290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Dragons corporation (СИ) » Текст книги (страница 16)
Dragons corporation (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Dragons corporation (СИ)"


Автор книги: Виктория Свободина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Глава 33

– Одной юной драконице пора на работу.

Утро оказалось весьма интересным. Когда тебя будят потрясающими жаркими поцелуями, день почти наверняка обещает быть хорошим. Я немного осмелела и решилась сама, потрогать черного дракона. Волосы, лицо, плечи, руки, кубики на животе. Ниже спускаться в своих исследованиях не решилась.

– Сегодня после работы заберу тебя, поедем гулять, – предупредил Рандар не терпящим возражений тоном, когда пришло время вставать.

Почему-то сразу представился владыка эльфов, которого мы все-таки вернемся на всякий случай добить.

С этого дня началась новая веха в истории моих взаимоотношений с черным драконом. Это романтика. В чистом виде. Да, я стала принимать ухаживания Рандара. Свидания, совместные вечера, цветы, прогулки по другим мирам. Кредо ухаживает так, что я сама себе завидую и понимаю, что с каждым днем все сильнее и сильнее увлекаюсь черным драконом, и это при том, что видимся мы не так часто. Слишком много повседневных дел как у меня, так и у главы корпорации, и к тому же он совершенно не торопится переходить на новый уровень, и единственное что позволяет себе без всякой меры – это поцелуи. Нежные, страстные, трепетные, порой жесткие и властные. Дракон любит разнообразие, а еще создавать для каждого поцелуя свой особый антураж и настроение.

Я поддаюсь Рандару, но все равно, где-то глубоко внутри, подсознательно всегда настороже, словно жду, когда маска спадет с дракона, вновь показывая мне звериный оскал и жестокость с его стороны.

Шторма больше не вижу и не слышу, мы никак не связываемся. Я стесняюсь, да и времени нет совершенно, его заняли учеба, работа и глава корпорации. Удалось только узнать, что Нел все еще вполне хорошо общается с Тайрой и у него все в порядке.

В один из дней, после того, как я уже несколько раз вполне успешно выступила на нескольких пресс-конференциях, и, как сообщают данные социологических служб, "очаровала и покорила" общественность, мне предложили встретится с родителями. Скажем так, официальный визит. Ранее я уже делала попытки встретится с близкими, но каждый раз встреча срывалась по тем или иным причинам, но если уж совсем честно, то по причине "плохого" поведения родственников, они не переставали пользоваться своим положением моих родственников, и то и дела раздували надуманные скандалы и выдавали прессе очередные "откровения". Только с Линдой моим маленьким чудесным человечком никогда не было проблем. Мы видимся где-то раз в полгода, иногда чаще, но подолгу, и каждый раз эти встречи дают мне необычайный подъем душевных сил и радость. И я с одной стороны счастлива наблюдать, как Линда растет, а с другой мне горько. Девочка взрослеет, но слишком быстро, и мне так жаль, что наше с ней время будет идти по разному.

Но к слову о родителях и сестре. Вот уже довольно продолжительный период они ведут себя "хорошо". Никаких скандалов, интриг, разоблачений. Возможно это связано с тем, что интерес прессы к моим родным угас, но тем не менее, даже в тех интервью, что они иногда дают, все как-то спокойно, мирно и позитивно.

Встреча с родственниками, проведенная в положительном ключе должна хорошо повлиять на имидж как корпорации. Пресса зафиксирует только сам факт встречи и ее позитивный настрой, ну а я, наконец, пообщаюсь с родными вживую. Жутко волнуюсь, потому что в последние годы наши отношения складывались не лучшим образом, но я очень хочу мира. Папа и мама не вечны, я хочу быть с ними рядом, по настоящему дружить и общаться, пока они здесь, на этой земле.

В общем, набравшись храбрости, решилась на встречу. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь буду бояться реальной встречи с родными. Боюсь даже чувствовать их эмоции

Для официальной поездки выбран в качестве средства передвижения небольшой комфортабельный самолет корпорации.

С удобством разместившись в салоне, жду взлета, и вдруг, чуть ли не в последний момент, в салоне появляется Рандар.

На главу корпорации смотрю с немалым удивлением. Дракон подходит, выуживает меня из кресла, сам в него садиться, а меня по-хозяйски усаживает к себе на колени.

– А ты тоже летишь?

– Ты верно заметила.

– Но зачем?

– Хочу познакомиться с твоими родителями.

Ой.

В компании Кредо волноваться и переживать не получилось. Когда переживать, если весь полет тебя осыпают поцелуями, а ласки черного дракона вдруг становятся все более… глубокими.

У меня есть предположение, почему Рандар все еще не торопится переходить на новый уровень отношений, хотя я чувствую, как его съедает желание. Либо у дракона есть ко мне чувства, и он не хочет привязаться, либо, не имея чувств, жалеет меня саму, давая возможность принять и осознать. Хотя я уже осознала. Не могу сказать, что прямо-таки приняла, но понимание того, что мне уже никуда не деться, и я окончательно свяжу свою жизнь с главой корпорации, есть.

Рандар о своих чувствах со мной никогда не говорил, так что я могу только догадываться о том, что испытывает ко мне дракон.

Приехав к новому дому родни, удивилась. Мама теперь живет в просто-таки огромном особняке, больше похожем на дворец. Нет, я все понимаю, но ей самой удобно? Для чего столько пространства? И ведь эту роскошь надо содержать, оплачивать счета, следить за состоянием убирать. Неужели родственники так хорошо стали зарабатывать?

У ворот во двор особняка собралось просто море журналистов, причем, кажется, со всего света.

Не понимаю, зачем столько прессы, только чтобы заснять, как я заезжаю во двор?

Впрочем, для журналистов оказалось, чем поживится, когда автомобиль заехал во двор и я вышла из салона. Рандар пока остался в машине, чтобы не плодить сплетни, а у журналистов осталась возможность поснимать встречу через решетку ворот.

Родители, папа и мама, несмотря на то что в разводе, вышли встречать меня вместе. Чуть позади них моя сестра с новым, королевских кровей мужем и детьми, а еще чуть дальше брат, обнимающий за талию длинноногую блондинку модельной внешности. Я читала, что брат сейчас считается весьма завидным холостяком, но обязательства не торопится на себя брать, зато недавно обзавелся ради любимой рыбалки шикарной яхтой.

;Увидев родных, жутко обрадовалось.

На несколько мгновений вернувшись в детство и забыв обо всем, со счастливым криком: "Мама, папа!", кинулась к родителям, однако неожиданно встретила более чем холодный прием.

Мама, гордо вздернув подбородок и с отстраненным, каким-то королевским выражением на лице, отстранилась и отступила от меня на шаг.

– Мама? Не смеши. Ты забыла о нас. Не вспоминала долгие годы. Связывалась формально, цедила каждое слово! Конечно, ты ведь исполнила мечту, стала драконицей!

Дальше произошло и вовсе неожиданное. Мама ударила меня. Точнее хотела бы ударить по лицу, но у меня реакция быстрее, но морально, она меня именно ударила.

Чувствую, как за спиной возбудилось море журналистов, защелкали фотоаппараты.

Неужели очередное шоу?

Медленно перевожу взгляд на папу, он виновато мне улыбнулся, тем самым подтверждая худшие опасения.

В следующий момент мама крепко меня обняла, и всхлипнув, произнесла:

– Моя девочка! Мы все равно тебя так любим! Как же хорошо, что ты приехала!

М-да, и вот уже от прошлого негатива нет и следа, но осадочек остался. Почувствовала себя блудной дочерью, которую только что милостиво простили за все грехи.

Растерялась, и не знаю, как реагировать. Уйти? Но я так долго не виделась с родными. Остаться? Чувствую, будет тяжело.

Но хоть раз нормально вживую поговорить нужно. Поборов в себе порыв убежать (а думаю, такому исходу бы журналисты тоже порадовались, ведь это какая пища для слуха и предположений о моем отношении к семье и вообще к людям), продолжила процедуру приветствия.

С папой просто обнялись, с братом вежливо кивнули друг другу, подарив взаимные улыбки. Брат нет-нет, да косил взгляд на мою обновленную фигуру. С сестрой немного сложнее, она теперь принадлежит к знатному роду.

Долгая процедура приветствия и знакомства. Хорошо, что мне можно не раскланиваться перед сестрой, а то совсем печально было бы. Очень давно, еще только по прибытии в этот мир со своим выводком, черный дракон добился права для своей расы не склоняться ни перед одним королем мира, и в принципе не кланяться ни перед кем, даже если того требуют чьи-то традиции. Только если дракон сам захочет, он поклонится перед тем, кем захочет.

Принц спокоен и сдержан, сестра вроде бы приветливо улыбается, но от нее исходят мощные волны зависти.

Экранировалась, а то могу начать задыхаться.

Для того чтобы пройти в дом, выбрала в спутники папу, взяла его под руку, и пока шли ко входу, тихонько у него поинтересовалась:

– Что с мамой, почему она стала такой… королевой?

– Слава и деньги меняют многих, – папа наклонился ко мне и доверительно прошептал. – У мамы твоей и вовсе что-то в голове повернулось. – Ну представь, одна дочь стала драконом, а вторая женой принца. Теперь она считает себя по статусу как раз королевой. Я не смог с ней больше жить. Там такое началось. Чуть ли не собственный этикет со временем выдумала. Мать дракона, чтоб ее.

Стало немного веселее.

Папа, опасливо оглядевшись, продолжил, только еще тише:

– Сестренка твоя сейчас сильно бесится. Сначала светилась от счастья, что за принца замуж вышло, и только потом Дженни осознала, что быть замужем за титулованной особой – это не только статус, удовольствия, дорогие платья и жизнь в замке. Ты знаешь, насколько у тебя сестра ленивая? А тут ее работать каждый день заставляют. Утомительные официальные приемы, встречи, интервью, благотворительные мероприятия, дипломатические миссии. Высший свет ее не принимает и потешается из-за отсутствия должного воспитания и неспособности выучить даже элементарный этикет.

– Дженни хочет развод?

– Хочет, не хочет. Пока штук пять детей от принца не родит, никто ее не отпустит.

– Э-э, зачем?

– Королевская семья втайне очень рассчитывает на то, что у твоей сестры родятся одаренные дети. Их ученые что-то там выяснили, и чуть ли не гарантию дают, что если не дракон, то хотя бы один маг в королевском роду точно появится. Не у детей, так у внуков.

Удивилась.

– Ты знаешь про магов?

– Тут, хочешь ты того или нет, и не о таком узнаешь. Готовься, мама от этой встречи намерена взять все, что только получится – живет не по средствам, деньги нужны, скандалы в последнее время у нее выходили тухлые, скучные, а потом ее и вовсе заставили замолчать, но теперь она снова развернется.

Папа еще хотел что-то рассказать, но тут мы подошли к дому. Дверь открыл мужчина, которого я бы назвала дворецким – одежда и весь внешний вид пожилого мужчины прямо-таки соответствуют.

Глава 34

Ко мне оборачивается мама.

– Милая, мы там пригласили нескольких гостей. Не волнуйся, это только наши родственники и кое-кто из твоих друзей. Список приглашенных одобрен вашей корпорацией. В доме нет ни единой камеры и записывающего устройства, за этим тщательно проследили и…

Мама не успела закончить.

Грубо отпихнув дворецкого, на пороге появился смутно знакомый мне мужчина. Ах, да, это же тот парень, который признавался мне в любви в тот день, когда родители оказались застуканными за записью нашего разговора ведущим телешоу. Да, точно, тот самый бывший студент, с которым мы всего однажды посидели вместе в кафе. Не узнала сразу, потому что парень действительно возмужал, субтильная фигура вдруг обросла мышцами, прическа стала модной, костюм дорогой надет.

Но вот взгляд все такой же отстраненно-безумный.

– За Мир! – выкрикнул мужчина и выстрелил в меня из неизвестно откуда взявшегося пистолета.

Какая бы я не была быстрая, но выстрелили в меня практически в упор уйти от пули я не смогла. Единственное, что успела, немного отклониться, и вместо сердца, пуля попала чуть выше и обожгла плечо.

Нет, я, конечно, изумилась происходящему, но испугаться не успела.

Вокруг меня даже крик не успел подняться, как в замедленной съемке наблюдаю, за своим обидчиком, вновь наводящим на меня пистолет и замечаю промелькнувшую рядом тень.

В следующее мгновение стрелявший в меня мужчина оказался, висящим в воздухе, подвешенным за шею сильной рукой черного дракона.

Обидчик хрипит, судорожно хватая ртом воздух, пистолет его уже скомкан, словно ненужная бумага.

Вот тут я действительно серьезно испугалась. У Рандара глаза полностью черные, он что-то делает с пойманным человеком, отчего мужские хрипы переходят в болезненные стоны. Журналисты за воротами беснуются, Мама и сестра кричат, девушка брата лишилась чувств.

Прямо на моих глазах стрелявший в меня мужчина превращается в иссушенный труп, в последний момент тело словно испускает черный пар.

Высушенную мумию Рандар небрежно отбросил.

Дальше – хуже. Родственники вокруг меня тоже начали задыхаться, схватившись за горло, они падают на колени. Кажется, даже солнце стало меркнуть.

А что я? Не могу прийти в себя. Из плеча хлещет кровь, но боли я практически не чувствую. Что мне делать? Как остановить обезумевшего черного дракона? Вступить с ним в схватку? Потребовать остановиться? Я проиграю.

Отвлечь.

Стремительно подхожу к Кредо.

– Рандар, перестань! Пожалуйста! Очнись. Это мои родные.

– Они допустили этого человека в дом. Они виноваты. Они обидели тебя.

Так, дракон отвечает, уже лучше, но Кредо все равно неадекватен, я это чувствую. По коже бегут мурашки. За спиной уже слышу предсмертные хрипы.

– Рандар, умоляю, я сделаю все что ты только захочешь. Не убивай!

Обнимаю Кредо за талию, приподнявшись на цыпочки, целую дракона в щеку, вкладывая в поцелуй всю нежность, свет, доброту и… любовь, которая у меня есть к черному дракону.

Не то чтобы на Рандара с виду мои действия сильно повлияли – глаза его так и остаются черными, но позади меня все затихло.

Оборачиваюсь, боясь увидеть страшное, но нет, родственники живы и больше не задыхаются. В глазах каждого шок и ужас.

Громко воют сирены. Дом планомерно окружают драконы корпорации и люди в форме. Толпу журналистов гонят подальше.

– Что теперь будет? – спрашиваю я у Рандара. – Ты ведь убил человека, хоть он и напал на меня, еще и попытка убийства моих родственников.

Я действительно волнуюсь. Не знаю почему вечно всегда отлично контролирующий себя дракон повел себя именно так. Отлично понимаю, что моего убийцу Кредо мог обезвредить и так, а тут вот это все – наверняка проблемы с законом, падение репутации как главы корпорации, так и всей драконьей расы.

– Ничего не будет, – безэмоционально ответил Рандар. – В человеческих законах есть пункт, полностью меня оправдывающий. Он учитывает особенности драконьей расы.

Нахмурилась. Не понимаю, что за пункт такой?

Пока я размышляю, Кредо времени даром не теряет, и, обняв меня за талию, уводит с места происшествия. Попыталась затормозить.

– Мне нужно остаться с родными, успокоить их.

– Нет. Ты увидишься с ними в другой раз, и то, если они никак не причастны к появлению в доме убийцы.

Посмотрела в абсолютно черные глаза дракона и не стала спорить. Что-то мне подсказывает, что Рандар едва сдерживает себя.

Кредо ведет меня к машинам. К нам то и дело подходят обеспокоенные драконы, меня предлагают отправить к медикам, но предлагают не мне, а почему-то Рандару, на меня же драконы теперь глядят с каким-то особым трепетом и благоговением, как в первые дни после моего превращения из человека в дракона. Не понимаю такую реакцию, неужели все из-за рания?

Включаю свою эмпатию, но драконы хорошо скрывают свои эмоции, тем не менее, у них все равно, особенно у тех, кто постарше, прорываются чувства радости и эйфории. Нет, на беспокойство о моем здоровье это точно не похоже. Тут такие страшные события произошли, а драконы радуются. Не понимаю.

Рандар не дал меня отвести к драконьим врачам, уверив волнующихся медиков, что уж лечить дракона с его многовековым опытом, ему не составит особого труда, после Кредо увел меня в машину, а там лично залечил магией, обезболил, убрал кровь и извлек пулю из плеча, а после моя драконья регенерация быстро справилась сама.

До аэропорта мы доехали в полной тишине. Рандар крепко прижимает меня к себе. Периодически проверяю, не изменился ли цвет глаз дракона на обычный, но нет.

Аэропорт кишит людьми и драконами корпорации. Меры безопасности повышены в несколько раз.

Обратный путь на самолете мне запомнился тем, что машину в полете сопровождали с десяток больших воздушных драконов.

Даже в гнезде Рандар пугает меня своими черными глазами.

Дракон, коротко отвечая на все мои вопросы, довел до "нашей горы", а вот там… дал себе волю.

Рандар начал целовать меня уже в коридоре, как только за нами закрылась дверь, и не так, как раньше. До этого я думала, что дракон целуется просто восхитительно, но я ошибалась. Кажется, Ран попросту не показывал мне все что может и умеет, чтобы не свести с ума. Что там говорил говорил дракон? Он знает какие-то точки, которые, при нажатии, могут погрузить в нереальное наслаждение? Так вот, я уже там. Причем за один, пусть и долгий поцелуй, уже несколько раз. Как? Как такое возможно?

Сознание лишь отстраненно фиксирует, что я уже в горизонтальной плоскости, если точнее, то на кровати, при этом дракон планомерно, весьма ответственно подходя к делу, меня раздевает, и только когда отстраняется, чтобы раздеться самому, шепчу:

– Почему сейчас?

– Я планировал подождать с этим хотя бы пару-тройку лет, для более близкого духовного знакомства, но сегодня окончательно понял, что не стоит.

Ответ черного дракона совершенно сбил с настроя. Хохочу. Хохочу так, что слезы текут по щекам. Кредо собирался повременить с постельными отношениями еще пару-тройку лет. В моем все еще частично человеческом восприятии это не укладывается.

– Сабрина?

– Ы-ы-ы!

Продолжаю хохотать и не могу остановиться, это уже истерика после пережитого.

Кредо лег рядом, причем полностью голый. Глаза дракона не изменились, они все такие же черные.

Рандар ждет, когда я успокоюсь, но ждет не пассивно, гладит мое тело, этак медленно, со знанием дела, видимо, опять нажимая на нужные точки. Я выгибаюсь от удовольствия, поддаваясь властным требовательным рукам.

И хорошо, и смешно.

Вскоре дракон оказался сверху. Мои ноги широко разведены, и мне уже не смешно. Даже промелькнула трусливая мысль, что, возможно, два-три года это не так уж и плохо. Накатило осознание. Все не просто так. Это связь, связь навсегда.

Затихла. Смотрю на дракона во все глаза.

Рандар ласково погладил меня по щеке.

– Ничего не бойся. Все будет хорошо. Я почувствовал тебя еще давно, даже будучи человеком, ты привлекла меня и начала сводить с ума все мои инстинкты. Молодой дракон возможно бы и не понял, в чем дело, но мои чувства вот уже сотни лет ничего не задевало и не трогало. Я словно заново рождался, новые эмоции не утихали, наоборот, постепенно усиливались. Найти свою пару это дар величайший, – с этими словами Кредо поддался вперед, не желая больше ждать.

Вцепилась в плечи дракона и закусила губу. Зажмурившись, пережидаю не такую уж сильную боль, драконья регенерация вскоре и вовсе должна ее унять.

Открыла глаза. Рандар больше ничего не делает, зато я с удовольствием наблюдаю за тем, как, наконец, в глазах дракона появляется белый зрачок.

Прислушиваюсь к себе. Боли больше нет. Зато есть нечто другое. Я буквально чувствую, как моя жизнь и жизнь Кредо переплетается невидимыми нитями. Прямо здесь и сейчас между нами создается крепкая, нерушимая связь.

Рандар качнулся мне на встречу, один раз, второй… затем все быстрее и быстрее. Жмурюсь от удовольствия, но сама уже ничего делать не в состоянии, только принимать в себя дракона, как физически, так и на каком-то ином уровне.

Глава 35

Гораздо позже, когда я просто лежу в объятиях черного дракона, я все-таки отважилась спросить:

– Эта связь. Я ее чувствую. Она взаимная?

Да, я все еще до конца не понимаю отношение к себе Рандара, и пора бы узнать и понять.

Кредо внимательно на меня посмотрел.

– Ты все еще боишься? Связь абсолютно взаимна и более чем крепка.

– Я просто… не знаю. Не понимаю тебя и многие мотивы твоих поступков.

– Если ты о том, что тебя так развеселило – для меня ты действительно очень юна, и как дракон, и как человек. И если люди даже за несколько своих жизней не смогли повзрослеть в своем сознании до уровня, который я считаю взрослым, то тебе я хотел дать время. Пара лет для меня действительно мало что значат, как неделя или месяц для тебя. Время привыкнуть, осознать, принять, ну и познакомиться ближе. Все же для нас с тобой это было действительно серьезным шагом.

Нервно скребу ногтем по груди Кредо.

– А тогда в кабинете, при моем увольнении. Что все это было? Ты сказал, что уже почувствовал что-то…

– Тогда это было мое осознанное, возможно неправильное, но благоразумное решение. Видишь ли, как бы мне не хотелось, наконец, оказаться в паре, особенно с учетом того, что уже тогда ты мне сильно нравилась, такая, какая есть, но эти отношения я себе попросту не мог позволить. Потенциалом для создания пары может обладать не одна драконица, так что в будущем бы у меня еще оставались шансы встретить другую пару, а вот если бы создал пару с человеком… несколько десятков, возможно даже пара сотен лет (я бы постарался максимально продлить тебе жизнь), и все, расу драконов бы ждал неадекватный, повернувшийся от горя правитель. Поверь, когда обычный дракон теряет пару он просто горюет, чахнет, возможно влачит безрадостную жизнь дальше, в крайнем случае несколько лет может побушевать. С черными драконами все иначе. Потеряв пару мы становимся злобными, нетерпимыми, склонными к разрушению и доведению окружающих до состояния схожего с нашим. Проще убить черного дракона чем выдержать его плохое настроение. Но дело в том, что черный дракон к смерти никогда не стремится, а убить его, ну очень трудно, а порой и невозможно. Возвращаясь к моему поступку в кабинете. Уже тогда я решил для себя, что нам вместе не быть. Как раз по описанной выше причине. Но решить это одно. Для своего успокоения я сделал то предложение. Если бы ты согласилась, это только подтвердило бы правильность моего решения, а то что отказалась… Расставание стало еще труднее, но гораздо эффективнее. Отпуская тебя, я точно знал, что ты будешь ненавидеть меня и держаться от корпорации подальше. Чтобы не было соблазна все равно в какой-то момент забрать тебя – а я бы мог, лишь узнав, что ты с кем-то начала встречаться, я отказался от всяческой слежки за тобой.

Хмыкнула. При таком раскладе, могу только представить, что почувствовал Кредо, когда узнал про мое перерождение. Но ведь в итоге все равно приручил, постепенно, очень аккуратно, не показывая своей ревности и почти никак не обозначая, чего именно от меня хочет.

Но все-таки.

– Почему ты не сказал сразу, про причины того поступка? Ну, может, не прямо сразу, а когда я уже успокоилась.

– Я не хотел на тебя давить. У нас в запасе полно времени, ты еще очень молода, и тебе необходимо было еще… погулять, заодно освоиться в новой для себя роли, в новом теле. Впрочем, мне тоже нужно было это время. Много веков я был, по сути, один. На самом деле не так просто отринуть статус холостяка, к которому так привык за долгие годы. К тому же мне хотелось насладиться новыми для себя чувствами, ведь все для меня заиграло новыми красками, мне было интересно и необходимо узнать, кто ты, моя пара, почему именно ты, какая ты, навеянные инстинктами эмоции или мои собственные.

Сладко зевнула. Как все-таки трудно быть старым мудрым драконом. Можно самому себя перемудрить. Хотя каким уж тут старым, Рандар полон сил. Ладно. Пусть древний. Не старый. Нет-нет.

К слову, насчет того, что полон сил и находится в расцвете лет, Кредо подтвердил еще не раз. Мы вообще на протяжении недели не выходили из апартаментов. А потом быстро собрались, Рандар быстро передал все дела замам, и мы отправились в путешествие.

Приятной для меня новостью оказалось, то, что по результатам предварительного расследования, никто из членов моей семьи не виновен и не причастен к тому покушению. Мой "воздыхатель" очень долго окучивал семью, втирался в доверие, сдружился с мамой, помогая ей финансово, и в какой-то момент он чуть ли не родственником стал. Все приглашенные в тот день гости прошли тщательную проверку на наличие с собой оружия, но у напавшего его орудие преступление уже давным давно было запрятано прямо в доме.

То что было дальше, больше походило на медовый месяц, впрочем, по сути им и было. Для драконов я и Рандар теперь женаты.

Путешествие по мирам больше похоже на сказку. Кредо с удовольствие открывает для меня все новые и новые чудесные уголки, знакомит с самыми удивительными явлениями, существами и мирами. Мне кажется, даже большее удовольствие от всего получает сам черный дракон. Как долго он этого ждал? Я чувствую, что ему все это нравится, нравится иметь пару, нравится меня удивлять, холить, лелеять и просто делать счастливой.

В какой-то момент мы заговорили о серьезном. А именно о детях и чувствах. Начала задавать вопросы я, желая определенности.

Про то, как у драконов рождаются дети, я знаю. Но вот про предохранение как-то раньше не интересовалась. Да и вообще как-то плохо представляю, как когда-нибудь в будущем буду откладывать яйца.

Краснея и бледнея, задала интересующие меня вопросы Рандару.

– Тебе пока рано заботится об этом. По драконьим меркам ты еще очень юна, твой организм в достаточной мере сформируется для того чтобы сделать первую кладку, только лет через тридцать, не раньше, а возможно и позже, здесь индивидуально. А до этого срока никаких детей.

Целых тридцать лет у меня в запасе? Отлично. Мне подойдет.

– Что касаемо твоего вопроса о кладке… – тем временем продолжает Рандар. – Тут можно выбрать способ родов. После зачатия, до определенного срока, ты можешь находиться в любом обличье, но примерно со второй половины беременности, воплотиться в том образе, в котором решишь рожать, и не менять его, вплоть до рождения ребенка, но об этом мало кто знает, вернее сказать, никто кроме меня. И такой вариант родов у драконов был запрещен. Не у всех, но у тех что из моего мира, точно.

– Почему?

– Беременность в форме человека опасна и утомительна. Если в драконьем обличье драконицы переносят ее совершенно легко и безболезненно, а сам процесс кладки яиц и вовсе наилегчайший. Занимает процесс беремености два года. У человеческого обличья множество проблем. Беременность у драконов многоплодная – вынашивание длится больше трех лет. В среднем рождается от трех до семи дракончиков. Беременность тяжелая – потому как будущий дракон проходит все стадии своего развития не в яйце, да еще и формируется сначала как человек. Если в утробе погибает хотя бы один дракон, за ним следуют и остальные. Роды максимально болезненные и как правило неудачные, и даже после успешного рождения, не факт, что дети выживут, самой большой риск будет для них в момент перевоплощения в дракона, они должны будут сделать его как можно раньше, и далеко не факт, что смогут.

Да уж.

– Я понимаю, что для тебя непривычен будет вариант с кладкой, но примешь решение в этом вопросе только ты, интуиция и чутье должно подсказать. Драконица ты уникальная, для этого мира первая, и вполне возможно, что у тебя будут свои физические особенности.

Тридцать лет. У меня будет тридцать лет на то чтобы обдумать вопрос с деторождением. Но в целом… почему бы и не яйца?

Представила процесс, поймала себя на том, что хихикаю.

Ну ладно, с этим прояснилось.

– А вот эта парность драконов. Что все-таки она подразумевает? Просто сильную почти физическую привязанность. Это просто что-то на уровне инстинктов? Химии?

Рандар понимающе улыбнулся. Да, я напрашиваюсь на признание. Признание, что пары создаются не из-за биологической совместимости или чего-то там еще, а из-за большой сильной любви, которую драконы проносят с собой через века. Кредо пока со мной ни разу по-настоящему не говорил о чувствах. Да, говорил, что появились яркие эмоции, но я хочу услышать слова о любви.

– Парность у драконов предполагает очень и очень многое. В первую очередь страсть, но в то же время нежность и бережное отношение к своей паре. Да, это все заложено в инстинктах.

Кредо смотрит на меня с хитрым прищуром, вынуждая задать вопрос напрямую.

– А иные чувства? Что насчет любви? Она предусмотрена? Идет в комплекте?

– Любовь… понятие довольно мифическое. Драконы не говорят о любви, им это не нужно.

Я только хотела возмутиться, но Рандар, не делая долгую паузу, продолжил свою мысль:

– Драконам не за чем говорить о чувствах, ведь эмоции партнера они могут ощутить.

Надулась.

– Я твои не могу.

Если бы Рандар вот так взял, и прямо сейчас раскрыл мне свои чувства, это был бы не черный дракон. Вместо это Кредо вновь улыбнулся и ответил:

– Теперь у тебя будет повод быстро и качественно обучаться магии, вскрытию чужой ментальной защиты. Можешь тренироваться на мне.

Обидно. Вообще-то, я и так стараюсь, осваиваю магию жадно, с огромным интересом. "Вскрыть" Рандара будет трудно, возможно, на это уйдет не одна сотня лет, но да, стимул мощный.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю