стала женой долларового миллионера.

Вот и скажи теперь, что машины на счастье не бьются…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю