332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Виктор Тарнавский » Время жить. Пенталогия (СИ) » Текст книги (страница 165)
Время жить. Пенталогия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:22

Текст книги "Время жить. Пенталогия (СИ)"


Автор книги: Виктор Тарнавский




Жанр:

   

Космоопера



сообщить о нарушении

Текущая страница: 165 (всего у книги 187 страниц)

 А чтобы пришельцы и думать забыли о скромных тружениках дорог, под кронами сосен формировалась другая колонна. Двенадцать мощных тягачей взяли на прицеп платформы с закрепленными на них темно-серыми морскими контейнерами и неторопливо двинулись в путь, в сторону, прямо противоположную базе Эварс.

 На одном из перекрестков лесных дорог к трейлерам присоединилась другая колонна – две зенитно-ракетные и две зенитно-пушечные установки, радиолокационная станция на шасси мощного грузовика, машина – постановщик помех, три имитатора радиосигналов, штабной кунг и, в довершение, четыре зенитные самоходки на гусеничном ходу со спаренными 35-милиметровыми автоматами. Все это выглядело по-настоящему внушительно и грозно, особенно, с воздуха.

 Однако пока что фальшивую колонну скрывали кроны деревьев. Выйти на сцену она должна была чуть позже.

 Конечно, окончательное заключение выдаст технический эксперт, но Тхаан уже в целом представлял, как была осуществлена диверсия. Три взрыва – один разрушил маячок, второй вывел из строя энергетический отсек, третий поразил кабину. Очевидно, где-то среди обломков должен быть и управляющий блок, если его не нашли уже филиты (нашли и забрали с собой вместе с другим интересным оборудованием).

 Этот блок даст ответ на многие вопросы, но искать его можно долго, да и некогда. И так понятно, что поработал профессионал. Что автоматически исключает начальника базы "Север", да и, пожалуй, Вуурма и выводит на первый план фигуру таинственного диверсанта, о котором пока нельзя сказать абсолютно ничего определенного.

 Тхаан почувствовал, что начинает ощущать беспокойство. Диверсант пока не только не попал ни в одну из любовно расставленных им ловушек, но даже краешком не задел ни одну из ловчих нитей. Иногда Тхаан даже спрашивал себя, а существует ли он на самом деле и не является ли плодом его воображения?

 Однако обломки транспортника были уж очень веским доводом в пользу его существования. И это вызывало все большую тревогу. Вместе с коллегами из спецотдела он просмотрел расширенные досье всех офицеров базы "Север", потом – всех тех, кто принимал участие в злополучной погрузке проклятых ракет, но нигде не нашел ни одной серьезной зацепки. Уж не имеет ли он дело с глубокой внедренкой, когда работа с документами ничего не даст и не сможет дать, а обман может не выявиться даже при обращении к центральной базе данных Службы Безопасности, до которой, кстати, почти тридцать светолет и все... космосом?

 Если это так, то все его расчеты могут пойти прахом. И не причем может оказаться и начальник базы "Север", которого он, возможно, и зря записал в подозреваемые, и Вуурм – мало ли, какие у него могут быть дела с начальником базы, а устройство для защиты от подслушивания сегодня есть у каждого второго, не считая каждого первого...

 И кто тогда может оказаться диверсантом? Таинственным образом уцелевший старший-один Аннуак? Старший-два Мииданг, который считается погибшим, но только со слов якобы убитого филитами Дестаи? Или сам Дестаи – хотя нет, он не принимал участия в погрузке... Или, новая страшная мысль, он что-то упустил, и диверсия все-таки произошла на Центральной базе, а он не заметил и не выявил...

 Опершись на стоящий торчком кусок крыла, от которого аккуратно отсоединили моторную гондолу (три лежат рядышком, а четвертой нет, увезли), Тхаан прислонился лбом к холодному металлу. Нет, надо взять себя в руки. Нужно скорее возвращаться, подогнать этого разгильдяистого специалиста по информационной безопасности – пусть скорее заканчивает анализ камер наблюдения. Прижать как следует начальника базы "Север" – он чего-то боится, это бесспорно! И, наверное, хорошенько потолковать с Вуурмом: этот скользкий тип явно знает что-то важное, но не хочет сказать...

 А между тем, два его главных подозреваемых (за отсутствием третьего) в этот момент вели весьма непростой разговор, естественно, приняв меры по защите от подслушивания.

 – Зачем вы пришли?! Я больше не желаю иметь с вами никакого дела! – начальник базы "Север" очень боялся и поэтому кричал и брызгал слюной. – Вы меня подставили! Вы меня впутываете...

 – Прекратите трястись! – брезгливо перебил Тиид старшего по званию. – Чего вы боитесь?! Тхаан только пугает вас, на самом деле, у него ничего серьезного против вас нет и быть не может! Вывезти ракеты с базы предложили вы, но решение принял командующий, с него и спрос. Погрузкой занимался ваш зам по вооружению, вы только при ней присутствовали. Мне вы помогали, потому что у вас был приказ оказать содействие научному отделу. Кроме того, через меня вы добывали филлинские сувениры. Вот, держите! Можно сказать, от своего сердца отрываю!

 – Что это?! – начальник базы неудобно перехватил одной рукой вытянутую картонную коробку.

 – Электрический нож. Филлинской работы. Причем, уже с адаптером под нашу сеть.

 – И что я им должен резать?

 – Голову себе отрежьте и пришейте новую! – не сдержался Тиид. – Я даю вам возможность объяснить ваш страх перед Тхааном, который он прекрасно чувствует! Вы боитесь из-за сувениров, сбор которых в последнее время не приветствуется. Когда Тхаан снова надавит на вас, признавайтесь! Так ваш маленький грех прикроет большой. Все остальное отрицайте! И ничего он тогда вам не сделает!

 – Вам хорошо, – заныл начальник базы. – Вы куда-то исчезнете, а мне здесь оставаться. Вы что, не видите, что из-за вас на меня свалят нарушение Императорского Указа!?

 – А это уже совсем просто, – радостно и открыто улыбнулся Тиид. – Надо, чтобы Указ нарушил кто-то другой.

 – Кто?!

 – Насколько мне известно, сегодня в полдень по местному времени должна состояться передача нам старшего-один Аннуака и тел двух погибших, – начал объяснять Тиид. – Организовать эту приемку поручено вам.

 – Откуда вам это известно?!

 – У меня свои источники информации, – высокомерно сказал Тиид. – Не перебивайте!

 Ну, не признаваться же, что источник информации – это незаменимая Арита, вчера днем внаглую подключившаяся к командному каналу.

 – Когда будете инструктировать группу, которая отправится за Аннуаком, предупредите их, что возможны провокации со стороны филитов, – продолжил Тиид. – Пусть обязательно надевают броню. И чтобы поддерживали максимальную бдительность и были готовы в любой момент отразить внезапную атаку противника?

 – К-какого противника?

 Тиид проглотил уже готовую сорваться с языка раздраженную фразу.

 – По моим данным, – резким напористым тоном произнес он, – филиты могут предпринять попытку захвата новых заложников. Есть достаточно большая вероятность того, что обещание отпустить старшего-один Аннуака без всяких условий – на самом деле, ловушка. Поэтому вы можете не волноваться по поводу нарушения Императорского Указа. Это сделают филиты. Надо только немного им подыграть. Не дать им возможность внезапно и бескровно захватить наших солдат в плен. Первый же выстрел с их стороны должен рассматриваться как недвусмысленная агрессия.

 – Вы думаете, филиты это сделают? – не поверил начальник базы. – Неужели они не понимают, что захват заложников не улучшит их положение, а только ухудшит?

 – Увы, филиты многого не понимают, – вздохнул Тиид, причем, на этот раз вполне искренне.

 Да-а, и кто мог подумать, что они и в самом деле такие недотепы?! Всё, буквально всё приходится делать за них! Хорошо еще, что, отказавшись от своего первоначального плана в пользу провокации с ракетами, он все-таки довел до конца подготовку к нему...

 «А есть ли у меня план?», – наверное, в десятый раз за утро спрашивал себя Реэрн. Он уже продумал, с чего начнет разговор с чинетским президентом, но пока так и не решил, как именно будет уговаривать его вернуть ракеты. А вот у филитов, очевидно, какой-то план был. По крайней мере, об этом говорил антураж, с которым они обставили встречу.

 Реэрн был готов как к роскошному особняку, так и к мрачному подземному бункеру, однако чинетский президент избрал для встречи с представителем Империи разрушенный бомбами металлургический завод. Длинный автомобиль медленно пробирался среди развалин, объезжая обломки и подрагивая на выбоинах, а Реэрн молча обозревал окружающий пейзаж, напоминающий декорации к какому-нибудь фантастическому фильму-катастрофе.

 Проехав по неширокому проходу между двумя сплошными циклопическими стенами из серого бетона, автомобиль выехал на широкую открытую площадку. Глазам Реэрна предстали четыре высоких башенеподобных сооружения, окруженных многочисленными фермами, трубопроводами, различными металлическими конструкциями непонятного назначения, длинными постройками с крышами сложной формы. Повсюду змеились рельсы.

 Здесь разрушения были особенно наглядны. Ракеты не смогли стереть с лица земли весь комплекс, но сильно повредили его. Три башни из четырех наполовину обрушились, у четвертой была снесена верхушка. Места попаданий щерились обломками стен, перекрученными ржавыми металлоконструкциями, обрывками труб, торчащими дыбом рельсами. Под стеной лежал на боку тепловоз, за которым раскатились в стороны, словно брошенные игрушки, несколько огромных черных ковшей на платформах. У громадного здания, в которое вели рельсы, не было одной стены, и внутри просматривались какие-то многоэтажные металлические сооружения.

 – Это были доменные печи, – разъяснил, хотя никто его не просил, немолодой филит, присоединившийся к ним в воротах и представленный Негелисом как заместитель директора завода. – До войны они давали десять с половиной миллионов тонн чугуна в год. Сейчас мы пытаемся восстановить одну из старых доменных печей, на миллион триста тысяч тонн. Те печи были остановлены восемь лет назад, когда в строй была введена эта четверка, но, к счастью, их не успели демонтировать. Конвертерный цех, кстати, первый в Чинерте, мы в обозримом будущем вряд ли сможем снова запустить, но зато уцелели мартены...

 – Прошу прощения, – глухо сказал Реэрн. – Я вас не понимаю. В памяти переводчика просто нет большинства терминов.

 – Что тут понимать? – печально пожал плечами филит. – Этот меткомбинат был построен тридцать четыре года тому назад. Он был одним из первых заводов, возведенных в рамках программы "большой индустриализации". Он развивался, рос, осваивал новые виды продукции, давал металл стране и работу тысячам людей... На него был всего один налет, он продолжался меньше получаса. Разрушать в тысячу раз проще, чем созидать.

 – Я понимаю, спасибо, – невпопад произнес Реэрн, пораженный новой для себя мыслью.

 Общаясь с филитами на базе "Восток" либо на Центральной базе, он всегда видел их отношение к нему лично – к партнеру по переговорам, к заказчику, к техническому специалисту. Здесь он ожидал, что его будут воспринимать еще и как члена "Союза борьбы", выступающего в защиту филитов. Однако на самом деле в нем хотели видеть – и видели – просто одного из пришельцев, пришедших в этот мир с войной и натворивших здесь множество бед. Неразличимую частичку чужой, враждебной силы. Вражеского посланца. Функцию, а не личность.

 Кажется, впервые у Реэрна появились серьезные сомнения в успехе своей миротворческой миссии. Но он не собирался сдаваться.

 – Прошу вас, выслушайте меня! – Ринчар Линд в отчаянии сжал кулаки. – К передаче пришельцам раненого пилота и тел погибших ни в коем случае нельзя допускать военных!

 – Почему? – холодно осведомился вице-директор Ласт. – С их стороны будут солдаты и с нашей солдаты. Полная взаимность.

 – Ну да! Вооруженные солдаты и с той, и с другой стороны! Идеальная обстановка для провокации!

 – Что вы предлагаете? – усмехнулся Ласт. – Послать безоружных солдат?

 – Вообще не посылать солдат! Хватит одного, в крайнем случае, двух человек! Мы ведь даже не обмениваемся пленными, мы отдаем!... И мы ведем честную игру, верно?

 – Верно, – успокоил Линда Ласт. – И вы полагаете, что этим одним человеком должны быть вы?

 – Да! Понимаете, я уже общался с пришельцами, я знаю...

 – Не надо ничего объяснять. Скажите лучше, почему вы так настаиваете на этом варианте? По вашему сюжету непременно должна быть провокация?

 – Не только по сюжету, – Линд немного смутился. – Просто это последняя возможность для сторонников войны среди пришельцев сорвать мир, как-то взорвать ситуацию! Они обязательно попытаются!

 – Ладно, – Ласт взялся за телефонную трубку. Лицо его ничего не выражало. – Это седьмой... Тут у меня возникли некоторые сомнения в исходе вашей операции... Да, и у меня тоже... Предлагаю ввести следующие коррективы...

 Закончив один разговор, Ласт тут же начал другой, а потом – и третий.

 – Вы готовы немедленно вылететь в Нагиссу? – спросил он Линда. – Тогда отправляйтесь! Сейчас за вами придет машина и отвезет вас на аэродром. Руководство приняло ваше предложение.

 И, не дожидаясь, пока Линд выбежит из кабинета, вице-директор Информбюро отвернулся к окну. Признаться, вопросы передачи пришельцам раненого пилота в данный момент интересовали его лишь в минимальной степени.

 На что они надеются?!

 Мивлио даже слегка пожалел филитов, таких безнадежно медленных на своих наземных машинах и таких беззащитно неприкрытых с воздуха. Караван из двенадцати грузовых машин с серыми ящиками на прицепах – точно такими же, в каких вывозили ракеты, – в сопровождении военной техники был обнаружен со спутника шесть минут тому назад. Немедленно на его перехват был выдвинут скоростной беспилотный разведчик, с базы "Север" была поднята девятка "Молний", а гвардейцы, до этого находившиеся в месте, где были найдены обломки транспорта, погрузились на свои катера.

 Словно и не было позади трех безумных дней. Мивлио чувствовал себя спокойным и собранным. Он все-таки нашел их, теперь осталось только протянуть руку и взять. Он хладнокровно ждал, следя за передвижениями каравана на начерченной компьютером карте, не отдавая никаких новых приказов. Разведчик находился рядом, ему понадобилось всего несколько минут, чтобы найти беглецов и вцепиться им в хвост.

 Едва только получив устойчивый сигнал, оператор вынес изображение на большой экран. Колонна растянулась почти на полкилометра. Бок о бок с грузовиками двигались какие-то военные машины, ощетинившиеся стволами пушек и вогнутыми дисками антенн. Тонкие губы Мивлио непроизвольно растянулись в кривой усмешке. Филиты, кажется, забыли прошлый год? Ну, так они получат новую славную трепку!

 У Мивлио уже начал складываться план операции. Сначала он бросит против филитов дежурную девятку "Молний", которая все утро курсировала над районом поисков и догонит колонну меньше чем через полчаса. Вот здесь, судя по карте, находится мост. Они взорвут его ракетами прямо перед носом колонны и одновременно разрушат дорожное полотно у нее за спиной. Затем меньше чем через час прибудет вторая девятка. Тогда можно будет предложить филитам сдаться. Если они откажутся, "Молнии", только что прибывшие с базы, расстреляют установленными на них ракетами с учебными боеголовками военную технику, оставив невредимыми грузовики, а гвардейцы с воздуха прочешут остатки колонны из иглометов и спустятся, чтобы забрать ракеты. Как раз к этому времени до места доберутся и транспортные катера...

 Но будут ли филиты спокойно ждать расстрела?! Мивлио взялся за коммуникатор.

 – Младший-один, – обратился он к командиру группы наблюдателей. – Приказываю приступить к прочесыванию седьмого и восьмого секторов! Ваша задача – обнаружить филитов, которые, возможно, сосредотачиваются в этих секторах для атаки базы. Ползайте там хоть по вершинам деревьев, но найдите их! Все выявленные цели подсвечивать, имитировать атаки с целью испуга противника, но огонь не открывать! Повторяю, не открывать! Кто посмеет выстрелить без команды, пойдет под трибунал за нарушение Императорского Указа! Вас будут прикрывать две девятки "Молний" и два "Дракона". Выполняйте!

 Мивлио не сказал молодому офицеру, что фактически подставляет его людей под удар, вынуждая филитов первыми открыть огонь или сделать попытку прорваться в зону безопасности. Тогда их с полным правом можно будет накрыть "Молниями" и "Драконами" и покончить с этим дурацким патом, когда ни одна сторона не решается начать решительные действия. В данный момент Мивлио было уже наплевать на все Императорские Указы, вместе взятые. Он неимоверно устал от нервотрепки и неоднозначности последних дней и просто жаждал желанной простоты и определенности – любой ценой.

 Главное только, чтобы в последний момент не влез какой-нибудь миротворец и все не испортил!


Глава 69. Миротворцы

 28.03.5374 года

 Экскурсия по заводу кончилась внезапно. Автомобиль остановился у небольшого двухэтажного дома, прилепившегося к монументальному забору. Вслед за Негелисом Реэрн поднялся по неширокой лестнице на один пролет вверх и зашел в гостеприимно распахнутую перед ним дверь.

 За дверью оказался небольшой кабинет с единственным окошком, забранным редкой металлической решеткой. Посреди комнаты стоял стол с несколькими разноцветными телефонными аппаратами. За столом сидел пожилой филит, в быстром темпе просматривавший бумаги из толстой папки и делавший в них какие-то пометки длинным красным карандашом. Еще несколько таких папок лежали у него по правую и левую руку.

 Услышав шум захлопнувшейся за спиной Реэрна двери, филит поднял голову. У него были большие залысины спереди, короткие волосы были изрядно припорошены сединой, над бровью виднелся зигзагообразный шрам, но на его выразительном лице жили яркие молодые глаза.

 – Садитесь, – дружелюбно произнес филит, махнув рукой в сторону единственного стула, стоявшего перед столом. – Я – Кир Калансис. Вы хотели меня видеть?

 – Да, хотел, – Реэрн отодвинул стул и сел.

 – Можно узнать, с какой целью?

 Реэрн вдруг показался самому себе зеленым новичком, по недомыслию севшим за стол с матерым игроком. Это ощущение было неприятным.

 – Я хочу обратиться к вам с просьбой вернуть потерянные нами ракеты, – сказал он сухо.

 – Не убедительно, – хмыкнул Калансис, откинувшись на спинку стула. – Ваш генерал был намного более убедительным.

 – Вам больше нравятся его доводы? – Реэрн не удержался от колкости.

 – Нет, – Калансис покачал головой и снова посерьезнел. – Угрозы и шантаж – это совершенно не те доводы, к которым мы могли бы прислушаться. Эти методы для нас абсолютно неприемлемы!

 – Я могу предложить другой вариант, – сказал Реэрн, глядя прямо в глаза филиту. – Собственно говоря, этот вариант появился даже раньше. Но он еще остается в силе.

 – Вы имеете в виду – вернуть потерянные вещи за вознаграждение? – поинтересовался Калансис, изогнув губы в ироничной полуулыбке. – А генерал Пээл не посчитает это предложение слишком щедрым?

 – Не посчитает, – уверенно кивнул Реэрн. – Нам совершенно не нужна новая война на Филлине.

 – Вам?! – тут же отреагировал Калансис. – Кто для вас сейчас эти "мы"? Правительство Империи, ваше военное командование или же... иная организация, к которой вы имеете честь принадлежать?

 – Все три, – твердо сказал Реэрн, не отводя взгляда. – В данный момент их цели и устремления совпадают.

 – Очень хорошо. Мы всегда готовы прислушаться к вежливой просьбе и рассмотреть взаимовыгодное предложение. Осталось только решить вопрос о награде.

 – Так вы возвращаете ракеты? – не сразу понял Реэрн. Массивная железная дверь, в которую он так тяжело ломился, внезапно оказалась не запертой.

 – Конечно, – Калансис безмятежно улыбнулся. – У нас и в мыслях не было оставлять их себе. Так что насчет вознаграждения?

 – Что вы хотите? – устало спросил Реэрн. – Что для вас представляет ценность?

 – Знания! – быстро ответил Калансис. – Информация. О вас, об окружающем мире, о вселенной. Сейчас у нас одиннадцать ракет. Мы просим за каждую по десять килограммов любой печатной продукции – газет, журналов, книг, фотоальбомов. Любой. Вы знаете, что такое килограмм?

 – Да, – Реэрн рассеянно кивнул. – Но, боюсь, у нас просто не найдется ста десяти килограммов. Бумажные книги и журналы занимают много места, это не те предметы, которые принято в первую очередь везти на дальний форпост.

 – Хорошо, можно уменьшить вес. Например, вдвое. Но тогда я попрошу у вас два компьютера с программой перевода текстов с вашего языка на наш. И наоборот. И два десятка машинок-переводчиков, таких как у вас.

 – Дюжину переводчиков, не больше. И то придется с кровью вырывать у командования. И я не знаю, если ли у нас программа перевода. Хотя, вообще-то, должна быть...

 – Так эта часть вознаграждения не вызывает у вас возражений? – спросил Калансис.

 – Нет. Но пятьдесят пять килограммов макулатуры – это тоже слишком много. Давайте тридцать, а впридачу я дам вам свой личный диск со Всемирной энциклопедией. Только для этого мне надо будет вернуться к себе на Центральную базу.

 – Договорились, – кивнул Калансис. – Теперь о сроках и месте. Вы не возражаете, если передача состоится завтра в пятнадцать часов, скажем, по времени вашей базы "Север"? На той авиабазе, где мы хранили ракеты, пока их не пришлось переместить... все, кроме одной? Вам, надеюсь, хватит столько времени, чтобы... собрать выкуп?

 – Вы все-таки хотите покопаться внутри ракет? – с досадой спросил Реэрн. – И ради этого вы тянули время и рисковали нарушить мир?!

 – Признаться, да.

 – Я бы очень не советовал это делать, – покачал головой Реэрн. – Вы можете мне не верить, но это очень опасно – прежде всего, для вас самих. К сожалению, у нас встречаются идиоты, которые хотели бы получить в свое распоряжение ядерное оружие, поэтому для него принимаются особые меры предосторожности. Боеголовки разряжают только на специальном заводе, дистанционно. Вы думаете, это так просто – размонтировать ядерную бомбу? Там есть куча пакостных сюрпризов, о которых не известно даже мне, хотя я по своей должности имею с ними дело. Можете осмотреть их снаружи, ознакомиться с ракетными двигателями, но, заклинаю, ни в коем случае не лезьте внутрь! Если хотите, я завтра прочитаю вашим ученым лекцию о том, что такое ядерное оружие! И вообще, зачем вам нужна эта пакость?!

 – Чтобы обеспечить мир между Филлиной и Империей, естественно!

 – Не вижу логики.

 – Только наличие у обеих сторон столь мощного оружия как ядерное может быть достаточно надежной гарантией мира, – четко и размеренно, выделяя каждое слово, отчеканил Калансис. – Равными могут быть лишь те, кто способны причинить друг другу неприемлемый ущерб. Взаимное сдерживание, понимание, что агрессия вызовет сокрушительный ответный удар, – первый шаг к миру. А от равновесия страха со временем можно придти... к какому-либо иному равновесию.

 – Теперь я понимаю вас, – произнес Реэрн. – Хотя, должен признать, это немного... неуютно.

 – Привыкните, – слегка улыбнулся Калансис. – Кстати, вы понимаете, для чего вас привезли сюда, на завод?

 – Вам не за что любить кээн и нет причин им доверять, – медленно сказал Реэрн. – Империя для вас, прежде всего, угроза, причем, угроза пока не ясная. Вы хотите иметь страховку. Но я здесь понял еще одно. То, что строилось годами, может быть разрушено за полчаса. Точно так же и мир между нами, который мы пытаемся выстроить, может исчезнуть из-за чьей-то глупости, подлости или несдержанности.

 – А вы хотите этого мира? – остро взглянул на него Калансис. – Я имею в виду, Империя.

 – Насколько мне известно, в Метрополии пока не воспринимают вас как врагов. Официальная пропаганда молчит или отдает должное вашей доблести. Даже наши солдаты относятся к вам без враждебности. Вы хотите, чтобы это изменилось?

 – Больше всего мы бы хотели вообще никак не соприкасаться с вашей государственной политикой с ее заворотами, – резко сказал Калансис. – Если для вас неуютна мысль о том, что Филлина может обладать ядерным оружием, то для нас – о том, что вся наша планета играет роль разменной монеты в ваших внутренних разногласиях!

 – Увы, это пока так, – вздохнув, согласился Реэрн. – Но, как говорится, дайте миру шанс. А там, возможно, что-то изменится...

 – Что может измениться? – с интересом спросил Калансис. – Может, вы немного расскажете мне о вашей организации? И о том, кого я должен благодарить за... посылку?

 – У нас есть время? – Реэрн взглянул на часы.

 – Да, пока есть, – Калансис с усмешкой оглядел выстроенные в ряд телефонные аппараты. – Рассказывайте.

 Принимая рапорты, Мивлио отвлекся, а когда снова взглянул на экран, не поверил своим глазам. Вместо того, чтобы обреченно двигаться к ждущему ее мосту, колонна внезапно свернула на узкую проселочную дорогу, ведущую через лес. Оператор вел беспилотник совсем низко, почти над вершинами деревьев, и грузовики были хорошо видны, но Мивлио все сильнее мрачнел. Лес – самая неподходящая местность для атаки с воздуха. К тому же, здесь и не заметишь, как от колонны оторвется хвост или отделится пара машин. Прикрикнув на оператора, он приказал ему поднять разведчика повыше, чтобы вся колонна находилась в поле зрения приборов.

 Однако лес, так раздражавший Мивлио, скоро кончился. Грузовики в сопровождении военной техники снова выехали на открытое пространство. Их по-прежнему было двенадцать. Нахмурившись, Мивлио снова взялся за карту. "Молнии" с базы "Север" вот-вот должны были догнать филитов, и надо было выбрать подходящее место, чтобы остановить колонну.

 Дорога вдруг пошла вверх, карабкаясь на довольно крутой склон. Машины в клубах пыли медленно ползли по ней, по одиночке взбираясь на горку. Неожиданно движение колонны прекратилось. Грузовики с прицепами и военные машины расползлись по небольшой площадке на вершине, окружив неровным кольцом какие-то постройки с торчащими над ними антеннами.

 Мивлио не сразу понял, что они делают, а осознав, громко выругался. Самоходные зенитки филитов стояли вперемешку с грузовиками, прикрываясь ими. Теперь он не мог стрелять даже учебными боеприпасами, чтобы случайно не задеть контейнеры с ракетами внутри. При этом, он не мог даже подвести катера, чтобы расстрелять колонну из иглометов и "гремучек": филиты заняли самую высокую возвышенность в районе, они просматривали и, наверняка, простреливали воздушное пространство на много километров вокруг.

 – Господин суперофицер второго ранга, – внезапно раздался в наушнике голос младшего офицера-наблюдателя. – Докладываю. В седьмом и восьмом секторах филиты не обнаружены! Поиски ничего не дали! Прошу разрешение выйти за пределы десятикилометровой зоны!

 – Разрешения не даю! – раздраженно отозвался Мивлио. – Продолжайте наблюдение! При обнаружении филитов, пытающихся проникнуть в десятикилометровую зону вокруг периметра безопасности, немедленно докладывайте! Выполнять!

 Голова начала снова трещать, и Мивлио проглотил еще одну таблетку стимулятора. Филиты опять поставили его в тупик. Он был уверен, что в ответ на обнаружение колонны они попытаются создать угрозу непосредственно для базы "Север". Неужели они действительно не готовят нападение? Тогда для чего они пытаются выиграть время, остановив колонну и подготовившись к обороне? Или они всерьез думают отбиться?! В любом случае, эти контейнеры он вскроет!

 – Штурмовому отряду – вылететь на подкрепление гвардейцам! – приказал он. – Усилить отряд двумя взводами тяжелого вооружения! Поднять два оставшихся "Дракона" и еще одну девятку "Молний" (предпоследнюю) для охраны базы!

 Конечно, так он опасно оголял базу, но иного выхода Мивлио не видел. Если филитов трудно взять с воздуха, надо атаковать их с земли!

 Киру Калансису было немного грустно.

 Реэрн и его товарищи были ему симпатичны. Они уже помогли, помогали сейчас и, очевидно, готовы были помочь в будущем, но возлагать серьезные надежды на такого союзника все же не стоило. Они не были наивными идеалистами, они примерно знали, что делать, и кое-что делали правильно, но они совершенно не представляли, как.

 – Нет, – покачал он головой. – Восстание нельзя поднять по сигналу. Это не путч и не дворцовый переворот. Это порыв масс, как правило, стихийный. Его почти невозможно предугадать и очень трудно обуздать. Вы когда-нибудь видели гигантскую приливную волну, которая накатывается на берег после подводного землетрясения? Это то же самое. Вы можете только попытаться первыми разобрать обломки и построить на опустошенной земле что-то новое.

 – Вы знаете это по собственному опыту? – с неподдельным интересом спросил Реэрн.

 – Почти. Я был мальчишкой, когда в Галане свергли короля. Я сам этого не видел, но мой родственник был одним из активных участников восстания и потом рассказывал мне. Кроме того, я много читал о нем, чтобы сравнить его рассказы с тем, что было написано другими очевидцами, и составить общую картину.

 – Восстание было стихийным?

 – Абсолютно. Все началось с того, что в столицу вовремя не подвезли муку. Хлеб мгновенно подорожал, у магазинов вытянулись огромные очереди. Одна из таких очередей со злости разгромила булочную некоего особо жадного хозяина. На усмирение толпы послали полицию, но рядовые полицейские сами страдали от нехватки и дороговизны хлеба и ничего не захотели предпринимать. Началась стихийная демонстрация, она охватила весь город. Тогда отправили солдат, но они не стали стрелять. Разоружили офицеров и присоединились к толпе. В один прекрасный момент кто-то выкрикнул лозунг – долой короля! Идея понравилась – пошли и взяли королевский дворец. Стража почти не сопротивлялась. Король попытался бежать, его поймали и прямо во дворе заставили подписать отречение. Все это делали стихийные лидеры, которые просто оказались среди толпы и повели ее за собой. А вечером нашелся один инициативный полковник-фронтовик. Он буквально с двумя десятками солдат разогнал парламент, объявил республику и учредил правительство национального спасения, в которое оперативно пригласил пяток популярных политиков и несколько генералов. И этому правительству подчинились. Правда, ничего оно там не спасло, но это уже другая история.

 – Все так просто? – не поверил Реэрн.

 – Нет, конечно. На самом деле это восстание долго созревало, словно фурункул на теле, и однажды прорвалось – в совершенно случайном месте. Для этого надо было, чтобы люди полностью перестали доверять правительству и перестали его не только уважать, но и бояться. Здесь сложилось все – глупость и слабость короля, которого использовали все, кому не лень, и который сам оттолкнул от себя верных сторонников монархии; тупость парламента, где засели одуревшие от наживы и оборзевшие от безнаказанности лавочники и спекулянты; обезземеливание крестьян, которых всеми неправдами сгоняли со своих участков; дурацкая гражданская война с Зеллидой, на которой генералы на каждом шагу предавали и продавали своих солдат... Многое сложилось. Точно так же, и в вашем мире люди восстанут, когда они дойдут до предела, когда они поверят, что дальше так жить нельзя. И, самое главное, что власть слаба и не сможет им ничего сделать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю