332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктор Улин » Матрос » Текст книги (страница 2)
Матрос
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:14

Текст книги "Матрос"


Автор книги: Виктор Улин




Жанр:

   

Прочая проза



сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 2 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

– Так вредитель же. Колорадский жук.

– Сама ты колорадский, – возразил мужик. – Тот желто-зеленый, в полоску. И круглый, как горошина. И маленький к тому же. А этот был черный и большой.

– Все равно вредитель, – беззаботно отмахнулась кондукторша.

– А почем ты знаешь, что вредитель? Чем он лично тебе навредил?

Она пожала плечами.

– Может, конечно, и пользы от него никакой – но мы-то откуда знаем?

Раз жил до тебя – пусть и дальше живет. Как вон Матрос ваш…

Николай почесал кота.

– От него ведь в натуре тоже пользы никакой. Ест только, да спит, да гуляет по полям. Ты еще за ним и выносишь. Мышей на корабле никаких нет и не будет. Так что дармоед ваш кот, как ни посмотри. Возьми и выбрось его за борт, зачем он вам?

Раиса молчала, ошеломленная поворотом разговора.

– Скоро мы все вокруг себя походя уничтожим, – грустно продолжал Николай. – Очень просто все. Жуков передавить. Кошек бездомных поубивать. Птиц извести, чтоб зерно не воровали… Только что за жизнь будет тогда? Это же…

Он развел руками, не находя нужных слов.

– На том берегу недавно хищная птица появилась. Я отродясь такой в наших краях не видал…

– Ястреб, что ли? – высунувшись из рубки, поинтересовался Валера, который настолько привык к стуку дизеля, что мог различать сквозь него даже негромкий разговор на палубе.

– Нет, не ястреб, побольше… Лунь, наверное, или кто-то вроде того – я в птицах не знаток. – он вздохнул. – Не летает – плавает в воздухе. Раз крыльями взмахнет и парит, не шевелясь. Кружит, что-то высматривает. Взглянешь на него – и душа вроде вместе с ним по небу плывет. А в то же время сердце болит: увидит какой-нибудь идиот с ружьем, да подстрелит из спортивного интереса.

– Да уж… – неопределенно проговорила Раиса.

– Вот… Вспомнил я… Когда-то давно, мальчишкой в какой-то книжке читал, что где-то в Индии или в Китае есть особые монахи. Которые когда идут, впереди себя метелкой путь выметают. Чтобы, понимаешь, случайно, муравья не растоптать, который им дорогу по своим делам перебегает.

– Ну это ты, брат, загнул, – сказал Валера.

– И вовсе не загнул, – возразил мужик. – Просто они считают, что всякая жизнь от бога, даже если и пользы от нее никакой… Когда это поймешь, по-другому смотреть будешь…

– Скажешь тоже – «бог»! – усмехнулась Раиса. – Бога-то нет!.. Это раньше на бога валили… Или теперь он снова есть? Запуталась я с тобой…

Умно говорит, – думала она, провожая взглядом одинокую фигурку Николая, поднимающегося на берег. – Только размышлять о таком может лишь мужик, бездельник и пьяница, которому нечем себя занять…

Сама она ни чем лишним голову не обременяла, задавленная работой, домашними делами, болезнями сначала детей, а теперь уже и внуков…

Но едва паром пошел вверх по реке, она зачерпнула воды и принялась драить палубу, стараясь поскорее смыть пятно, оставшееся на месте раздавленного ею жука.

* * *

Между тем ничего не оставалось на месте.

Незаметно сменялись грузы у садоводов, и по ним можно было судить о течении времени.

Вроде еще недавно они переправлялись, с трудом переставляя тележки с колыхающейся на ветру помидорной рассадой. Как вдруг повалили обратно букеты цветов, завернутые в марлю для продажи. Сначала пионы, перебивающие даже дизельный дым своим мощным и нежным ароматом. Позже еще какие-то, тоже летние и душистые. Потом, набирая темп, ведрами, корзинами, рюкзаками пошла другая продукция: редиска, картошка, и наконец яблоки… И последние цветы, маленькие синие и белые астры, уже абсолютно ничем не пахли и казались искусственными.

Бесконечное лето подошло к концу. Надвигалась осень.

Постепенно исчезали кузнечики, бабочки, стрекозы. Куда-то попрятались лягушки. Цветов на лугу больше не было, и трава давно лишилась запаха. Не стало даже диких уток, которые весной всегда появлялись откуда-то на заречных болотах, плескались и крякали все лето в непролазных ивовых плавнях, а потом вдруг столь же неожиданно улетали.

Расписание переправы менялось; с началом сентября оно сократилось до трех дней – вечера пятницы, субботы и воскресенья. Еще через некоторое время паром стал ходить лишь по выходным.

Все чаще шли дожди; не летние стремительные ливни, а совсем другие – медленные и заунывные. И капитан напевал уже не про трех танкистов, а вспомнил какую-то печальную песню – про осень, бьющую в антенны. Будучи простым речником, Валера очень любил свою мужскую работу и свой корабль. И заранее грустил, представляя расставание до весны.

Ночи незаметно сделались холодными. И тепла дизеля уже хватало Матросу ненадолго. Но он мало спал по ночам. Привыкнув к вылазкам на луг, он стал покидать корабль в гавани. Обследовал окрестности в поисках пропитания: теперь, когда паром больше стоял, нежели ходил, ему не хватало приносимого людьми.

Однако утром он возвращался на корабль. Как все кошки, Матрос был неимоверно привязан к своему дому, которым служил старый паром.

По утрам в гулком сыром воздухе очень сильно пахло осенью. И можно было догадаться, что скоро размеренному существованию придет конец, и что-то изменится в жизни вообще.

* * *

– Эх, Матрос, – сокрушенно сказала Раиса одним невероятно холодным вечером, когда кот, не в силах терпеть пронизывающего речного ветра, отсиживался в ходовой рубке. – Отплавались мы с тобой. Навигация кончается.

Тот, кажется, не понимал, и она пояснила:

– Последняя переправа сейчас – и Валера пойдет не в гавань, а в затон.

Далеко-далеко. Паром поставят зимовать до следующей весны. И тебе тут оставаться никак нельзя.

Матрос подошел к ней и стал тереться об ноги.

– Матросик, миленький… – она говорила так, будто кот о чем-то ее просил. – Ну не могу я тебя домой забрать, у внука на шерсть аллергия…

Кот тихо урчал, пытаясь что-то ответить.

– Ты ведь уже взрослый, хоть и большим не вырос. Еду добывать умеешь. Перезимуешь как-нибудь – а следующей весной, может быть, опять сюда придешь. И опять мы с тобой плавать будем…

Паром пристал к этому берегу. Уже начиналось смеркаться, и капитан по флотским правилам зажег на коротенькой мачте топовый огонь. Никаких пассажиров не осталось; садоводы, тщательно переписывая наклеиваемые на ходовую рубку листки с изменениями расписания, давно знали, что сегодня переправа заканчивает работу.

Кругом было безлюдно и очень печально.

Взяв кота подмышку, Раиса с кряхтеньем поднялась на высокий берег.

Паром дал прощальную сирену, развернулся в синем дыму и быстро пошел вниз по реке, к неведомому зимнему затону. Матрос сидел на руке кондукторши и провожал глазами удаляющийся огонек своего корабля.

Понимал ли он чего-нибудь в этот момент? Раиса не знала. Н

...

конец ознакомительного фрагмента


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю