355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Виталий Егоренков » Реал vs вирт » Текст книги (страница 17)
Реал vs вирт
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:33

Текст книги "Реал vs вирт"


Автор книги: Виталий Егоренков



сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

День шестнадцатый

Самка единорога косилась на меня с большим сомнением, словно размышляя: взять из моих рук вкусное яблоко или лучше попробовать проткнуть меня рогом? Она нутром чуяла, что эльфийская личина на мне поддельная, а потому нашептывания Аллинель о том, какой я хороший и красивый, воспринимала с явным скепсисом.

Впрочем, яблоко все-таки взяла с видом королевы Англии, делающей одолжение пейзанину, задумчиво схрумкала и даже позволила себя погладить по спине. Один раз. Вторую мою попытку пресекла с гневным ржанием и возмущенным видом девушки, у которой на первом же свидании нахальный парень полез исследовать нижнее белье.

Я миролюбиво поднял руки и отступил на безопасное расстояние.

– Ласси просто застенчивая, – пояснила Аллинель, целуя единорожку в нос.

Та радостно закивала и ехидно показала мне язык, когда аватара не могла этого видеть.

«Тень» пошепталась с кобылицей и сказала мне немного виновато:

– Она просит немного прогуляться с ней. Хотя бы полчасика. Ты ведь не против?

Злобная скотина уставилась на меня с видом, говорящим: если помешаешь нашему рандеву, то отведаешь моих копыт.

Как же я мог быть против при таком раскладе?

– Хорошо, мне как раз пора на урок к мастеру Даэрону.

Единорожка радостно заржала, дождалась, когда Аллинель запрыгнет к ней на спину, и поскакала к лесу, по пути умудрившись пихнуть меня боком. М-да-а-а, нелегко будет объездить эту вредную скотину.

Целую минуту я всерьез обдумывал мысль найти грамотного некроманта и… потом решил отказаться от сладостной фантазии. Не хотелось проверять, во что меня может превратить инициация на зомбоединороге. Да и занятия черными магическими искусствами карались в Нарготронде больно сурово. Какой-то специальной смертной казнью.

У моей аватары дела с инициацией тоже обстояли не особенно хорошо: мэллорн хотя и прижился, щедро раскинув зеленую листву, и даже не лягался копытами по причине их отсутствия, но расти выше пояса Аллинель пока не спешил, хотя цель, напомню, была выше ушей.

В общем, хотя мы и достигли уже полноценного восьмого уровня, но таинственный ритуал взросления был для нас по-прежнему недостижим, а следовательно, и все взрослые плюшки игры тоже.

Я каждый день тратил по два серебряных, чтобы закармливать четырехкопытную скотину двумя ведрами первосортных яблок, а Аллинель удобряла мэллорн дорогущими смесями и часами медитировала над упрямым растением, уникальным тем, что оно имело абсолютный иммунитет к магии. Поэтому никакие ускорители роста на вредное дерево не действовали. Помогала лишь целенаправленная медитация.

– А если отпилить сук от взрослого мэллорна и прибить гвоздем к маленькому, то задача будет считаться решенной? – спросил я вслух. В общем-то ни к кому и не обращаясь.

Но мне неожиданно ответили:

– А если в твою голову вбить камень побольше, прибавится ли в ней мозгов? – Это был Хранитель равновесия.

– Просто ищу нестандартные способы решения задачи. – Я пожал плечами. – Надоело ждать!

– А ты не думал, юный геймер, что долгое прохождение этих ритуалов вырабатывает очень важное и совершенно необходимое для каждого взрослого существа качество? – усмехнулся дух игры. – Терпение.

Я завис. Об этом как-то не думал.

Поблагодарив Хранителя за науку, я направился к Даэрону.

Пять минут пешком до телепорта, и перед моими глазами виднеется худощавая фигура мастера-лучника. Только сегодня вместо лука и стрел в его руках были кисти, краски и листы бумаги.

– Приветствую тебя, ученик. Сегодня нас ждет довольно необычное начало урока. Ты весьма неплохо научился стрелять, твои глаза ясные, а руки крепкие, но тебе никогда не достичь подлинного мастерства, если не освоишь искусство каллиграфии в должной мере.

Я вопросительно выгнул брови.

– В каждом движении мастера видна красота, сила, изящество, гармония, точность, – пояснил Даэрон. – В твоих же пока отсутствуют все вышеперечисленные качества. Каллиграфия научит тебя красоте и изяществу и, несомненно, поможет обрести статус мастера. Напиши свое имя на квенья на листе бумаги.

Я мысленно про себя выругался. В отличие от современной нам кириллицы, профессор создал буквы высокого эльфийского языка весьма замысловатыми. С другой стороны, куда торопиться бессмертным?

Последовало пятнадцать минут мучений, внутренней брани на тролльем языке и семь напрочь испорченных листов.

– Ты слишком торопишься, потому что считаешь это глупой, бесполезной тратой времени, – мягко пожурил меня мастер. – Смотри, как надо.

Кисть двигалась медленно, зато буквы, выходившие из-под нее, были идеальны в своем совершенстве: «Витаниэль – косолапый медведь».

Я рассмеялся и попробовал не торопиться. Раз уж Даэрон считает, что это повысит мои стрелковые способности, то ему виднее. Он же мастер и учитель.

К концу урока, когда мои рисунки стали чуть симпатичнее наскальной живописи оркских шаманов, Система выдала сообщение:

«Поздравляю. Вы получаете 50 очков опыта, а также звание ученика каллиграфа 1-го ранга».

– Молодец, – похвалил мастер-лучник последний испорченный мною лист бумаги. – Начинают проявляться твой ясный взгляд и твердая рука.

– А как долго будут продолжаться уроки рисования? – спросил я, содрогаясь от мысли услышать ответ в стиле восточных мудрецов: «Семь лет, семь месяцев и семь дней».

Даэрон усмехнулся:

– Я учитель по стрельбе из лука, и этого вполне достаточно. Мои познания в каллиграфии не настолько велики, чтобы учить ей тебя. Я всего лишь показал то направление, которое поможет огранить твой талант, а следовать ему или сосредоточиться только на стрелковой практике – тебе самому решать.

Я хорошенько подумал и пообещал мастеру-стрелку обязательно найти себе учителя каллиграфии, а пока постараться по возможности заниматься этим увлекательным занятием самостоятельно. В свободное от стрелковой практики время.

– Учитель, а почему вы на первом занятии не дали мне сразу маленький лук, а предложили сначала те, которые мне явно не по силам? – спросил я как можно деликатнее.

Даэрон рассмеялся:

– Думаешь, не сошел ли с ума мастер-лучник? Не ослеп ли? Успокойся, тому, что я сделал, есть логическое объяснение. Ты должен был увидеть и потрогать все луки, чтобы решить, какой из них впоследствии станет твоим основным оружием. Если выбирать тисовый, то это очень дальняя, но не быстрая стрельба. Лучше всего – из засады или в строю, в большой битве против вражеской конницы или пехоты. Если привлекает путь рейнджера – быстрые и дальние переходы, квесты в непролазных зарослях, неожиданные схватки накоротке, то лучше взять средний лук.

– Наверное, средний мне подойдет лучше, – сказал я, хорошенько поразмыслив.

Даэрон удовлетворенно кивнул и вежливо со мной попрощался.

«Ваш уровень – 8, очки жизни – 190 (140), сила – 19 (14), ловкость – 23 (17), мана – 50, мудрость – 1, защита – 17 (11). Достижения: 2-й ранг ученика лучника, 5-й ранг профессии переводчик, 1-й ранг ученика каллиграфа, убийца бурундуков 1-го ранга. Чтобы получить 9-й уровень, нужно набрать 14 880 очков опыта. После прохождения процедуры инициации будут доступны к распределению 60 очков характеристик».

Мы с Аллинель активно прорабатывали взаимодействие вдвоем перед походом на Плато демонов.

Я собрал на игровом форуме всю доступную информацию о возможных проблемах, которые там ожидают кладоискателей. Складывалось впечатление, что плато каждого встречало по-разному. Могло очень сильную команду, укомплектованную опытными магами, размазать в пыль, а могло и низкоуровневого одиночку одарить хорошим сетом, не создавая ему никаких особых проблем. Как повезет.

Несколько геймеров, которым понравилось таскаться по месту древней битвы, попробовали составить статистику активности этого странного плато, а также перечень всевозможных опасностей. Безопаснее всего там было в полдень, но в это время артефакты, как правило, не находились, прячась под кости своих хозяев. Идеальным для сбора трофеев считалось раннее-раннее утро. Основные ужасы плато уже успевали раствориться в первых лучах солнца, а сеты и легендарные предметы еще какое-то время продолжали быть доступными.

Правда, существовала вероятность наткнуться на неупокоенных духов демонов. Они не очень-то боялись лучей звезды, освещавшей этот мир, но зато бесследно растворялись под действием заклятия Истинного Света.

Я сделал себе пометку набрать в лавке кучу нужных свитков.

Более опасным для кладоискательства был вечер. Всегда существовала вероятность, что увлечешься, немного забудешься по времени и окажешься в обнимку с внезапно ожившим демоном.

Затем выяснилось, что в волшебной реальности есть программы, довольно хорошо имитирующие условия Плато демонов. И мы погрузились в них. Вернее, Аллинель там дневала и ночевала, а я влезал по мере возможности, как только отпускали дела в реале.

Быстро выяснилось, что тактика «я впереди, а аватара прячется за моей спиной» оказалась на этой локации плохо работающей. Багровые душители (прячущиеся в темноте полудемоны-полуживотные) предпочитали как раз нападать на самого заднего в группе.

Несколько раз они успешно и очень быстро утаскивали и убивали Аллинель, пока я хлопал ушами, затем мы придумали противоядие – идти спина к спине, держа в руках готовое к активации заклятие Огненной Волны. Впереди идущий тщательно выбирает маршрут без камней под ногами, замыкающая аккуратно пятится назад. При появлении красной уродливой морды свиток сминается, и душитель с ревом пропадает в пламени. Мы набили триста очков опыта и почувствовали себя крутыми охотниками за сокровищами, но внезапно попали в ловушку к призрачным демонам.

Ты неожиданно начинаешь чувствовать слабость и головокружение. Оглядываешься и видишь, как бледнеет твоя аватара. Ясно понимаешь, что это призраки тянут энергию и нужно достать свиток с заклятием Истинного Зрения, но ни сил, ни воли даже на такое простое действие уже не остается. Тьма заботливо окутывает твое сознание.

Очнулись мы с Аллинель почти одновременно, чувствуя необычайную пустоту в сердцах. Как будто нас и в самом деле выпили до дна.

– Какая встреча, сладкая светлая парочка, – усмехнулась Карина, ведущая куда-то свой клан. Очевидно, на тренировку. – Чего такие смурные? Бурундуки вас наобижали?

– Ага, – закашлялся я, – с белочками.

Темная эльфийка закрыла глаза и провела рукой над нами, считывая информацию:

– А какого лешего вы забыли на Плато демонов?

– Тебе-то что за дело, ведьма? – фыркнула Аллинель.

– Тихо, дорогая. – Я поспешил погасить начинающуюся свару. – У нас нет никаких тайн. Мы хотим поискать интересные сеты для себя или на продажу. Здесь же нет ничего незаконного.

– Незаконного – ничего, – усмехнулась Карина. – Только вот найденные на плато сеты стоят на аукционах от ста штук. За них могут зарезать и на самом плато, и возле портала, и даже в городе. Кроме того, не забывай о воровской гильдии. Поэтому о цели своего будущего путешествия лучше на каждом углу не орать. Более правильным для вас будет совершить романтическую прогулку на море. – Она хитро подмигнула. – Относительно шустриков, что вас замочили, могу дать следующий совет: покупаешь свиток Истинного Света, активируемый сжатием и разжатием кулака, затем носишь его все время на плато в руке.

Призрак, напав на тебя, первым делом парализует волю, желание сражаться, расслабляет мышцы. Свиток падает из разжатых пальцев и активируется. Бу-у-ух, вспышка света, и прозрачного противника размазывает по окружающему миру.

Откуда знаю? Ходила несколько раз в подобные пати. Каждый раз оказывалась в Купели Возрождения. В одиночку там лучше не шляться, но аватару с собой брать… ну, если только она тебе окончательно надоела.

– Как будто тебя кто-то спрашивает, – фыркнула аватара, – куда нам идти, а куда нет.

Темная эльфийка жестко усмехнулась:

– Детка, меня, может, никто и не спрашивает, но все же скажу: я была на плато трижды. На шестнадцатом, четырнадцатом и одиннадцатом уровне. Король Финрод открывал локацию для профилактической зачистки и призывал всех желающих поучаствовать. Меня там убивали раз семь или восемь. Точно уже не помню, хотя на защиту я не скупилась. Тебе, солнышко, хватит и одного раза. Ты так стремишься отправиться в чертоги Мандоса? Не вырастив мэллорна выше макушки?

Аллинель насупленно молчала. Умирать она не спешила.

– А ты, герой с деревянной головой, зачем хочешь взять эту девочку в филиал ада?

Я вяло пробормотал о задании учителя.

– Этот полубезумный недомерок в случае чего заменит тебе твою аву? – Сарказма в голосе Карины было столько, что его можно было бы есть ложками.

– Нет, – уверенно ответил я.

– Тогда пошли этого старикана куда подальше и организуй пати на плато. Я со своими ведьмочками подписываюсь, твой чебурахнутый клан тоже, думаю, примет участие. Если бросить клич в Сети на девять утра по Москве, то еще масса народу подтянется. Заодно срубишь плюшки патилидера.

– Какие?

– Пять процентов от всей добычи, так как локация закрыта для всех, кроме тебя и твоих спутников, – задумчиво ответила темная эльфийка. – Непростой фрукт этот твой хоббит, раз вот так запросто может обходить запретные печати Финрода.

Я почесал затылок и решил, что идея Карины мне нравится, особенно в части плюшек патилидера и мыслей поберечь аватару.

Темная эльфийка повела своих подопечных на тренировку, а мы с Аллинель решили остаток игрового времени провести в кафе, где после откровенного разговора выяснили, что хотя аватаре и нравилась игра в войнушку, но реально рисковать своей жизнью она совершенно не хочет.

И вообще, больше всего «тень» любит делать две вещи – быть рядом со мной и вязать. После чего Аллинель с гордостью показала мне серебряную монетку – свой первый гонорар за изготовленный и проданный клиенту шарф. Оказалось, что вчера она получила мастера-ремесленника первого уровня и теперь способна создавать предметы с характеристиками. Правда, пока всего с одной и только плюс один, но лиха беда начало.

Аватара предложила пропить свою первую зарплату, но я подал иную идею – пойти к ювелиру и изготовить из монеты амулет на удачу.

Мастер-гном сначала долгое время никак не мог понять, зачем обычный, ничем не примечательный серебряный 927 года выпуска включать в золотой кулон. Я, как смог, объяснил концепцию взаимосвязанности первой заработанной монеты и удачи, вспомнив мультяшного дядюшку Скруджа.

Гном широко открыл глаза.

Идея, что первая зарплата, сохраненная в качестве талисмана, способна приносить дополнительные бонусы, поразила его. Затем он пришел в себя, и мы стали придумывать дизайн кулона.

Гном предложил изготовить что-то похожее на орден Чести короля Дарина второй степени – двухкилограммовый слиток золота, изукрашенный изумрудами и бриллиантами. Мы с Аллинель настаивали на небольшом изящном эльфийском варианте.

После некоторого спора победил принцип «клиент всегда прав», и недовольно бухтящий мастер, получив аванс, отправился делать из серебряка изящный кулончик на золотой цепочке.

День семнадцатый

Мастер-травник (он же по совместительству еще и алхимик) посмотрел на меня с отстраненным интересом:

– Чего вам, юноша?

– Хочу обучаться искусству изготовления зелий. – Я вежливо поклонился.

– Достойное желание, – улыбнулся аптекарь. – Только это очень кропотливая и требующая терпения работа. Уверены ли, что хотите работать много часов, смешивая травы и превращая их в настойки?

– Уверен, – ответил я. – Готов получить свое первое задание.

– Да у меня вроде запас трав вполне достаточен, хотя… зверобой не помешает. Он всегда в ходу. Знаешь, как его искать и как собирать?

Я был вынужден покачать головой.

Мастер вздохнул и протянул книгу «Пособие юного травника». В нем на одной из первых страниц был нарисован зверобой с ярко-желтыми цветочками, а в краткой статье под рисунком было рассказано о его свойствах и областях применения.

Оказалось, что животным он вовсе не так полезен, как людям, откуда и взялось название этой травки, являющейся и растительным антибиотиком, и средством от ожогов, и даже антидепрессантом. В игре из настоя зверобоя делали малые и средние целительные зелья, восстанавливающие тридцать и сто очков жизненной энергии соответственно. Собирать чудо-траву рекомендовалось во время цветения в июне – августе. Хотя в статье делалась пометка, что в этом мире зверобой цвел круглый год.

Я облазил близлежащий к городу лес и набил полезной травой целый мешок.

Мастер-травник похвалил меня за усердие и одарил серебряной монетой. Система наградила меня сорока очками опыта и присвоила звание ученика травника первого ранга.

Аптекарь задумчиво почесал затылок, глядя на травяную гору перед собой, а затем предложил мне освоить следующий шаг – процесс сушки зверобоя. Для этого мне следовало разложить все собранное великолепие тонким слоем в тени, подождать недельку, а уж потом приходить за новым заданием.

Я принес мешок домой и все проделал в соответствии с выданными инструкциями. Запах от травы пошел сильный и очень специфический.

Аллинель, пока зверобой высушивался, старалась проводить время вне дома, да и я сам никак не мог дождаться момента, когда трава дойдет до нужной кондиции и ее можно будет сдать заказчику.

Однако хитрый мастер-травник зверобой не принял, а наградил двумя серебряными, шестьюдесятью очками опыта, званием ученика травника второго ранга и выдал новое задание – сделать настой на гномьем самогоне в следующих пропорциях: поместить в бутыль одну ложку травы, залить ее пятью ложками огненного напитка, затем все это настаивать две недели.

Учитывая объем имеющегося зверобоя, мне пришлось закупить десять пятилитровых бутылей гномьего самогона. Торговец долго не мог понять, зачем щуплому молодому эльфенку столько ядреной выпивки, а когда я сказал, что это по заданию мастера-травника, то немедленно получил десятипроцентную скидку.

– Указ короля, – пояснил торговец. – Все, что продается для нужд медицинской промышленности, – освобождается от налогов.

– А разве не нужно заполнять какие-то специальные бланки? – удивился я. – Как вы отчитываетесь перед налоговой службой?

Торговец сначала ошарашенно на меня уставился, затем хлопнул себя по лбу:

– Ты, парень, из пришлых? Так? Ну у вас и муть разводят бюрократы! Вам бы их повенчать с пеньковой тетушкой или устроить массовый заплыв наперегонки с акулами.

В Дрим кингдом этой дури нет. Смотри. В своей книге продаж я сделал пометку: эльф Витаниэль, пятьдесят литров гномьего самогона, для лекарственных нужд. Если мытари захотят, то проверят тебя на предмет медицинских изысканий. Если окажется, что ты меня обманул, то пять – десять лет на мифрильных рудниках научат тебя уважать казну короля Финрода.

Я поблагодарил торговца за лекцию и принялся за переноску гномьего самогона. Кроме того, я закупился льняным маслом для изготовления противоожоговой мази.

Аватара, обнаружив, что наш домик стремительно превращается в медицинскую мануфактуру, устроила первый с начала наших отношений скандал и заставила найти другое, более большое и комфортное жилье с отдельным помещением под эксперименты с травами и настоями.

Это стоило мне двадцать тысяч золотых и впервые навело на мысль, что наличие аватары-девушки в игре, возможно, и не такая уж расчудесная идея…

На новом месте меня навестили отец с Флинтом. Увидев настои, они радостно достали по стопке и стали дегустировать лекарство.

– Не больше пятидесяти граммов, – предостерег я. – Зверобой в больших дозах оказывает негативное воздействие.

– Знаю, – отмахнулся отец. – Когда твоя мать пошла по пути целительства, то тоже начала со зверобоя. Мы с Флинтом стырили у нее бутыль и уговорили. Потом печенью маялись. Все бы ничего, но зачем мы моего богатырского коня настойкой угостили, до сих пор ума не приложу. Какой конь был… Э-э-эх, Бурушка.

«Ваш уровень – 8, очки жизни – 190 (140), сила – 19 (14), ловкость – 23 (17), мана – 50, мудрость – 1, защита – 17 (11). Достижения: 2-й ранг ученика лучника, 5-й ранг профессии переводчик, 1-й ранг ученика каллиграфа, 2-й ранг ученика травника, убийца бурундуков 1-го ранга. Чтобы получить 9-й уровень, нужно набрать 14 780 очков опыта. После прохождения процедуры инициации будут доступны к распределению 60 очков характеристик».

День восемнадцатый

В даре провидца самым скверным было то, что постоянные видения всевозможных ужасов и катастроф, особенно с участием дорогих тебе людей и эльфов, быстро начинают тебе надоедать. Настолько, что хочется разбить себе голову о твердый предмет, лишь бы избавиться от них.

– Нужно срочно найти нормального прорицателя и записаться к нему в ученики. Не может такого быть, чтобы все предсказатели в Королевстве были депрессивными психопатами.

Аллинель грустно усмехнулась, затем вдруг просветлела лицом:

– Есть мастер Делориум. Он тоже провидец, но все клиенты и соседи считают его на редкость здравомыслящим человеком.

– Значит, нам к нему дорога.

Провидец и в самом деле производил впечатление чрезвычайно счастливого и довольного жизнью субъекта. Мы нашли его развалившимся в удобном кожаном кресле. Рядом на сервировочном столике стояло два десятка початых и аккуратно закупоренных бутылок вина.

Одну из них Делориум дегустировал:

– Явно есть привкус сливы. Видимо, при изготовлении мастера вин решили в порядке эксперимента добавить к винограду несколько сливовых ягод.

Завидев нас, он обрадовался:

– Здравствуйте, юные эльфы. Чем могу служить? Хотите отведать вина?

Я покачал головой:

– Может, позже. Мы к вам по делу, мастер. Так получилось, что я случайно был свидетелем гибели вашей коллеги и…

– …получил дар предвидения. – Делориум встал из своего кресла, поводил рукой над моей головой. – Сочувствую, юный эльф. Леди Делиэль была очень мрачным пророком, ей постоянно виделись смерть и катастрофы. Как бы вам не унаследовать данную особенность.

– Уже, – сердито проворчал я. – А нельзя ли избавиться от кошмаров? Выпить какой-нибудь настойки, поколдовать?

– Вина хотите? – махнул бутылкой предсказатель.

– Нет!

– А зря, – усмехнулся Делориум. – Вино – очень хороший способ бороться с плохими видениями.

– Это не наш метод, – возразил я.

– Тогда пойдем более трудным путем. Леди Делиэль оставила после себя что-нибудь, помимо дара?

Я протянул ему книжку.

Предсказатель полистал ее и показал главу «Вероятностные линии».

– Изучи очень-очень внимательно. Если видишь мрачную картину будущего, постарайся разглядеть ее во временной динамике, разобраться в цепи событий, которые приводят к катастрофе.

Если удастся выявить несколько узловых моментов, то есть неплохие шансы, убрав ключевое звено, прервать эту порочную цепь.

Для примера продемонстрирую простейшую бытовую цепочку: официант в ресторане уронил поднос с горячим чаем на колени клиента и сильно его обжег.

Событие довольно грустное, но могло бы быть предотвращено кучей разных моментов: например, официант мог бы не ругаться с поваром за пять минут до инцидента и тогда находился бы не в таком взвинченном состоянии. Или не читать за полночь «Хроники Арды», выспаться как следует и не считать ворон на работе. Кроме того, клиент мог бы не заказывать чай, а выбрать в качестве напитка сок или вино. Одежда была бы испорчена, зато обошелся бы без ожогов.

То же самое – с чьей-нибудь гибелью от волков в темном лесу. Ты можешь отсоветовать потенциальному покойнику шляться по лесам, купить амуницию покрепче, обзавестись оружием помощнее или самому напроситься в спутники в опасный день, вооружившись до зубов. Главное, вмешиваясь в цепь событий, не забывать о принципе меньшего зла…

– Да-да, про девушку на мосту я уже прочитал.

– Тогда ты примерно представляешь, о чем идет речь. И еще очень важная мысль, леди Делиэль постоянно ее забывала. Картина грядущего, видимая прорицателем, – это лишь возможный вариант развития событий, далеко не единственно возможный и вовсе не обязательно даже, что наиболее вероятный. У тебя уже были видения грядущей гибели мира?

– Были, и очень яркие. – От воспоминаний меня аж передернуло.

– А можешь оценить, как скоро это может произойти? – Пророк смотрел на меня с жадным интересом.

Я прислушался к себе, вспоминая, что Аллинель при возможном апокалипсисе была семнадцатого уровня:

– Судя по всему, не позже чем через год-два. Может, даже раньше.

Делориум усмехнулся:

– Если твое видение истинно, то как же тогда меня зарежут в пьяной кабацкой драке через семнадцать лет в трактире «Веселый зомби»?

Я озадаченно открыл рот.

– Да-да, очень яркое видение. Я чувствую вкус вина – кстати, мерзкое разбавленное пойло, ссадины на костяшках кулаков от ударов по чьим-то челюстям и острую, невыносимую боль в спине от удара ножом. Не переживай, юный эльф, кошмары провидца не так уж часто становятся реальностью.

– Но леди Делиэль перед своей смертью выглядела очень несчастной.

– Ее сильно подкосила Последняя война. Она так хотела ее предотвратить. Постоянно ходила на приемы к королю Финроду, довела до белого каления главу Тайной стражи Элронда. Говорят, что он даже стал прятаться от нее по углам королевского дворца.

– Ей не поверили? – Я вспомнил про Кассандру и Трою.

– Почему же не поверили, – грустно усмехнулся предсказатель. – Сложно быть скептиком, если десятки прорицателей и разведка твердят об угрозе со Степи. Финрод, как и леди Делиэль, сначала тоже попробовал найти возможность избежать столь кровавой войны. Он загрузил работой придворных аналитиков и ясновидящих и заставил их перебрать несколько тысяч версий возможного будущего.

Если отбросить малосущественные детали, то получалось два основных варианта развития событий: первый – война немедленная, тяжелая, кровавая, но победная, и второй – тактика умиротворения, которая позволит лишь оттянуть начало бойни и только усилит противника. Были даже картины штурма орками Вавилона и разрушения королевского дворца. Финрод выбрал немедленную войну. Леди Делиэль сочла это своим провалом и потеряла рассудок.

Поэтому запомни, юный эльф, следующую грустную истину: иногда выбор лежит не между плохим и хорошим, а между плохим и очень плохим. И провидец не в силах избежать катастрофы. Максимум, что он способен, – это уменьшить ущерб.

Делориум плеснул в бокал немного вина из следующей бутылки и стал вдыхать аромат напитка:

– А здесь очень интересная кислинка. Точно не хотите попробовать? У вас, эльфов, очень развито обоняние и вкусовые ощущения. Поэтому и подмяли под себя всю винную промышленность.

Мы с аватарой переглянулись и согласились. А чего, дело вроде бы сделано. Что нужно, выяснили.

Прорицатель не врал – после десятой пробы я снова почувствовал себя счастливым. Видения прекратили донимать, а вино вызвало приятную расслабленность и хорошее настроение.

Проблема с возможной гибелью аватары на Плато демонов решалась просто – нечего ей там делать. Проблема гибели всего мира пока не поддавалась решению, но, по крайней мере, я уже знал, что мне нужно искать ключевые звенья, которые можно было бы перерубить. Тем более что времени – пары лет – предостаточно.

Когда мы перепробовали десятка два вин, мастер-предсказатель вдруг вспомнил:

– Не забудь сходить на прием к королю. Хотя можно, конечно, и к Элронду, но с тем больно уж тяжело общаться.

– Как к королю? Так запросто? Без приглашения? – удивился я.

– Все сильные провидцы Вавилона заглядывают к нему не реже одного раза в месяц – делиться видениями. Глобальными, разумеется, потому что картинки, как орк Гхаш в пьяной драке отправит к предкам другого орка, Бздышша, никому, кроме городской стражи, не интересны. Раз уж ты попал в наш закрытый клуб, то, будь добр, впрягайся в общую упряжку.

– А ничего, что я пришлый? – спросил я.

– Тебе наш мир нравится? – ответил вопросом на вопрос прорицатель.

– Очень, – искренне ответил я.

– Тогда впрягайся. У троллей есть легенда, что наш мир плоский и стоит на семи огромных мамонтах. В реальном смысле – бред, но в философском… добро пожаловать в мамонты. Тем более судя по плащикам, ты и твоя спутница и так уже в числе тех избранных, от кого зависит судьба Дрим кингдом.

– Вы правы, мастер, я готов… в мамонты. Могу ли я вас попросить стать моим учителем?

Делориум задумался, затем ответил:

– Почту за честь. Тем более связка прорицателей «учитель – ученик» часто бывает более эффективной. Заодно проверим одну мою теорию.

– Какую, мастер?

– В некоторых древних текстах, привезенных из изначального мира Арды, говорится, что предсказатели иных эпох могли выстраивать благоприятные цепочки вероятностей одной лишь силой мысли. Сведения обрывочные и противоречивые, многое непонятно, но, возможно, ты, пришлый, найдешь в своем мире недостающие части этой головоломки. Он ведь, судя по всему, куда больше и древнее нашего.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю