290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Коммунистическая республика Камчатка (СИ) » Текст книги (страница 20)
Коммунистическая республика Камчатка (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 17:01

Текст книги "Коммунистическая республика Камчатка (СИ)"


Автор книги: Виктор Старицын






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 25 страниц)

Симонов приказал включить все прожектора и малым ходом идти на вход в бухту. Дождь, к счастью прекратился. На месте уничтоженного порта увидели большое количество костров. У самого входа в бухту прожектор высветил идущую навстречу шхуну. Своих кораблей такого типа здесь быть не могло, поэтому, четырьмя выстрелами из носовой 90-миллиметровки шхуну отправили на дно.

У берега обнаружили большое количество кораблей, не менее десятка. В подзорную трубу Симонов рассмотрел на берегу шевеление больших толп народа. Приказал радисту связаться со всеми кораблями, передать им приказ идти к Монтего-Бей и сообщить свои координаты. Командиры кораблей и катеров заранее договорились, что тот, кто первым войдет в соприкосновение с противником, тот и возьмет на себя командование операцией.

Застопорив ход в миле от берега, крейсер отдал якорь и развернулся бортом к порту. Симонов приказал открыть беглый огонь осколочными снарядами по толпам на берегу. Кораблям противника из бухты все равно деваться было некуда.

Пушки Кутузова загрохотали. Звонко и часто долбила трехдюймовка, басом рявкали 90-миллиметровки, оглушительно ревела стотридцатка. Артиллеристы развили максимальную скорострельность. Снаряды к орудиям подали заранее. Снопы пламени от разрывов снарядов высвечивали людей, разворошенным муравейником суетившихся на берегу. От случайных попаданий загорелось несколько кораблей. На берегу стало совсем светло.

"Муравьи" из развалин городка потянулись от берега к покрытым лесом горам. Начарт Мякотин с мостика в рупор корректировал огонь. Разрывы снарядов смещались вслед за "муравьями". Чапаев доложил, что встретил в двадцати милях от Монтего-Бей идущего встречным курсом испанца и утопил его.

Штурман вольнонаемный испанец Бардакс, изучив полученные радиограммы, доложил, что Альбатрос-6 подойдет через 20 минут, Чапаев и Альбатрос-8 – через два часа, Альбатрос-7 – через три часа, Суворов и Альбатрос-5 – через пять часов. Предположив, что часть испанцев уже разгрузились и вышла из бухты, Симонов приказал Альбатросу-6 идти к Монтего-Бей. Чапаеву, Альбатросу-7, Альбатросу-8, Суворову и Альбатросу-5 образовать завесу на удалении 20 миль к западу от острова. Испанцев нужно было обнаружить и утопить.

Мякотину приказал расстрелять по берегу весь боезапас к стотридцатке и 90-миллиметровкам. Следовало уничтожить максимальное количество высадившегося противника. Оставить только сотню снарядов к трехдюймовке. Через двадцать минут все "муравьи" скрылись в лесу. Симонов приказал долбить по лесу в те места, куда ушли испанцы. Постреляв еще минут тридцать, стрельбу задробили. Расстреляли все снаряды к стотридцатке и почти все к 90-миллиметровкам.

Подошедшему Альбатросу-6, Симонов приказал подойти ближе к берегу, не подставляясь, однако, под пушки испанцев. Артогнем и пулеметом очистить от противника все уцелевшие корабли. Расстрелять по лесу весь боекомплект миномета. К этому времени у берега горели шесть кораблей, еще пять остались относительно целыми.

Кутузов выбрал якорь и полным ходом двинулся вслед за удирающими в темноту испанцами.

За ночь корабли завесы утопили пять кораблей, Кутузов догнал и утопил еще одну шхуну. От поднятых из воды пленных выяснили, что в нападении участвовали тридцать кораблей. Учитывая, что в порту осталось одиннадцать кораблей, Симонов сделал вывод, что двенадцать испанцев сумели ночью просочиться через завесу. С учетом дождя и темноты это было не удивительно.

Симонов развернул все корабли и катера в цепь на дистанции в пять миль друг от друга, и на десяти узлах повел флотилию по ветру на юго-запад, предположив, что испанцы удирают от Монтего-Бей на всех парусах по ветру. До конца дня догнали восемь кораблей. Пять утопили, а три каравеллы захватили и привели в Дзержинск. Нагружать катера буксировкой трофеев каплей не рискнул. Они и так оказались далеко от берегов Ямайки. Приказал командирам катеров ограничиться подъемом пленных с воды. Четырех испанцев поймать не удалось. Искать их дальше смысла не было. Мексиканский залив слишком велик.

Высадившихся в Монтего-Бей туземцев гвардейские роты Ямайки вместе с пограничными сотнями через два дня окружили и прижали к берегу. После непродолжительного боя деморализованный враг сдался. Взяли в плен около тысячи индейцев и полторы сотни испанцев.

* * *

В Веракрус из похода на Ямайку вернулись лишь три шхуны. Получив сообщение об этом от алькальда города, де Мендоса окончательно убедился, что силами Новой Испании с пришельцами не справиться. Флота у него больше не было. Сухопутных сил, практически, тоже. Лишь жалкие остатки в гарнизонах.

С сообщением о последних событиях он направил в метрополию две шхуны из уцелевших.

20. Гаити и Куба

Генштаб уже давно и тщательно разрабатывал операцию по захвату второго по величине острова Антильской гряды – Гаити, расположенного между Пуэрто-Рико и Кубой. Протянувшийся с запада на восток на 600 километров и с севера на юг на 240 километров остров имел площадь 76 тысяч квадратных километров, то есть в 15 раз больше Тринидада. Ввиду этого, тактика, успешно опробованная для захвата Пуэрто-Рико и Ямайки, для Гаити не подходила. Наличными силами прочесать остров не представлялось возможным.

По данным разведки, трофейных карт и пленных, на побережье острова, помимо крупного порта Санто-Доминго, уже дважды разгромленного флотом Республики, находились восемь урепленных поселений и три десятка энкомьенд. Галеоны Лазо и Щорс, пройдя вокруг острова в мае и июне, уничтожили все форты и нанесли на карты обнаруженные энкомьенды.

По оценкам испанцев, сильно уменьшившееся за время испанского господства, туземное население острова все еще насчитывало около ста тысяч человек, из них до двадцати тысяч взрослых мужчин. Туземцы объединялись в полторы сотни племен, из них две трети аравакских и одна треть – карибских. Карибские племена занимали северо-восточную треть острова. Испанцев на острове проживало до шести тысяч, включая женщин и детей. Все испанские энкомьенды располагались на аравакских землях. На земли карибов испанцы совершали набеги с целью захвата рабов для плантаций.

К моменту нападения испанцев на Ямайку план был уже разработан. План предусматривал захват Санто-Доминго, строительство крепости и нового города. Из этого порта флот имел возможность блокировать пролив Мона, отделяющий Гаити от Пуэрто-Рико.

Второй порт планировали построить в удобной бухте Гонаив на западном берегу острова на месте разрушенного испанского форта. Базируясь в Гонаиве, республиканские корабли могли контролировать Наветренный пролив, отделяющий Гаити от Кубы.

В пяти энкомьендах, равномерно расположенных вдоль побережья острова и находящихся на племенных территориях араваков, планировали построить типовые форты и основать колхозы. Еще три колхоза планировалось основать на северо-восточном побережье острова на землях карибских племен после их разгрома. Остальные энкомьенды использовать пока не представлялось возможным из-за нехватки кадров.

Однако, поступившая от разведки и от взятых у Ямайки пленных информация о полном уничтожении всего испанского флота в Новом Свете, коренным образом изменила обстановку на театре военных действий. Испанские власти Мексики утратили возможность поддерживать свои войска на двух крупнейших островах. Тем более, они не смогут в ближайшем будущем атаковать владения Республики. Флот метрополии, по данным разведки, еще не скоро будет готов к выходу в море.

Обсудив создавшееся положение, руководство Республики решило одновременно атаковать оба крупнейших острова архипелага – Кубу и Гаити.

Генштаб в авральном порядке приступил к планированию захвата Кубы. Операция "Гаити", тем не менее, началась по разработанному плану 20 июля.

Корабли Республики доставили с Пуэрто-Рико в энкомьмьенды восемь рот гвардейцев, каждая в сопровождении двух мартийцев: администратора территории и командира вооруженных формирований.

Никакого сопротивления в энкомьендах, как и ожидалось, испанцы не оказали. Администраторы территорий, они же председатели колхозов, приняли в подданство соседние аравакские племена. Все как обычно – переговоры с вождями, дары, сватовство дочерей вождей в жены. С этим тоже проблем не возникло. За избавление от испанцев араваки готовы были носить пришельцев на руках. Тем более, их освобождали от испанского гнета такие же араваки, как они сами.

Одновременно с захватом энкомьенд, отряд кораблей в составе крейсера Суворов, сторожевиков Нахимов и Ушаков доставил с Пуэрто-Рико в бухту Гонаиве три роты гвардейцев, которые захватили одноименный городок. Второй отряд кораблей в составе крейсера Кутузов, галеонов Маркс, Фрунзе, Сталин, Лазо и Щорс доставил в окрестности Санто-Доминго 10 рот гвардии, которые сначала окружили, а затем заняли город Санто-Доминго. Сопротивление было минимальным. После двух кратного разгрома города среди испанцев желающих сражаться практически не осталось. Лишь немногие из них сбежали в окружающие город леса, где и были благополучно изловлены индейцами.

В операции были задействованы все наличные силы туземной гвардии с Пуэрто-Рико, что стало возможным ввиду отсутствия какой-либо опасности со стороны испанцев.

Командиры вооруженных сил вместе с туземными гвардейцами приступили к формированию и обучению туземных вооруженных сил из местных араваков. Флот тем временем захватил все остальные энкомьенды на побережье острова и перевез всё их испанское население в 5 формируемых колхозов. При каждом колхозе создали лагерь военнопленных, и задействовали их на строительстве фортов, причалов, жилых и хозяйственных построек.

На обучение местных войск планом отводилось до двух месяцев. Араваков вооружали трофейным холодным оружием. При каждом форту формировались пограничная и конвойная сотни, две сменных армейских роты для гарнизона форта и от трех до шести, в зависимости от численности местных аравакских племен, гвардейских роты. Каждый воин гвардии и гарнизона получал либо копье, либо саблю, либо топор. Ну и конечно, железные наконечники для стрел.

По плану, не позднее 1-го августа сводные отряды, включающие в себя взводы кадровых гвардейских рот и местные вновь сформированные роты, должны были выступить в поход, пересечь весь остров через аравакские территории и собраться в городах Санто-Доминго и Гонаиве. Причем командовать отрядами должны будут араваки – командиры кадровых гвардейских рот. По этому поводу всем командирам рот дали гражданство республики, хотя большинство из них гражданство уже имели. Все мартийцы оставались в фортах и колхозах.

Отряды с восточной половины острова направлялись в Санто-Доминго, а с западной половины – в Гонаиве. Все встреченные в пути аравакские племена должны были приниматься в подданство, а их вожди – препровождаться в города. На 8 ноября в Гонаиве и Санто-Доминго планировалось торжественное заключение договоров со всеми аравакскими племенами острова.

Назначенные Совнаркомом администрации приступили к налаживанию жизни на новых территориях. Поскольку через весь остров с северо-запада на юго-восток протянулась довольно высокая горная цепь Кордильера-Централь, с высотами до трех тысяч метров, остров разделили по этой цепи на две административных единицы: Восточное Гаити со столицей Санто-Доминго, и Западное Гаити со столицей в Гонаиве. Администраторами территорий назначили бывших старшин Кручинина и Закомарского, по этому случаю получивших категорию легатов.

К Санто-Доминго приписали пограничные катера Альбатрос-13 и Альбатрос-14. В Гонаиве направили Альбатрос-15 и Альбатрос-16, только что сданные верфью. Совнарком решил на ближайшее время сосредоточить мощности верфи на строительстве пограничных катеров. Еще требовалось четыре катера на Кубу и двенадцать катеров для островов малой Антильской гряды, по одному катеру на остров. На верфи заложили сразу шесть катеров.

После высадки десантов на Гаити оба отряда кораблей были направлены на Ямайку для проведения операции "Куба". На морском обеспечении операции "Гаити" остались сторожевики Казарский и Макаров, а также шхуны Железняк и Котовский.

К этому времени на Ямайке были сформированы и обучены 26 гвардейских рот. Правда, они еще не имели отделений с огнестрельным оружием. Командовали ротами опытные гвардейцы из первых тринидадских подразделений.

Разработанный Генштабом план "Куба" представлял собой кальку с операции "Гаити" и предусматривал захват двух самых крупных портов острова: Сантьяго-де-Куба и Гавана, которые впоследствии должны были стать центрами административных территорий. По плану для захвата Гаваны выделялось пять гвардейских рот, а для захвата Сантьяго-де-Куба – семь рот.

Крупнейший остров гряды Больших Антильских островов, отделяющей Карибское море от Атлантического океана, имел длину 1250 километров и ширину до ста километров, и по площади превосходил Гаити в полтора раза. К счастью, карибов на острове не было совсем, его населяли араваки, называвшие себя народом таино. Их остаточную численность испанцы оценивали примерно в 150 тысяч человек.

Из всех Антильских островов, Кубу испанцы освоили в наибольшей степени. Они имели на острове два порта, десяток фортов и четыре десятка энкомьенд. План предусматривал основание двенадцати укрепленных колхозов на базе энкомьенд, расположенных на побережье острова на удалении порядка двухсот километров друг от друга. Остальные энкомьенды и форты ликвидировались, а их испанское население подлежало переселению в создаваемые колхозы. В каждой из двенадцати энкомьенд по плану высаживалась одна гвардейская рота. Соседние племена приводились в подданство. За два месяца строились форты, обучались местные туземные подразделения.

Проблема кадров для новых поселений стала жесточайшей. Необходимо было укомплектовать кадрами форты с колхозами на Кубе и Гаити, не говоря уже о городах. Совнарком принял решение в типовых фортах оставить всего по два мартийца: администратора и начальника вооруженных сил. Функции председателя колхоза решили возложить на администратора территории. Потом к ним добавится еще и командир приписанного к острову пограничного катера.

В штатном экипаже выведенного в резерв Марти оставили всего троих мартийцев. Людей для новых администраций на Кубе придется брать со спецзавода. Других просто не было.

На втором этапе операции кадровые роты из западной половины острова по плану должны будут двинуться в Гавану, а из восточной – в Сантьяго-де-Куба, по пути приводя в подданство все встреченные племена.

11-го августа оба отряда кораблей с десантом на борту вышли из Молотовска и Дзержинска на Ямайке и взяли курс на Кубу. К 22 августа первая волна десанта была высажена в энкомьендах. 27 августа вторым отрядом кораблей со второй волной десанта был захвачен Сантьяго-де-Куба, а 3-го сентября – первым отрядом взята Гавана. Высадив вторую волну десанта, оба отряда приступили к повторному разгрому фортов и экспроприации ликвидируемых энкомьенд.

По плану не позднее 30 октября все гвардейские роты на Кубе должны были выступить из колхозов в поход. На 15 ноября намечались советы вождей всех племен в Гаване и Сантьяго-де-Куба и подписание договоров между вождями и Республикой.

По завершении операций "Куба" и "Гаити" Совнарком намеревался установить полную блокаду испанского Нового Света. Стратегическое положение республики для этого будет вполне достаточным.

Буульгель вел свою роту следом за кадровой гвардейской ротой. Позади остались два месяца напряженной работы. Галеон Лазо доставил роту гвардии из порта Ульяновск с Пуэрто-Рико на северный берег острова Гаити. Экипаж галеона спустил на воду шлюпки и высадил гвардейцев в пяти милях от маленького испанского поселения Пуэрта-Плата.

Рота, пробравшись через джунгли, скрытно окружила селение, затем галеон подошел к нему с моря и сделал пару выстрелов из миномета по центральной площади. Командир роты через переводчика – парламентера предложил испанцам сдаваться. Те сопротивляться не стали и выбросили белый флаг. Рота заняла селение.

Мужчин испанцев отделили и заперли в большом сарае, приставив караул. Рабов – карибов тоже заперли, но отдельно от испанцев.

Местных рабов – араваков освободили и послали в ближайшую деревню с предложением к вождю племени вступить в переговоры. На следующий день администратор территории декурион Республики Тараскин и командир гвардейской роты гражданин Хакуоль приняли вождя и шамана местного племени, вручили им подарки и за трапезой сообщили, что власть испанцев на острове закончилась, Республика Камчатка берет весь остров Гаити под свою руку, а племенам араваков предлагает вступить в подданство.

Увидев, что командир, победивший испанцев – чистокровный аравак, как и все его воины, поглядев на их сверкающие доспехи и железное оружие, вождь был ошеломлен. О том, что новые пришельцы в хвост и в гриву бьют испанцев, вождь уже слышал. Народная молва донесла. А вот о том, что республика отменяет рабство и берет араваков в подданство, дает им высокооплачиваемую работу и принимает на военную службу, он был не в курсе. Вождь был весьма обрадован.

После подробного рассказа Хакуоля о жизни аравкских племен под властью Республики вождь пришел в восторг. А когда комроты сообщил, что воины племени получат железное оружие, будут обучены им пользоваться, а потом, вместе с гвардейцами пойдут войной на карибов, вождя от привалившего счастья едва не хватил удар. Племя граничило с карибами, их владения находились всего в двух дневных переходах от деревни. Воины племени постоянно отражали набеги карибов и несли при этом серьезные потери.

Когда же Тараскин заявил, что Республика решила истребить все карибские племена на острове и заселить их земли араваками, вождь вместе с шаманом рухнули на колени, и воздевая руки к небу, стали бить поклоны и возносить хвалу великому богу Кетсалькоатлю: исполнились обе великие мечты араваков. Боги решили покарать их исконных врагов – карибов и новых врагов – испанцев.

Когда же гости более – менее пришли в себя, наступила деловая часть беседы. Тараскин изложил вождю условия сотрудничества. Женщины племени продолжают сельхоз работы в энкомьенде с оплатой продуктами. Воины старше 30 лет приступают к строительству форта с оплатой работы железным инструментом. Воины от 15 до 30 лет мобилизуются в отряд, обучаются и выступают вместе с гвардией в поход на карибов. Захваченные отрядом карибские деревни и земли вокруг них присоединяются к племени.

Тут вождь потерял дар речи, не в силах вымолвить хоть слово, а престарелый шаман просто взял и хлопнулся в обморок. На следующий день Хакуоль с командирами взводов гостил у вождя в деревне. Гуляли три дня. С брагой, песнями и ритуальными плясками. Вождь сосватал за командиров свою дочь и еще пятерых девушек. Послали делегации в два соседних аравакских племени.

После прибытия соседних вождей гуляли еще два дня. После недели сплошного праздника, наконец, приступили к работе. Галеон доставил еще пленных карибов и испанцев из соседней энкомьенды, а также всё их имущество, домашний скот и всех домочадцев. Количество пленных испанцев и карибов достигло 130 человек. Пленные и рабочие бригады араваков приступили к строительству форта.

Из трех племен набрали три роты молодых воинов и приступили к учебе. Из воинов старших возрастов сформировали пограничную, конвойную и две гарнизонные сотни. Командиров рот, взводов и сотен назначили из числа прибывших гвардейцев.

В каждой роте сформировали четыре взвода. Взвод копейщиков из трех десятков воинов. Вооружение – шлемы, копья и щиты. Два взвода мечников по 20 бойцов со щитами и абордажными саблями. Их учили держать строй, по командам согласованно атаковать и отступать. Взвод лучников, вооруженных луками и топорами, из тридцати человек, обучали стрелять залпами поверх голов пехотинцев и орудовать топорами.

Через две недели два взвода гвардейцев с Хакуолем во главе, сотней местных воинов и тремя вождями выступили в поход на Гонаиве для участия в совете вождей. По пути они должны были пригласить с собой вождей всех встреченных племен.

Один взвод гвардии и все назначенные командиры остались в колхозе продолжать строительство и обучение местных сил. Из комсостава гвардейской роты назначили командиров новых подразделений. Комвзвода Буульгель стал командиром роты новобранцев. Командиров взводов в его роте назначили из числа кадровых командиров отделений. В кадровой роте командирами стали бывшие заместители.

Жизнь Буугеля круто повернулась два года назад. На землю его племени пришли невиданные ранее пришельцы. Он был тогда только что посвященным воином небольшого племени на Тринидаде. Жить было не просто. Племя жило в страхе перед регулярными нападениями материковых людоедов.

Пришельцы быстро нашли общий язык с вождем племени Петекотлем. Бугелю пришлось работать на добыче болотной руды. Это было тяжело. Но, обещанная пришельцами награда за труд в виде настоящего железного ножа поддерживала его рвение. Вскоре пришельцы вдребезги разбили большую орду материковых. Теперь Буугель сам не работал, а командовал захваченными пленными, копошившимися на дне сруба в болотной жиже. В руках его было трофейное медное копье, а на поясе висел заработанный железный нож. Грудь украшало ожерелье из зубов убитых людоедов. Он лично добил десяток карибов, раненых страшным оружием пришельцев. По меркам племени, он стал матерым воином.

Вскоре его, как и других молодых воинов, перевели из конвойников в армию. Пришельцы выдали ему шлем, кольчугу, меч и щит. Испанец, назначенный командиром десятка воинов, гонял их до седьмого пота. Никто из воинов не роптал. Все понимали, что им оказана великая честь. Никто и никогда из воинов Тринидада не имел такого великолепного оружия. По слухам, только у Верховного вождя острова было нечто подобное.

Все воины племени умели стрелять из лука, действовать костяным копьем и каменным топором. Испанцы учили их сражаться новым оружием. В парных схватках на деревянных мечах Буугель заработал немало синяков, но освоил эту науку. Потом обучали сражаться в строю, согласованно выполняя команды десятника. Затем на остров напали испанцы. В огромных силах.

Сотня Буугеля под командованием пришельца атаковала колонну испанцев в лесах. Обстреливали из засад и быстро отступали. Затем отбили нападение испанцев на построенную пришельцами крепость. В ожерелье Буугеля добавились зубы лично дорезанных интервентов.

Буугель уже кое что понимал и кое-как говорил и по испански, и по русски. Русским называли свой язык пришельцы, хотя самих себя они именовали камчатцами. После сражения с испанцами Буугелю дали отпуск с военной службы и направили на два месяца на учебу в школу.

После успешного окончания школы, как освоившего русский язык и проявившего себя в боях, его назначили десятником в новую армейскую сотню, набранную из воинов племени с восточного берега Тринидада. Под командованием взводного командира – испанца, Буугель три месяца обучал новобранцев воинским умениям.

Затем сотня с кораблей пришельцев десантом брала испанский город Санто-Доминго. После этого Буугель снова попал на учебу, на этот раз на воинскую. Два месяца его учили на командира взвода. В нападении на Веракрус он уже был уже заместителем командира взвода. Там пришлось повоевать всерьез. С испанцами.

После Веракруса по ходатайству камчатца – командира сотни, Буугелю присвоили гражданство Республики. Затем сотня участвовала в захвате острова Пуэрто-Рико. Там боевых действий не было. Сотня мирно прошла через весь остров с юга на север, попутно привела в подданство республики три местных аравакских племени.

По приказу командования начали обучать гвардейские сотни из местных племен. Буугеля назначили командиром взвода новобранцев. Для местных девушек он уже был завидным женихом: гражданин Республики, гвардеец, взводный командир, имеющий целое ожерелье убитых врагов. Красивая и веселая девушка Наниэлла, дочь местного вождя, пленила свободное сердце воина. Вождь дал согласие на брак. На свадьбе гуляла вся сотня и все племя. Впрочем, многие холостые воины нашли себе невест на этом острове. После схваток с испанцами в местных племенах девушек и вдов осталось намного больше, чем воинов.

Затем была операция Малые Антилы. Сотня Буугеля сражалась на Сент-Лючии, Гваделупе и Мартинике. За проявленную в боях с карибами стойкость камчатцы наградили Буугеля медалью "За отвагу". Теперь она висела на его ожерелье посреди зубов убитых врагов.

После Мартиники он снова попал на учебу. Учили на командира роты, в которые теперь переформировывались гвардейские сотни. В отличие от сотников, ротных командиров учили действовать в составе батальона с использованием огнестрельного оружия. Бугель впервые стрелял из оружия пришельцев. Ему понравилось. Двустволки стреляли далеко и метко.

Однако, после двухмесячной учебы, Буугеля вернули в его сотню, переформированную в роту, на ту же должность. Роту новобранцев под свое командование он получил уже на Гаити. Взводами в роте командовали двое испанцев и двое араваков, отделениями – опытные воины араваки из кадровой роты.

Двигаясь во главе роты через джунгли, Буугель слегка волновался. Командовать сотней воинов – большая честь для семнадцатилетнего командира. Но и ответственность. Не оправдать доверия камчатцев было бы позором.

Проводники из местного племени вели батальон кратчайшим путем к ближайшей деревне карибов. Комбат Хакуоль отслеживал маршрут по карте, выданной командованием. Намеченный Генштабом маршрут батальона пролегал от местечка Пуэрто-Плата на юго-восток между берегом океана и горным хребтом Кордильера-Септентриональ. Через полсотни километров через понижение в хребте маршрут поворачивал на юг в обширную долину между двумя хребтами. Затем огибал с востока самый высокий горный массив острова Кордильера-Сентраль и выходил к городу Санто-Доминго. Общая длина маршрута составляла 170 километров.

Перед выходом комбат довел до всех командиров рот приказ командования. На территорию карибских племен с разных направлений одновременно вторгались 16 батальонов. За 11 дней войска должны пересечь остров, разгромить все карибские племена и собраться в Санто-Доминго.

Во втором эшелоне на земли карибов вторгались семьдесят отрядов племенного ополчения во главе с вождями племен. Каждое аравакское племя выставляло в ополчение от полусотни до двух сотен воинов. Отряды ополчения должны будут уничтожить мелкие группы карибов, ускользнувших от передовых батальонов, а также взять штурмом деревни, пропущенные гвардейцами.

Перед кадровой гвардейской ротой шла рота новобранцев. За ротой Буугеля – еще одна новая рота. Обоза не было. Воины несли в заплечных мешках копченое мясо и сушеные фрукты на два дня. В дальнейшем продовольствие планировали брать в захваченных деревнях.

Шли быстрым шагом весь световой день. Не останавливались даже в дождь. А ливни в сезон дождей на островах были знатными. Через ручьи и речушки переправлялись по пояс в воде, натянув страховочные веревки.

После двухдневного перехода атаковали первую деревню. Атаковали без разведки. Карибов удалось застать врасплох. Их дозоры не успели предупредить о нападении. Деревню окружили плотным кольцом. Опомнившихся и попытавшихся контратаковать карибских воинов расстреляли из луков, а потом порубили саблями. Потерь не было, не считая мелких царапин.

В деревне поужинали и переночевали. Местным женщинам и девушкам пришлось всю ночь отдуваться за пятерых. Численность батальона впятеро превосходила численность воинов деревни. Впрочем, все было по согласию. Женщины были аравачками, захваченными карибами четырнадцать лет назад. Ну, а оттрахать всех женщин побежденного племени – законное право воинов. И женщины это вполне понимали. Буугель сильно подозревал, что камчатцам всё это не понравилось бы, но ни одного пришельца в батальоне не было.

С рассветом выступили в поход, взяв проводниками местных женщин. Отловом карибов, которые оказались вне деревни во время атаки, не заморочивались. Следом за батальоном шли четыре отряда ополченцев из племен, обитавших вокруг Гонаиве. Обучить их времени не было. Но, с задачей уничтожения мелких групп карибов, они должны были справиться.

Со следующей деревней внезапности не получилось. Уцелевшие воины из первой деревни предупредили соплеменников. На поле перед деревней выстроились полторы сотни карибов в боевой раскраске, потрясая копьями и выкрикивая оскорбления. Они по старой привычке отнеслись к аравакам свысока. За что и поплатились. Четыре взвода копейщиков выстроились в шеренгу напротив строя карибов и начали ругаться в ответ. За копейщиками выстроились лучники, а мечники охватили карибов с флангов, не выходя на поле.

Карибы обстреляли копейщиков из луков, кинули луки на землю и бросились в атаку с копьями и топорами в руках. Ущерба от стрел не было. Присевшие на корточки копейщики приняли стрелы на щиты. Карибов подпустили на полсотни шагов, лучники по команде дали три залпа, уполовинившие врага. Затем карибы налетели на частокол стальных копий. На этом бой и закончился. Костяные копья кольчуги гвардейцев не пробивали. Пару десятков раненых, попытавшихся сбежать, перехватили мечники.

В деревне батальон не остановился. Наскоро перекусив, обработав и перевязав легкие раны, взяли в деревне новых проводниц и двинулись дальше. Восьмерых раненых в ноги бойцов оставили в деревне дожидаться ополченцев.

До заката взяли еще одну небольшую деревню. Опять без потерь. В ней и заночевали. Первое племя карибов было истреблено полностью.

За два дня пересекли территорию другого карибского племени. Без всякого сопротивления миновали три деревни. В них остались только женщины и малые дети. Все боеспособные мужчины из деревень ушли. Миновав первую пустую деревню, Хакуоль перестроил походный порядок. Теперь батальон шел пятью параллельными колоннами в десятке шагов между колоннами. В крайних колоннах шли копейщики, в центральной – лучники, а между ними – мечники. Отделение мечников вывели в головной дозор и еще два отделения составили фланговые дозоры. Буугеля комбат газначил командовать левой колонной копейщиков.

На подходе к четвертой деревне карибы внезапно атаковали батальон. С диким воем из густых кустов подлеска выскочила толпа воинов в боевой раскраске и бросились с двух сторон на фланговые дозоры. Те, не вступая в бой, бегом отступили за спины копейщиков. Копейщики успели уплотнить строй и сформировали стену щитов. В голове и хвосте батальона копейщики отступили назад, смыкая кольцо щитов. Мечники подстраховали первую шеренгу и заполнили своими щитами несколько прорех в строю, там, где копейщики не успели сомкнуться. Лучники встретили атакующих ливнем стрел.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю