332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Колычев » Отпетые любовники » Текст книги (страница 11)
Отпетые любовники
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:32

Текст книги "Отпетые любовники"


Автор книги: Владимир Колычев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Интуиция подсказывала майору, что чемоданы были тяжелые. В них лежали вовсе не вещи.

– А когда вернулись?

– Не помню, где-то в половине пятого утра.

Максим снова кивнул. Да, примерно в это время Сангин и вернулся. Камера зафиксировала, как он подкатывал свои чемоданы к лифту, заходил с ними в кабину.

Было ли что-то в этих чемоданах, вот в чем вопрос.

– Когда я вернулся, Марины уже не было.

– Куда она делась?

– Ушла.

– И оставила в гараже свою машину?

– Да. Видимо, хотела, чтобы я за ней побегал.

– Значит, она ушла пешком?

– По всей видимости.

– Мы просмотрели запись с камер наружного наблюдения. Они не зафиксировали, как Марина выходила из дома.

– Не знаю.

Увы, вопрос не загнал его в тупик, он не растерялся. Видимо, знал, что в камере над подъездом есть мертвая зона. Марина могла сразу свернуть вправо, пойти вдоль дома, по дорожке, которая вела к калитке. У нее мог быть ключ, с помощью которого открывалась эта калитка «не для всех». Камеры там не было.

– И в поле зрения камеры над контрольно-пропускным пунктом она не попала.

Но и этот факт не сбил Сангина с толку. Не знаю, и все тут. На самом деле он все знал, просто не стал говорить про калитку. Зачем ему искать для себя оправдания, не царское это дело. Для этого есть адвокаты. Они мигом поставят все с ног на голову.

– И где сейчас Марина? – стараясь скрыть свое колебание, спросил Максим.

– Я ей звонил. Она не ответила. Телефон был заблокирован.

– Когда вы ей звонили?

– На следующий день. Понял, что зря отпустил ее. Надо было дожать насчет Инги.

– А где Марина может быть?

– Это у сутенера ее нужно спросить. – Сангин скривился.

– Белогоров ничего не знает.

– Кто ж в убийстве признается!

– В убийстве?

– Возможно, он посчитал, что Марина для него опасна, и принял меры. Жора не знал, что вы на него выйдете.

– Вы уходили из дома с чемоданами. Что в них было?

– Вещи.

– Так много?

– Да, я забрал все.

– Это же ваша квартира.

– Я тоже об этом подумал и вернулся. Марина должна была уйти, а не я.

– Может, она вместе с вами ушла? В чемоданах? По частям?

Сангин глянул на Максима как на клоуна, который пытался его развеселить. Не было у него настроения вестись на глупые шутки.

– Не смешно.

– Я серьезно, – пристально глядя на него, сухо сказал Одинцов.

– Чемоданы дома, можете посмотреть. Вдруг Марина еще там? – Игорь усмехнулся.

– Это само собой. Тем более что постановление на обыск вашей квартиры у нас есть. Открыть ее некому.

– Я открою.

Сангин не сомневался в своей непогрешимости. Но, возможно, это всего лишь видимость. Работа у него такая, без лицедейства в этой профессии никак нельзя.

Одинцов вместе с Сангиным отправился в Москву, на ходу организовал выезд экспертной группы.

Первым делом криминалист обследовал чемоданы. Сангин мог расчленить Марину, расфасовать ее по пакетам. Но физиологическая жидкость не могла не просочиться, не оставить след, если пакеты не обладали стопроцентной герметичностью. Эксперт ничего не обнаружил.

Была обследована и ванна, в которой Сангин мог орудовать ножовкой и топором. Там не нашлось никаких следов преступления.

Обследование спа-бассейна тоже ничего не дало. Везде чисто, стерильно, ни единой царапины, которая могла остаться от ножовки или топора.

Сангин не убивал свою жену или сработал очень чисто.

Эксперты перешли в комнаты, обследовали паркет, стены. А квартира у банкира большая, просто огромная.

Все то время, пока эксперты занимались санузлами, Сангин провел у себя в спальне. Он безмятежно спал в своей кровати, поверх одеяла, и в ус не дул. Даже адвоката не пригласил. Спьяну не догадался этого сделать или не хотел усложнять свои отношения с уголовным розыском.

Он проснулся, когда эксперты переместились к нему в комнату, зевнул, поднялся, прошел на кухню, включил кофемашину, глянул на Максима, подставил под краник вторую кружку.

– Что-нибудь нашли? – спросил Игорь.

– А вы как думаете?

– Я не думаю, а знаю. Нет за мной ничего.

– И в доме у Сиднева вы тоже ничего не делали?

– У Сиднева? – Сангин резко глянул на Максима. – Это как-то связано с исчезновением Инги?

– Кто знает.

– Мутите вы воду, майор. Вы мне Ингу найдите!

– Я ищу Марину, мне нужно с ней поговорить.

– Вы медиум, умеете общаться с покойниками?

– Значит, ее все-таки нет в живых? Откуда вам это известно?

Сангин схватился за голову и сдавленно простонал, глядя на него как на последнего идиота:

– Мне известно? Это вы думаете, что ее нет! Шаритесь здесь!.. Инга где?

В кармане у Одинцова зазвонил телефон.

– Максим? – Кира даже и не думала называть его по имени-отчеству.

Сначала было «товарищ майор», потом просто «Максим». В принципе, он не возражал.

– Да, вы не ошиблись номером, – отозвался майор, придав голосу механическое звучание. – И вам не нужно ничего…

«Не нужно ничего оставлять на автоответчик», хотел сказать он, но Кира его перебила.

– Инга домой вернулась! – не скрывая восторга, сообщила она.

– И где она была?

– Говорит, что ничего страшного. Не похищал ее Илья. Это ее бывший парень. Они вместе были на уик-энде. Он ее домой привез.

– Какой-то непонятный уик-энд. Хотелось бы с ней поговорить. Пусть дома побудет, пока я не подъеду. Отправляюсь прямо сейчас.

В раздумье глядя на Сангина, майор потер согнутым пальцем кончик носа. Игорь смотрел на него встревоженно, с замиранием.

– Что с Ингой?

– Нормально все.

– Какой Илья? Какой уик-энд?

– А какая Марина? Какая свадьба?.. Темная ты лошадка, парень. Не хочет Инга на тебя ставить.

Сангин открыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал и плотно сжал губы.

Максим хотел сказать ему, чтобы он держался от Инги подальше, но лишь ткнул в него пальцем. Нет у майора полномочий лезть в чужую личную жизнь. А для ареста не хватает оснований. Возможно, они найдутся, и тогда разговор будет очень серьезный, а пока Максим вынужден был оставить его.

Инга нашлась, с ней ничего не случилось. Сутенер Белогоров с подельником под следствием, подготовку к преступлению с них никто не снимает, пусть отвечают по закону. И Марину Сангину с розыска не снимут, если, конечно, в дело не вмешаются адвокаты.

Похищение готовилось, но не состоялось. Если Белогоров откажется от своих прежних показаний, то давить на него никто не станет. Дело развалится, Марина выйдет из-под удара. Если жива. А если нет, то ее будут искать всего лишь как пропавшую без вести.

Кто этим будет заниматься? Максим? Но Марина не имеет никакого отношения к городу Бочарову.

Все-таки ее нужно искать, даже если основанием будет всего лишь личная инициатива майора Одинцова. Если Сангин виноват, то он не должен уйти от ответственности.

Глава 30

Инга мотала головой в ответ на все вопросы. Никто не похищал, не обижал, все хорошо, просто прекрасно.

– Значит, в машину к Давыдову ты села сама, по своей воле? – еще раз спросил Одинцов.

Он подводил черту под одним разговором, чтобы начать другой.

– Да.

– А ты знаешь, что за тобой в это время следили? – Максим обращался к Инге, но глядел на Киру.

Родственников этот разговор тоже касался. Они должны знать, какая опасность угрожает Инге.

– Тебя собирались похитить и, возможно, убить. – Максим предостерегающе глянул на девушку.

– Кто? – встрепенулась Инга.

– Жена Сангина наняла людей, они следили за тобой. Ты не нашла машину, пошла к остановке, эти люди поехали следом. Если бы не «Газель», которая перегородила им путь, они могли бы похитить тебя по пути к остановке. Такая вот огнеопасная ситуация.

– «Газель»?.. – Инга задумалась. – Да, маленький грузовик перегораживал дорогу. Сзади сигналили. Когда я обратно шла, этого ничего уже не было.

– Тебе очень повезло, Инга. Не знаю, что могло бы случиться, если бы ты вдруг не пропала. Возможно, твой Илья спас тебя.

– Да, но эти люди где-то рядом? – обеспокоенно спросила Кира.

Тот же вопрос терзал и Алину Владимировну, которая обморочно смотрела на Максима. Как это ни странно, но Инга гораздо больше была похожа на тетю, чем на мать. Впрочем, природа шутить умеет и любит.

– Да, в Москве. Не сегодня завтра их должны перевести в следственный изолятор. Они уже дали показания.

– А жена Сангина?

– Она исчезла. Ее ищут. Если Марина жива, то неизвестно, каких бед еще может натворить.

– Если жива? – Инга невольно подалась к Максиму, взволнованно взглянула на него.

Одинцов покачал головой. Он не станет раскрывать свою версию насчет Марины Сангиной, и без того много сказал. Может, и проговорился.

– Думаю, бояться тебе, Инга, нечего, но не ходи одна по улицам.

– Хорошо, не буду.

– И с Сангиным будь поосторожней. Скользкий он человек, говорит одно, делает другое.

– А вы думаете, я этого не поняла?

– Чем он тебя разочаровал? – заинтригованно спросил Максим.

Он хотел знать все, что связано с Игорем Сангиным. Особенно его интересовали противоправные деяния. Не исключено, что Инга что-то знала, но молчала.

– Он женился на Марине, а я ему все равно поверила. Игорь меня за границу звал, может, в рабство собрался продать!

– Может или собрался?

– Вы же сами сказали, он говорит одно, а делает другое. И тогда, в гостях у Эммы… – Инга осеклась.

– Что? – Максим не собирался отпускать ее.

– Вы спрашивали, ходил ли он по дому? Да. Его минут пятнадцать не было или двадцать. Мы с Эммой о чем-то говорили, а он вышел. Может, и правда в туалете был, – сбавив обороты, тускло сказала Инга.

– Двадцать минут?

– Все может быть.

– Это верно, в жизни бывает всякое. – Максим с досадой поморщился, вспомнив вдруг историю с Ильей Давыдовым.

Инга же говорила, что к ее бывшему парню подходили какие-то люди, предупреждали его, предостерегали. Почему майор не поговорил с Ильей раньше, не показал ему фотографии Варенецкого, Янкова и Хавронова? Вдруг кто-то из них к нему подходил? Но Максим не разговаривал с Давыдовым на эту тему. Наверное, потому и не смог выявить связь между Сангиным и отморозками Робина Бобина.

– А Илья сейчас где? – спросил Одинцов.

– Рядом должен быть, во дворе. – Инга опустила глаза.

Она устыдилась чего-то или испытала чувство вины. Как будто парня своего сдала.

– Мне бы с ним поговорить, – сказал Максим.

– Зачем?

– Не бойся, задерживать его я не стану.

Инга позвонила Илье. Он вышел из машины, а Максим спустился во двор.

Давыдов испуганно смотрел на него. Возможно, все было далеко не так гладко, как говорила Инга. Во всяком случае, глядя на парня, Максим подумал о том, что похищение все-таки было. Но раз уж Инга не заявляет, то и дело заводить не стоит.

– А чего ты такой пугливый? – насмешливо спросил Максим.

– Я?! – вскинулся Давыдов.

– Девчонку свою на съедение бросил. Подошли к тебе, предупредили, сказали, чтобы к Инге не лез. Так было?

– Кто подходил?

– Вот это бы и я хотел выяснить. – Максим взглядом показал на свою машину. – Садись, прокатимся.

– Зачем?

– Ты мужик или баба? Если мужик, то умей отвечать за свои поступки.

Илья закусил губу. Ему стало страшно, но в машину он сел. Не хотел быть бабой.

– Сам расскажешь или как? – спросил Максим.

– А что рассказывать? Этот Игорек еще та сволочь! Кто-то же должен был Ингу спасти!

– Спас?

– Сначала против ее воли. Но потом она все поняла. Теперь только со мной будет!

– А как же Игорек?

– А пусть только попробует! – Илья сжал кулаки.

– Нехороший он человек, этот Игорь, – согласился Максим. – Червоточина в нем какая-то. Не будет Инге с ним счастья. Не бойся, задерживать я тебя не собираюсь. Опознаешь кое-кого, возвращайся к Инге и никому ее не отдавай!

Одинцов был уверен в том, что Илья опознает Варенецкого, Янкова и Хавронова, но ошибался. Давыдов хотел помочь Максиму, но не мог. Не знал он этих людей, кто-то другой к нему подходил.

В то время Бобин еще находился в колонии. На всякий случай Максим показал парню и его фотографию, но результат не изменился.

Не успел он отпустить Илью, как позвонил Бабакин. В квартире Сангина ничего крамольного не обнаружилось, эксперты просили разрешения закончить работу. Максим дал добро.

Сангин – жук еще тот. Он в очередной раз ускользнул от него.

Майор успокоился, причесал свои мысли. Не зря ли он грешит на Сангина? Может, и не связан был банкир с бандой Бобина, на сейф Сиднева никого не наводил, свою жену не убивал?

Зазвонил телефон, напрямую связывающий кабинет с дежурной частью. К Максиму на прием просилась Кира. Он сам вышел к ней. Все, хватит, набегался на сегодня. Тем более что рабочий день закончился.

– Как настроение, майор? – загадочно улыбаясь, спросила Кира.

– Нерабочее.

– Задала я тебе жару.

– Это моя работа. Как насчет поужинать?

Все, Инга нашлась. Теперь он мог вплотную заняться женщиной, которая нравилась ему все больше и больше.

– Я за! – Кира просияла.

Похоже, именно этого она и ждала или всего лишь хотела надеяться.

Максим отвел ее в небольшой уютный ресторан в двух шагах от своего дома. Там они сделали заказ. Кира выбрала шампанское, он велел подать водку, но не в графинчике, а в бутылке.

– Сольют с рюмок всякого отстоя, потом пей, – прокомментировал майор свое решение.

– Бывает и такое. – Кира улыбнулась. – Уж тебе ли этого не знать! В полиции работаешь.

– Увы, преступность неискоренима.

– Ну да, кто-то ворует по мелочи, а кто-то тащит миллионами, и ничего.

– За миллионы тоже сажают, не сомневайся.

– Но не всех.

– Всех не пересадишь. Хотелось бы, но это нереально, – совершенно серьезно сказал Максим.

– Да черт с ними, с воришками. Они хоть жизни у людей не отнимают. Неужели Ингу хотели убить?

Максим кивнул. Да, ее заказали, но ему не хотелось об этом говорить.

– И что теперь?

– Все будет в порядке.

– Ты бы поговорил с Игорем. Вдруг он со своей Мариной заодно?

– Сделаю.

– Где сейчас Марина? – не унималась Кира.

– Я же сказал, все будет нормально, – Максим с улыбкой смотрел на нее.

У него не было желания говорить с ней на эту тему. Кира действительно беспокоилась за судьбу своей племянницы, но как-то раз подъехала к майору по просьбе Сангина, которого интересовал ход следствия. Скорее всего она подыграла Игорю по-родственному, по простоте душевной, но факт оставался фактом.

– А с ней что-то могло случиться?

Максим не хотел отвечать на этот вопрос, но Кира настаивала. Он уже готов был пойти ей навстречу, даже открыл рот, чтобы ответить, но за соседним столиком вдруг стало шумно.

Он повернул голову и увидел двух мужчин, которые стояли по разные стороны стола и держали друг друга за грудки. Они шипели, пыхтели, но не пытались перевести противостояние в активную фазу.

– Ты будешь просто смотреть? – удивленно спросила Кира.

– Да.

– Почему?

– Потому что сейчас меня интересуешь только ты, – с жарким огоньком во взгляде сказал он. – Я не хочу ни на что отвлекаться.

Женщина хотела что-то сказать, но передумала, лишь польщенно улыбнулась в кулачок.

А соседи убивать друг друга не стали. Они выплеснули эмоции, разжали руки, вернулись на свои места, выпили мировую.

Они вышли из ресторана. Свою машину Кира оставила на стоянке перед зданием управления, поэтому направилась к его «Шкоде».

Но Максим удержал ее и сказал:

– Пьяный за рулем – это не шутка.

– А ты пьяный? – прижимаясь к нему, спросила она.

– Пьяный. От тебя. Холодно. – Он поежился. – Я должен тебя согреть.

– Попробуй.

Его квартира находилась в соседнем доме.

В лифте Кира прижалась к нему. Она хотела, чтобы он согрел ее прямо здесь. Но Максим все-таки провел женщину в квартиру.

Глава 31

Яркое солнце в оперении из светлых облачков, голубая лагуна, песчаный берег, пышная пальма, клонящаяся к воде. Она тянулась к этой пальме, хотела сорвать с нее кокос, но из моря вдруг вынырнула зубастая акула!.. Инга проснулась сразу, даже не успев закричать.

Акулы не было, но в комнате, у кровати стоял Игорь. Его маленькие глаза угрожающе блестели в отсветах уличного фонаря за окном.

На этот раз Инга вскрикнула.

– Чего ты? – Игорь опустился на колено, нежно взял Ингу за руку и приложил палец к ее губам. – Тихо, родителей разбудишь.

– Разбужу, и что?

Действительно, она уже давно не девочка. С Ильей была, у нее будет ребенок от Игоря. Родители все знают. Они, пожалуй, не лучшего мнения о дочери.

– Поехали домой, – сказал он.

– Я дома.

– Ты уже выросла, у тебя своя жизнь, у родителей своя. Твой дом – мой дом.

– Неправда!

– Правда. Я знаю, Илья настроил тебя против меня.

– Не настраивал он!..

– Если ты слушала его, то должна позволить мне высказаться. Это будет справедливо. Или нет?

– Сколько можно тебя слушать? Ты говоришь одно, а делаешь другое.

– Что я сделал не так?

– Как ты попал ко мне домой?

– У меня был ключ.

– Откуда?

Насколько помнила Инга, она не оставляла Игорю ключи от родительской квартиры.

– На всякий случай. Я банкир, деловой человек, должен держать все под контролем. Жаль, что не всегда получается. Я про Марину. Как это ни обидно, но она оказалась сильней. Я проиграл… сражение, но не войну!

– Сегодня у нас из полиции были, про Марину говорили, – сказала Инга. – Майор Одинцов сомневается в том, что она жива.

– Он подозревает меня в убийстве, – пояснил Игорь. – А я мог!.. Думал, это она наняла своих отморозков, чтобы они тебя похитили!

– Да, Одинцов упоминал.

– Он правильно все говорит и думает. Я на самом деле Марину душить начал, насилу остановился. Как я сразу не понял, что тебя похитил этот поганец?

– Не смей так говорить! – вспылила Инга. – Илья хороший!

– Я смотрю, он тебе реально голову заморочил! – Игорь вдруг хищно сощурился.

– Он правильно все говорил. Ты за границу меня заманивал, в рабство хотел продать!

– Что? – Игорь ошалело посмотрел на нее.

– В рабство… – совсем уже не так уверенно повторила Инга.

В этот момент дверь открылась.

– Что здесь такое? – спросил отец.

– Здравствуйте, Борис Алексеевич! – Игорь поднялся со стула.

– Ты что здесь делаешь?

– Ингу хотел домой забрать.

– Так в чем же дело?

Инга растерянно посмотрела на отца. Это мама относилась к Игорю настороженно, а он приветствовал их отношения. У парня свой банк, дом, яхта, миллионы. Для отца это было очень важно.

– Да не хочет она. Голова глупостями забита. Может, потом как-нибудь. – Игорь вздохнул, мягко тронул Ингу за плечо, как будто прощался с ней.

Он не должен был уходить, но именно это и собирался сделать.

– Ты куда? – удивленно спросила Инга.

В ответ Игорь обиженно махнул рукой.

А ведь она действительно оскорбила его. Он к ней со всей душой, а она про какое-то рабство. Разве ж так можно?

Еще ей интересно было знать, что случилось с Мариной, где она. Может, Игорь действительно ее убил? Это, конечно, бесчеловечно и достойно осуждения, но Марина действительно собиралась похитить Ингу, даже убить. Одинцов об этом сказал.

И еще Игорь – отец ее ребенка. Илья, конечно, хороший, красивый, но лучше пусть будет Игорь. К тому же Илья сам не без греха. Как ни крути, а он похитил Ингу. Неизвестно, как бы все повернулось, если бы она не перешла на его сторону.

Игорь уходил, но собирался вернуться. Может быть. Когда-нибудь. А если он вообще не придет?

– Да стой ты! – Инга не выдержала напряжения, шагнула за ним, взяла за руку.

Игорь остановился и резко повернулся к ней.

– Ты едешь со мной? – по-мужски жестко спросил он.

– Я должна знать…

Он снова махнул рукой и повернулся.

– Хорошо, я еду, – решилась она.

– Едет-едет, – отец взял Игоря под руку, повел его на кухню. – Чайку попьем, раз уж такое дело.

Инга вернулась в свою комнату, включила свет, достала сумку. В этот момент появилась мама.

Она не хотела отпускать дочь к Сангину, напомнила ей, что говорил про него Одинцов. Мол, скользкий он человек. Одна половина сознания соглашалась с этим, а другая упрямо тащила Ингу навстречу судьбе.

– Одинцов думает, что Игорь убил свою жену! Если он это и сделал, то из-за меня! Слышишь, он любит меня!.. И я его!

Мама хотела сказать что-то в ответ, но Игорь подошел к ней сзади, взял за плечи.

– Алина Владимировна! Ну что вы!

Мама сдалась почти сразу. Может, и настораживал ее Игорь, но в то же время она хотела видеть дочь женой богатого человека. И это ее «за» перевешивало «против». Так случилось и сейчас. Игорь без труда уговорил ее отпустить Ингу и уверил, что беспокоиться совершенно не о чем.

Инга собралась, Игорь взял ее сумку, они вышли из квартиры. Возле машины перед ними вдруг вырос Илья. Разговаривать он не стал, ударил сразу, с ходу. Сангин упал, но Илью это не остановило. Он бил с неистовой силой, с дикой жестокостью – насмерть.

Сангин растерянно отмахивался, пытался подняться, но Илья не позволял ему выправить ситуацию. Он бил, а потом вдруг резко подался назад, дико глядя на Игоря, в руке у которого что-то сверкнуло.

Инга с ужасом осознала суть происходящего. Игорь пустил в ход нож. Непонятно, как тот оказался у него в руке, но ударил он Илью точно в живот. Инга увидела кровь на светлой куртке.

– Урод! – взвыл Илья и снова ринулся на Сангина.

Игорь уже встал на ноги, увернулся и ударил в ответ, но не ножом. Он врезал кулаком в челюсть с такой силой, что Илья без чувств рухнул на землю.

Может, он умер от ножевого ранения?

– Нет! – закричала Инга.

Она должна была уносить отсюда ноги, прочь от убийцы, который мог зарезать и ее как опасного свидетеля. Но тело как будто парализовало. Инга не смогла сдвинуться с места.

Зато Игорь развил бурную деятельность. Не обращая на нее внимания, он открыл дверцу машины, оторвал Илью от земли с такой легкостью, как будто это было чучело, набитое соломой, и запихнул его на заднее сиденье.

– Чего стоишь? – Заорал он чуть ли не над ухом Инги. – За руль давай! В больницу гони!

Этот крик привел ее в чувство, в голове просветлело. Да, свершилось ужасное, Игорь в пылу ударил человека ножом. Но он не собирается бросать раненого на произвол судьбы, хотел отвезти его в больницу.

Инга села за руль «БМВ». Она знала, куда надо ехать. Илья был жив, когда они подъехали к приемному отделению и встали на эстакаде для «Скорой помощи».

Сангин вытолкал Илью из машины, потащил его к открытой двери. Инга хотела было кинуться за ними, выскочила из машины. Но Игорь тут же затолкал ее на переднее пассажирское сиденье, а сам сел за руль. Илья, держась за живот, волочил ноги к приемному отделению, а Игорь сорвал машину с места и погнал к воротам.

– А Илья?..

– Сам дойдет!

– Он не сможет! Останови!

– Нет!

– Я выпрыгну!

– Выпрыгивай! – Игорь разблокировал дверь.

– Ты что, серьезно? – возмутилась Инга.

– А ты?

– А если я убьюсь?

Инга вздохнула, глядя на него. Он сам подписал себе приговор, доставив Илью в больницу. Игорь поступил как настоящий мужчина, но это не спасет его от уголовного наказания. Он ехал домой, но разве можно там спрятаться?

Илья даст показания, за Сангиным приедут, его арестуют, посадят, осудят. Много, может, не дадут, но срок все равно будет.

– А если он умрет? – спросила она.

– Нечего на людей с кулаками бросаться, – буркнул Сангин.

– Зачем ты его ножом?

– Сам не знаю, так получилось.

– А откуда у тебя нож?

– Дурные привычки живут долго, – сказал Игорь.

– Ты привык носить нож в кармане?

– А что здесь такого? Я в детдоме вырос, если ты не помнишь, а там нравы жестокие.

– И ключи от нашей квартиры сделал?

– Я не ангел, а очень жестокий человек. Если и могу быть добрым, то только с тобой. Люблю лишь тебя, а всех остальных… – Он осекся, взял паузу. – Да, я жестокий и бессердечный. Был таким. Но теперь у меня есть ты. С тобой я начал очеловечиваться. Если бы не это, я вывез бы твоего Илью за город и закопал бы там!

– Но ты отвез его в больницу.

– Поэтому меня будут искать.

Инга вдруг поняла, что они проехали мимо поворота на Семьяновку.

– Куда мы едем? – спросила она.

– Есть одно место.

– Ты собираешься бегать от полиции?

– Да. А что мне остается делать? Я не хочу в тюрьму!

– Может, лучше сдаться?

– Кому лучше? Тебе? Меня посадят, Илью выпишут, ты будешь с ним спать. – Игорь скривился, до боли закусил нижнюю губу.

Инга настороженно глянула на него. Она поняла, о чем он думает, и ей стало не по себе.

– Ты с ним спала? – сквозь зубы процедил он.

– Только раньше. До тебя.

– Я знаю, что ты врешь! Почему я не замочил этого урода?

– А на Марине кто женился? Я? – спросила она.

– Поклянись, что ты не выйдешь замуж за этого урода!

– Хорошо, – кивнула она. – Я поклянусь, если ты сейчас поедешь в полицию. Тебе много не дадут. У тебя деньги, связи. Отсидишь года два и вернешься. А я тебя ждать буду, – сказала Инга, накрыв рукой его ладонь. – Честное слово!

– Любишь меня?

– Люблю!

Смешно это или нет, но Игорь сейчас не казался ей дьяволом. Он чуть Илью не убил, и еще неизвестно, чем все закончится, а Инга уже готова его простить. Почему она такая дура?

Глава 32

Кроссовер вкатился во двор небольшого кирпичного дома, стоявшего на окраине поселка. Игорь вышел из машины, с опаской выглянул на улицу, осмотрелся, закрыл высокие дощатые ворота.

Еще сегодня ночью цвет у машины был родной, темно-серый. Сейчас же она стала бурой. Номера забрызганы грязевой взвесью, но именно это и успокаивало Игоря. В бегах он, и его машина скорее всего уже в розыске.

Они ехали долго, часов пять-шесть, и оказались в каком-то поселке. Игорь сказал, что здесь находился его запасной аэродром.

Дом небольшой, одноэтажный. Застекленная веранда, кухонька, две комнатки, ванная, туалет. Ремонт простой, без изысков, но во всех комнатах. Мебель дешевая, но совершенно новая. Дом отремонтирован, обставлен и закрыт до лучших времен. Вернее, до худших. Здесь пыльно, неуютно и холодно.

Первым делом Игорь запустил котел, причем на всю мощность.

– Сейчас тепло будет.

– Мы что, здесь жить будем? – грустно спросила Инга.

– Да, придется устраивать рай в этом шалаше. Ты против?

Инга мотнула головой. Рай во дворце, конечно, лучше, чем в шалаше, но не в деньгах счастье, даже не в их количестве. Но и одной любви мало. Для полного счастья нужны стабильность и надежность.

Инга не хотела, чтобы ее ребенок воспитывался в такой обстановке, когда не знаешь, чего ждать от завтрашнего дня. Сегодня Игорь с ней, а завтра его арестуют.

– Тогда в чем дело?

– Надо узнать, как там Илья. Если он выжил, то тебе нужно сдаться. Если хочешь, я буду ждать тебя здесь. Нет мы! – Инга провела рукой по животу.

– А если не выжил?

Она опустила голову. За убийство Игорь сядет надолго. Уж лучше тогда в бегах с ним жить.

Он подошел к ней, обнял. Она плотно прижалась к нему, чтобы согреться.

– Ой, извини! – Игорь порывисто отстранился от нее. – У меня кровь на одежде.

Он снял все и залез под душ. И сам помылся, и ванную жарким паром прогрел.

Игорь не брал с собой вещи, но в спальне обнаружился целый гардероб. Пальто, куртки, теплый камуфляж, деловой и спортивный костюмы. Полотенца, халаты, белье, носки – все в упаковке. Запасной аэродром Игорь готовил со всей основательностью.

– Вот, соломки себе постелил, – кутаясь в теплый банный халат, сказал он. – Тут и для тебя все.

Инга кивнула. Она и сама это поняла. Вторую секцию шкафа занимала женская одежда – и теплые вещи, и летние. Нет от-кутюр, зато все по ее размеру.

– Ты знал, что мы будем бегать от полиции? – растерянно спросила она.

– Знал. Проблемы у меня в банке, налоговая наехала, ОБЭП. Надеялся на лучшее, а готовился к худшему. Вот и пригодилось.

– Да, ты говорил, что нам нужно уехать за границу.

– За границу я от Марины сбежать хотел. С тобой. Там тоже все готово. Вилла на берегу моря, счет в банке. Все это есть. И ты со мной. Надо было сразу в аэропорт ехать, может, успели бы.

– Так в чем же дело?

Инга не очень-то хотела ехать за бугор, но, в принципе, настроилась на это. Даже заграничный паспорт оформила. Еще тогда, когда Игорю не угрожала опасность. А сейчас он в беде, и заграница – это спасение.

– Не все так просто. Нельзя мне отсюда по своим документам, а липа здесь. – Игорь подошел к окну, сдвинул штору, снял боковой откос, обнажил кирпичную кладку.

Инга пожала плечами. Она так и не поняла, что Игорь хотел ей показать. Но он нажал пальцем на один кирпич. Тот выдвинулся из ниши, осталось только вынуть его и еще несколько.

За кирпичами находился сейф, встроенный в стену. Игорь набрал код, открыл дверцу, вытащил пластиковую коробку, вынул из нее два заграничных паспорта, протянул их Инге.

– Я теперь гражданин Старков, а ты – гражданка Старкова. Мы теперь муж и жена.

Инга зарделась. Да, это липовый брак, но сама опасность их положения придавала ему законный статус. Сангин теперь – Игорь Савельевич Старков, а она – его жена, Инга Борисовна Старкова. Фотография та же самая, что и на ее подлинном паспорте.

– А почему ты свое отчество изменил?

– Может, вернул?.. – Он невесело усмехнулся. – Паспорта реальные, гознаковские, даже через базу проведены. Комар носа не подточит. И визы самые настоящие. Три месяца у нас еще есть. Побудем здесь немного, подождем, когда все уляжется, и!.. – Он изобразил рукой взлетающий самолет.

– Я согласна, – прижимаясь к нему, сказала Инга.

Да, она любит его. Он ее муж. А Илья сам виноват. Не надо было на человека с кулаками кидаться. А если бы он Игоря убил?

Котел работал в полную силу, тепло от горячих батарей быстро наполняло комнаты. Но главное в том, что у Инги потеплело на душе. Игорь в опасности, но все не так уж и плохо. И прибежище у них есть, и поддельные документы, с помощью которых нетрудно будет затеряться в огромном мире.

Да, конечно, им будет непросто, но они справятся. Ведь теперь никакая Марина не разлучит их. Теперь они муж и жена, и это налагает на нее серьезные обязательства. А еще она станет матерью его ребенка.

– Предлагаю устроить маленькую брачную церемонию, – весело сказал Игорь. – Это, конечно, не Лас-Вегас, но мне нравится этот шалашик.

– Мне тоже. – Инга готова была соглашаться с ним во всем.

– Ты давай в душ, а я на кухню. О запасах на зиму я позаботился, но исключительно в консервированном виде.

– Ничего страшного.

– Есть французский коньяк, шотландский виски, ямайский ром.

– Ты у меня запасливый! – Инга умиленно улыбнулась. – Но в душ рано! – встрепенулась она.

Какой может быть душ, когда в доме пыльно и неуютно? Сначала порядок надо навести, а потом все остальное.

Инга убралась в доме и вышла на улицу. Листьев нападало – жуть, надо бы собрать их в кучи. Но Игорь забрал у нее веник, вернул в дом.

Машина уже стояла в большом двухместном гараже, и с виду двор казался необитаемым. Игорь хотел сохранить этот заброшенный вид.

Инга кивнула, соглашаясь с ним. Да, она должна помнить, в каком положении они находятся. Их ищет полиция, им нужно быть очень осторожными.

Игорь приготовил отличный ужин – рагу из сушеного картофеля и тушеного мяса. Вместо салата – консервированная фасоль в томате и кабачковая икра. Все было очень вкусно. Французский коньяк пился легко.

– Я уже и за границу не хочу, – захмелев, сказала Инга. – Всю жизнь провела бы в этом райском шалаше.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю