156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Вынужденная помощница для тирана (СИ) » Текст книги (страница 1)
Вынужденная помощница для тирана (СИ)
  • Текст добавлен: 12 августа 2018, 06:30

Текст книги "Вынужденная помощница для тирана (СИ)"


Автор книги: Виктория Свободина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Глава 1

Нервно поправляю юбку, стоя в коридоре перед дверью кадрового отдела. Руки подрагивают, да и вообще я вся трясусь. Что я здесь делаю? Кому я тут нужна в этой супер-мега-крутой компании, где наверняка всех только по знакомству берут. И не на какую-нибудь там уборщицу, а на менеджера иду. Пусть в своем городке я была неплохим специалистом, но кому я тут нужна – разведенка с периферии, которая в любой момент может уйти в декрет? Справку, может, им показать, что детей я вряд ли смогу завести по медицинским показаниям? Нет уж, обойдутся, чтобы потом злословили за спиной, мне не нужно. Не знаю, как тут, но на моей бывшей работе, как только девочки случайно узнали про мои проблемы… фу, не хочу даже вспоминать. Новая жизнь. Все с чистого листа. Новая работа (надеюсь), съемное дешевое жилье на окраине, почти закончившиеся на счету деньги и чистый, точнее пустой холодильник. Глубоко вздохнула, поплевала через плечо на удачу… обернулась – ни в кого не попала, уже хороший знак. Постучалась в дверь. Если не устроюсь на работу менеджером, придется слезно умолять о вакансии уборщицы. Нет, ну а что, я не гордая, месяцок можно и руками поработать, пока чего-то нормального не найду, вот только трудовую книжку испорчу.

Стоило мне войти в просторное помещение кадрового отдела, как на меня обратили внимание сразу все присутствующие дамы. Исключительно дамы, поскольку мужчин в этот кабинете нет. Сразу отметила дорогие и стильные костюмы «местных» и почувствовала себя еще более скованно. Тут явно леди в бутиках закупаются, а не как я – второпях, прямо перед отъездом, на рынке возле вокзала. На старой работе у нас вообще в свободной одежде ходили, кто как хочет, а тут, видимо, все очень строго. Но и платят хорошо… Хочу здесь работать! Красивое здание, центр, парк рядом, метро, магазины, потенциальная зарплата ну очень хорошая. И повыше бы этаж, повыше. Ох, о чем ты только думаешь, Мария Ивановна? Тебя еще никто на работу не принял. Или возьмут, но не тем, кем хочешь, и будешь ты в этом крутом здании уборщицей. Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. Что-то много я сегодня плююсь, пусть и мысленно, но оно и понятно, нервы.

У милой девушки, сидящей недалеко от входа, уточнила, к кому мне подойти, и на негнущихся ногах направилась к указанному столу. Давно я так не волновалась, чувствую себя студенткой перед важным экзаменом. Встретила меня симпатичная ухоженная женщина в годах, немного полная, но ее это не портит совершенно. Дама очень строго на меня взглянула, оглядела с головы до ног и, поджав губы, произнесла:

– Здравствуйте, Мария Ивановна. Вы пунктуальны, это хорошо, пройдемте для беседы в переговорную.

Какое счастье, не придется развлекать остальных дамочек. Следую за женщиной-судьбой. Точнее судьбой, сегодня принявшей облик этой женщины. Экзаменатор, а точнее кадровик, села за большой стеклянный стол, пододвинула к себе бумагу и взяла из специального стаканчика ручку. Опять тяжело на меня посмотрев, женщина властно произнесла:

– Ну, рассказывайте.

Растерялась. Вопросы мне задавать не будут? Ладно. Рассказываю о себе прямо по пунктам резюме, где училась, работала, перечисляю навыки. Взгляд властной дамы становятся все тяжелее. Окончательно тушуюсь.

– ....коммуникабельность, стрессоустойчивость… – на последнем слове у меня мой голос дал петуха, а потом и вовсе пропал. От стресса. Вот такая у меня стрессоустойчивость. Ну ничего не могу с собой поделать. В обычной жизни я не тушуюсь, но только не в таких вот ситуациях, когда, казалось бы, нужно показать себя с лучшей стороны.

Сглотнула. Спазм в горле вроде прошел.

– Хм. – Кадровик что-то быстро чиркнула на своем листке. Чувствую, что-то про мои умственные способности и стрессоустойчивость. – Что вы больше всего цените в работе?

– Деньги, – не подумав, сразу ляпнула я.

“Тебя уволят, детка…” – поет кто-то противным голосом у меня в голове. А вот и не уволят. Чтобы уволили, надо чтобы сначала приняли.

Повисла тишина. Гнетущая такая, ничего хорошего мне не предвещающая. Дама опять черкнула что-то на листе и посмотрела на меня. Выражение лица каменное. Приготовилась услышать нечто вроде “мы вам перезвоним”. И тут в дверь приемной постучали, и заглянула молоденькая девушка, вид имеющая какой-то напуганный.

– Ольга Станиславовна, там вам звонит… он!

Мой экзаменатор вдруг побледнела, суетливо подскочила и направилась быстро к выходу, кинув мне на ходу:

– Посидите пока здесь, я сейчас подойду.

Ну замечательно, не могла сразу сказать, что нет, я бы тут не сидела, изнывая от ожидания. Впрочем, вернулась она уже минут через пять и как-то так нервно и заискивающе мне улыбнулась, во взгляде появился интерес. Что же там за таинственный “он” такой, что смог настолько повлиять на настроение этой женщины?

– Конкретна та вакансия, на которую вы пришли проходить собеседование уже занята…

– Зачем тогда вы проводите со мной собеседование и вообще вызвали сюда? – грубо перебила я. Только из-за этой вакансии я, может, и решилась бросить все и переехать в другой город, а тут такие выкрутасы.

– Это выяснилось буквально сегодня. Скажу честно, там пришли по знакомству, и вариантов нет, а вас я решила посмотреть на всякий случай, мало ли, какая-то еще вакансия появится подходящая. И вы знаете, появилась, – тетя кадровик помялась. – И знаете, тоже менеджером по продажам.

– Ну, отлично, – взбодрилась я.

– Да, и вы знаете, вид товара который взят на реализацию – новый. Как и отдел. Фактически экспериментальный, там менеджеры берут на реализацию только новинки от китайских производителей. Да и начальник там весьма перспективный, деятельный, скучать вам точно не придется. Само собой, если продажи хорошо пойдут, перспективы дальнейшего карьерного роста будут неплохие.

Надо же, звучит все очень даже хорошо, но чувствую подвох, как-то уж слишком любезна стала кадровик.

– А почему вдруг вакансия освободилась? – решила я полюбопытствовать.

– Сотрудник не справлялся со своими обязанностями. И теперь срочно ищется замена.

– Что за товар? – уже деловито интересуюсь, в принципе, приняв для себя решение – конечно же, соглашусь на предложение.

– Кхм-хм… – женщина краснеет, бледнеет и выдает. – Товары для интимных развлечений.

Моя челюсть упала на стол. С трудом сдерживаюсь, чтобы не расхохотаться. Это что же, я правильно понимаю? Мне нужно будет партиями сбывать товары для секс-шопов? Так и вижу: “Здравствуйте, нам тут новую партию фаллоимитаторов подвезли, с новыми улучшенными настройками, хотите приехать на демонстрацию и протестировать товар?”

Наступило молчание. Тетя-кадровик смотрит на меня, я на тетю. Долго смотрим друг на друга. Я все еще пытаюсь сдержаться, но тут из меня все-таки вырывается смешок, и из-за того, что пыталась его удержать, вышло нечто, больше похожее хрюканье. За первым смешком последовал второй, третий, у меня из глаз потекли слезы, так старалась сдержаться. Не выдержала, расхохоталась в голос, утирая слезы, от души, снимая все напряжение последних дней. Подумала, что такую истеричку, как я, сейчас точно выгонят, но Ольга Станиславовна долго-долго смотрела на меня, уголки ее губ дрогнули, а потом и она вдруг начала подхихикивать, глядя на меня, и вскоре мы уже вместе хохотали в голос. В кабинет даже заглянула с тревожным видом и непонимающим взглядом та молоденькая сотрудница, которая вызывала Ольгу к телефону. Самое веселое собеседование в моей жизни.

– Я согласна, – наконец отсмеявшись, сумела произнести я.

– Это хорошо, – довольно кивнула Ольга Станиславовна. – Только вам необходимо еще пройти собеседование у начальника отдела, иначе мы не сможем вас принять. Вы уж постарайтесь, он очень требователен, любит исполнительных и трудолюбивых сотрудников. Если честно… поблажек не дает, и работают в его отделе только те, кто может выдерживать довольно интенсивный трудовой день и кто демонстрирует хорошие показатели продаж. Отпрашиваться и уходить домой пораньше у вас вряд ли получится, скорее наоборот, будете оставаться сверхурочно, забывая об обеде.

Надо же, меня что, отговаривают?

– О, работать я люблю, а домой бежать точно не стремлюсь, – будь моя воля, в свое убогое жилище я бы и не возвращалась.

– Готовы сейчас пройти со мной на собеседование? Начальник вашего отдела как раз сможет с вами поговорить.

– А нужна какая-то специальная подготовка?

– Разве что моральная, – печально вздохнула женщина. – Но выпить не предлагаю, почует ведь.

Что ж там за зверь такой в начальниках?

В общем, идем собеседоваться с моим, возможно, будущим начальником. В этот раз кадровик почему-то волнуется больше, чем я. Мы поднимаемся на лифте довольно высоко. Не верхний, конечно, этаж, но все равно забрались на довольно приличную высоту. Сердце замирает в предвкушении. Как же мне хочется здесь работать. И товар совершенно не отпугивает, думаю, будет интересно. И вот мы уже возле начальственной двери. Ольга Станиславовна нервно поправляет юбку, после чего стучится и заходит, я же прохожу сразу за ней в небольшую приемную, где сидит симпатичная блондинистая секретарь. Классика.

– Дарья, я привела девушку на собеседование в отдел к Владимиру Витальевичу. Он может нас принять?

– Секунду.

Дарья связалась с шефом по телефону, сообщила о гостях и только потом одобрительно кивнула.

– Да, можно, но Владимир Витальевич приглашает в кабинет только соискателя.

Я думала, Ольга Станиславовна будет возмущаться, но она радостно встрепенулась.

– О, ну ладно, я тогда тут посижу, вас подожду, Мария. И ни о чем не волнуйтесь. Идите, держите себя уверенно, и все получится.

Судя по ее реакции, за дверью кабинета меня чуть ли не зверь какой-то ждет. Ладно, посмотрим, что там за Владимир Витальевич в логове сидит. Коротко стучусь и захожу. Честно сказать, в первое мгновение меня взяла оторопь.

А хорош Владимир Витальевич, очень хорош. Такой… настоящий мужчина. Внушительная фигура, стильный темный костюм, черты лица тоже такие правильные, что ли, не смазливые, а именно мужские. Волосы темно-русые, коротко и аккуратно подстрижен. Сразу бросились в глаза хорошие дорогие часы и отсутствие обручального кольца на пальце (это я уже как-то автоматически у мужчин в последнее время подмечаю). В общем, сидит себе такой образец шикарного самца за столом, и можно было бы даже не бояться, но есть одно большое но: про всю привлекательность этого мужчины забываешь, как только встречаешься с ним взглядом. Ледяным оценивающим взглядом из-под классических и тоже выглядящих на удивление очень дорого очков. Меня даже мороз пробрал по коже. Как можно так смотреть, что сразу от одного взгляда хочется сжаться в комок и зажмуриться?

Дальше стало только хуже. В кабинете полутьма, поскольку раннее зимнее утро, а Владимир Витальевич, видимо, не любитель яркого освещения. Так вот, до этого мой возможный он сидел, положив сцепленные руки на стол, но теперь расслабленно откинулся в кресле, и освещение сыграло странную шутку, может быть, даже данный индивидуум специально отработал такой трюк, но тем не менее. Владимир Витальевич оказался в тени, лицо и тело видно плохо, и только очки отражают тусклый свет. Получается такая темная фигура с белыми светящимися очками. Мороз по коже.

– Мария Ивановна? Что же вы застыли? Проходите, садитесь.

От позорного побега меня спасла Дарья. Девушка, постучавшись, вошла, как ни в чем не бывало, походкой от бедра подошла к столу начальника и положила на него тонкую папку.

– Здесь резюме кандидата, – коротко пояснила девушка и быстро ретировалась. Стальные нервы у этой Дарьи.

Как бы там ни было, но оторопь прошла, и я уже вполне спокойно подошла и присела на стул напротив Владимира Витальевича. С нового ракурса начальник все еще остается в полутьме и плохо видно выражение его лица, но зато хоть жуткие очки больше не отсвечивают потусторонним светом. Мужчина открыл папку с моим резюме и быстро пробежался по нему глазами.

– Что же, неплохо. Хорошее образование и опыт работы у вас есть, но мне не нравится, что вы женщина, причем в самом расцвете лет, – прямо заявил мне Владимир Витальевич.

Так, ну это ожидаемо. Только про расцвет лет Владимир мне явно польстил. Двадцать шесть… ну ладно, уже практически двадцать семь, это не прямо расцвет, хотя и старушкой меня пока рано называть.

– Владимир Витальевич, я могу вам поклясться, что в декрет не уйду. Даже замуж не собираюсь.

Начальник молчит. Я буквально ощущаю, как меня прощупывают сканирующим холодным взглядом. Кого перед собой видит это шикарный уверенный мужчина? Потрепанную жизнью, усталую, невыспавшуюся дамочку, сбежавшую от прошлой жизни, мужа-козлика и властной королевы свекрови (которая, кстати, весь пятилетний брак прожила вместе со своим сыночкой и невесткой в одной квартире). Хотя нет, вряд ли. Историю-то моей жизни Владимир не знает. Так что… сидит перед ним бледная, по причине зимы, женщина в самом расцвете лет, пока так и не побывавшая в жарких странах и не знающая, что такое солярий. У дамочки черные волосы, убранные в аккуратную строгую прическу. Дамочка, кстати, давно не посещала салон и не стриглась, так что если волосы распустить, то они укроют плечи тяжелой шелковистой копной, опустившись ниже лопаток, но об этом мужчина вряд ли узнает. Что еще? Глаза темно-карие, взгляд сейчас наверняка испуганный. Лицо… ну, не знаю. Нормальное у меня лицо. Не страшненькая, и ладно. Губки пухлые бантиком, бровки домиком, похожа на маленького… не это я уже вообще не туда. Фигура в прекрасном состоянии, хотя мой нынешний костюм вряд ли подчеркивает какие-либо ее достоинства, скорее тщательно скрывает. В общем, смотрел на меня Владимир Витальевич, смотрел, долго причем, а потом решительно захлопнул папку с моим резюме и строго произнес:

– Спасибо, но вы не подходите. Можете быть свободны.

Глава 2

Хлопаю глазами. Внутри все неприятно сжалось, и в горле застрял комок. А ведь счастье было так близко.

– Почему? – спросила я, и голос у меня такой жалкий вышел, прям самой противно.

– Потому что женским клятвам я не верю, а вероятность того, что вы уйдете в декрет, слишком велика. Но даже если и не декрет. Женщины постоянно отпрашиваются пораньше, часто опаздывают, теряют работоспособность в определенные дни, на них нельзя лишний раз голос повысить, сразу слезы. Если женщина красивая, то все только усугубляется. К тому же работа в моем отделе слишком напряженная, часто приходится работать сверхурочно. Так что нет.

Угу, не любит он женские дни, женские истерики и красоток, а у самого вон какая фифа в секретарях сидит. Ну нет, так просто я не сдамся. Придется раскрыться.

– В декрет я точно не пойду. Могу вам предоставить официальное медицинское заключение о том, что не могу иметь детей. У меня с собой. И знаете, – замолчала, поскольку в горле опять встал ком. Смахнула непрошеную слезу. Справилась с собой и продолжила: – Я была замужем, и там мне не понравилось, поэтому больше к браку и семейной жизни не стремлюсь. Ни за что, никогда. Работа лучше, я люблю работать и скорее готова проводить за работой дни и ночи, но только не возвращаться к семейному быту. Больше меня в эту ловушку семьи и брака никто не заманит.

На самом деле я немного кривлю душой. Семью ведь я хотела и до сих пор где-то в глубине души хочу. Детей хочу, мужа. Но детей не будет, а, как показала практика, муж может быть той еще радостью. Так что да, никаких больше семейных ценностей, только отрыв. Сидящий передо мной начальник тяжко вздохнул и наклонился, выбираясь тем самым из тени. Тихо пробурчал:

– Вот поэтому я и не хочу брать женщин, все равно ведь добиваются, чего хотят, – и уже громче. – Ну, предположим, я вас возьму. Вы понимаете, с каким товаром придется работать? Это вам не пластиковые окна продавать.

– Думаю, что справлюсь. Да и различия там не такие уж большие. Да, товар другой, но ассортимент и его характеристики постараюсь выучить очень быстро, – приободрилась, поняв, что работа из моих рук, кажется, не уплывает.

– Все же различия есть. Заказчики могут быть весьма специфическими. А вы с виду скромная миловидная девушка, в силу скромности вряд ли сможете на должном уровне описать товар и заинтересовать им потенциального покупателя. Скажу больше. Ваш предшественник – мужчина, и то не смог быть достаточно лояльным в некоторых вопросах и сильно повздорил с крупным клиентом нетрадиционных взглядов, к тому же не справлялся с нагрузкой.

Девушка! Я – миловидная девушка. Да этот местный бог мне бессовестно льстит, видимо, пытаясь сгладить прошлую неловкость.

– Считаю, что я достаточно толерантна, да и давно не девочка. Скромницей меня тоже трудно назвать, – чувствую, что несу что-то не то, вот уже даже у Владимира в глазах смешинки появились. Голубых, кстати, глазах. А ведь я еще чуть не ляпнула, что меня мало чем можно удивить – но это неправда. Еще ни разу в жизни не посещала секс-шопы, семейная жизнь моя была довольно скучна и однообразна.

– Уверены?

И тут этот человек наклоняется, доставая что-то из ящика, а когда распрямляется, оказывается, что у него в руках… плетка. Рукоять в виде анальной пробки (просто знаю, что это такое, благодаря интернету), и много кожаных черных хвостов. Владимир Витальевич демонстративно постукивает плеткой о свою ладонь и следит за моей реакцией. Вот тут я конкретно напряглась, но как представила ситуацию со стороны и это собеседование, где будущий начальник при помощи плетки проверяет меня на профпригодность и стрессоустойчивость, опять захотелось ржать, причем самым неприличным образом. Кому рассказать, ведь не поверят.

Теперь уже теряться нельзя, надо идти до конца.

– Хм. Должна отметить, что модель, которую вы держите в руках очень хороша. Эргономична, многофункциональна и проста в применении. Дизайн очень хорош. Материалы натуральные, – деловым мягким тоном произнесла я.

– Хорошо. Как насчет прочности?

– Испытания показали повышенную износостойкость данной модели.

– Я хотел бы проверить прочность. На вас.

А вот это уже прямая провокация.

– Извините, но наша компания подобную услугу не предоставляет, однако у нас есть все сертификаты качества… и в демонстрационном зале вы можете испытать товар на Антонине – резиновой кукле. Кстати, тоже очень советую Антонину, у нас в этом месяце на резиновых кукол хорошая скидка.

Владимир Витальевич довольно кивнул и отложил плетку. Расслабиться не удалось. Мужчина вновь потянулся к ящику и вытащил из него… фаллоимитатор. Большой такой, внушительный, черного цвета.

– Продайте мне его.

Бли-и-ин. Да он издевается! Я же сейчас лопну от смеха. На лице помимо воли появляется широкая улыбка.

– Да, сейчас, только можете сначала ответить на один вопрос?

– Я слушаю.

– Зачем вы держите это в столе? И что там у вас есть еще?

– Это два вопроса. Если будете приняты на работу, у вас в столе наверняка и не такое будет храниться. В моем столе, возможно, есть еще кое-что интересное, но о содержимом узнают только мои сотрудники. Особенно велика вероятность узнать об ассортименте внутри стола сотруднику, который провинился, – Владимир Витальевич выдал показательную кровожадную улыбку.

– Вы ведь шутите, да? – осторожно интересуюсь я.

Мужчина посмотрел на меня насмешливо, но ничего не ответил. Начинаю все лучше понимать, за что боятся этого начальника и почему так не хотелось заходить в кабинет Ольге Тимофеевне. Ну, не знаю, если он тут наказывает подчиненных не лишением премии, а, скажем, назначает десять ударов плеткой, то... нет, не знаю. Ничего не знаю. И пока вообще лучше не буду об этом думать.

Ладно, узнаю, если на работу все-таки возьмут, а пока, исключительно на вид, стала перечислять достоинства стоящего на столе агрегата, объясняя “заказчику”, почему ему непременно стоит взять партию.

– Неплохо, – кивнул Владимир, а потом подумал о чем-то своем и вдруг произнес. – Ну а попробуйте продать мне этот товар не как заказчику, а как обычному покупателю в магазине.

– Зачем?

– Интересен ваш навык в плане разного вида продаж. Порой заказчики берут у нас эксклюзивные новинки и поштучно, на пробу, скажем так, для себя.

А вот сейчас растерялась. Владимир ставит меня в заведомо проигрышное положение. Зачем условно приличному и нормальному мужчине такая игрушка? Предлагать ее в открытую по прямому назначению – то есть для каких бы то ни было интимных утех, может картинно оскорбиться, а значит заказчик может быть потерян. Да и, может, условие такое, что этот агрегат потенциальному клиенту вообще не нужен, а впарить придется. Значит мне нужно что-то нестандартное придумать. Закусила губу. Мозг лихорадочно работает над решением задачи, но идей почти нет.

– Я вижу, вы обратили внимание на эту модель. Очень рекомендую, отзывы покупателей исключительно хорошие, – сразу вхожу в роль продавца.

– Вы издеваетесь? – возмущенно цедит мужчина, тоже войдя в роль. – Как только вообще вы могли предположить, что мне это нужно, для чего?

– Ну как же, разве вы не в курсе? Сейчас это последний писк моды. Я ведь вижу, что вы стильный и современный мужчина.

Клиент заинтригован.

– Моды?

– Да? У нас все берут эту модель для интерьера. Сейчас очень любят оригинальные решения. Мужчины как раз предпочитают строгие цвета – черный, коричневый, синий. А девушки что-то более игривое. Берите, не пожалеете. Поставьте на стол прямо в центре гостиной вместо вазы. Гости будут шокированы и восхищены, а вы прослывете очень модным и продвинутым человеком со смелыми взглядами и вкусами.

Под конец моей речи начальник совсем уж неприлично хохотал. Мне и самой смешно, закусываю губу, чтобы не рассмеяться. Мне расслабляться рано, но, кажется, своего я все-таки добилась.

– Работа ваша, – отсмеявшись, произнес мой уже точно начальник. – Сегодня оформляетесь, а выходите завтра. Рабочий день начинается с восьми. Опоздания я не принимаю. Болеть тоже не рекомендуется.

Чуть не подскочила на стуле от радости. Готова сейчас станцевать что-нибудь дикое. Порыв подавила. Спокойно встала, поблагодарила и попрощалась с начальником. Да-да-да! Правда, теперь я глубоко задумалась над формой одежды. Отдел специфический, мало ли, какая форма тут практикуется. Сегодня это деловой костюм, а завтра, кто-знает, может быть и костюм медсестры. Вот сегодня я выгляжу как учитель начальных классов, возможно даже это и способствовало успеху. Хохотнула про себя и довольная полетела на встречу с Ольгой Тимофеевной.

Кадровик, когда узнала, что я принята, довольно кивнула и повела меня обратно в отдел кадров оформлять документы и давать инструктаж, что, куда и где. Домой я тоже практически летела – доехала быстро, всего за каких-то полтора часа, поскольку вернулась днем и без пробок, а вот ехала утром все три – квартиру сняла далеко от метро, и на дороге оказался жуткий затор. Да, живу я далековато, и это может стать проблемой, когда начальник жутко пунктуальный. Можно было бы снять жилье поближе, когда подкоплю денег, но я за нынешнее отдала немалую саму, и когда накоплю новую, пусть даже и с весьма приличным окладом менеджера, – неизвестно. Но я надеюсь, что удастся подзаработать еще, ведь мне будут накидывать процент от успешно проведенных мной сделок. Так что выезжать на работу буду где-нибудь часов в пять или в половину шестого утра, чтобы точно успеть до пробок и не опоздать. Бр-р-р, как представлю, что зимой, в самую рань, холод и стужу так долго добираться сначала до нужной остановки почти километр, затем трястись и ждать маршрутку и ехать в плохо отапливаемой машине, заранее холодно и грустно становится. Но ничего. Я справлюсь.

Забежала в магазин недалеко от моего нового жилища, накупила себе вкусностей и вина, чтобы отметить победу. Решила никуда сегодня из дома больше не выходить, хотя, по-хорошему, мне нужен новый приличный костюм для офиса, а то на фоне остальных выгляжу как бедная родственница. Только неохота больше никуда ехать, но, может, что-нибудь найду в интернет-магазинах с доставкой на дом.

За оставшийся вечер я все-таки нашла подходящий магазин с недорогими, но приличными костюмами. Курьер приехал быстро, из нескольких вариантов фасонов и размеров выбрала самый удачный костюм, заплатила чуть ли не последние деньги и осталась очень довольна. Завтра приду в офис в куда более приличном виде, но сразу придется просить у начальства выдать мне аванс. Потом я праздновала сама с собой новую работу, вспоминала старую жизнь, родителей, подруг, бывшего. Родители, думаю, были бы рады моему новому начинанию, жаль, им уже никогда больше не позвонить и не поделиться новостями, подруги… думаю, им все равно. У всех давно свои семьи и проблемы. Бывшему только хочется позвонить и похвастаться, тем более, что я уже под нужным градусом. Сдержалась. Обойдется. Забыла навсегда.

Утром проснулась в семь часов, причем сама. Меня пронзил ледяной ужас, когда поняла, что вчера, находясь в состоянии легкого алкогольного опьянения, упала в кровать, совершенно забыв поставить будильник на телефон. В жизни никогда так быстро не собиралась. Три минуты ушло на то, чтобы одеться, взять вещи и вылететь из квартиры. Пока бежала на остановку, в голове крутились картинки начальника с плеткой в руках и того, как он наказывает новую служащую за опоздание в первый рабочий день. Хоть с маршруткой сегодня повезло – подъехала почти сразу, да и пробки в это время еще не успели сильные образоваться, но все равно, машина, как мне показалось, просто-таки тащилась по дороге, и мне приходилось постоянно мысленно ее подгонять, но это не сильно помогало. Я вся извелась, пока ехала. Всю остальную часть везде, где можно, исключительно бежала.

В общем, на работу мне удалось прибыть в двадцать пять минут девятого. Тяжело дыша и хрипя, я влетела в кабинет, в котором мне предстоит работать. Опершись рукой о дверной косяк, пытаюсь отдышаться. Кажется, я побила мировой рекорд по бегу на обледеневший дороге. Оглядываюсь. На меня круглыми от удивления глазами смотрит коллектив, с которым мне предстоит работать. Один, два… ох ты ж, батюшки. Насчитала семь человек. И все мужики. Я попала в мужской цветник?

– Здрасьти, – хриплю я, еще не до конца придя в себя после бега. – Отдел продаж номер девять?

– Да, а… вы к кому? – интересуется сидящий за самым ближним ко мне столом мужчина.

– К вам. К вам всем.

– А… – бедолаги, не понимают, чего ждать от дикой тетки с выпученными глазами, только что вбежавшей в их тихую мужскую обитель. – А зачем?

– Вам еще не сказали? Я новая сотрудница на место недавно уволившегося менеджера.

– А-а-а… – очень дружно протянул коллектив. – О-о-о…

– Но вы женщина, – почти обвиняюще протянул тот первый со мной заговоривший. Кстати, ничего себе такой мужчина. Молодой плечистый брюнет.

Оглядела себя.

– Вроде да, женщина. Во всяком случае, утром ею была. Вы что-то имеете против этого?

– Нет.

– Ну и хорошо. Владимир Витальевич еще не заходил?

– Нет, он к девяти обычно приходит.

Фу-у-у. Правда, на моем электронном пропуске может время прихода фиксироваться. Будем надеяться, что начальник за этим не сильно следит.

– Не подскажете, где мое рабочее место?

– Да, конечно.

Под пристальными взглядами новых коллег, один из которых взялся меня проводить, прошла к своему рабочему месту – хороший офисный стол стоит в самом дальнем углу кабинета. Вполне приличное тканевое кресло, есть свой шкаф для бумаг, компьютер, несколько удобных полок на стене и большое окно прямо рядом. Все отлично. То, что коллектив совершенно мужской, меня, конечно, удивило, но удивление скорее приятное, поскольку от женского коллектива я уже устала.

– Спасибо, – поблагодарила я своего провожатого и села за стол.

Про меня все забыли? Как бы не так. Присутствующие в кабинете коллеги дружно встали и, перетащив свои кресла, присели кружочком вокруг моего стола. Вот это я понимаю повышенное мужское внимание. Рассматриваю незнакомые лица. А ничего такие у меня коллеги. Молодые здоровые мужчины в самом расцвете сил. Все в костюмах, симпатичные. Невольно закралось страшное подозрение. Владимир Витальевич не хотел брать на работу женщину. В его отделе только мужчины, а в столе черный фаллоимитатор и плетка… Еще страшнее мне теперь представить, что в этом отделе происходит на закрытых совещаниях, и совсем уж жутко – как я в эту компанию впишусь.

– Ну что, давайте знакомиться? – предложил один из мужчин и тут же протянул мне руку раскрытой ладонью вверх. На лице активиста широкая располагающая улыбка, карие глаза смотрят на мир весело и задорно. Брюнет, черты лица располагающие. Руку пожала. – Стас. Девушка, вы нас сильно не смущайтесь, что мы тут на вас сразу налетели, очень уж любопытно. Во-первых, вы наша новая коллега, что само по себе интересно, так еще и, скажем так, не мужчина. Сейчас мы все дружно пытаемся понять, почему Василиск принял вдруг на работу особу женского пола, хотя раньше всегда в этом плане отдавал предпочтения мужчинам.

– Василиск? – удивилась я.

– Васильев Владимир Витальевич, – пояснил Стас.

– Из-за фамилии, что ли, прозвище?

– Да вы что! – мужчина широко улыбнулся. – Вы видели его взгляд? А думаете, просто так очки носит? Нет, это защита от его убийственного взгляда. Ладно-ладно, шучу. Но вообще, у нашего начальника много прозвищ. Все от ситуации зависит. Основные это Василиск, Тиран и Тривэ.

Хм. Василиска объяснили. Тривэ, видимо, по заглавным буквам полного имени. А вот почему тиран, боюсь даже представить.

– Так что, – оживился Стас. – Вы по знакомству, может?

– Нет, просто успешно прошла собеседование.

– Надо же… – недоверчиво протянул новый знакомец.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю