332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктория Ом » Монстр для охотника. Я твоя пара (СИ) » Текст книги (страница 6)
Монстр для охотника. Я твоя пара (СИ)
  • Текст добавлен: 19 декабря 2020, 19:00

Текст книги "Монстр для охотника. Я твоя пара (СИ)"


Автор книги: Виктория Ом






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 16 страниц)

18 Забота и загадка от Дина

Кусты, за которыми, как я думала, удачно спряталась, зашумели. Принюхалась, но свежевспаханная земля перебивала все запахи.

– Рея? – услышала я тихий голос и повернула голову в сторону появившегося Дина.

Спускаться ко мне он не спешил. Оглянувшись по сторонам, достал что-то из кармана, аккуратно отпуская ветки кустарника, чтобы те не полоснули его по лицу.

– Встать можешь? Нужно уходить, пока народ не набежал.

С кряхтением и шипением, я смогла принять сидячее положение, расстраиваясь, что мне помешали отдыхать. А Дин спустился в яму, удостоив меня хмурым взглядом.

– Сильно досталось?

Он подхватил меня на руки, а я, вцепившись в его рубашку, сжала зубы, чтобы не простонать в голос от боли. Свет яркой вспышкой окутал нас, я едва успела зажмуриться, чтобы не ослепнуть. Во время перемещения сильно закружилась голова, единственное, что позволило удержаться от паники, это грудь Дина, в которую я вжалась, и его руки, что крепко удерживали меня.

Мы оказались перед домом охотника, и он прямиком направился в купальню. После знакомства с земляным драконом я выглядела так, словно лично пропахала территорию перед домом Лекса.

– Что там случилось? – спросил Дин, усадив меня на лавку, а сам принялся набирать воду в бочку.

– У своего дракона спроси, ай-р-р, – огрызнулась я и простонала, получив порцию боли за попытку устроится поудобнее.

– Что со спиной?

– Ничего.

– Р-рея, – практически прорычал Дин и пришпилил взглядом не хуже дракона.

– Влетела в дерево.

Вода быстро заполняла бочку, а активированная магическая схема нагревала ее. Дин принялся расстегивать пуговицы на рубашке.

– Ты чего делаешь?! – очень громко поинтересовалась я.

А он спокойно ответил, не прерывая своего занятия:

– Раздеваюсь. Или ты предлагаешь мне в грязным ходить?

И действительно, рубашка была белой, но я исправила этот недостаток, запачкав ее землей.

В лицо ударила краска, отвлекая от ноющей боли в пояснице. Я попыталась скрыть свои покрасневшие щеки, но вид полуголого охотника никак не способствовал концентрации, которая крайне необходима, когда надо покрыться чешуей.

Мамочка, вот это тело! Так бы и укусила.

Бр-р, что это со мной? Вроде, не голодная.

Но взгляд не отвела и с удовольствием следила за тем, как Дин передвигается по купальне, подготавливая все необходимое для мытья. Закончив, он направился ко мне, и тут я отвернулась, чтобы охотник не надумал себе чего лишнего. Но мелькнувшая на его лице самодовольная ухмылка не укрылась от меня.

– Так что там случилась? – спросил он, сев рядом со мной на лавку.

– Я уже сказала.

– Я спрошу Эммета, но хочу услышать твою версию.

– Что еще за версию? Думаешь, я тебе врать буду?

– Нет, не думаю. Твоя версия произошедшего поможет мне лучше понять, что там случилось.

Я покосилась на него, стараясь не улыбнуться как последняя дурочка. Сказанное им никак не указывает на то, что моим словам он больше доверяет, чем словам дракона, которого знает не один десяток лет.

– Ну, приполз дракон. Раскурочил всю землю перед домом Лекса. Надеюсь, он не заставит меня потом порядок наводить в доме и вокруг? – спохватилась я и посмотрела на Дина.

– Не беспокойся сейчас об этом.

– Потом, – задумалась я, возвращаясь к своему рассказу. – Эммет сказал, что это не дракон, а дракониха, и что она его не послушает, но послушает того, кто заключит с ней договор. Сам он, конечно, ничего заключать не стал. Не может он, видите ли, а вот испариться в самый неподходящий момент – еще как способен!

– Он попытался найти меня, но первый, кого он увидел, был Лекс. Тот передал мне информацию о происходящем и позволил воспользоваться своим рабочим артефактом, чтобы я переместился к его дому, – Дин посмотрел на свои колени, и отряхнул их. – Я отослал драконов, сейчас им не стоит попадаться на глаза людям, как и тебе.

– Поэтому ты утащил меня к себе?

– А ты против? Тебе так понравилось жить у Лекса?

– Нет. Он… вечно недовольный… и грязь разводит… И хочет, чтобы я еще за ним все время убирала. А я не буду! – возмущенно сообщила я, выпрямив спину. – Ай– р-р…

– Дай посмотрю, – сказал Дин и пользуясь тем, что я уже склонилась вперед, коснулся оголенной кожи на пояснице.

– М-м… ш-ш…

– Синяк налился. Большой, – Он убрал руку. – Сейчас вымою тебя, а потом подлечим. – Один уголок его губ пополз вверх.

– Вымоешь? – спросила, почуяв неладное.

– Что, сама справишься? Со своей спиной быстро управишься?

Я с подозрением посмотрела на Дина. «Чего ты добиваешься?» – допытывалась взглядом.

– Разве мужчина не может поухаживать за своей женщиной? – спросил он довольно улыбаясь.

«Рассчитываешь, что я растаю и разрешу делать со мной все, что тебе захочется?» – мысленно добавила я, не отводя глаз, а у самой на сердце потеплело: «Он сказал «за своей женщиной!»

– И ты попыталась разобраться с драконом, – спокойно добавил Дин под моим немигающим взглядом. – Я не одобряю, мне нужна здоровая женщина, а не ушибленная местами.

Фыркнула и посмотрела в сторону бочки.

«А я чуть не согласилась на его предложение помыть меня», – с мечтательной интонацией прозвучало в моей голове.

– И зачем ты напала на дракона? – спросил Дин, выдернув меня из раздумий.

– Не нападала я на нее. Она первая начала, – принялась я защищаться. – Подкинула меня в небо, что штаны слетели. Я такого страха давно не испытывала. Она меня сожрать решила, а я ее укусила за это прямо в нижнюю челюсть, считай, повиснув на губе, – посмотрев ему в лицо, показала пальцем на свои губы, будто так будет понятнее, о чем речь идет.

– А она… – засмотревшись на мой рот, говорил Дин, – смогла скинуть тебя?

– Да, – я отвернулась, ухватившись руками за край лавки. – Потом вернулся Эммет и сказал повторить какой-то бред. О, – неожиданно вспомнила, отчего подпрыгнула на месте и тут же с шипением склонилась вперед.

– Тихо ты. Тебе стоит быть осторожнее, твоя регенерация теперь не такая хорошая, как раньше. И я не смогу снабжать тебя все время пилюлями для магов. Хотя, – он задумался.

– Что? – не удержалась я и нарушила его паузу, сгорая от любопытства, что же там за «хотя» такое.

– Можно попробовать восстановить твой резерв и без пилюль. Надо просто съесть что-то содержащее магию.

– Дракона?

– Нет, – хохотнул Дин. – Да и никто из них не согласится, чтобы его ели, даже если ты прикажешь. Влияние хозяина не может заставить прирученного дракона поставить свою жизнь под угрозу против своей воли. Сильный инстинкт самосохранения не позволит этого сделать.

Я надулась.

– Но, я укусила ту дракониху. Так что, кое-что магическое уже съела – ее кровь!

– Молодец, – похвалил Дин, а сам посмеивался надо мной.

– Р-р-р. Если б не спина… укусила бы тебя.

– Да я не издеваюсь, ты правда молодец, – примирительным тоном сказал он, а сам склонился в мою сторону и осторожно приобнял одной рукой. – Возможно, кровь дракона смогла частично подлечить тебя.

– Ну, небо у меня восстановилось быстро, – заметив, как приподнялись брови Дина, я пояснила: – Я укусила ее за нижнюю челюсть, а в ней были зубы, тоже такие… не маленькие… Не такие, как у меня в четвероногой форме, но тоже острые. Так что, можно считать, мы укусили друг друга. Но она заслужила. Она же хотела меня сожрать!

– Драконы не едят людей и прочую живность тоже. Скорее всего она хотела тебя убить.

– Да я о том же… сожрать… убить… конец одинаковый… я просто… сразу уточняю, каким образом… – тихо промямлила я. – И если не дракона, – эти слова произнесла громче, – то, кого мне есть? Чтобы резерв восстановить?

– Тебе лишь бы поесть? – усмехнулся Дин. – Можно же и без этого обойтись.

– Это как?

– Как с драконом. Она же жива осталась, только одолжила тебе немного крови. И все.

– Хм… значит, мне надо пить кровь дракона?

– Не обязательно кровь, и не обязательно принадлежащую дракону.

– Я совсем запуталась. Съесть, но не есть, не кровь и не дракона…

– Я тебе потом объясню, уже можно мыться.

Я нахмурилась. Ой, темнит кто-то. И что за загадки такие?

Пришлось пофырчать, подчеркивая свое нежелание расставаться с бельем из шарты. Дин не стал упорствовать и позволил мне помыться так.

Он осторожно поднял меня на руки и поднес к бочке, и не менее осторожно погрузил в воду, уточняя:

– Я отпускаю, держишься?

– Да, – и понадежнее ухватилась одной рукой за бортик.

Дин постепенно убрал руки, одну за другой, контролируя, чтобы я не ушла под воду с головой, а четко опустилась на лавку, которая находилась внутри бочки.

Меня еще никогда не мыли, и голову тем более. Длинные темные волосы спутались и запачкались землей так сильно, что Дину пришлось повозиться с ними, вымывая грязь и распутывая колтуны.

После настал черед мыть тело. Дин с серьезным выражением на лице вознамерился пройтись по мне специальной губкой, из-за чего я дернулась и пожалела – спина с новой силой напомнила о себе. Пришлось смириться и позволить ему осуществить задуманное.

Дин встал позади, так что я не видела его, пока он водил губку по моим плечам, спине. Потом перешел на руки, перескочил на живот и стал подниматься выше.

Я затылком ощущала его тяжелое дыхание и сама боялась дышать, не зная, что ожидать от него в следующее мгновение.

Он прошелся губкой по корсету так же осторожно и не спеша, как по остальным частям моего тела. Его рука стала подниматься выше, омывая мою шею. Я приподняла голову, давая доступ. Закусив нижнюю губу, гнала мысли о том, как бы он приласкал меня своими руками, а не этой шершавой губкой.

М-м-мр…

Округлила глаза и поспешила откашляться. Но было поздно, тихий смешок сзади, сообщил, что Дин все прекрасно расслышал. Ну и ладно… Но это действительно очень приятно, несмотря на то, что мне совсем не нравится эта губка.

Дин сместился правее и навис над водой, чтобы дотянуться до моих ног, которые я – так уж и быть – приподняла, удерживаясь за край лавки. Он обстоятельно прошелся и по ним, уделив больше всего времени моим ступням.

Я сильнее вцепилась в лавку, зажмурилась и протестующе промычала.

– Почти закончил, – сказал Дин. – Тебе придется встать.

Недолго думая, я поднялась на ноги, придерживаясь за край бочки и не делая резких движений, а охотник велел замереть. У меня сердце подпрыгнуло к самому горлу, когда на мою задницу опустилась губка, а затем как следует исследовала всю пятую точку.

Только выдохнула и немного расслабилась, думая, что Дин закончил уже меня намывать, как его руки вернулись, но уже без губки.

– Что ты… – хотела отойти, но он удержал меня на месте.

– Земля забилась под твою одежду, хотел просто помочь, – мягким голосом ответил он.

– Я сама… могу… – и попыталась отделаться от его нахальных рук.

– Хорошо, сама так сама, – он хохотнул, но руки убрал.

Вот умеет развлекаться, измываясь над монстром… надо мной! Тоже мне… игрушку нашел?

Дин пошел за полотенцем, а я как можно скорее вымыла грязь, что умудрилась попасть под белье.

Осторожно и без резких движений, но кряхтя на самом сложном участке – наверху лестницы, перемахивая через край бортика, – я выбралась наружу. Спуститься мне не дали: Дин накинул на мои плечи полотенце, запахнул края, укутывая, а затем, подхватив на руки, понес на второй этаж, прямиком в свою комнату.

"Почему не в мою?" – спрашивать не стала.

Положив свою ношу на кровать, он ушел, сказав, что вернется через пять минут. Не пыталась придумать, чем себя занять, а осталась лежать, укутанная в полотенце, наслаждаясь мягкостью ткани и запахом Дина.

19 Личный лекарь за работой

– Я готов, – как-то очень радостно произнес Дин, вернувшись в комнату.

– К чему?

– Лечить тебя.

Я приподняла голову, скинув с себя часть полотенца, и оценила его внешний вид.

– Помылся?

– Ополоснулся.

Волосы торчали в разные стороны маленькими иглами и блестели из-за влаги, впрочем, как и торс, а штаны обзавелись темными пятнами. На миг перед глазами предстала картинка, как Дин совершал обозначенное действие: как он брызгал на себя водой, а может, поливал из ковшика, как на мои волосы до этого, а потом проходился своими руками по обнаженной груди…

Я шумно сглотнула и прочистила горло.

– Что? – обеспокоенно спросил Дин.

– Пить… что-то хочется.

– Сейчас.

Он ушел и вскоре вернулся со стаканом воды. Я медленно села и, приняв стакан, ополовинила его, стараясь не смотреть на полуголого охотника.

Нет, я уже видела его и в более непристойном виде, но тут совсем другое дело. Возможно, сказывалась жизнь среди створгов, где полуголые самцы – это норма, так почему бы не оценить их мускулатуру?

Но Дин не створг! И это только все усложняло. И даже Эллины книжки не разъяснили толком, как и их хозяйка, какая норма поведения между людьми.

К тому же Дин и человек совсем необычный, сомневаюсь, что он подходит под тех графов, маркизов и прочих мужчин из Эллиных книжек. Те с упоением ухаживали за женщинами, но не так, как это продемонстрировал Дин. А еще он раздеть меня хотел!

– Ложись на живот, – велел Дин, забрав у меня стакан.

– Зачем?

– Спину твою осмотреть хочу. – Я вопросительно смотрела на него, не понимая, что он там еще не видел. – Давай, ложись быстренько, – каким-то странным тоном добавил он.

Почувствовала себя маленьким непослушным монстриком, только ко мне решили подойти с лаской, чтобы получить свое, а не нарычать, как обычно.

Перекатившись, я оставила мокрое полотенце на краю постели и устроилась, как он велел. Повернула голову в его сторону, следя за тем, как Дин, избавившись от сапог, забрался на кровать и сел рядом со мной. Его руки коснулись оголенной кожи, заставив меня вздрогнуть от неожиданности.

– Больно?

– Нет, – буркнула я.

Он продолжил трогать мою пострадавшую спину, осторожно касаясь шершавыми подушечками пальцев и едва надавливая то тут, то там. От такой близости стало тяжело дышать, а от его действий я невольно перестала делать это совсем – больше от того, что было приятно, но иногда и из-за проскакивающих вспышек боли. Сцепив зубы, старалась не издать ни звука, воспринимая это как очередную пытку.

– Да, – недовольно выдохнул он, убирая руки. – Похоже, ударилась ты серьезнее, чем кажется на первый взгляд. И у меня нет таблетки.

– Таблетки? – очнулась я, не сразу поняв смысл его слов.

– Того лекарства для магов.

Я посмотрела на него. Дин уставился на мою спину, размышляя о чем-то своем. Повила пауза, которую мне не хотелось нарушать, ожидая подвоха.

Дин вдруг усмехнулся и сказал:

– Но думаю, у меня все же есть для тебя лекарство, – это прозвучало очень странно, страннее, чем все его слова до этого.

– Что еще за лекарство?

– To, которое принимают. Давай помогу тебе перевернуться, – и с этими словами, он прикоснулся ко мне, и это сработало как артефакт послушания: я дернулась и перевернулась сама, выставив руки, как единственную преграду между нами.

Спине это не понравилось, но когда стоит выбор между понятной болью и непонятными действиями одного странного охотника, я выберу первое.

– Что? – Дин не смог скрыть свою улыбку.

– Мне не нравится твой настрой, – выпалила я, чувствуя, как лицо загорелось, словно на него дракон дыхнул.

– Я просто хочу помочь, – успокаивающим тоном произнес он. – Я понимаю, что ты, будучи раненой, инстинктивно ожидаешь от меня худшего, но я не собираюсь причинять тебе вред. Я могу помочь, – вкрадчиво произнес он последние слова.

– Как?

– Поцелуй меня и узнаешь, – и даже не попытался скрыть улыбку.

– Могу укусить, – тут же принялась я торговаться. – И… я почувствовала твою неуверенность. Поцелую тебя, а ты мне ничем не поможешь.

– И это после всего, что между нами было? – наигранно расстроенно произнес он. – Эх, нельзя тебя надолго оставлять одну. Хотел по-быстрому, но раз так, – он улегся рядом со мной. – Ты же помнишь кто я? Или начинать свой рассказ с самого начала?

Я зло посмотрела на него, не понимая, что вообще происходит, и медленно опустила руки.

– Помню.

– Точно? – он бросил на меня пронзительный взгляд, попробуй соври под таким.

– Да, мой проклятый король, – пробурчала я, обреченно вздыхая.

– Мой? – Дин приподнял бровь, а я проигнорировала это, но мысленно отругала себя за такую оплошность. – Я теперь не проклят, если ты не забыла. Но я не просто король, а потомок бога любви. И если бы ни ревнивая Табиске, жена Сазара, то мог бы спокойно пользоваться магией, что запечатана во мне. И если подумать, то…

– Я не буду тебя есть.

– Никто не говорил про это.

– И кусать тоже.

– А говорила…

– Нет, кусать буду, но не так… не до такой степени… не хочу… у тебя противная кровь…

– Хм, кровь не единственная жидкость в моем теле, – произнес он, а в моей голове зажужжали мысли, пытаясь отыскать правильный ответ среди тех, что напрашивались.

Я скривилась от омерзения сильнее, чем от боли.

– Не знаю, на что ты намекаешь…

– На то, с чего начался этот разговор, – остановил меня Дин.

А с чего он начался? Повернись на спину? Нет. Поцелуй и узнаешь?

Вот же, шантажист! Ничем не лучше персонажей из Эллиных книг!

Мои щеки горели так, что казалось, ничто не потушит этот пожар.

– А помнится мне один вечер, – заговорил Дин, отвлекая меня от мысленной круговерти, – на меня напал монстр, повалил на спину. Я даже подумал, что меня съедят.

И к чему вдруг эти истории былых побед? Решил усыпить мою бдительность?

– И где этот монстр сейчас? – мечтательным тоном продолжал Дин, а я окончательно растерялась. – Или мне надо принести бутылку шампанского, чтобы ты подпустила меня к себе? – он покосился в мою сторону, дерзко улыбаясь.

– Это я, что ли, тот монстр, о котором ты говоришь?

– Даже и не знаю, наверное, нет. Она была такой напористой. Знала, чего хочет.

– Р-р-р. Я тебя укушу, это я точно знаю.

Дин повернулся на бок.

– Я, конечно, могу предложить вариант, как с приемом успокоительного.

Я нахмурилась, – о чем это он опять?

– Когда тебе плохо стало в штабе, я засунул тебе в рот успокоительное, плюнув на порошок, чтобы быстрее подействовал. Кашицу проще проглотить, чем порошок, – пояснил он.

Напрягла свою память, не испытывая особой радости от услышанного. Так вот что это было. Но все равно, мерзко!

– Ты мне в рот собрался плевать, или в стаканчик это сделаешь?

– Нет, – он едва качнул головой. – К чему такие извращения, когда можно принять лекарство более приятным образом?

По изменившемуся взгляду поняла, что нужно делать лапы – сейчас охотник смотрел на меня как на свою добычу. Но спина, – будь она неладной, – напомнила о себе быстрее, чем я успела толком пошевелиться. Зажмурилась на миг от накатившей боли, а как только отпустило, уставилась в упор в зеленые глаза – воспользовавшись моментом, Дин навис надо мной, отрезая пути к побегу.

– Мы с тобой уже целовались, – напомнил он мне. – Так почему ты ведешь себя так, словно мы первый день знакомы.

И что сказать? Его взгляд парализовал меня целиком и полностью, лишая сил и воли на какие-либо слова или действия.

– Ты… – а дальше было пусто, вот и замерла с приоткрытым ртом.

– Я?.. Я виноват? Заставил? – стал додумывать он вслух, все больше окутывая меня своим жаром и дурманя терпким запахом.

Я прикрыла глаза, глубоко вдыхая его аромат.

Что сказать? А надо ли?

– Глупая, – прошептал Дин в мои губы и, нежно коснувшись их своими губами, напомнил, как это приятно – целоваться.

20 Ловушка

Думала, что это никогда не закончится. На этот раз Дин не был так поспешен и напорист. Он словно пытался мне что-то показать или сказать этим, а я, захваченная в плен и потерявшись в малознакомых ощущениях, не спешила рычать, фырчать и брыкаться. К тому же, когда мне еще перепадет сладкое? Иначе и не скажешь. Вот только, если сладостей много не съешь, иначе плохо станет, то тут, чем дольше Дин целовал, тем больше мне хотелось. От такого же живот не разболится?

Неспешная игра возбуждала и горячила кровь. Радуясь, что Дин избавился от рубашки, я сначала несмело коснулась его, а потом уже и не помнила, как мои ладони начали кружить по его телу, вполне заменяя хвост, который бы не упустил такой возможности, и погладил бы охотника.

Одной рукой Дин забралась под меня. Я протестующе хмыкнула в губы, и он отстранился, прерывая поцелуй.

– Болит? – его голос прозвучал тихо, с хрипотцой.

Я отрицательно мотнула головой, отгоняя очередную волну приятных мурашек.

– Точно? – и он нежно коснулся моих губ своими губами, предлагая продолжить с того, на чем мы остановились.

– Да…кх… – сипло ответила я, уперев руки в его крепкую грудь

Не надо разбираться в людях, чтобы понять, что это ничем хорошим не закончится.

И не буду врать, но я много раз думала о том, что случилось в башне, и до сих пор испытывала досаду. Даже злилась на него какое-то время. To, что он сделал со мной, можно было назвать извращенным издевательством.

Вспоминая ту ночь, мне было стыдно как никогда, и в первую очередь из-за того, что не смогла остановить его.

Я же монстр! Со мной нельзя так обращаться!

И еще… совершенные им действия были не теми, что в тот момент желало мое тело. Сидя взаперти в доме охотника и почитывая Эллины книжки, я пыталась придумать вариант мести. И пришла к выводу, что нужно ответить ему тем же.

Пусть знает, как это – злить монстра!

Сам же сказал: «Мы мстительные».

Дин отстранился и внимательно посмотрел на меня, словно искал подвох. Или надеялся, что я тут же передумаю, глядя в его потемневшие глаза?

– И я оказался прав, – он самодовольно улыбнулся. – Можешь обращаться, если у тебя что-нибудь заболит, так и быть, – поцелую.

С такой довольной моськой изображал из себя благородного мужчину, что я невольно усмехнулась, подумав про себя: «Я потерпеть могу, если что».

Дин сел рядом со мной и оглянулся в поисках чего-то, а я ответила ему тем же, чем и он, некоторое время назад – напала на него, повалив на постель, и оседлала.

– Что? Хочешь еще? – хохотнул он.

– Хочу, – промурлыкала в ответ и прильнула к его груди, четко следуя давно разработанному плану.

Я поцеловала его, настойчиво проникая в рот своим языком – ему так можно, а мне нет? Он стал сопротивляться, пытаясь помешать вторгнуться на его территорию. В итоге он с силой оторвал меня от себя, схватив за плечи, и недоуменно заглянул в глаза.

– Что-то не так? – спросила, копируя манеру одной назойливой и малоприятной на запах дамы, и хлопнула ресницами.

– Не надо лесть в мой рот своим языком, – возмущенным тоном ответил он.

Что? Не нравится?

Я рада.

Постаралась откровенно не лыбиться, а продолжила свою игру.

Дин ослабил хватку и отпустил меня, я улеглась на него, уткнувшись носом в шею. Немного подышу… для храбрости. И в такой позиции можно спокойно улыбаться до самых ушей и ласкать его рукой, словно герджи, выписывая круги по обнаженной груди, спускаясь к животу, кружа немного там и возвращаясь обратно к груди.

Дин успокоился – ну точно Джия! Ту только погладь, и перед вами самый нежный и податливый зверь во всем мире. Охотник, простив злостное нападение на его рот, принялся поглаживать мою спину, откликаясь на мои движения.

Хорошее место, чтобы вздремнуть, если бы не одно «но», которое нарастало с каждым вдохом. Хотелось бы, чтобы это была «решительность», но увы, это было «возбуждение», которое активировало инстинкты. А те, в свою очередь, требовали впиться зубами в шею Дина. И пусть не прокушу до крови, – просто, потому что человеческие зубы не так остры, а не потому, что не хочу причинять ему боль, – и я не собираюсь проверять лично, насколько он теперь не проклят. Пусть другие это делают, мне и так хорошо.

Лизнула его в шею, заставив смеяться. Подумала еще раз о его губах, и решила, что с поцелуями пока достаточно. Я спустилась ниже, а руки Дина замерли, передавая напряжение своего хозяина. Я лизнула его сосок, он вздрогнул и засмеялся.

– Не надо так делать.

– Почему?

– Щекотно.

– Это плохо? Ты ведь смеешься. А смех – это хорошо.

– Когда очень щекотно – это совсем нехорошо. Продолжишь, – он не договорил, сцепив зубы и напрягаясь всем телом – я как раз повторила то, что он просил не делать.

А я его тогда тоже просила… Вот, у кого тут с памятью проблемы? И еще раз прошлась языком по чувствительной точке, не отводя взгляд и следя за реакцией на лице Дина.

– Прекрати.

Он вновь попытался оторвать меня от себя. Вот же, наделили боги силой, теперь творит, что хочет, а другим не дает… и не дается…

Я предупредительно прорычала, буравя его злым взглядом.

– Что ты задумала, – сдался Дин, отпуская меня.

– А на что похоже? – Я лизнула его кожу у самого плеча и слегка прикусила, вырвав сдавленный полустон.

– Это так приближающийся сезон спаривания на тебя действует, или здесь причина в другом?

– Ты тут охотник, вот и скажи мне, что ты сделал этому монстру? – прошептала я ему на ухо, захватила зубами мочку и с упоением принялась посасывать.

– Ты напрашиваешься, женщина, на неприятности, – угрожающе низким голосом прорычал Дин, положив ладони на мои бедра.

Мурашки, пробежав по спине, будто бы проникли под кожу, а после добрались до моих жил, еще больше горяча кровь и будоража сердце. Пальцы Дина больно впились в кожу, словно намереваясь оставить там синяки. Не смогла сдержать стон от нахлынувшей волны небывалого удовольствия.

Нет, я не хотела до такого доводить. Но дразнить мужчину, оказалось интересней и не менее приятно, чем поцелуи.

Я сильнее прижалась к его груди, желая потереться об него. Мои соски напряглись, острыми вершинками угрожая порвать кожу шарты. Нет, такое не случится, но щекочущее чувство, что появилось следом, говорило, что надо что-то делать, потому что это ощущение досаждало. Мне показалось, что спасение есть лишь одно, и оно пришло до того, как я успела что-то сказать или предпринять – Дин накрыл одну из моих грудей своей большой ладонью и сжал ее. С губ слетел очередной стон, я прогнулась, плотнее прижимаясь своим пахом к не менее возбужденному мужчине, что меня вдвойне порадовало.

Дин впился в мои губы с уже привычной жадностью. Не выдержала и хихикнула прямо ему в рот, ведь он не знает, что моя цель почти достигнута – он сгорает от желания. Еще чуть-чуть, главное – самой не сгореть.

– Я хочу тебя, – выдохнул Дин, разорвав поцелуй.

Он пошевелился, намереваясь поменяться местами, но я уперлась руками в его грудь и отстранилась, садясь ровно.

– Нет. В этот раз будет по-моему. – Уверена, у меня в этот момент вышла зловещая улыбка, да так, что Дин поубавил пыл и не стал настаивать на смене позы.

Я качнула бедрами, со злорадством отмечая полную готовность охотника к спариванию. С кем-нибудь из створгов я бы такое сделать не решилась. Во-первых, они бы с самого начала не позволили мне что-либо сделать с собой. А во-вторых, если наши самцы что-то хотят, то они возьмут это силой, а не возьмут только в случае, если сил не хватило.

А Дин – не створг. И он слишком расслабился, и это в компании с монстром! И кто тут глупый?

– Все… – сказала я и вздрогнула от неприятного холодка, пробежавшего по спине.

Сердце сжалось в невидимых холодных тисках, липкий страх опутал сознание, сбрасывая в миг все возбуждение и игривый настрой.

– Все? – не понял Дин, ничего больше не услышав после этого слова.

Он нахмурился и тихонько потряс меня за коленки, пытаясь привести в чувство.

– Рея? Все хорошо? – Дин напрягся, а в голосе слышалась тревога.

Мой взгляд встретился с его зелеными глазами, уголки губ дрогнули в улыбке.

– Да. Все хорошо, – певуче прозвучал голос, игнорируя мои желания и приказы.

– Не пугай меня так, – грозно велел охотник.

Я припала к его губам, словно вымаливая прощения за свои проделки, но на деле отвлекала от резкой смены, которую Дин, судя по всему, не должен и не сможет заметить, если продолжит отвечать на чужие поцелуи.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю