355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Ильин » Том Джоу » Текст книги (страница 16)
Том Джоу
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:27

Текст книги "Том Джоу"


Автор книги: Владимир Ильин



сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Это не мое дело, и решать вам, но так как ваша безопасность входит в мои обязанности, я обязан доложить. – В руки мне ложится пластиковый прямоугольник с отчетом.

Если убрать лишние слова и сократить выводы, все это представление – для меня. Сценарий – «Рыцарь спасает принцессу, и живут они долго и счастливо, пока у СБ есть к рыцарю интерес». В копилку доводов аналитики поместили и тот факт, что все пиратские корабли уже давно выдавлены из системы моими наймитами за время их вынужденного бездействия, и проблемы – на первой планете найма. Мое чувство собственного величия не настолько велико, что позволяет думать, будто ради меня кто-то будет стрелять из тяжелого оружия по планете, но вот аналитики явно связывают группу неизвестных агрессоров, которые на нас напали после удара, с непростыми госслужбами. Еще на чашу весов аналитиков пошла моя «засветка» с использованием нестандартных умений у Веттина. В общем, убедили, хотя я считаю, что такие декорации ради одного меня – это уже перебор.

Отдел безопасности корабля, пользуясь моим одобрением и продленной медикаментами комой пациентки, взялся задело всерьез. Был полностью продублирован закуток, в котором скрывалась дама. Шпионку вернули в старое положение, блокировали связь и повторно изобразили акт спасения. Только на этот раз разбудили прямо в закутке, инъекцией стимулятора. Даму уже вылечили, но навели положенные симптомы истощения медикаментозно.

Эксперимент удался на все сто. Для начала после пробуждения девушка увидела двух улыбающихся темнокожих – легкий грим «и никакого мошенства».

Спасители представились экипажем корабля «Вектор», из Свободной Республики Конго. Это вообще на другом конце галактики.

Румянец на лице дамы сменился белой маской страха.

Шпионку одели в пустотный скаф не первой свежести и потащили по детальной модели коридора. В пути два «актера» громко обсуждали, за сколько можно будет продать такую кралю на рынке очень удаленной колонии и какие они будут по очереди после капитана.

Мордашка красавицы исказилась ужасом – и тут понеслось…

Расчет оправдался: наемникам предлагали связаться с руководством девушки – испанским, к слову, – и получить куда больше призовых, чем от продажи ее в невольницы. В принципе – логично, деньги даже бандитов делают элегантными джентльменами, и ее предложение обязательно было бы воспринято всерьез и выполнено.

Примерно так и повели себя «актеры». Девушка успокоилась и начала выяснять, а не пролетал ли мимо корабль под названием «Тайфун» и где они вообще? К слову, это название флагманского корабля моих наемников.

Забавная сложилась ситуация. Выкинуть за борт мы ее не могли, наверняка маячок с сигналом SOS включили специально для нас, так что о ее присутствии на нашем корабле «контора» уже знала. Отдать в гуманитарную миссию, как будто ничего не произошло, не хотел уже я. Для этой «сценки» убили кучу народу. Девушка это прекрасно сознавала. И что, для нее все завершится фразой: «Эх, не удалось»?

Был вытащен из запоя юрист, экстренно подлечен и посажен за терминал искать вариант решения проблемы.

Не нам бодаться с государством, но подгадить бы очень хотелось.

На подлете к Ньюкаслу решение было найдено, хоть и спорное. Как я уже упоминал, в СК есть рабство. Рабом становятся по рождению, из-за долгов, по собственному желанию, по праву собственности и еще множеству причин, одна из которых вполне подходила под ситуацию. Благородный экипаж наемников, откликнувшись на зов о помощи, нашел на корабле лишь рабыню – чью-то собственность, которая смогла спрятаться в ходе налета. Рабыня взята по праву нанимателя мною на хранение, пока ее хозяин не заявит право собственности. Если этого не произойдет в течение полугода, потерянная «вещь» становится моей. Девушке оперативно вживили чип, блокирующий комплексно и связь, и мысли о причинении мне вреда, и «скрытые» возможности сети. Разблокировка возможна с моего согласия.

Данные о «рабыне» ушли на спецплощадку. Никаких метрик, ну что вы! Данные о секторе нахождения находки, название борта – этого вполне достаточно. Направившее ее государство, если вообще найдет эту запись, обязано будет предоставить документы на собственность, чтобы получить агента назад. Вот такой легкий щелчок по носу. И да, если вы подумали обо мне плохое, то зря – рабыня мне нужна, исключительно чтобы чистить Ницше, умудряющегося извазюкаться даже на стерильной палубе корабля. Я его чистить уже замучился, пусть теперь раб-спецагент чистит киберсобаку-искина.

Девушку звали Ника, а еще Эдда и Вика – в зависимости от того, какой слой сознания подключался. Ее разум был разделен, словно слои в коктейле, и она сама – а теперь, по моей команде – регулировала слои погружения. Никакой эмпат не преодолел бы подобный блок. Того, что сделала Ника, не делала Эдда, и наоборот; так что проверка на правдивость пасовала.

На планете снял пентхаус по настоянию моей охраны – дополнительный путь эвакуации все же. Дорого, роскошно. Не привык я к такому. Кровать размером с нашу старую общую детскую комнату подавляла. Хотелось стянуть одеяло на пол и уснуть где-то в уголке. Не мое это все. Как представлю, что когда-нибудь я к этому привыкну, заплыву жиром и стану рядовой богатой сволочью, так становится не по себе.

На второй день после заселения случился и вовсе курьезный случай. Прогуливаясь по кварталу (а район – туристический, музейный) и уже возвращаясь к себе, увидел дивный, по идиотии, сюжет – на прекрасную девушку нападали два злых бандита. Орать о помощи она начала, как только увидела меня. Ощущение дежавю, да еще такого некачественного… Ну вот кто нападет на даму в элитном районе города, где каждый сантиметр просвечивается камерами? Зачем девушке орать, если можно подать сигнал в полицию и уже через десять секунд – именно столько лететь полицейскому флаеру от ближайшего участка – «бандитов» арестуют? Явные дилетанты готовили декорации, наверняка привет от предприимчивых лордов, но никак не от спецслужб. Бандитов разогнал, девушку, мило щебечущую о героическом мне, на руках, как положено герою, принес в свой номер и незатейливо воспользовался ее расположением. Должны же быть хоть какие-то плюсы, в конце-то концов. Клялась в любви, обещала прийти завтра и недовольно посматривала на Нику, злорадно ухмылявшуюся ей вслед.

В день «свидания» с Татьяной я изрядно поволновался. С утра все складывалось не совсем по плану. Заказывая дорогой ресторан, я как-то не подумал, что в него запретят прийти с собакой, но это оказалось именно так. Пришлось все утро заниматься решением проблемы стандартно, хорошо хоть капитан помог и самостоятельно решил вопрос с размещением наемников на этажах здания и ближайших крышах. Я же основательно изучал план помещений, просчитывая пути отхода. Можно было бы и вовсе отменить или перенести встречу в более лояльное к собакам место, но, подумав, решил оставить все как есть. Если будет дуэль – тогда и подключу Ницше. Вряд ли парализованный бретер станет мне соперником.

За час до встречи я начал репетировать ужин. Все-таки тональность настроения плавно изменилась с «встреча с киллером» на «первое свидание». Подготовить диалог, комплименты, темы для бесед, возможное меню, даже просто посмотреть на окружающих; естественное поведение в ресторане – тоже наука.

Устало присаживаюсь за стол: вроде все готово, насколько возможно быть готовым.

Напротив меня сидит человек, рассматривая на просвет бокал с шампанским. Могу поклясться, что секунду назад его не было. И в зале тоже. И в мою сторону никто не шел – я сижу в углу, лицом к залу, но сбоку от входа, чтобы видеть всех входящих и самому оставаться незамеченным.

– Столик занят, – говорю ему. Лицо мужчины кажется знакомым. Где-то я его определенно видел; но, может, просто пластика под популярное лицо.

– Пару минут вашего времени. Надеюсь, не последних, – как-то неестественно засмеялся гость и вновь стал серьезен. – Я представитель организации, назовем ее, для простоты, синдикат. Не буду тянуть и перейду к сути. Вами убит наш ценный сотрудник. Организация получила ущерб и предлагает вам его оплатить, а также покрыть неустойку от потери.

– Вы имеете в виду… – Холодный ком подкатил к горлу.

– Да, я имею в виду Лива, работавшего с главой рода Веттинов. Сумма ущерба определена в полтора миллиарда рублей. У вас таких денег нет, – скучающе произнес представитель Синдиката.

– А вас как зовут? – Ницше, ты мне сейчас так нужен! Очень неприятное чувство собственной уязвимости сковало разум.

– Хм, – гость посмотрел вверх. – Называйте меня… ну пусть будет – лич. – Рука, удерживающая бокал, протаяла. В свете дня было ясно видно, как рука скелета удерживает хрупкий бокал. Фаланга указательного пальца со скрежетом повела по поверхности бокала, оставляя на нем глубокую царапину. – На меня не действуют ваши ментальные штучки, не паникуйте. Все можно решить к обоюдному согласию.

– Решить? Полутора миллиардов, как вы правильно отметили, у меня нет. – Просчитываю пути отхода, но их тоже просто нет. На чужом поле, с магом, без способностей… Мне конец.

– Их можно легко отработать, не заморачивайтесь, – отмахнулся лич, – с вашими-то талантами! К слову, Лив заработал для нас куда большую сумму, и за каких-то полгода!

– Вариант «подумать», я так понимаю, не рассматривается?

– Думайте, нам незачем на вас давить. Полагаю, в конце концов, вам и самому будет выгодно на нас работать.

Из-за дверей, за которыми скрывалась кухня ресторана, послышался короткий вскрик. Я обернулся в ту сторону, но внимание вновь привлек гость.

– Это завещание. – Лич протянул мне бумагу и знакомую «ДНКшную» ручку, такую же, как в особняке Веттинов. – Если вы согласитесь на сотрудничество и пройдете испытание – ничего сложного в том, чтобы его отменить. Если не пройдете – хотя бы частично ваши двенадцать миллионов покроют наши расходы.

– Испытание? – Подписываю, сила на его стороне. Из-за закрытой двери еле слышно, но вполне отчетливо доносились вскрики и вопли, привлекая внимание зала. В дверь кухни прошли представители службы безопасности ресторана. Вновь крики, выстрелы и глухой звук падения массивного тела.

– Испытание, наказание… – покрутил бокалом собеседник. – Мы не можем оставить убийство нашего сотрудника неотомщенным, нас не поймут. Но и терять столь редкий кадр, как вы, нам также не выгодно, потому воспринимайте это как испытание. Слабые нам не нужны. К тому же это поможет вам быстрее принять решение.

Вопли доносились все отчетливее. Смотрю на часы – уже назначенное время свидания, Татьяна, как положено девушке, опаздывает. Разум рекомендует вызвать кар наемников и сбежать через окно, сердце – найти Татьяну. Что за бред вообще, зачем она мне? Но тем не менее.

– А зачем мертвому деньги? – показываю взглядом на все еще просвечивающую костяшку.

– Отличный вопрос! Задайте его себе, когда будете принимать решение. – Лич развернулся в сторону криков. – А вот и ваше испытание, созрело, так сказать. Надеюсь, вы сегодня ничего не ели? Ну и отлично.

Крики прекратились, люди уже давно покинули зал, осталась часть любопытствующих и падких до сенсаций. Да еще я вместе с собеседником… а, нет: я уже один. Лич исчез, будто его и не было никогда, лишь поцарапанный бокал стоял на столе. Пора и мне честь знать, приказание отдано. Татьяну, подъехавшую к ресторану, блокируют на стоянке, к ближайшему ко мне окну летит флаер наемников. За полеты потом выпишут штраф, но то недоброе, что я предчувствую, опаснее грозной бумажки. Створки кухни снесло. В проеме, еле влезая в квадрат три на три, показалось чудовище, забрызганное кровью. Хотя если присмотреться, становится понятно, что это сочатся куски людских тел, из которых будто собран монстр, местами даже видны клочки одежды, – автоматически отметил я, разбивая окно и впрыгивая на сиденье аэрокара. Аппарат камнем несется вниз и вбок, к стоянке, позади слышен рев монстра, даже сквозь звукоизоляцию салона пробирающий до костей.

На стоянке ярится Татьяна, пытаясь отодвинуть в сторону меланхолично закрывающих ей путь бойцов. Охрана девушки кулями лежит на полу.

– Мерзавец, ты что себе позволяешь! – девушка в ярости, оттого еще красивее. Бандитов рядом с ней не видно, два охранника в цивильном на проблему не тянут.

– Быстро в машину! – тяну ее за руку, делаю легкую подсечку и усаживаю рядом. – Остальные – бегите, это приказ!

От здания слышен звук падения чего-то тяжелого. Надеюсь, ОНО разбилось и не восстанет. Я не верю в эффективность оружия против монстра, а проверять на своих подчиненных не хочу.

– Я прибью тебя! – Девушка колотит по реберному защитному щитку. И не жалко ей рук?

– В очередь. – Разворачиваю Татьяну в сторону собирающего себя вновь из кусков плоти монстра. Неприятное зрелище.

– Это еще что? – шокированно произносит она. Даже бить меня перестала; хоть какое-то облегчение.

– Неудачное блюдо шеф-повара. Летим на окраину, – приказываю пилоту.

В голову приходит только одна мысль – сжечь монстра. Военные действия в городе – нонсенс, привлекать корабль к решению проблемы невозможно. Остается надежда на силы правопорядка города и малую скорость адского порождения. А, нет: со скоростью просчет – монстр восстановился и сейчас довольно быстро преследует нас, перебираясь с крыши на крышу зданий довольно плотной застройки, но пока мы увеличиваем отрыв.

Показались силы полиции – с аэрокатера властей в сторону монстра понеслись энергозаряды, ненадолго – ровно до того момента, пока кошмар не отреагировал. Создание гигантским прыжком подскочило к летательному аппарату и легко смяло его таранным ударом. Повреждения на теле этой жути довольно быстро зарастали плотью. Поскольку за штурвалом флаера был пилот-наемник, мы с Таней могли детально наблюдать происходящее.

– Вези к складу горючего, нефти, природного газа… – Несмотря на довольно дешевую энергию, планеты все еще весьма плотно завязаны на древние технологии топлива. Просто потому, что новые методы добычи и синтеза сделали их еще дешевле. К тому же из нефти по-прежнему производят разнообразные пластики, лекарства. Не факт, что есть подобные производства здесь, на Ньюкасле, но было бы очень неплохо. Судя по быстрой реакции пилота и маневру флаера, они все-таки есть.

Иногда кажется, что зверь играется с нами, если соизмерить его дикие прыжки к флаерам полиции и то, как он плетется за нами. Представители власти прекратили обстрел и просто наблюдают за нашей гонкой. Как бы им не пришло в голову подстрелить нас самих, от большого-то ума…

– Татьяна, сообщи властям, что ты здесь. Собьют же. – Себя «светить» не хочется, это уже рефлекс.

На скорости пролетаем мимо складов с горючим, пилот и не думает тормозить. Идем на второй заход. Чудовище спокойно маневрирует между баками, не желая их раскалывать.

– Я надавила на полицию, сейчас все будет, – вмешивается в мои размышления Татьяна. Спокойная, собранная – прямо загляденье.

На очередном круге, когда чудовище впрыгивает между резервуарами нефтехранилища, полиция энергооружием взрывает весь склад.

Тревожно смотрю на клубы дыма, застилающие всю картину. Сверху по бывшему уже складу азартно долбят флаеры полиции из всего доступного оружия.

Берем курс обратно на город; сегодня мы будем жить.

Неожиданно мир замирает, будто бы где-то наверху нажали кнопку «стоп». Динамичная картина полицейской суеты и дымящихся столбов пламени превращается в слайд объемного фото. Отключаются все звуки – шелест мотора, гул пожара, шепот дыхания. От любого движения тело наливается многотонной тяжестью, словно воздух превратился в металл. Кое-как двигаю зрачками и с огромным усилием втягиваю воздух в легкие. Вместо слов выходит какой-то протяжный стон, но на него все равно никто не реагирует – пилот и девушка в обмороке. Про себя считаю секунды, на сотой мир вновь оживает, но техника по-прежнему мертва. Не теряя ни секунды, переваливаюсь через переднее сиденье и вдавливаю кнопку включения двигателя. Аппарат начинает цикл работы, но его стартовой мощности недостаточно для поддержания металлического корпуса в воздухе. Камнем он, как и полицейские кары, несется к земле, с каждой секундой обгоняя конкурентов по несчастью. Штурвал управления закрыт беспамятным телом наемника и вдавлен его массой в положение «вперед и вниз», потому вся мощь проснувшегося двигателя направлена против нас. За сотню метров перед столкновением с землей умудряюсь предотвратить лобовой удар, переведя его в скольжение по поверхности, чудом уклоняясь от наземных построек. Неровности поверхности с диким скрежетом раздирают днище флаера, пока система торможения не останавливает борт. Благодаря системе стабилизации и антиграва нас не перевернуло и не размазало по переборкам от удара. Ощутимо слышен ряд ударов по поверхности – полицейским повезло меньше. К огненным столбам от нефтехранилища добавляются еще десяток от разрушенных каров властей.

Заклинившую дверь флаера приходится выбивать ногой. Следующие минуты занимаюсь эвакуацией людей из основательно покореженного летательного средства. Дыхание и у девушки и наемника слабое, но видимых повреждений, кроме как ряд ушибов, нет. С тяжелым вздохом приседаю рядом, ветер сносит дымные облака в сторону от меня, обнажая беспечную синеву небосвода. Смотришь вверх – и будто нет вокруг разрушения и смерти.

Рядом со мной, в полуметре, присаживается человек. Я услышал его шаги еще секунд десять назад, но поворачиваться лень; тем более я знаю, кто это. Никого иного в таких декорациях и не встретишь.

– Томас, вы меня разочаровываете, – нарушил затянувшуюся паузу лич.

– И чем же? – Приходится обернуться к собеседнику. Маг нисколько не изменился с недавней нашей встречи – в элегантном костюме с галстуком, он смотрелся весьма инородно на фоне разрушенных построек. Впрочем, как и я в своем смокинге. – Ваша зверушка мертва, испытание пройдено.

– Мне рекомендовали вас в куда более лестных тонах. Вы должны были решить эту проблему прямо в зале ресторана, без гонок по всему городу и всей этой шумихи.

– Надо было высказать ваши пожелания заранее. – Мы неспешно перекидываемся словами. Лично я жду скорую помощь, вызванную сразу после падения. – Вы, кстати, чуть меня не убили, – говорю немертвому магу с укором.

– Не убил же, – равнодушно отмахивается лич. – Нам нужно поговорить без свидетелей. В ресторане было бы оптимально, но раз вы оттуда так невежливо сбежали, то можно и здесь. Какие планы на жизнь?

– Думаю, добавлю в список первоочередных дел надрать вам задницу, – угрюмо смеюсь.

– Зря, юноша. Мы единственные, кто предлагает вам равные партнерские отношения и не пытается использовать, – наставительно произнес лич, – вам следовало бы это ценить.

– Предлагаете партнерство? Не пытаетесь использовать? Это как же – напустив на меня монстра? Или выставив счет на полтора миллиарда? – Меня даже как-то веселит подобная наглость.

– Мы единственные, кто честно обозначил притязания, установил рамки и дал гарантии. – Лич гнет свою линию, игнорируя мой ироничный взгляд.

– А есть кто-то еще? Дедушка, да если бы не было вас, жил бы я спокойно и бед не знал.

– Неужели вы не видите ничего дальше своего носа? – удивленно спрашивает маг. – Я был о вас лучшего мнения, юноша.

– Да, да. Все вокруг умнее меня, начинайте учить меня жизни. – Устало ложусь на теплый асфальт. Плевать на смокинг, его уже никакая стирка не спасет.

– Давайте, я лучше покажу? – Собеседник непостижимым образом моментально оказывается возле меня и, опережая мой гневный окрик, кладет свою костлявую руку мне на лоб.

…Я стою в знакомом помещении корабельного мостика. Вокруг с профессиональной неспешностью выполняют свою работу наемники. Появляется капитан Роджерс и гостеприимным жестом просит следовать за ним. Длинные коридоры, несколько поворотов – и перед нами медицинский отсек корабля. Меня подводят к подготовленной регкапсуле, привычный ритуал смены одежды перед погружением в жидкую среду, сопровождаемый незамысловатыми, добрыми шутками персонала. Закрываю глаза, но вместо темноты вижу себя в капсуле со стороны. Роджерс о чем-то переговаривается с доктором, после чего тот проделывает некие манипуляции с терминалом капсулы. Тем временем ассистенты доктора вкатывают металлическую тележку в комнату. Процессы в капсуле останавливаются, уровень жидкости стремительно опадает, как это бывает при завершении процедур, но сам я почему-то не пробуждаюсь, а все еще смотрю, как помощники доктора открывают крышку капсулы и начинают освобождать мое тело от кожи и мяса, внутренних органов, а очищенный металлический скелет складируют на тележку…

Прихожу в себя, отрываю руку лича ото лба и отползаю вбок, спазмы тошноты удержать не удается.

– Неужели вы всерьез считаете, что десять тысяч рублей в месяц – это именно та сумма, что способна уберечь наемника от соблазна завладеть миллионами? – В голосе лича послышались сочувственные нотки. – Впрочем, это же наемники, вряд ли этот образ сильно изменит ваши взгляды на жизнь. Попробуем еще раз.

– Не надо! – Мне плохо, пытаюсь отползти от лича, но мертвая рука цепко удерживает голову.

…Новый поток образов, на этот раз в центре событий – Татьяна. События довольно стремительно проносятся в голове, оставляя лишь мысли и ключевые узлы происходящего. Непонимание, разлука, тоска, воссоединение, близость, счастье – в декорациях космических станций, кораблей, богатых особняков и нищенских подворий. Мы то вместе, то разделены стеной обиды. Я спасаю ее, а через месяцы она появляется в тот миг, когда за спиной уже слышен тяжелый топот ног загонной команды, и возвращает долг. Но у этой истории нет счастливого конца. Ради этого кадра скорость воспроизведения падает. Я стою внутри служебного помещения космопорта – служащий пригласил меня внутрь для переговоров по закрытой линии, буквально на пару секунд. Увы, у Татьяны нет пропуска, а оформлять его столь долго, что она соглашается подождать немного за дверью. Но ведь это всего на минуту, нет смысла переживать, тем более что все помещение, снаружи смотревшееся врытым в поверхность бункером, изнутри покрыто огромными мониторами, на центральном из которых – моя красавица. Она будто чувствует мой взгляд и улыбается мне.

Сопровождающий куда-то пропал, двери объекта блокированы, внешний шлюз не реагирует на команды, связь через сеть недоступна. Плохое предчувствие выворачивает душу наизнанку, я мечусь по помещению в поисках выхода или способа предупредить, уберечь Таню, но не успеваю. На экранах мир сошел с ума. Огненная река охватывает все пространство и могучим потоком сносит невысокие постройки, расплавляя, переваривая в себе все захваченное. Через несколько секунд этот кошмар будет рядом с бункером, рядом с девушкой. В панике нажимаю кнопки на терминалах, в кровь разбиваю руки о двери шлюза, но ничего не могу поделать. На моих глазах Таня умирает, но смерть не забирает меня вместе с ней – бункер стойко выдерживает удар стихии, к моему горю и сожалению…

Вновь прихожу в себя. Из моей души будто выдрали кусок, руки все еще болят от сотен бесполезных ударов по дверям бункера, а глаза режут слезы.

– За что? – нахожу в себе силы спросить. – Ее за что?

– Правильный ответ – зачем. Ты бы метался в ярости, искал врагов. Тебе подсунули никудышного пьянчугу-капитана, неспособного провести и минимальное расследование, поэтому виновника ты стал бы искать самостоятельно. Вскоре на тебя вышел бы собрат по несчастью, сотрудник спецслужбы нижнего звена, потерявший на космодроме свою семью. Он скажет, что знает виновников, но начальство задавило его расследование на корню и уничтожило улики. Он даст тебе список. Ты убьешь всех в этом списке. Твой союзник даст новый список. И так до тех пор, пока ты не сломаешь себе шею. – Лич замолкает, давая мне время переварить информацию. – А правда в том, что эти списки тебе будут готовить именно те люди, которые убили твою девушку.

– Еще.

– Что еще? – недоверчиво посмотрел на меня маг. – На этом твоя история завершится. Тебя будут прикрывать в каждом твоем выходе, заметать следы, удалять твои недочеты, наделанные по незнанию, и эвакуировать по мере сил, но рано или поздно они достанут твой труп и переплавят скелет на слитки.

– Нет, расскажи еще – про других врагов. – Я не знаю, откуда у лича такая информация, но все выглядит настолько правдоподобно, что у меня нет и грамма сомнения.

– Их много сейчас, их будет еще больше в будущем, зачем тебе это? – Он затихает на пару минут, ожидая моего ответа, не дожидается и в итоге продолжает: – Гхм. Ладно, например, поговорим о девушке. – Лич кивает на все еще не пришедшую в себя Таню.

– Мне лучше уйти из ее жизни? – Слова даются нелегко, эмоции еще не отпускают разум.

– Ты никогда и не был частью ее жизни, – шокирует ответом нежить. – Сколько ей, по-твоему, лет?

– Девятнадцать, двадцать один? – пытаюсь угадать, рассматривая прекрасную девушку.

– Ей полторы сотни лет. Прилетела сюда завербовать перспективного колдуна на службу своему роду. Основное оружие – очаровательный букет химически активных присадок в духах, разработанных специально под тебя. Вызывает довольно натуральное чувство влюбленности; можешь гордиться – это очень дорого, – хмыкает старик. – Хотя эдак сотню лет назад у нас за такое сжигали на костре. А у вас – свобода! Ну что, Ромео, любишь свою старушку? – ехидно щерится он.

– Какие полторы сотни? – возмущаюсь. – Она сказала, что пластика – дурной тон у аристократов!

– А ты повелся как щенок. Проверил хоть ее слова? – Лич откровенно смеется.

– Нет… – Действительно, даже в голову не пришло. – А есть вообще хоть что-нибудь, что я сделал правильно?

– Мм, корабль я одобряю, – кивает маг, – причем именно в том плане, что ты не передал наемникам никакой информации о нем. Ведь не передал?

– Не успел, – сокрушенно ссутуливаюсь, – а ведь хотел…

– Вот видишь, как ценен бывает совет доброго дедушки, – ехидничает нежить.

– Да ты не очень-то и добрый старик. Хотя за советы – спасибо от всей души.

– Сочтемся. Я тут прикинул – а ведь самое страшное для тебя будет, если я сейчас просто встану и уйду. Насовсем уйду из твоей жизни. Даже деньги не потребую.

– Сомнительно. Теперь-то я предупрежден… – Замолкаю на пару секунд. – Или нет?

– Хе-хе. Вот давай представим: что ты будешь делать дальше? – заинтересовался колдун.

– Дождусь медиков, вызову такси, полечу в свой номер, соберу вещи и улечу обычным рейсом в какую-нибудь дыру.

– В гостинице ты перекусишь на дорогу?

– Само собой. – Живот выразил громкое одобрение этой затеи, и я смущенно прокомментировал его соло: – С утра ничего не ел, к обеду готовил место.

– На обед твоя рабыня скормит тебе очередную порцию очень забавного растения. Ты же позволяешь ей прислуживать за столом? Уже завтра ты будешь целовать ее ноги, умоляя выдать тебе новую дозу. – Собеседник каждым словом будто забивает гвозди в крышку моего гроба.

– Невозможно. У нее рабский имплант. Она не может причинить мне вред, – неуверенно привожу довод.

– Мальчик мой, ты поставил имплант секретному агенту, выученному работать под прикрытием. И считаешь себя в безопасности? Где твой мозг был в этот момент? Потратил все ресурсы на разглядывание ее груди? – Жесткие ноты в голосе старика заставляют меня краснеть. – Да ей плевать на эти базовые директивы! «Не нанести вред хозяину»… Да разве может быть вредом для хозяина сотрудничество с любимым и милым государством и его спецслужбой? Это же только во благо хозяину! Запомни, все блоки – условны и сильно зависят от гибкости и подготовленности характера. Ты сам привел в свой дом эту змею.

– Хорошо, я не буду есть дома и сразу полечу в космопорт, – послушно ответил я.

– А дальше я ничего тебе не скажу. Но итог будет тот же самый, поверь мне, – вздыхает лич. – Рядом не будет доброго немертвого старика, в старческом маразме своем вытаскивающего разных юнцов из неприятностей.

– Я… все понял. Где подписаться кровью? – напряженно отшучиваюсь я. Мало ли – где личи – маги-некроманты, там и всякие изощренные договоры…

– Вот уж эти застарелые штампы! Все куда проще и надежнее: стандартная форма нерушимого заемного договора на определенную сумму, – отмахивается старик, поднимаясь на ноги и помогая подняться мне. – Каждое задание будет списывать часть суммы. Оплатишь все – свободен. Попытаешься бежать – долг только возрастет. Я же найду тебя в любом месте, как ты уже смог убедиться.

Только сейчас на горизонте появились огоньки флаеров службы спасения. Долго же они летели… или, быть может, я неверно прочувствовал время из-за наведенных воспоминаний. Кстати о них:

– Дед, а эти образы, которые ты мне показал. Они настоящие?

– Самые что ни на есть. Я вижу смерть тех, кто плывет по течению, и не вижу судьбу сильных. Сильные сами формируют свое будущее. – Старик принялся отряхивать брюки.

– А я смогу стать сильным? – Глупый вопрос, наверное; если бы у меня был отец, я спросил бы его об этом еще в далеком детстве и не боялся услышать ответ. Но рядом со мной совсем не родственник.

– Если будешь слушать деда и хорошо кушать. – Старик хохочет, уловив мой настрой. – Станешь сильным-сильным! Прямо как дед.

– И таким же немертвым?

– Немертвым вряд ли, не твой профиль, – переходит лич на деловой лад. – У тебя ментальная специализация, большая редкость. Все это грандиозно и могуче – огненные шары, армии зомби, лианы-убийцы и каменный град… Но ты даже представить себе не можешь, насколько эффективным может быть небольшое легкое внушение! Так что отработаешь долг – и свободен, как птица! А захочешь остаться в Синдикате – милости просим. В среде магов такие способности очень редки, менталисты весьма ценятся.

– А Лив был хорошим спецом? – вспоминаю свою первую жертву-мага.

– Бандит он был. – Мы идем медленным шагом навстречу приближающимся флаерам. – У нас вообще довольно сложно с кадрами. Много швали, бежавшей из своих миров сюда; мы стараемся их не брать, вернее – берем тех, кто поприличней, и пытаемся переучить. С кем-то ведь надо работать… Я не жалею Лива, если ты хотел спросить об этом. Но он делал свою работу исправно, за что и терпели его выходки.

– Мне теперь придется сидеть рядом с Веттиным или кем-то другим и подкладывать ему документы на титулы? – задаю главный вопрос.

– Нет-нет, – поспешно отмахнулся лич. – Для тебя найдется работа поинтересней. Не совсем чистая, но и ты парень далеко не ангел. Ведь не снятся тебе ночами те тысячи погибших с разбитого линкора, а? – добродушно хмыкнул дед. – А там переведем повыше, как стаж наберется.

Мы остановились в переулке, между более-менее целыми корпусами. Дед взмахнул правой рукой, и перед нами будто открылась дверь в соседнее помещение – ярко освещенное, выдержанное в бело-синих тонах и оснащенное в духе хай-тека.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю