332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктория Победа » Опекун. Она не для меня (СИ) » Текст книги (страница 7)
Опекун. Она не для меня (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 16:32

Текст книги "Опекун. Она не для меня (СИ)"


Автор книги: Виктория Победа






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 11 страниц)

Глава 8

Инга

Таким я его еще не видела, я знала, что он может быть довольно жестким, но то, с какой яростью он выбивал дух из парня, превращая того в кровавое месиво и то, как хладнокровно Громов застрелил его на глазах у остальных – вызвало у меня тихий ужас, я просто стояла не в силах пошевелиться.

– И так будет с каждым, кто посчитает, что умнее меня, – предупредил он присутствующих, столько холода и ярости в его голосе я не слышала ни разу, только глухой или идиот мог усомниться в его словах. А потом он наткнулся на меня.

– Какого черта ты здесь делаешь? – взревел я, – иди наверх.

Да я сама не понимала, зачем пошла за ним, почему не осталась сидеть наверху, как было велено. Его бешенный взгляд и яростный рев заставили меня попятиться назад.

«Дура, какая же ты дура, зачем ты пошла за ним» – ругала себя пока бежала по лестнице, в последний раз подобный ужас я испытывала в те дни, когда сидела в подвале, в доме Андрея.

«Громов не Андрей» – твердила я себе, я знала, что он не такой, он меня не обидит, но произошедшее так и стояло перед глазами, к этой его стороне мне еще придется привыкнуть.

Подхватив по пути Шему, я побежала наверх, в спальню, которую нам выделил Дима. Чтобы хоть немного отвлечься от событий сегодняшнего дня, решила разобрать вещи и устроить все удобства для Шемы, лоток и наполнитель, мы естественно не захватили – пришлось импровизировать. Дима почти сразу выдели огромную чашку, чтобы ей было куда ходить, нарвала туда туалетной бумаги и молилась, чтобы Шема не обгадила все вокруг, если ей моя импровизация придется не по вкусу.

Из спальни я не выходила до позднего вечера. Олег не появлялся, на душе было как-то неспокойно, и я решила убедиться, что с ним все хорошо. Спустилась вниз, на кухне отыскала Диму, сосредоточенного на документах. Услышав мои шаги, мужчина обернулся.

– Тебе что-то нужно? – спросил он, улыбаясь, сегодня он не грубил и не фыркал от отвращения.

– Нет, – смутилась я, у меня не было желания отвлекать его от дел, – просто Олег. он, – я замялась.

Дима как-то странно усмехнулся, а потом отложив бумаги, жестом предложил мне присесть напротив. А мне стало стыдно, он вынужден терпеть меня в своем доме, улыбаться мне, а теперь еще от дел его отвлекаю.

– Я наверно пойду к себе, – тихо произнесла я, опасаясь, что мужчине мой отказ не понравится, все же пренебрегать предложением человека, приютившего тебя в своем доме – некрасиво.

– Присаживайся, Инга, я тебя не обижу, – шире улыбнулся он, – мы просто с тобой побеседуем.

– Я не хочу Вас отвлекать, – обняв себя руками, я все еще надеялась, что мужчина меня отпустит.

– «Ты», Инга, запомни, – твердо произнес он, – и ты меня не отвлекаешь, может ты есть хочешь? Хреновый из меня хозяин, да? – рассмеялся он, – у домработницы выходной, я не планировал возвращаться так быстро, – признался он, чем вызвал во мне еще большее чувство вины.

– Простите… прости, – я не знала, что еще сказать.

– Тебе не за что извиняться, в холодильнике есть продукты, бери все, что захочешь, – он говорил так спокойно, будто я просто его старая знакомая, приехавшая погостить, и не скажешь, что этот же мужчина еще недавно оскорблял меня.

– Я не хочу есть, спасибо, – отвечала я почти шепотом несмотря на то, что мы нашли общий язык и мужчина был крайне мил, я все еще его побаивалась.

– Тогда просто поговорим.

– Хорошо, – сдалась я, раз он настаивает. Подошла ближе и заняла место напротив него.

– Для начала я должен извиниться, – начал он.

– Ты уже извинился, – напомнила я.

– Значит извинюсь еще раз, – подмигнул мне Дима, – Олег мне кое-что рассказал, – осторожно заговорил он, ожидая моей реакции на его слова, но ее не было, а какая может быть реакция, мы к нему домой заявились ни свет ни заря первого января, – я не знал, то как я себя вел было не по-мужски, надеюсь ты меня простишь и перестанешь наконец трястись в моем присутствии, – он снова улыбнулся, – я тебя не обижу, Инга, ты слишком много значишь для Олега, а значит и для меня.

Своими словами он загнал меня в ступор, еще месяц назад я никому не была нужна, кроме одного ненавистного садиста, а теперь вот для кого-то что-то значу, как страшно в это верить, взлететь всегда легко, а вот падать больно и неприятно.

– Ему сейчас сложно, – снова заговорил Дима, не дождавшись от меня ответа, – прошлое все никак не оставит его в покое, а теперь ты у него появилась, он не привык за кого-то переживать, близких, кроме нас с тобой у него нет, – продолжал вводить меня в краску Дима, – и, если за меня он может не переживать, я не барышня, – усмехнулся он, – то ты совсем другое дело. Ты главное его не бойся, то, что ты видела сегодня…

– Я не боюсь, – выпалила я, перебив Диму, чем вызвала у него очередную улыбку, – его я не боюсь, – уже тише повторила я.

– А меня?

– Немного, – призналась я, не могла я лгать этому человеку, было что-то в его глазах такое, что казалось он видит меня на сквозь.

– Не стоит, думаю, мы с тобой подружимся.

– С убогой? – не знаю, зачем я это сказала, захотелось пошутить, а вышло не очень.

– А ты не так проста, как может показаться на первый взгляд, – рассмеялся Дима, – ты не убогая, Инга, просто я дурак, – добавил он.

– А Олег, он сейчас где? – поинтересовалась я.

– В моем кабинете, – вздохнув, ответил Дима, – но сейчас лучше его не трогать.

– Он в порядке? – насторожилась я.

– Он пьет, Инга и это не самое лучшее его состояние, – Дима снова вздохнул и поднявшись с места, пошел в сторону, где стоял чайник, – чаю хочешь? – поинтересовался он.

– Нет, можно я пойду к нему? – какой может быть чай, когда Олегу плохо.

– Не думаю, что это хорошая идея, он сейчас может быть довольно груб, – предупредил меня Дима.

– Это неважно, – твердо произнесла я и поднялась из-за стола, – где твой кабинет?

– Первая дверь после лестницы, – ответил Дима, поняв, что переубеждать бесполезно.

Как и сказал Дима, Олега я отыскала в кабинете. Он сидел на кресле, спиной ко мне, комнату освещал лишь небольшой ночник, на столе стояла откупоренная бутылка, а Олег, казалось, совсем не замечал моего присутствия. Немного подумав, подошла ближе и присев на корточки радом с креслом, осторожно коснулась его ладони. Громов сразу же повернул голову.

– Чего пришла? – грубо выплюнул он и сделал глоток из бокала, который держал в другой руке.

– Я просто беспокоилась, – смотря на него снизу верх, ответила на вопрос.

– Беспокоилась она, – усмехнулся он, – о себе беспокойся.

– Не надо так, – прошептала я, – пойдем, тебе нужно поспать.

– Отстань от меня, а, – еще грубее произнес Олег, – ты мне кто? Жена?

– Нет, – тихо ответила я, – но…

– Раз нет, проваливай, не строй из себя тут сестру милосердия, – и отвернулся.

Было больно и до ужаса обидно, но ему было хуже, в нем говорили боль и алкоголь, к тому же он прав, я ему не жена и вообще не имею права его о чем-либо просить. Уйти я не ушла, просто устроилась на другом кресле, не далеко от Олега, просто, чтобы в случае чего быть рядом.

Олег

Немного лирики:))))

Открыв глаза, не сразу сообразил, где нахожусь, потребовалось около минуты, чтобы немного прийти в себя и вспомнить, что вчера бухал, как черт. Голова, к счастью, практически не трещала, хороший был вискарь, зато тело затекло так, что каждое движение отдавалось острой болью – это ж надо, как меня переклинило.

Еле поднявшись с кресла, собирался уже пойти принять душ, как взгляд зацепился за маленькую фигурку, свернувшуюся в клубок в соседнем кресле. Только сейчас, обнаружив ее, такую маленькую и хрупкую, здесь в кабинете Димы, вспомнил последние события вчерашнего вечера.

«Твою мать, дебил, млять» – схватился за голову и взъерошил волосы.

Какого черта я ей вчера наговорил, уебок, блядь. Она ведь пришла, ко мне пришла, после того, что в подвале увидела, поле того, каким видела меня в тот момент, пришла, потому что беспокоилась. Что я ей сказал? Что она мне не жена и свалить попросил? А она не ушла, осталась, моя маленькая сильная девочка. Возненавидел себя еще сильнее прежнего.

«Зачем же ты пришла, маленькая, не нужно было тебе меня таким видеть» – качнул головой.

– Олег? – проснувшись произнесла она, когда я присел рядом с креслом и провел рукой по ее волосам. Красивая такая, ангел мой, а я мудак, – а ты чего так смотришь? – улыбаясь спросила она. Я ее почти послал вчера, обидел, а она улыбается, мать вашу, мне, уроду, отбитому на голову, улыбается.

– Красивая ты у меня, – ничуть не лукавил, ничто не могло испортить эту девочку, только не для меня, поднялся и подхватил ее на руки, легкая как пушинка, чуть надавить и сломается.

– Куда ты меня несешь? – спросила она.

– Мне нужно принять душ, – совершенно серьезно ответил на ее вопрос.

– А я здесь при чем?

– А ты со мной, – вынес ее из кабинета и не сдержался, поцеловал.

– Ты, что, прекрати, Дима увидит или охрана, – засмущалась она и забилась в моих объятьях.

– Пусть смотрят и завидуют, – рассмеялся я, она была прекрасна в своем смущении, никому ее не отдам.

В спальне опустил ее на ноги, но только, чтобы избавить нас обоих от ненавистной одежды, одним рывком стянул с себя футболку и откинул в сторону, следующими полетели брюки. Инга все это время наблюдала за моим импровизированным стриптизом.

– Иди ко мне, – хрипло попросил я, – это лишнее, – улыбнулся и подцепил края ее домашнего платьица, скрывающего от моего взгляда тело любимой женщины.

«Любимой?»

Да, именно так, а как еще назвать мою одержимость этой девочкой.

– Может ты сам сходишь, а я после тебя? – прошептала Инга, удерживая платье.

– Нет, – рявкнул я, так что Инга подпрыгнула на месте, воспользовавшись ее смятение, одним рывком сорвал с нее ненужный предмет одежды, следом полетел и лифчик, когда Инга опомнилась, я уже покрывал поцелуями ее шею, всасывая тонкую кожу, одной рукой осторожно сжал небольшую, но упругую грудь, – мы пойдем в душ вместе, извиняться буду.

Инга взвизгнула от неожиданности, когда я подхватил ее, закинул на плечо и понес в ванную. Избавив нас от последних остатков одежды, включил воду, малышка все еще смущалась, делая попытки прикрыться от моего пристального взгляда. Шагнул к ней, прижал к стенке душевой и поцеловал, вынуждая забыть о смущении и вообще обо всем.

– Что. что ты. божеее, – застонала малышка, когда я опустившись перед ней на колени, заскользил языком у нее между ног – сладкая, горячая, только моя! Ласкал ее, под тихие стоны, которые постепенно переросли в крики, – черт, Олег! – вскрикнула она, зарывшись ладонью в мои волосы, малышка попыталась отстраниться.

– Что не так?

– Хочу иначе, – глядя на меня сверху вниз и тяжело дыша произнесла она, – хочу тебя, полностью, – возбуждение снесло все преграды в ее голове, от одного лишь горящего взгляда чуть не кончил, хотел ее так, что яйца сводило, но…

– Тебе пока рано, – улыбнулся своей возбужденной нимфе и всосал набухший от возбуждения клитор, ударил по нему языком, вырывая из уст малышки очередной стон удовольствия, я чувствовал, как ее затрясло, чувствовал, что ее оргазм уже близко и уверенно вел ее к нему, но уже будучи на грани Инга снова потянула меня за волосы, не позволив мне завершить начатое, – Инга, – недовольно прорычал я, – а ну прекрати.

– Не хочу так, хочу с тобой, – захныкала она, откинув голов на стенку кабинки, – пожалуйста, Олег, хочу чувствовать тебя.

– Блядь, Инга, – выругался, старался ведь держаться, черт, но я же не железный, как тут удержаться, когда у меня башню от нее такой сносит, – с ума меня сводишь, маленькая, – прошептал, и подхватил ее под бедра, вынуждая обхватить меня ногами, – на меня смотри, – приказал, когда она прикрыла глаза и начал медленно скользить внутрь.

«Гребанный рай»

– Не больно? – спросил, вглядываясь в ее лицо, а у самого искры из глаз летели, как в первый раз, блядь.

– Нет, мне хорошо, – улыбнулась малышка, прикусив губу, – не останавливайся.

– Уже не смогу, – выдохнул из последних сил и впившись в ее губы, начал двигаться, призвав всю свою выдержку старался делать это медленно, чтобы не причинять ей боль, а ей, похоже, этого было мало, прижавшись ко мне, малышка качнула бедрами.

– Еще, Олег, быстрее, – на «еще» мне окончательно снесло крышу, ни о какой нежности и осторожности больше не могло быть и речи, яростно насаживая ее на себя, терзал губы малышки, – так, хорошо? – спросил, наращивая темп, вколачивал в нее свой член, все сильнее сжимая ладонями бедра, на которых наверняка останутся синяки – это просто ни с чем несравнимое удовольствие, находиться внутри нее, слышать ее стоны, чувствовать, как в порыве страсти ее ноготки впиваются в мою спину.

– Да, боже, Олег, я…

– Давай, – прорычал из последних сил, – покажи мне, как тебе хорошо, маленькая!

Чуть не сдох от удовольствия, когда малышка, начала кончать, сжимая мой член внутри – чистый кайф, вколачивался в нее, рыча ей в шею, пока не затихли последние отголоски ее оргазма, и она не обмякла в мои руках, только тогда отпустил себя, с трудом подавив желание кончить в нее. Сука, второй раз и снова без резинки.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍-Солнышко мое, – прошептал ей на ухо.

Из душа вынес ее на руках, замотав в огромное махровое полотенце, посадил на кровать. За все время пока мыл ее, Инга не произнесла ни слова, сон, возбуждение и страсть прошли – вернулась суровая реальность.

– Прости меня, маленькая, – присел рядом с ней на корточки и взял ее ладошки в свои. Давно я прощения ни у кого не просил, не считал это нужным, а сейчас так паршиво, что самому себе врезать хочется, – я вчера наговорил тебе то, чего говорить не стоило.

– Мне не за что тебя прощать, – она снова улыбнулась мне, только глаза грустные и улыбка какая-то вымученная была, – я не должна была приходить, Дима меня предупреждал, ты все правильно сказал, просто я беспокоилась о тебе, – она пожала плечами.

«Чего блядь?»

– И что же было правильного в моих словах? – заглянул в ее грустные глаза.

– Я тебе не жена и должна была оставить тебя в покое, – продолжая улыбаться, малышка осторожно, почти невесомо, коснулась моего лица, – все в порядке, правда, не переживай, ладно?

Не переживать, серьезно? Я повел себе с ней, как мудак, и не в первый раз, а она говорит: «не переживай». Откуда вообще такое чудо взялось, обидно ведь, вижу же по глазам, но не признается же никогда, не скажет мне, какой я урод, улыбаться будет, чудо всепрощающее, не заслуживаю я ее, а все равно отпустить уже не смогу, решение само как-то пришло.

– Не жена говоришь? – усмехнулся я, – так это легко исправить, выйдешь за меня? – совершенно серьезно спросил я.

Возможно, кто-то решил бы, что я сошел с ума, потому что предлагать замужество спустя месяц знакомства, при чем довольно сомнительного – это по меньшей мере странно, но мне это решение казалось самым верным. Без нее я своей жизни больше не видел, так какой смысл тянуть кота за хвост?

Олег

– А зачем? – выдала она, я даже растерялся. В каком смысле зачем? Кто вообще так на предложение руки и сердца отвечает?

– Затем, что я тебя люблю, – а какой еще мог быть ответ на этот вопрос? У нее после моих слов глаза на лоб полезли, а чего еще она ожидала? Что я всем подряд предложение делаю, хобби у меня такое? Да я впервые в жизни вообще об этом подумал, ее, видимо, ждал. Дождался.

– Но так не бывает, – прошептала она, вглядываясь мне в глаза, и что она там пыталась отыскать? – ты ведь не серьезно, да?

– Да, шутки у меня такие, каждый день кому-нибудь в любви признаюсь и замуж выйти предлагаю, – да, когда же она уже поймет, что у меня в отношении нее вполне серьезные планы, хотя чему тут удивляться, вчера чуть не послал, а сегодня замуж предлагаю, да и кому? Ребенку, блин, восемнадцатилетнему. Головой-то я все понимаю, у нее вся жизнь еще впереди, а я старше намного, да и образ жизни у меня тот еще. А после того, что она вчера видела, вообще стоило бы от меня бежать.

– А, если ты потом пожалеешь? – осторожно спросила она, в очередной раз отправив меня в нокаут. Вот что мне с ее самооценкой делать?

– Господи, Инга, – простонал я, взяв ее ладошки в свои– да о чем ты вообще говоришь, девочка, вот что мне с твоим недоверием делать, психолога тебе найти? – стоило договорить, тут же пожалел о своих словах, а лицо Инги в миг стало мрачнее тучи

– Не надо мне больше психологов, – буркнула она, и тут же вырвав свои ладони из моих рук, отвернулась.

«Молодец, Громов!» – похвалил себя я, пряча лицо в ладонях.

Я до конца жизни буду жалеть о том, что тогда сделал. Самый мой идиотский поступок, но тогда я твердо был уверен, что не прикоснусь к этой девочке, что никогда не позволю себе даже думать об этом. Вздохнув, посмотрел на Ингу, она все также сидела отвернувшись, тяжело дышала и сжимала ладошки в кулачки. И тут до меня дошло – она ревнует, Инга меня ревнует! Поднялся с корточек, сел на кровать и подхватив ее, усадил к себе на колени.

– Отпусти, – рявкнула она, так, что я охренел на месте, но из рук ее не выпустил, пусть она и пыталась выбраться, дергалась, шипела, впервые показывая характер. А мне нравилось то, как она реагирует даже на потенциальное наличие другой женщины в моей жизни, – отпусти, я сказала.

– Ты ревнуешь что ли? – рассмеялся я, прекрасно зная ответ на свой вопрос. А Инга продолжала сопеть, даже не смотрела на меня, – не стоит, – прошептал я, прижавшись губами к ее виску и стал опускаться ниже, – у меня есть ты, малыш, никто мне больше не нужен, – и снова накрыл ее губы своими, никогда я не смогу насытиться этой девочкой. Остановился, когда понял, что еще чуть-чуть и мы пойдем на второй круг, а мне еще работать нужно, – ты не ответила на мой вопрос, – напомнил я.

– Ревную, – ответила она, просто и ясно, тем самым заставив меня снова рассмеяться.

– Чудо ты мое, – чмокнул ее в носик, – на другой вопрос, Инга.

Она молчала, комкая в ладонях края полотенца, даже дергаться перестала, будто с собой боролась, затянувшееся молчание начало порядком напрягать, я уже собирался его нарушить, но Инга меня опередила.

– Ты правда этого хочешь? – недоверчиво спросила она, похоже мне всю жизнь придется доказывать ей свои чувства.

– Я да, – ответил без тени улыбки.

– Тогда выйду, – как-то обреченно произнесла она, будто я ее не замуж позвал, а смертный приговор вынес.

– Я не собираюсь тебя ни к чему принуждать, – взял ее за подбородок и заставил посмотреть в глаза.

О том, что ее «нет» меня доконает, решил промолчать.

– Слушай, Инга, – вздохнув, продолжил я, – ты ничего мне не должна, я все понимаю, то, что ты видела вчера…черт. да ты вообще не должна была этого видеть, я монстр, Инга, меняться мне уже поздно, но тебя я никогда не обижу, ты всегда можешь сказать мне нет, если дело не касается твоей безопасности, не нужно меня бояться.

– Я уже говорила, что не боюсь тебя, – перебила меня малышка, – и ты не монстр, – она снова повернулась ко мне и провела ладошкой по моей щеке, – просто ты только посмотри на меня, Олег, и представь, как на нас будут смотреть люди, когда однажды ты решишь представить меня в качестве своей жены? Как долго ты сможешь терпеть насмешливые взгляды и разговоры за спиной? Однажды ты уйдешь, а я останусь и мне будет больно и, если к физической боли я привыкла, то…..

Больше не хотел слушать этот бред, заткнул ее самым правильным способом, просто прижал к себе и поцеловал. Да срал я на чье-то мнение, хотел бы я посмотреть на того идиота, который осмелится даже косо взглянуть на мою девочку, заставлю собственноручно копать себе могилу и в ней же заживо закопаю.

– А я тебе уже однажды сказал, что никогда этого не будет, Инга, – напомнил ей свои слова, – и хватит нести чушь, ты самое прекрасное создание из всех, что я когда-либо видел, – тяжело вздохнув, добавил: – все, мне это надоело, нас сегодня же распишут, слышать больше ничего не хочу, – пересадил ее на кровать, – а теперь мне нужно поработать, а ты спустишься вниз и позавтракаешь, домработница Димы скорее всего уже здесь.

Глава 9

Олег

– Пришел в себя? – усмехнулся друг, когда я вошел в кабинет.

– Пришел, – кивнул и уселся в кресло напротив Димы.

– Раз пришел, значит слушай, – серьёзно заговорил он, подавшись вперед, – Архипов все еще является проблемой, мне нужно время, пока Горский его не утихомирит. Сейчас будет глупо лезть в очередную ямы, не выбравшись из прошлой. Я обещал тебе когда-то, что с генералом я тебе помогу и слово я свое сдержу, но сейчас мне нужно, чтобы все твое внимание было сосредоточенно на нашем деле, – вытащив из папки стопку бумаг, половину бросил мне, – это новые заказы, запоминай.

Практически всю информацию, что касалась его нелегального бизнеса, Дима держал в своей голове, часть запоминал я. Демин не доверял электронным носителям и бумагам с тех пор, как его чуть не повязали во время одной из сделок, в общем-то тогда наши пути и пересеклись вновь. И именно с тех пор я стал работать на него. Его обороты значительно сократились, потому что невозможно держать в памяти настолько огромное количество информации, но такова была плата за безопасность. Все важные заказы были только у нас в головах – контакты, адреса, имена заказчиков, время погрузки и прибытия товара. Сколько раз я предлагал ему найти спеца, который сможет решить проблему, чтобы не нужно было держать все в памяти, но он лишь отмахивался.

– Многовато в этот раз, – нахмурившись посмотрел на друга.

– Так получилось, Горский обещал мне услугу, в обмен я должен поставить товар по всем адресам в точно назначенное время.

– Слишком много, – покачал я головой.

Стоило договорить, раздался стук в дверь, после короткого «Да», ручка дернулась и на пороге появилась Инга. Немного помявшись, она все же вошла в кабинет и остановилась возле моего кресла.

– Что-то случилось? – спросил я.

– Нет, – помотала головой девочка и затеребила края свитера, – просто я подумала… – она снова замолчала, не решаясь продолжить.

– Говори, – улыбнулся ей Дима.

– Может я могу быть чем-то полезной? – нерешительно продолжила она и завела за ухо выбившуюся прядь волос, – мне надоело просто сидеть и ничего не делать.

Приехали. Смотрел на нее и улыбался, знает ведь, что не в цветочки мы играем, вчера собственными глазами все видела, и вместо того, чтобы тихо сидеть в комнате, пришла сюда, помощь предложить. Только я сомневался, что она сможет чем-то помочь, не адреса же ей запоминать, в самом деле.

– Малыш, – улыбнулся я, – не думаю, что это хорошая идея.

– Держи и присаживайся, – вдруг заговорил Дима и подал ей часть бумаг, – это нужно запомнить, каждую строчку и каждый столбик, и только в том порядке, что ты видишь на бумаге.

Я перевел взгляд на друга, тот даже глазом не моргнул, а я ведь предлагал ему, раз не хочет держать информацию на компьютере или бумаге, то разделить ее хотя бы на троих. На этот случай у меня был Кирилл, который сдохнет, но не сдаст, но Демин уперся и ни в какую не соглашался. И вдруг без тени сомнений доверяет эту информацию малознакомой девчонке. Это для меня она центр вселенной, а дня него совершенно чужой человек.

У Инги даже глаза загорелись, стоило ей прикоснуться к бумагам и пройтись по ним взглядом, в последний раз они так горели, когда она елку наряжала. Поразительно, как мало ей нужно для счастья. Недолго полистав бумаги, Инга, вдруг, протянула их Диме.

– Что, не нравится такая работенка? – беззлобно усмехнулся друг.

– Я все запомнила, – спокойно произнесла малышка, а Дима подавился кофе. Инга же как ни в чем не бывало начала передавать информацию, что находилась в тех самых бумагах, и, судя по тому, как с каждым ее словом глаза Димы становились все шире, она действительно все запомнила, за каких-то несколько минут. Сказать, что мы охренели – значит ничего не сказать.

Первым пришел в себя друг, я же продолжал пялиться на Ингу с открытым ртом.

– Как ты это сделала? – спросил он.

– Я хорошо запоминаю, – пожала плечами Инга.

– Хорошо запоминаем мы с Олегом, – не согласился с ней Дима, – а ты, я даже не знаю, как это назвать.

– У меня просто хорошая память.

– Инга, у тебя не просто хорошая память, – Дима взъерошил волосы на затылке и шумно вздохнул, – у тебя фотографическая память, ты почему раньше не сказала?

– Так вы и не спрашивали, – ответила она и настороженно посмотрела на меня, будто я сейчас ее отчитывать начну.

– На слух ты также хорошо запоминаешь? – спросил друг.

– На слух хуже, – призналась Инга, – но если сосредоточусь, то, скорее всего, смогу также.

– Охуеть, – выдал я единственное, что крутилось в голове.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Инга

Мужчины смотрели на меня, как на диковинную зверюшку, а я лишь хлопала глазами, не думала, что смогу произвести подобное впечатление. Для меня моя память не была чем-то особенным, она всегда была частью меня. Отчасти именно благодаря ей мне удавалось хорошо учиться в школе и техникуме до тех пор, пока все в моей жизни окончательно не покатилось ко дну. Учителя лишь из жалости и в память о былых заслугах продолжали тянуть меня за уши и рисовать оценки, чтобы я могла получить диплом.

Когда шла в кабинет, вообще ни на что не надеялась, уверенна была, что меня культурно пошлют, ну какую помощь я могу оказать? Однако сидя в комнате я потихоньку сходила с ума, слова Олега эхом отдавались в голове. Он ведь сказал, что любит, да, именно так он и сказал, выйти за него предложил.

«Затем, что я тебя люблю» – так звучали его слова.

Я не ответила на его признание, хотела, но не ответила, а он и не требовал. Казалось, слишком нелепым произносить эти слова в ответ. То, что я чувствовала к Громову сложно было передать одной заезженной фразой, за это короткое время он стал для меня всем, просто заполонил собой каждую клеточку моей души, а разве могло быть иначе? С первого дня нашего знакомства он делал все для моего комфорта, ничего не требуя взамен и пусть, иногда он был резок, на первом месте всегда была забота обо мне. Как можно не полюбить человека, который несмотря ни на что, смотрит на тебя так, будто ты центр вселенной, который ряди тебя готов рискнуть собственной жизнью?

– Инга, ауууу, – протянул Дима, – ты все еще с нами?

– А… что, да, повтори пожалуйста, что ты говорил?

– Говорю, как насчет того, чтобы поработать на меня? – огорошил меня Дима своим предложением. В каком смысле поработать? Прикусила губу, дурацкая привычка, и перевела взгляд на Олега. Вряд ли он в восторге от этой перспективы, ожидала, что наткнусь на недовольный взгляд, а он улыбался, снова, своей широченной улыбкой и столько щемящей нежности было в его глазах. Никогда не смогу привыкнуть к тому, что кто-то может смотреть на меня вот так.

– Ты не против? – спросила я у него, мне был важен его ответ.

– Ты сама-то хочешь? – ответил он вопросом на вопрос.

– Хочу, – закивала я, – а что от меня требуется? – теперь я обращалась к Диме.

– Пока то, что ты умеешь лучше всего – запоминать, – улыбнулся Дима, – разберемся… эмм с вашей проблемой, и со временем станешь моим полноценным помощником, если сама захочешь, конечно.

Конечно, я хотела, мне надоело быть бесполезной, надоело сидеть на шее Громова, страх, что однажды ему станет со мной неинтересно никуда не делся, наверное, он никогда никуда не исчезнет. Мне нужна была опора в жизни и сейчас у меня появилась возможность ее получить.

– Ты задумывалась насчет получения высшего образования? – в очередной раз озадачил меня Дима. И мне снова стало стыдно, какое высшее, с такой-то жизнью, про свою внешность я вообще молчу. Так и представляю, прихожу я в универ, а там толпа незнакомых людей и каждый норовит меня рассмотреть, а самые смелые еще и вопросы задавать начнут.

– С такой внешностью? – усмехнулась я, – какое образование, Дим? Мне из дома выйти стыдно, не говоря уже о том, чтобы учиться где-то.

Вот тут-то до меня дошло, что и работать на Диму я не смогу, ну какой из меня помощник? Я ведь буду его лицом, первое, что буду видеть люди, приходя в офис – это я.

– Запоминать я могу, – продолжила я, – а вот насчет остального, не думаю, что это хорошая идея.

– Глупости не говори, – рявкнул сидящий рядом Олег, – я тебе уже говорил и буду повторять до тех пор, пока ты не поймешь, ты красавица, твои шрамы тебя не портят, – я уже было хотела возразить, все-таки он необъективен, но Олег не позволил.

– И даже не думай возражать….– тут у него зазвонил телефон, – да, хорошо, пропусти и веди его в кабинет Демина, – сказал он собеседнику и положил трубку.

А потом посмотрел на меня и подмигнул. Не прошло и пяти минут, как раздался стук в дверь и после громкого «входи», дверь распахнулась и в кабинет вошел один из охранников, следом за ним появился невысокий, седовласый мужчина с папкой в руках.

– Добрый день, – поприветствовал присутствующих мужчина, – мое имя Звягинцев Николай Петрович, у меня назначена встреча с господином Громовым.

– Это я, – Олег поднялся с кресла и протянул мужчине руку, – Николай Петрович работник ЗАГСа, – объяснил Олег, перевела взгляд на Диму, тот кажется был удивлен неменьше меня. Олег говорил, что нас сегодня распишут, но я не восприняла его слова всерьез. Как вообще можно так быстро зарегистрировать брак? А как же заявление, ожидание? Хотя, учитывая то, как быстро он оформил опеку, чему удивляться.

– А ваша невеста? – поинтересовался мужчина.

– Она перед Вами, – спокойно ответил Олег и даже бровью не повел.

Николай Петрович перевел взгляд с Олега на меня, скрыть свое удивление ему не удалось.

– Она..? – мужчина тут же осекся, наткнувшись на потемневший взгляд Громова, который не предвещал ничего хорошего для седовласого мужчины.

– Проблемы? – холодно спросил он, снова превратившись в Олега Громова, злить которого, все равно, что сунуться в клетку к голодному тигру.

– Нет-нет, что Вы, – засуетился Николай Петрович, – никаких проблем.

– В таком случае, подготовьте все, что нужно, – также холодно приказал Олег, а потом обратился ко мне, – пойдем, поговорим.

Да, у меня точно все эмоции на лице были написаны, конечно, я была шокирована происходящим, он просто взял и притащил сюда работника ЗАГСа спустя каких-то пару часов после нашего разговора. Не успели мы выйти из кабинета и закрыть за собой дверь, Олег тут же прижал меня к стене и поцеловал, жестко, напористо, будто боялся, что я оттолкну, передумаю.

– Не удержался, – улыбнулся он, прекратив терзать мои губы.

– Ты серьезно решил жениться на мне сегодня?

– Я своих слов на ветер не бросаю, малыш, – улыбнулся он и притянул меня к себе, – ты согласилась выйти за меня, Инга, я не вижу смысла ждать, – добавил он.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю