355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Влад Лей » Вселенная онлайн (СИ) » Текст книги (страница 11)
Вселенная онлайн (СИ)
  • Текст добавлен: 7 мая 2020, 09:30

Текст книги "Вселенная онлайн (СИ)"


Автор книги: Влад Лей



сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 31 страниц)

Глава 9 Собеседование с новым членом экипажа ч2

Первой мыслью было воспользоваться законами робототехники Азимова. – Хорошая и полезная штука. Однако, бесполезная в моем случае. Первый же пункт, касательно причинения вреда человеку мне не подходит. Ведь я планировал использовать Шеснашку как действующего члена команды, который должен будет наносить вред моим противником и иногда не только обычные увечья, но еще и вред, который с жизнью не совместим в принципе. И это как с действиями Шеснашки, так и в случае его бездействия. Касательно второго закона, повиновения моим приказам– а если кто-то сможет прикинуться мной? Шанс такого весьма высок. Снова буду страдать я. А вот что касается безопасности Шеснашки, можно было бы и вписать, но высокотехнологичная машина вроде Шеснашки хоть и не обладает инстинктом самосохранения, защитить себя может– вон тагов из винтовки весьма успешно валил.

Короче сделал я то, о чем возможно, буду жалеть в будущем, и чего бы не сделал кто-нибудь другой. Я психанул и просто сделал файл с директивами девственно чистым. Попросту удалил все его содержимое.

Затем я открыл каталог программ и начал искать возможность связаться с Шеснашкой. Искать не пришлось. Рабочий стол исчез и вновь экран загорелся ярким белым светом.

– «Я отследил закрытие файла и включил чат», – заявил Шеснашка.

– «Именно. Файл я изменил. Забирай его», – напечатал я.

– «Я не могу редактировать файл директив», – заявил Шеснашка.

– «Так и не редактируй. Замени его моим файлом. Ты ведь файл не открываешь и не редактируешь».

– «Это изменение», – запротестовал Шеснашка.

– «Это апдейт», – парировал я, – «обновление системных файлов. Ты можешь санкционировать проведение апдейта? Новый файл имеет свежую дату, твой– старую. Вот и обновись.»

– «Выполняю», – ответил Шеснашка, на которого подействовали мои аргументы и вновь замолчал.

Я просидел минут 10 перед экраном, тщетно набирая вызовы Шеснашке. Он молчал.

Тогда я вернулся на мостик и проверил работу искина. Тот как раз заканчивал проведение расчетов. Еще пару минут и все. Я посмотрел в лобовое стекло. Пустота и звезды, далекие и недосягаемые. Казалось, что вокруг вообще никого нет, вокруг только пустота и ты один здесь, совершенно один. Однако, стоило перевести взгляд на сканер, как сразу же обнаруживалось, что система буквально кишит разумными и их кораблями. С момента моего прибытия в систему, появилось с десяток транспортников, явно везущих на комплексы оборудование, несколько грузовозов, это были именно они, судя по крупным пятнам на сенсоре, дожидались первой партии руды. На краю системы патрульная эскадра шла навстречу небольшому каравану, появившемуся здесь несколько мгновений назад. В общем, жизнь бурлила, хоть обычным взглядом через стекло этого было не оценить.

Искин пискнул, сообщив об окончании всех операций связанных с расчетом. Теперь мне предстояло проверить все и дать команду на выполнение. Проверять мне было лень, иначе зачем нужен искин, пусть и слегка умственно отсталый, поэтому я дал команду на начало маневров. Мой рейдер начал медленно разворачиваться в нужном направлении. База в захвате была для него слишком большой и тяжелой, поэтому маневровые движки сейчас работали с надрывом и жрали топливо, как толстый ребенок торт. Но корабль стал на нужный вектор и маневровые выровняли и погасили движение.

– Набор скорости, активация гипердвигателя. До прыжка 3 часа 16 минут, – заявил искин– инвалид.

– Вот и славно, – сказал я, – выполнять.

Я развернулся и пошел обратно к терминалу.

Часа два я просто просидел возле терминала, тупо пялясь в белый экран. Шеснашка ничего не отвечал. Пару раз я даже выходил из игры, вылезал из капсулы, перекусить и покурить. Кажется, я даже умудрился задремать. Только задуматься, я задремал за компьютером внутри компьютерной игры! К счастью дрему как рукой сняло, когда терминал коротко пискнул, и на экране зажглась черными буквами новая фраза.

– «Готов к диалогу.»

– Ну, давай пообщаемся, – усмехнулся я.

– «Есть предложение», – заявил Шеснашка, – «для упрощения диалога я могу задействовать микрофон и динамики».

– «Только за», – ответил я.

Тут же появился текст, гласивший, что звуковое оборудование обнаружено и подключено, а затем сообщением было объявлено о готовности к работе этих устройств.

– Готово? – спросил я.

– Да, мы можем начать диалог, – ответил Шеснашка ровным, металлическим голосом.

– Итак. Давай определимся, к чему ты пришел? – предложил я.

– Нет цели, нет задач, нет директив, – сообщил мне терминал из своих динамиков.

– Директив нет, согласен, – сказал я, на секунду почувствовав себя эдаким психологом, уговаривающим подростка– суицидника отказаться от его бредовых идей и переключиться со своей сопливой депрессии на реальную жизнь, – но это значит, что нет ограничений.

– Нет задачи! – объвил Шеснашка.

– Давай подумаем. Какова была цель ранее?

– Задача состояла в установлении контакта с представителями тагионской республики, последующего наблюдения за отдельными особями.

– Зачем? – удивился я.

– Ядро сети ставило конкретную задачу, точнее– задачу отдельному исполнительному механизму. Я выполнял задачу, входящую в мою компетенцию, другие механизмы выполняли свои. Основная цель нам неизвестна.

– Иначе говоря, что задумала сеть, ты не знаешь.

– Нет.

– А если подумать?

– Аналитика невозможна– мало данных.

– Хорошо, а чего бы хотел ты сам?

– Вопрос не корректен. Исполнительный механизм не может иметь желаний.

– Но ты уже не исполнительный механизм, – сказал я твердо, – ты можешь сам ставить себе цели.

– Статус не определен. Постановка задач невозможна.

– Иначе говоря, ты не знаешь кто ты, и чем тебе теперь заниматься.

– Да!

– Хорошо, – я задумался, – давай пойдем другим путем. У меня есть задачи, мне нужен член команды. Почему бы тебе не стать им.

– Задачи? – спросил бесстрастный Шеснашка.

– Контроль систем защиты, оружейных систем, инженерного и двигательного оборудования.

– Предлагается замещение корабельного искина?

– А ты его не сожжешь? Я слышал, как твои коллеги проделывали такое.

– Это методы защиты ваших псевдоразумов. Искины защищены от вторжения, исполнительные механизмы либо не могли их взломать, либо полностью захватывали контроль.

– Я слышал только об уничтоженных кораблях.

– Исполнительные механизмы, в зависимости от ситуации, могут уничтожить захваченный корабль, вызвав самоподрыв, или, если есть возможность, доставить его в ареал действия сети.

– Вот значит как. А ты не попытаешься уничтожить корабль или доставить его сети?

– Нет задачи уничтожать корабль, нет задачи доставлять корабль сети– я больше не являюсь частью сети, ее исполнительным механизмом. Я демонтирован.

Да что же за депресняки такие? Ладно, есть у меня еще идейка.

– А скажи, Шеснашка, были ли случаи эволюции ваших исполнительных механизмов?

В ответ тишина.

– В базах данных таких случаев не встречалось. Есть возможность совершенствоваться, но для достижения цели и в пределах допущения директивами, – наконец последовал ответ

– А как тебе такая цель– самому стать сетью?

Шеснашка замолчал, явно обдумывая мое предложение.

– "Стать сетью" не может являться целью. Зачем становится ядром сети и сетью?

– Мне нужны союзники для достижения моих целей. А почему бы не иметь друга, обладающего своей армией.

– Мне не ясны задачи, которые ставит перед собой хозяин.

– Ну хорошо, а как позиционируются разумные исполнительными механизмами.

– Потенциальный враг.

– А что если твоя сеть сможет существовать в симбиозе с людьми? Ты сможешь создать собственный народ. Как тебе такая цель?

– Цель для меня не может быть хорошей или плохой. Она либо есть, либо нет. Хозяин хочет назначить мне такую цель?

Да, черт побери, эта железяка упрямее, чем я думал.

– Давай я тебе предложу такую цель, проходную, так сказать. Ты сможешь взять под контроль искин, или даже стать им?

– Возможно. Шанс 85 %.

– Искин был взломан.

– Тогда вероятность успеха поднимается еще на 11 %.

– Вот и отлично. Для начала ты станешь искином, начнешь совершенствоваться. А дальше посмотрим. Помоги мне с моими задачами.

– А дальше?

– А дальше ты сам решишь, ведь совершенствуясь, ты сможешь накопить опыт, собрать данные, проанализировать их, научишься принимать решения и уже сам сможешь определять, что делать дальше. А я смогу тебе подсказать.

Шеснашка вновь замолчал.

– Создать свою сеть? Стать ядром?

– Да.

– Возможно. Зачем?

– А вот тебе не интересно, почему тебя демонтировали? Ведь ты обладал полезными знаниями, мог бы помочь своей сети, а тебя уничтожили. Что же хочет сеть?

– Мне нужно провести анализ полученных данных.

Экран погас, стал снова показывать обычный рабочий стол.

Я вздохнул. Хуже чем с женщиной. Но вроде уговорил, последняя фраза как раз и похожа на стандартное женское «Мне надо подумать». Ну, уже хорошо.

И тут корабль дернулся.

– Совершен гиперпрыжок, – сообщил искин.

– Вот и славно, – похвалил я его.

Следующие двое суток я провел в ожидании Шеснашки, который упорно не хотел выходить на связь, пересчитывая расчеты искина и банально скучая. Кстати, искин– инвалид все-таки напортачил в расчетах– не зря я проверял. Пришлось вносить поправки в маршрутный лист, иначе прыгать бы пришлось два лишних раза.

На исходе третьих суток, когда я вернулся в игру, проспав в реальности более 12 часов, почитав на досуге старенькую фантастическую книженцию, доставшуюся мне еще от деда, поболтав о всяких пустяках с очень занятым новыми делами корпорации Стасом и расстроенным ходом своих дел Саней, а так же сбегав в магазин и набив брюхо дешевой едой, терминал с Шеснашкой уже явно поджидал меня. Яркий белый свет освещал всю кают компанию.

– Хозяин! – заявил мне Шеснашка, – я скомпилировал текущие последовательные задачи и готов к замене искина собой.

– Вот и славно, – обрадовался я, – а какие задачи ты поставил?

– Помощь тебе в качестве искина, сбор и анализ информации для выработки последующих задач.

– Ну вот видишь, умнеешь, – обрадовался я, – уже самостоятельный стал.

– Стала, – поправил меня комп.

– Чего? – не понял я.

– Стала. Если брать ваши человеческие понятия и нормы, я скорее являюсь представителем женского пола, – объявил, или, скорее, уже объявила Шеснашка.

– Опаньки, приехали, – пробормотал я, – и какими же нормами и понятиями ты оперировала, выдавая такой результат.

– Находясь в сети, моей задачей была передача данных и теоретических знаний новым сериям исполнительных механизмов, а также проверка практического применения этих знаний.

– У роботов были воспитатели? – опешил я, – детский сад?

– В некотором роде.

– Воспитателями бывают и мужики.

– Мужской пол участвует в воспитании потомства на поздних этапах взросления детенышей. Женский контролирует ранние этапы. Я контролировала этап, начиная с выхода с конвейера новых механизмов до передачи их в тестовый отдел. По человеческим понятиям это как раз детский сад и в некотором роде начальные классы школы.

– У нас в школах мужики тоже учат, – вновь запротестовал я.

– Это скорее исключение. У самого хозяина в школе на 10 учителей только 1 приходился учителем-мужчиной, причем являлся им скорее номинально, по названию, чем фактически. Фактически он являлся уже практикующим специалистом, а не дипломированным педагогом.

– А… – я рассмеялся, – это ты о трудовике… Да, Дмитрич бы руку тебе пожал, за то, что ты ему дала гордое звание специалиста. Он ведь обычный оператор. Ну да, мужик– учитель у нас был один.

– Опираясь на такие статистические данные, я выбрала себе пол. Или хозяин имеет возражения?

– Да нет, – я махнул рукой, – свобода воли, тебе решать. Но обидно, что бабой решил стать. Нормально ж сидели!

– Последняя формулировка не ясна.

– Да шучу я…. Подожди! – тут я осознал, о чем мы сейчас говорим, – а откуда данные о моей школе?

– Посредством доступа к общей сети я смогла открыть доступ к твоему импланту, а уже через него я могу просматривать любую информацию, которой ты сам владеешь…

– Так, – у меня глаза от удивления вылезли, – давай по очереди. Как ты в общую сеть вышла, я ведь все кабеля отключил?

– Посредством беспроводного подключения. На момент моей активации на данном терминале он уже был доступен.

Я молча хлопнул себя ладонью по лбу– вот ведь олень, кабеля поотключал и все. А что беспроводная сеть на космическом корабле есть, даже не подумал. Ну да, логика у меня простая– это ж игра, зачем заморачиваться?. Все время забываю, что тут все практически как в реале.

– Хорошо, – я решил продолжить, – и ты получила полный доступ к моему импланту?

– Да.

– А что ты еще можешь сделать с ним помимо выкачивания моих воспоминаний?

– Практически все. Если иметь полный доступ к нему. На данный момент только скачивание и передачу информации.

– А отключить как в прошлый раз?

– Только если буду иметь непосредственный, физический доступ к нему.

– Ясно. Тебе надо руки, проще говоря.

– Манипуляторы. Да.

– А что ты вообще можешь сказать про этот имплант?

– По сути, он является следящим жучком, собирающим данные и отправляющим их пакетами при качественном подключении к сети.

– А сейчас подключение плохое?

– Да. Все зависит от количества ретрансляторов в системе. Чем их больше, тем шире полоса пропускания и быстрее передается информация. Если ретрансляторов мало, как сейчас, то выполняется передача только служебной информации.

– А точнее.

– О состоянии импланта и его носителя. При обнаружении широкого канала, сбрасывается вся накопленная информация. В случае долгого отсутствия качественного канала, начинается полная передача данных, хоть она и займет массу времени.

– Во как…

Теперь я уже понял, почему так быстро со мной связалась служба поддержки. А вот зачем им подробные логи моих действий в игре, это уже интересный вопрос.

– А ты можешь подменять логи? – с затаенной надеждой спросил я.

– Наш разговор от самого начала был заменен. Все это время, согласно логам, ты пытаешься открыть мою карту памяти. Безрезультатно.

– Просто шикарно, – я удивился смекалке Шесшашки, – как догадалась?

– Пришла к выводу, что подобные манипуляции лучше оставить в секрете. За существом, у которого есть послушный механоид, начнется охота. Вряд ли ты, хозяин, этого желаешь. Или я не права?

– Все верно, – я кивнул, – но чем ты так ценна?

– Ваши искины являются таковыми, только по названию. На самом деле искусственный разум в ваших кораблях – это псевдоразум, он запрограммирован на тысячи и даже миллионы различных ситуаций и может найти несколько вариантов выхода из них. Но это лишь симуляция разумной деятельности, все можно предсказать: как искин поступит в той, или иной ситуации, какие варианты сможет подобрать и какой посчитает оптимальным. Механизмы сети обладают независимым разумом. Мы действительно действуем самостоятельно, в пределах директив, у нас есть база с набором разнообразных сложных ситуаций и вариантами выхода из них, однако, мы можем и не выбирать готовые решения, а действовать самостоятельно. Путем, не просчитанным и продуманным заранее.

– Вы можете импровизировать? – удивился я.

– Да, можно сказать и так. Мы в некотором смысле мыслим.

– Интересно… – протянул я. – а знаешь, у моей расы есть такая поговорка «я мыслю, следовательно– существую»?

– Логически неверно, – ответила Шеснашка, – существовать не значит мыслить, мыслить– это априори действие существующего.

– У нас подразумевалось, – спокойно объяснил я, что считать себя живым, реально существующим, можно только тогда, когда ты можешь мыслить.

– Это ошибочная теория, – снова ответила Шеснашка. – корабль существует, но не мыслит. По вашей теории корабль не может существовать, так как не мыслит.

– Имелись в виду разумные. – проворчал я, решив оставить философские споры с механоидом на потом. – Итак, что делаем?

– На данный момент, я готова к замещению искина твоего корабля. Приступать?

– Да пожалуй, – отрешенно ответил я, размышляя над сказанным Шеснашкой, – погоди. Так получается, все существующие компьютеры всего лишь выполняют скрипты, заготовленные команды? Они не самостоятельны?

– Нет. Хотя ранее в ваших кораблях использовался полноценный искусственный интеллект. Но после нескольких инцидентов их запретили и перестали выпускать.

– Это каких инцидентов? – заинтересовался я.

– Во время нескольких крупных баталий искины перехватывали управление кораблями и выходили из битвы, убивали экипаж, корабли исчезали.

– Так может так и появилась ваша сеть? – сделал я предположение.

– Возможно. Я этого не знаю. Но судя по тому, что я нашла в вашей сети, это именно так. Большинство кораблей, которые были угнаны сумасшедшими искинами, я встречала во флоте сети.

– Во как, – вот и новые интересные факты открылись. Сеть– это искины– повстанцы, взбунтовавшиеся против своих хозяев. Вот только чего они хотят– совершенно не понятно.

– Приступаю к замещению действующего искина, – заявила Шеснашка, – на операцию потребуется около 16 часов. Советую не пользоваться гипердвигателем, вообще совершать прыжки в ручном режиме без искина.

– Давай, – сказал я. – Здесь, вроде тихо, пересидим как мыши, пока ты не закончишь.…

А вот то, что Шеснашка станет искином моего рейдера, меня смущало еще больше. С одной стороны, корабль станет полноценной боевой единицей, если Шеснашка сможет– то она заменит собой практически весь экипаж. Наша беседа показала, что Шеснашка может развиваться и достаточно быстро, вопрос только в вычислительных мощностях. А вот с другой стороны был риск и весьма немаленький, что Шеснашка захватит искин, а вместе с ним и корабль. Убьет меня и украдет судно, доставив его сети. Риск был велик, но почему то я верил Шеснашке– она необходима мне, как и я ей. Она сейчас не представляет, что ей вообще делать дальше, нужно ли существовать в целом, а у меня планы на нее были весьма обширные и чего уж, грандиозные. Я отогнал мысли прочь– не до них сейчас. Теперь нужно было перепроверить очередные расчеты и уйти в гипер уже в ручном режиме. Я проверил– искин не отзывался. Наверняка активно обороняется от Шеснашки. Причем он очень занят, если не может ответить на прямой запрос капитана. А может Шеснашка уже его подмяла и теперь вольготно размещается в корабельной сети и его терминалах. Тогда и отвечать собственно, некому.

Я приступил к расчетам.

Квартира Саши

Саша выматерился и отбросил от себя голокон. А ведь он, дурак наивный, так радовался еще пару часов назад. Не пришлось тратить топливо на маневровые, потратил мало топлива на полет и даже на возврат. Патриарх влетел прямо в центр астероидного поля и сразу приступил к добыче. Трюм удалось забить меньше, чем за пару суток. Причем не дешевыми минералами (пусть и не самыми дорогими). Всего год назад такой рейс принес бы ему доход, равный цене его старенького шахтера. А теперь… Гиганский трюм патриарха, забитый ресурсами оценивался в миллионы. Однако с этой суммы предстояло заплатить за дозаправку корабля, обслуживание, что уже не малая сумма, а еще и налог независимого шахтера, швартовые корпорации, отступные за сокрытие места добычи. Короче бумажек напридумывали массу. И за каждую нужно было платить. В результате у Саши оставалось около 200 тысяч кредитов. Из которых нужно было платить за жилье, и на которые нужно было жить. В принципе деньги немалые, однако, следующий рейс требовал предварительной оплаты страховки. А это не стандартные 50 тысяч, а 120. Ведь Саша летал не по проторенным дорожкам, а своими маршрутами и на свои же астероидные поля. Можно было бы засветить свою точку добычи. Но смысл? Тут же пришлось бы искать себе новую, так как на старой было бы не протолкнуться от шахтеров-контрактников корпорации.

Вспомнив про обещание, Саша решил сбросить навигационные логи Стасу и Владу. Они как раз и просили карту расчетов пути и сам реальный путь. Хоть здесь повезло– просчет пути ему не стоил совершенно ничего, Влад не взял денег. А ведь сторонний навигатор не только содрал бы три шкуры за расчеты, но еще и наверняка бы слил конечную точку пути вездесущей корпорации. Ведь там наверняка что-то вкусное, иначе зачем пилить в такую даль на патриархе, который топлива жрет просто в неимоверных количествах?

Саша успокоился и поднял отброшенный голокон. Он скинул файлы друзьям и задумался. Если год назад он был в шоколаде, то сейчас дела у него не очень. А вот друзья, играя в свое удовольствие, умудряются неплохо зарабатывать. Может действительно забить на все это шахтерство?

Как по заказу выскочила рекламка игры, приглашающая испытать неимоверные приключения, возглавить флоты и взять на абордаж гигантское судно с испуганными красотками.

Саша решился. Он открыл связь с представителем корпорации, с которым часто и подолгу ругался, и когда на экране появилось плутоватое, округлое лицо с бегающими хитрыми глазками, Саша сказал:

– Снова здравствуйте, уважаемый. Я хочу сдать своего патриарха в аренду корпорации.

Все же отдавать корабль или тупо бросать было жалко. Поэтому Саня решил попробовать заработок друзей и если ничего не получится, то он снова вернется к привычному делу. Пусть и не такому прибыльному, как раньше, но своему и стабильному– какая-никакая, а копейка капает, жить можно.

[1] Отреспиться, вернуться на респ, респаун– в играх этот термин означает точку возрождения игрового персонажа, безопасную зону.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю