332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктор Викторов » Мастер Мглы (СИ) » Текст книги (страница 10)
Мастер Мглы (СИ)
  • Текст добавлен: 15 декабря 2020, 08:30

Текст книги "Мастер Мглы (СИ)"


Автор книги: Виктор Викторов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 24 страниц)

Глава 15

…даже в пучинах сна не скрыться от Него ни живому, ни мёртвому. Не остановить время, не отсрочить смерть, не договориться с Темнокрылым. Его нельзя обмануть, ибо ведает он всё, что было, впитывая сны и воспоминания, и не властен Темнокрылый лишь над умами безоблачных, коих ввела Суона в свои чертоги…


(из «Сказания о Темнокрылом», запрещённого на территории королевства Вардейл).

Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что всё может поменяться в любой момент в совершенно непредсказуемом направлении, как это в последнее время у меня случается. И не понять, Судьба игрового мира так надо мною изощрённо насмехается, или снова проделки Тармиса – любителя сыграть тобой втёмную.

Хозяин лавки оказался старым знакомым Поляны, для которой встретить его здесь было такой же неожиданностью, как и для всех нас – узнать, что у кого-то ещё могут быть здесь знакомые.

Утрамбовщик был очень практичным гномом, который, как мне кажется, напрочь разучился удивляться. И даже не я тому виной.

Удовлетворённо кивнув после слов: «Для друзей Поланеи – огромные скидки», немедленно засобирался шататься между стеллажами, махнув напоследок рукой в мою сторону:

– С нами же Белый. А когда с нами Белый, то что? – задал он риторический вопрос, на который сам же и ответил. – А то, что по плану уже ничего не получится. По крайней мере, в ближайший месяц.

Кто бы ни был этот Пакел, но с гномом – он зря так. Нельзя гномам давать скидок. Ни в одном из миров. Судя по одухотворённой бородатой роже, Утрамбовщик сейчас выгребет пол-этого средневекового супермаркета. Вот только я пока не понимаю, чем он будет расплачиваться, поскольку на телепортационные свитки, помнится, у него денег не было.

Перед тем как уйти, он доверительно наклонился к Димону и прошептал так, чтобы слышали все вокруг:

– Знаешь, Фазер, а ведь у меня есть мечта. Я давно мечтаю написать книгу.

– Да ладно, – Димон хохотнул. – А про что?

– Ну это я пока обдумываю, но название уже придумал. Яркое, броское.

– Ну? Не томи!

– Книжка будет называться: «Куда проваливаются планы, и откуда берутся дети у дроу?».

Появившаяся спустя пять минут в лавке Чакра, мгновенно «въехала» в ситуацию, когда ей повторили название книги и, совершенно не стесняясь, расхохоталась. Блин, а вот сейчас обидно было. Достали они своими подколками о моей «везучести».

– Да пошли вы! – я насупился и отошёл к Лиэль, также не понявшей причину всеобщей весёлости.

– Слушай, если мы сейчас улетим отсюда на драконе, а Братья Наказующей Дряни выстроятся в шеренгу и торжественно нас проводят – я даже не удивлюсь, – сквозь смех выдавила Чакра, не заметившая, как Пакел, услышав последнее высказывание, перевёл обеспокоенный взгляд на травницу.

– Вас ищут Наказующие?

– Наказующие, какой-то торговый клан пришлых и, возможно, Круг. Времени у нас в обрез, чтобы закупиться всем необходимым и убраться дальше в пещеры, – подтвердила Поляна.

– Мирэл! – зычным голосом скомандовал Пакел. – Закрыть лавку!

– Дедушка, но у нас же посетители, – недоумённо попыталась возразить консультант.

– Быстро, я сказал, – рыкнул хозяин лавки.

Надо же, прям семейный подряд. Интересно, а у него только одна внучка?

Решительным шагом он прошёл к стойке и, поднявшись на возвышение, несколько раз хлопнул в ладоши, привлекая внимание покупателей, среди которых я заметил игроков.

– Друзья и почтенные гости моей скромной лавки, прошу несколько секунд внимания! – дождавшись, когда посетители повернули головы, он продолжил. – Так получилось, что я вынужден буквально на полчаса прикрыть свою лавку и надеюсь на ваше понимание.

– Да ты знаешь, сколько я сюда добирался? Теперь ещё неизвестно сколько ждать? – раздался возмущённый голос какого-то игрока, застрявшего среди стеллажа с кирками, молотками и другим «крафтовым» инвентарём.

– Друзья, вы же меня недослушали, – протянул с хитринкой Пакел. – Вы вольны выбрать всё, что вам заблагорассудится, а по истечении получаса, я предоставлю всем желающим скидку, скажем, в двадцать процентов, на любой товар, который вы выбрали…

– А почему только двадцать? – перебил тот же недовольный голос. – Давай уже тридцать тогда. Чтоб по «чесноку»!

– …а тот, кто не согласен, может покинуть лавку всей компанией, – невозмутимо продолжил Пакел. – Мирэл, выпусти почтенных рудознатцев за дверь. Им чесноку нужно купить, а у нас он не продаётся.

Послышался звук, удара, кто-то шумно хрипел, судорожно пытаясь вдохнуть, а затем другой голос торопливо произнёс:

– Нет-нет, мы остаёмся. Наш друг просто ошибся, почтенный Пакел. Просим прощения. У него неделя тяжёлая выдалась. Перегрелся в забое.

– Сука, – тихо прохрипел первый недовольный, – нафига под дых бить?

– Да задрал ты уже. Вечно ноешь. Постоянно чем-то недоволен. Тебе ж сказали – двадцать процентов. Ты цену на эту кирку видел? А хоть одну скидку в этой лавке? Или у тебя денег валом? – шикнули на него товарищи. – Заткнись, и чтоб эти полчаса вообще рот не открывал. И если по твоей вине мы не купим то, за чем пришли, мы тебя этим чесноком накормим. Ты понял?

Вякнув, что-то невнятное, брюзга тем не менее заткнулся, и Пакел с понимающей улыбкой продолжил:

– Наши девушки с радостью вам помогут с выбором и проконсультируют абсолютно по любым вопросам. Вы же просто ни во что не вмешиваетесь, не суётесь за двери лавки, и ведёте себя культурно. Договорились, друзья?

– Да легко!

– Договорились!

– Спасибо за понимание.

Спустившись, он жестом поманил нас за собой в глубины подсобных помещений.

Немного пропетляв среди нагромождения больших ящиков, стоявших подчас в три, а то и четыре ряда, мы очутились в просторной комнате, служащей подобием кабинета и склада ценных вещей одновременно. Закрыв двери на засов, он покачал головой.

– Ну вот почему, после стольких лет разлуки, вместо того чтобы просто выпить вина с пряностями и поболтать о делах минувших, мне нужно спасать старую подругу, которую хочет уничтожить Братство Наказующих? Нет справедливости под этим солнцем.

– А с чего ты решил, что нас хотят уничтожить? – улыбнулась Поляна.

– А с чего это ты решила, что они гонятся за вами, чтобы медовым калачом угостить? Или меня за недалёкого держишь? Когда такое было?

– Ладно-ладно. Если можешь помочь – помоги. Я в долгу не останусь, – травница положила ему руку на плечо и ободряюще сжала. – Если нет – я пойму.

– Больно много ты понимаешь, – вскинулся тифлинг. – Чтобы я бросил тебя в беде? Ты что несёшь, старая?

– Ладно, ладно. Что предлагаешь?

– У нас есть, минимум полчаса. Представь мне, пожалуйста, своих спутников. Уж очень интересные некоторые экземпляры. Особенно он.

При этом его глаза смотрели на меня, и в них не было того радушия, что я наблюдал в зале.

– Пакел, я помню твои убеждения, но поверь мне – парень ни в чём не виноват, – травница заметила этот взгляд, сделав правильные выводы. – Его просто разыграли втёмную, и нас вместе с ним.

– Втёмную? А ты в курсе, что его при каждой встрече будет убивать любой тифлинг, гоблин или демон? Все некроманты и демонологи этого мира будут раз за разом отрезать его башку, чтобы с почестями возложить на Алтарь Танатоса.

– Или на Алтарь Миардель, – добавила Поляна. – Я знаю.

– Да плевать на эту светлую тварь, – зарычал Пакел. – Знаешь, что Поланея? Если б я тебя не знал столько лет, я бы решил, что ты тронулась умом. И, несмотря на то что я тифлинг, у которых ложь в крови, я по-прежнему на дух не переношу вранья. И кто бы что ни говорил, я до сих пор имею репутацию честного торговца в Муравейнике.

– Торговец, – травница покатала на языке слово, позволив себе ироничную улыбку. – Так нынче контрабандистов называют?

– То, что видел свет Ночных Братьев, через полвека не вспомнит никто. А вот зачем ты связалась с дроу, от которого неимоверно «фонит» ненавистью трёх божеств, я даже не могу предположить.

– Трёх? – она по-настоящему удивилась. Я знала только о двух.

– Что лишний раз доказывает, что его следует…

– Она говорит правду, – Лиэль незаметно сместилась и отставила опорную ногу, немного прикрыв корпусом наставницу.

– Это кто ещё? – торговец еле уловимо поморщился. – Девочка, вот даже и не думай дёргаться.

– Её зовут Лиэль.

– Как!? – Пакел с удивлением всмотрелся в лицо девушки. – Это что же…

– Да, – твёрдо произнесла Поляна. – Она моя ученица. Дара. Ещё вопросы?

– Да. Этот дроу! – трость почти уткнулась мне в грудь. – Отдай его мне и я сделаю для тебя всё что угодно! Клянусь в том своей душой.

– Магавайт несколько раз спасал нам с Лиэль жизнь. Раз. Повторюсь – его разыграли втёмную. Два. И да, он…, впрочем, хватит и первых двух причин, – поджала губы Поляна. – Он уйдёт с нами. Ты поможешь, или нам самостоятельно выпутываться?

Я тихонько молчал в тряпочку, слушал и не верил своим ушам. Из этого диалога, при должном воображении, можно столько информации выудить, что возникает ещё большая куча непонятных вопросов.

Кто такая Лиэль? Почему её имя вызвало узнавание?

Кто, мать её, эта травница, у которой в друзьях числится контрабандист?

Почему этот тифлинг её слушает и резко перевёл беседу в другое русло?

И пожалуй самый незначительный вопрос. Зачем меня убивать? Что я ему сделал? Рожа моя не понравилась?

Пакел думал. Об этом свидетельствовала трость, отстукивающая по каменному полу нервный рваный ритм. Наконец, собрался с мыслями, сделав для себя какой-то вывод, и поднял глаза на нас глаза.

– Куда вы направляетесь?

– Подальше отсюда, где нас не достанет Братство.

– Хорошо, я помогу тебе, Поланея! Но с одним условием! И оно не обсуждается!

– Ты очень изменился, Пакел, – отстранённо промолвила травница. – Очень… Я тебя слушаю.

– Не ты! – он указал на меня. – Он!

– Не нужно его сюда впутывать, – в голосе травницы прорезалась угроза. – С тобой договариваюсь я.

– А ты ему не нужна. Никто с Мистик из-за тебя ссориться не будет. Ему нужен он.

– Кому? – я уже знал ответ.

– Мне! – выдохнул изменившимся голосом Пакел, глаза которого налились чернотой, а за спиной соткались раскрытые крылья из первозданной тьмы.

Сердце ушло в пятки и сиреной взвыло чувство опасности, скрутив всё нутро обжигающей ледяной судорогой.

«Параметр «Предчувствие» повышен +1».

«Прокол Мглы».

Я было рванулся сквозь вязкие клочья, ставшей вдруг родной Мглы, но горло сжала чья-то железная хватка и я, буквально был выдран из Прокола. Будто тряпичную куклу меня мотнуло в воздухе, а затем что есть силы швырнуло об землю, выбив воздух из груди.

«Получен урон -33 600 НР».

Вспышка обжигающей боли в ушибленной спине, страшный удар по рёбрам, и в конце я почувствовал, как что-то тяжёлое упало на мои колени, с сухим хрустом дробя коленные чашечки.

«Получен урон -70 900 НР».

«Параметр «Стойкость» повышен +1».

Захлёбываясь, я заорал от дикой боли и сознание покинуло меня…

«Вы убиты».

…чтобы снова вернуться в покалеченное тело, которое должно было почувствовать, как ему разрывают брюхо, чтобы жадно, резкими рывками начать выдирать внутренности, добираясь до сердца…

«Добро пожаловать в мир «Даяна I», Мегавайт! Следуй выбранному пути и пусть удача благоволит тебе».

…чьи-то пальцы с противным чавканьем вошли в мои глазницы, тело конвульсивно дёрнулось, и я перестал соображать, кто я и где нахожусь.

«Получен урон -115 000 НР».

Носовую перегородку рывком выдрало, а затем свет померк. Последним, что я чувствовал, был мой сминающийся череп…

«Вы убиты».

«Добро пожаловать в мир «Даяна I», Мегавайт! Следуй выбранному пути и пусть удача благоволит тебе».

«Выход».

«Внимание! Вы не можете покинуть данную сублокацию до окончания…»

«Получен урон -115 000 НР».

«Вы убиты».

«Добро пожаловать в мир «Даяна I»…»

«Выход».

«Выход».

«Выход».

«Внимание! Вы не можете покину…»

Я заорал от ужаса.

– Когда ты мне его вернёшь? – раздался спокойный голос сзади, после того как я выпустил всю свою боль и страх, вложив в крик все эмоции, бушевавшие во мне.

Я резко обернулся.

Передо мной стоял высокий худощавый мужчина с абсолютно чёрными глазами и неестественно бледной кожей. Именно они смотрели на меня, сквозь глазницы Пакела, перед тем, как я здесь очутился.

Украдкой оглянувшись, я похолодел. Не было Муравейника, лавки Пакела, самого Пакела и моих спутников. Вокруг не было ничего, кроме висящего в чёрном пространстве каменного диска, на котором мы в данный момент находились. Если бы я не стоял ногами на его поверхности, то легко мог спутать низ с верхом.

Пустота.

Ничего.

Казалось, вокруг нас застыло само Время, остановившись навсегда и заключив в вечную тюрьму, где царствует только пустота, тишина и этот круглая поверхность под ногами без единой пылинки.

– Я что, тихо говорю, смертный? – мужчина поднял руку, сжал её в кулак, а затем сделал небрежный жест кистью.

Невидимая рука обхватила меня до хруста в рёбрах, и я почувствовал, что не могу сделать вдох. Ноги прострелило резкой волной боли, которая молнией скользнув вверх по позвоночнику и разорвалась в затылке шрапнелью.

Я уже не видел, как безжизненное тело подбросило в воздух, а затем оно, резко набрав ускорение, впечаталось в твёрдую поверхность камня.

«Получен урон -94 100 НР».

«Параметр «Стойкость» повышен +1».

«Вы убиты».

«Добро пожаловать в мир «Даяна I»…»

– Повторить вопрос?

Меня трясло. Я понял, кто почтил меня своим присутствием.

– Танатос!

– Я последний раз спрашиваю. Если я не услышу ответа на свой вопрос – ты снова умрёшь.

– Что тебе нужно от меня?

За спиной Танатоса медленно распахнулись огромные крылья, и я попятился.

– Стой. Да погоди же ты!

В тот момент, когда кончики крыльев соприкоснулись в наивысшей точке над головой, он сделал ними резкий взмах, и в мою грудь ударила упругая воздушная волна. Я почувствовал, что лечу, увидел, что та платформа, где мы находились, удаляется.

Внутренности подкатили к горлу, а мой звериный рёв услышали, наверное, на всех планах этого мира. Я летел в Пустоте, потеряв счёт времени, ощущение пространства, а перед глазами была лишь кромешная тьма. Спиной вперёд? Назад? Сколько я падаю?

Кнопка «Выход» не работала, системного интерфейса не было, и я мог только орать во всё горло от ужаса.

А затем всё прекратилось. Я рухнул с огромной высоты на каменную платформу.

«Вы убиты».

«Добро пожаловать в мир «Даяна I»…»

– Ну и сука же ты! Почему просто нельзя поговорить? – я вновь поднимался с холодного камня.

Чёрные крылья исчезли. Миг, и он уже держит меня за горло на вытянутой руке, оторвав при этом от земли.

– Поговорить? Хорошо. Говори.

– Вам же нельзя вредить игрокам, – через пережатое горло слова проталкивались с трудом, но Танатос меня понял.

– Тебя жестоко обманули, – он пожал плечами и сломал мне шею.

«Вы убиты».

– Ещё хочешь поговорить?

От одного его голоса меня била дрожь. Я уже ничего не хотел. Чего мне действительно хотелось, чтобы весь этот кошмар прекратился, и я вышел из этой игры. Пусть лучше приедут люди Ноймана и убьют меня.

Но это произойдёт всего один раз.

– Ну раз ты не хочешь, тогда скажу я, – произнёс тёмный бог. – Череп Астора. Верни мне его, – он протянул руку.

– У меня его нет.

– Плохо, – его глаза сузились. – А у кого он?

– Я его выложил в своей Личной комнате, – хотелось отвечать ему быстро и кратко, чтобы не спровоцировать новую волну гнева.

– Очень хорошо. Ты мне его отдашь и больше никогда не попадёшься на глаза, ты понял?

– У меня только один вопрос. За что?

– За что? – впервые за всю беседу его голос полыхнул гневом. – Ты как вор врываешься ко мне домой с друзьями, убиваешь моего слугу, крадёшь его голову, а потом уходя ещё и поджигаешь. И ты спрашиваешь за что, червь? – от его голоса задрожал камень под ногами. – Ты будешь умирать вечно. При каждой встрече, каждый из моих слуг будет выпускать тебе кишки, во славу Мою, а дальше, пока ты будешь лететь на перерождение, тобой буду заниматься я, – меня снова схватили за горло… – и так пока мне не надоест!

«Вы убиты».

«Добро пожаловать в мир «Даяна I»…»

– А что мне было делать? Сложить лапки и позволить себя убить?

– Ещё раз ты повысишь на меня голос…

– Да сколько можно меня пугать? – заорал я, поняв, что меня снова сейчас убьют, независимо от того, буду я кричать или молчать. – Ты, эта дрянь, Тармис. Как вы меня уже задрали, твари божественные! Что вам всем от меня надо? Почему вы не можете оставить меня в покое?

Мне вдруг стало настолько обидно, насколько плевать, что произойдёт дальше. Пугаешь меня смертью? Думаешь, что выиграл? А как тебе это?

– Да чтоб вы все провалились, уроды, – материализовав «крис» в руке, я развернул его остриём к себе…

«Печать Хаоса».

…и влив всю ману, которая у меня оставалась, в «Духовный удар», вонзаю кинжал себе в живот.

– Стоп! – прогремел голос, а затем его обладатель подошёл ко мне. – Ты сказал – Тармис?

Кинжал застыл в нескольких миллиметрах от моего живота.

Очень странное ощущение, когда ты всё понимаешь, слышишь, но не можешь пошевелиться. На миг мной овладел приступ паники, когда я попытался вдохнуть, а не смог. Даже дёрнуться не получилось. Через пять секунд ужаса до моего мозга дошло, что я не даже не задыхаюсь. Просто застыл, без потребности дышать.

Танатос аккуратно взял меня за запястье, а другой рукой вынул «крис» из кисти. Поднеся волнистый клинок к глазам, уважительно сказал:

– Хорошее оружие. Сейчас такого не делают.

«Близнец» не исчезал. Как такое возможно? Это же оружие, привязанное только ко мне.

– Сейчас ты получишь возможность двигаться. Советую не делать глупостей, а послушать, что я скажу.

Первое, что я сделал, когда получил возможность двигаться – судорожно вдохнул.

«Крис», моргнув вспышкой, исчез из руки Танатоса.

Этому у меня было только одно объяснение. Танатос может полностью или частично останавливать ход времени, что делает его очень опасным противником. Это тебе не Миардель, которую я чуть не развоплотил. С ним – шутки плохи.

Тем временем бог, убедившись, что я понял его правильно и не собираюсь закатывать истерику, произнёс:

– А сейчас замри и ни о чём не думай, – моргнув, он исчез, оказавшись почти вплотную ко мне.

Моих висков коснулись его пальцы, а кожу обожгло льдом. Приложив все усилия, я постарался не вздрогнуть, хотя внутри меня трясло от смеси адреналина и жуткого страха.

А потом моё сознание поплыло и меня выбросило из виртуального тела.

…– Вова, ну сколько можно? Остынет ведь.

– Ба, сейчас иду…

…Я стоял перед свежим холмиком земли, а в душе никак не мог поверить, что самый любимый человек ушёл. Ушёл навсегда.

– Владимир, пойдём. Промокнешь ведь. Уже все уезжают…

…Меня коробит, когда этот женский голос зовёт меня Владимиром. Вова, Вовка, Вовчик, или на худой конец – Белый, но не Владимир. Бабушка никогда меня так не звала…

…– На тест отведено ровно два часа. Нужно проставить варианты ответов. В пустых графах пишете своими словами…

…– Нет, не женат.

– Вредные привычки?..

…– Основной блок настроек твоих параметров уже был на накопителе…

…Я осознал себя стоящего на четвереньках, посреди заснеженного плато. Вокруг, пока хватало взгляда, расстилался волнистый ковёр снежного наста…

…Впереди мелькнул силуэт, а шею обожгло страшной болью…

…– Да пошёл ты! Правильно мне мама говорила. Я только трачу своё время с тобой, неудачником!

…– Через пять-шесть часов, когда солнце коснётся вершины тех деревьев, тебе нужно оказаться за стенами посёлка!..

…– Этого, – кивок в мою сторону, – экипировать и в первые ряды на оборону. Пусть герой на своей шкуре ощутит то, во что втравил весь Мирт…

…Прямо передо мной возвышалась каменная арка, в которой ничего нельзя было разглядеть из-за клубящегося в ней молочного тумана…

… – он легкомысленно махнул рукой. – Ты должен мне будешь передать одну вещь, если она окажется у тебя в руках…

…Было не просто больно. Было настолько больно, что я был готов умолять, чтобы мне отрезали голову, прекратив, наконец, мои мучения…

…– Я, Мегавайт, отдаю Лофту Алтарь Магруба, как и обещал…

…Остановись!..

Сбоку мелькнула крупная тень, но я был наготове. Слившиеся синие вспышки и «Уход в Тень» совпали с быстрым отскоком на два шага…

…– Прыгай! – заорал мне Корт.

Я беспомощно оглянулся на Беис.

– А она как?..

…– Из вас выйдут отличные слуги! Неужели вы думали, что просто придёте и убьёте меня? Наивные глупцы, – глаза мёртвого архимага вдруг ярко вспыхнули зелёным огнём.

– Может всё-таки договоримся? – произнёс я…

…Перед нами стала медленно проявляться хрупкая фигурка, постепенно приобретая знакомые узнаваемые черты. Полностью материализовавшись, она подняла на нас глаза стылого льда, в которых не было ничего человеческого. Это были не её глаза.

…– Беис?! Но как?!..

…– Познакомься, Мегавайт. Это Миардель, – я услышал спокойный голос Корта…

…Вы напали на богиню…

…– Только дёрнись, дрянь, и я всажу этот кинжал тебе в глаз, – прошипел я, глядя на побледневшую богиню…

…– Мы ещё увидимся, нелюдь, – с этими словами он резко ударил меня в грудь, отправив спиной вперёд в портал…

… – У тебя другие задачи сейчас стоят. Тебе нужно захватить Алтарь? Вот и захватывай…

…и какие штрафные санкции тебя ожидают, если ты сделаешь шаг в сторону, – он сделал паузу. – Ты понимаешь, о чём я говорю?..

…запомнить блестящие коричневые сапоги перед моим лицом…

…Сухой безэмоциональный голос приказал:

– Вывести…

…– На очистительное пламя!

– Сжечь их!..

…ухнул страшный взрыв, кто-то пронзительно заорал, а в следующий момент толпа обезумела…

…– Мне просто нужен отдых, Дима…

…– Слышал когда-нибудь такое выражение: «Со щитом, или на щите!»?

…посреди бронированного стеклопакета, красовался аккуратный кружочек пулевого отверстия…

…– Мегавайт несколько раз спасал нам с Лиэль жизнь. Повторюсь – его разыграли втёмную…

…– Мне! – выдохнул изменившимся голосом Пакел, глаза которого налились чернотой…

Все воспоминания пронеслись, как один миг с момента, когда я стал осознавать себя, как личность и по теперешний момент. Вся жизнь, как калейдоскоп, наполненный воспоминаниями, в том числе и тех, которых я хотелось забыть, или, по крайней мере, притупить. Будто всю душу вынули, разложив на фрагменты и слайды, склеив в чёрно-белую киноплёнку.

Мои колени подкосились, и я рухнул там, где стоял. Эмоций не было никаких и даже испытанный ужас, когда я прошёл череду смертей, воспринимался как давно виденный фильм ужастиков, по которым я одно время фанател.

– Поднимайся и слушай, – теперь голос был другим, так как я ощутил – ненависти в нём больше не было. – Теперь я знаю всё, поэтому моё решение таково: ты отдаёшь мне последнюю филакторию Астора и можешь дальше жить спокойно.

– Вот так просто? – не поверил своим ушам я. – А что будет, если я снова убью какого-то из твоих слуг? Снова попаду к тебе? Почему другие играют в своё удовольствие, а меня ты лично притащил сюда, чтобы отомстить?

– Ты не будешь так со мной говорить, смертный! – его голос вдруг изменился. – Больше я повторять не буду!

– Извини, – я невольно отшатнулся. – Но мне же нужно знать.

– Если схватка честная, то это только ваш выбор. У меня к тебе претензий больше нет.

– Спасибо, – почему-то я подумал, что стоит поклониться.

– Хаос выбрал себе хорошего слугу. И поверь, он сделал бы то же самое, окажись ты на месте Астора. Не хочешь перейти под мою руку?

Я задумался. То, что вопрос с подвохом – понятно и козе, но ответить нужно так, чтобы меня снова не размазали по этому каменному диску.

– Я могу ответить честно, не опасаясь твоего гнева?

– Говори, не бойся, – Танатос кивнул.

– Если бы это предложение поступило раньше, я бы согласился. Его здесь нет, но для меня он сделал больше, чем все боги мира, от которых, кроме горя, я не увидел ничего. А если бы твой слуга сменил хозяина, когда его поманили, вряд ли тебе бы это понравилось.

Сказал, и как в воду ледяную ухнул, поскольку в равной мере мои слова можно воспринять и как ответ, и как дерзость. А с этим дядей шутки плохи.

– Понравилось, – он повторил своё слово. – Боги мыслят другими категориями, но тебя я понял и принимаю твой ответ. На этом – всё. Делай то, что должен, но помни, чтобы вернуть череп, у тебя есть ровно десять дней. Если через десять дней филактория не ляжет на алтарь любого моего Храма, я лично приду за тобой. А сейчас прощай – мне нужно много осмыслить. Расклад игры поменялся, и в этом отчасти и твоя заслуга. Я не хочу, чтобы меня выставляли дураком, – видя, что я напрягся, добавил, – и речь не о тебе.

– Тармис?

– Это тебя не должно касаться, – отрезал он. – У тебя свой Путь.

Смутная разгадка забрезжила в моей голове. А ведь я, похоже, знаю, как можно попытаться выбраться из передряги, в которую практически сам себя и загнал. И если не сейчас, то никогда!

– Разреши последний вопрос!

– Ты переоцениваешь степень моей доброты смертный, – недовольно произнёс он. – Хорошо. У тебя всего один вопрос. Не потрать его зря!

Богу потребовалась буквально одна секунда, чтобы оценить то, что я спросил, а затем мне довелось увидеть зрелище, которое не видела ни одна живая душа.

Танатос расхохотался.

– Я понял, что ты задумал. Теоретически – да, но это безумие. Если ты это сделаешь, то знай – один раз я приду к тебе на помощь. А сейчас иди! – он взмахнул крыльями.

Моё сознание вдруг померкло, и в очередной раз за сегодня я провалился в вязкую темноту. Напоследок в голове прозвучал голос: «Мой подарок на прощание!».

Я снова находился в складском помещении лавки Пакела, среди своих спутников. Первое что я увидел – глаза тифлинга с застывшим в них вопросом.

– Пакел, не смей! – раздался угрожающий голос травницы.

– Всё хорошо, – я осмотрелся, так и не поняв, было ли это в моём сознании, или меня правда перенесло отсюда, вернув в тот самый момент, когда Поляна спорила с Пакелом.

– Мы поговорили и решили все вопросы. И да, извини Пакел!

Тот кому предназначалась эта фраза – понял и согласно кивнул.

«Ускорение».

Тифлинг, видимо, почувствовав что-то, только начал поднимать голову, но было ясно, что он уже опаздывает.

Вложив все свои силы, я на выдохе, как учил дядя Женя, без замаха, слегка подсев, костяшками указательного и среднего пальца чётко выстрелил ему снизу в подбородок, подвернув кулак на себя, как полагается и моментально отскочил на своё место.

Сделав шаг назад, тифлинг рухнул спиной на деревянные ящики, которые под его весом покачнулись и повторили манёвр Пакела.

– Белый, ты чё творишь, – Димон заступил мне дорогу, готовясь снова меня перехватить. – Тебе вообще там шифер перекрыло?

Чакра, уже успевшая вытащить из инвентаря меч, прокомментировала:

– Похоже, поговорили.

Я перехватил укоризненный взгляд Поляны и удивлённый – Лиэль.

– Замерли все! – держась за челюсть, из ящиков кряхтя выбрался Пакел. – Всё в порядке!

– Это ты называешь в порядке? – всплеснула руками травница. – Белый, это действительно было нужно?

– Я сказал, всё в порядке, – повторил Пакел. – Я сам виноват.

– И это ничто, по сравнению с моими ощущениями! – от злости я зарычал.

– Да что, мать вашу, здесь происходит, вы мне можете объяснить? – Димон только моргал, смотря то на меня, то на виноватого Пакела. – Белый!

– Ты нам поможешь, или нам уйти? – обратился я к хозяину лавки, игнорируя друга.

– Я…

– Да, или нет? – похоже, срочно нужно успокоиться, а то я окончательно сорвусь с катушек.

– Да.

– Вот и отлично. Дима, разберитесь здесь с организационными вопросами. Я лучше пойду гнома позову.

– Ну ты красавчик, – пробурчал Димон. – Разберитесь, ты посмотри.

Я вышел в торговый зал, где возбуждённые игроки, наперебой спорили, что выгоднее брать, стараясь уложиться в отведённые полчаса.

Прохаживаясь вдоль стеллажей, вдруг понял, что меня насторожило. Димон, Димон. Как же ты прав. Я тоже очень хочу узнать, что здесь происходит и как так получилось, что в виртуальной игре кусок программного кода, которым, по сути, и являлся Танатос, смог прочесть мои воспоминания из «реала».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю