290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Коммунистическая республика Камчатка (СИ) » Текст книги (страница 19)
Коммунистическая республика Камчатка (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 17:01

Текст книги "Коммунистическая республика Камчатка (СИ)"


Автор книги: Виктор Старицын






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 25 страниц)

19. Вторая годовщина

Годовщина переноса не была объявлена в Республике праздничным днем, но, безусловно, была датой, требующей подведения итогов работы избранных органов власти. Тем более, что не за горами, ровно через три месяца, предстояли новые выборы. А поскольку власть, безусловно, хотела и далее оставаться таковой, требовалось озаботиться мнением народных масс о деятельности власти.

После разгрома туземцев с испанцами у Тринидада, по донесениям разведки, власти Вест-Индии решили больше не дергаться, а ждать помощи от метрополии. Опять же, по донесениям разведки, из Европы приходили сведения, что император Карл-5 серьезно озаботился ситуацией в заокеанских владениях и при содействии Папы Римского собирает всех своих вассалов в новый крестовый поход против безбожных пришельцев. Подготовка объединенной армии и сбор флота потребуют еще много времени.

Такие сведения поступали в Новый Свет через немцев и от моряков немногочисленных испанских кораблей, прорывающихся через блокаду. Небольшие группы, по два – три – четыре корабля продолжали время от времени пересекать Атлантику.

Собственно, блокады как таковой, флот республики еще не устанавливал, ограничиваясь корсарством и периодическими разгромами испанских портов на двух еще остававшихся под властью Испании самых больших Антильских островах: Гаити и Кубе. Сведения о разгроме портов и разгуле флота Республики на коммуникациях поступали в Европу с большим опозданием. Капитаны и купцы все еще рисковали отплывать из Европы в Новый Свет.

После уничтожения туземцев у Тринидада, все свободные силы флота были посланы корсарствовать. Сторожевики Ушаков и Нахимов снова разгромили Сантьяго-де-Куба, затем пошли вдоль берегов Кубы, уничтожая все укрепленные поселения испанцев, второй раз расстреляли Гавану. Не трогали только энкомьенды, которые власти Республики предполагали впоследствии взять под себя. Попутно уничтожили пять вражеских кораблей и захватили два, из тех, что покрупнее. Трофеи привели на Пуэрто-Рико в бывший Сан-Хуан, а ныне Ульяновск.

Шхуны Котовский и Железняк корсарствовали в проливе между Кубой и Флоридой. Утопили все три встреченных корабля. Тащить их на буксире было слишком далеко.

Каравелла Свердлов резвилась в проливе между Кубой и Гаити, потопив два корабля.

Тихоходные галеоны Лазо и Щорс прошли вдоль всей береговой линии Гаити, расстреливая испанские форты, снова разгромила порт Санто-Доминго, попутно затопив три корабля и захватив две каравеллы. Трофеи также привели в Ульяновск.

Самые быстроходные корабли из переоборудованных – фрегат Ленин и каравелла Чапаев были сняты с регулярной линии и отправлены к побережью Мексики с приказом топить все, что плавает. Они перехватили все корабли, идущие из Веракруса и в него, всего восемь штук. Попутно разгромили испанский порт Канкун на полуострове Юкатан.

Вместо Ленина и Чапаева на линию, с целью тренировки экипажей, были выведены только что построенные и прошедшие ходовые испытания легкие крейсера Суворов и Кутузов – первые, если не считать пограничных катеров, чисто моторные корабли республики.

Рейсовые корабли, плавающие на регулярных линиях Ямайка – Ленинград и Ульяновск – Сталинград, и пограничные катера, базирующиеся на островах, тоже не остались в стороне от благого дела. Объединенными усилиями они захватили пять кораблей и утопили три. В основном шхун и небольших каравелл.

Блокада Вест-Индии стала хоть и не полной, но достаточно эффективной. Похоже, крупных кораблей у испанцев в Вест-Индии не осталось вовсе. Новых они не строили, поскольку все верфи были сожжены, а из метрополии крупные корабли не приходили. По оценкам разведгрупп, у испанцев оставалось в Новом свете не более полусотни небольших кораблей, в основном шхун.

Так что, военная опасность временно отступила. Промышленность и сельское хозяйство Республики успешно развивались. Имелась возможность и необходимость, в свете приближающихся выборов, заняться социальными вопросами.

Даравовцы продолжали активничать. Они уже фактически начали избирательную компанию. Избегая прямо критиковать руководство республики, они в каждом более – менее крупном коллективе выбрали одного из членов своей фракции, работающего в этом коллективе, и начали явочным порядком агитировать коллег проголосовать за своего кандидата на грядущих выборах в Верховный Совет. Их основными их лозунгами стало: "Молодым везде у нас дорога! Даешь власть молодежи!" Особенно они упирали на то, что в старом составе Совета комсомольцев не было совсем. Тактически это звучало так: "давайте хотя бы в нашем подразделении выберем в Совет комсомольца, тогда хотя бы один комсомолец в Совете будет." Попутно разъясняли, что "старики" нахватали себе привилегий, зажимают молодежь, давят инициативу, отошли от сталинской линии партии, впали в правый уклонизм, не дают хода новым идеям. Ну, и так далее.

Об этих телодвижениях нарком внудел исправно докладывал Предсовнаркома. Учитывая, что комсомольцы составляли две трети граждан, имеющих право голоса, возникла реальная опасность, что Дарав получит большинство в новом составе Совета.

В середине июня Верховный Совет на специальном заседании рассмотрел вопрос о подготовке к выборам. Прежде всего, следовало переформировать избирательные округа, поскольку на прошлых выборах они были привязаны к списочному составу боевых частей Марти, ныне не существующих. Постановили снова сформировать округа, из расчета примерно по 50 избирателей в каждом округе, по следующему принципу: два округа на спецзаводе, один округ на всех остальных заводах и горнодобывающих предприятиях, один – на верфи, в КБ и лабораториях, один – в сухопутных вооруженных силах, один – во флоте, еще один – в аппарате центральных и территориальных органов власти. Всего, как и было ранее, образовали семь избирательных округов.

Вслед за этим, на очередном заседании Политбюро, Мещерский предложил, учитывая активность даравовцев, в каждом округе выдвинуть по одному кандидату от фракции коммунистов-социалистов и по одному кандидату от центристов, поименованных, по старой памяти, большевиками. Генсек Влазнев предложил членов существующего состава Совета, как вполне справившихся со своими обязанностями, выдвигать от фракции большевиков. На том и порешили.

В порядке подготовки к выборам, Верховный Совет решил заслушать отчеты Совнаркома о проделанной работе. На проводившихся через день заседаниях поочередно отчитывались все наркомы. В заключение заслушали отчет Верховного суда. По результатам отчетов Совнарком подготовил брошюру на тридцати листах, которую срочно распечатали в сотне экземпляров и разослали по всем островам и по всем подразделениям для ознакомления.

Политбюро рекомендовало всем членам Политбюро, Верховного Совета, всем наркомам и всем коммунистам усиленно вести в трудящихся массах работу по разъяснению линии партии и правительства, а также по доведению до масс информации о достижениях народного хозяйства Республики. И в самом деле, похвастаться было чем.

Промышленность интенсивно развивалась. Республике удалось удержаться на технологическом уровне начала 20-го века в металлургии, металлобобработке и химии. А по двигателестроению, электроэнергетике, радиотехнике и авиации, даже выйти на уровень двадцатых годов. Республика добывала нефть, железную руду, боксит, серу, соль, известь. Аврора и Киров отправились к берегам Венесуэлы с экспедицией на поиски месторождения коксующегося угля.

Разнообразной сельхозпродукцией республика обеспечила себя полностью. Испанские и голландские ремесленники завалили народ бытовыми товарами. Через немцев наркомат внешторга успешно продавал промтовары в Европу, покупая там необходимое сырье и полуфабрикаты. Немцы закупали у туземцев каучук и хинин и снабжали ими республику.

Созданная система народного образования, включающая начальные школы для обязательного шестимесячного обучения, должна была в течение пары ближайших лет охватить всех детей в Республике в возрасте от 10 до 15 лет. В Ленинграде работает школа – интернат второй ступени для одаренных подростков. В вечерних школах обучаются взрослые подданные и граждане из числа туземцев, испанцев и голландцев.

Военный флот республики насчитывает уже 23 вымпела, включая 8 кораблей собственной постройки, а также, пограничный дивизион из 12 катеров. В мае ввели в строй еще два сторожевых корабля: "Адмирал Макаров" и "Капитан Казарский", два катера и одну переоборудованную каравеллу "Максим Горький". Флот обеспечил себе полное господство в морях Нового Света.

Сухопутные силы надежно обеспечивают охрану владений республики, состоящих уже из 15 островов. Сформированы и обучены туземные войска в составе гвардии, армейских гарнизонов, пограничных и конвойных войск общей численностью 8500 человек.

И тем не менее, оставались неурегулированные социальные вопросы, которые могли поставить под вопрос успешные перевыборы руководящего состава Республики.

Самой острой проблемой стала жилищная. Мартийцы по-прежнему проживали в жилых блоках, где рядовой избиратель занимал две пятнадцатиметровых комнаты. Обычной семье избирателя из двух жен, двух младенцев и двух приемных детей уже было тесно. У главы семейства не было даже своего угла. Отдохнуть после рабочего дня было сложновато. Гражданам 4–6 категории, занимавшим, соответственно, от 4 до 6 комнат, было полегче, но и семьи у них были больше.

Этой проблеме Совнарком посвятил несколько заседаний. Рассмотрели и утвердили типовые проекты индивидуальных жилых домов, разработанные архитекторами по ТЗ Совнаркома.

Рядовому избирателю, гражданину второй категории предназначался каменный одноэтажный дом размером 6 на 18 метров, полезной площадью 98 квадратных метров, состоящий из 9 помещений: кухня, гостиная, кабинет, три спальни, уборная, душевая, кладовка.

Под дома полноправных граждан, согласно Генплану города, по обеим сторонам Советской улицы выделялись одинаковые участки шириной 22 и длиной 40 метров, причем дома располагались длинным фасадом вдоль улицы.

Дома для декурионов отличались от домов избирателей пристроенной с тыльной стороны дома дополнительной секцией размером 6 на 6 метров, состоящей из двух комнат. Дома для легатов спроектировали с двумя такими секциями, образующими в плане букву "П", с внутренним двориком размером 6 на 6 метров между пристройками.

Для граждан 5–6 категории: трибунов и консулов, дома надстраивались вторым этажом соответствующей площади. Дом консула, таким образом, будет иметь общую площадь 240 квадратных метров.

В случае повышения категории проживающего в доме гражданина, проектом предусматривалась возможность достройки дома до соответствующей категории.

Совнарком постановил до выборов построить 10 домов для рядовых избирателей, для чего дополнительно перебросить в Крым тысячу военнопленных, захваченных в последнее время. В дальнейшем планировалось строить по 20 домов ежемесячно.

Дома для граждан бпг и подданных Генпланом предусматривалось строить на двух параллельных Советской улицах. Участки под них выделялись стандартного размера, что позволит в будущем достраивать дома в случае повышения гражданской категории владельцев.

Типовой дом для граждан бпг по проекту имел размер 6 на 12 метров и состоял из 7 помещений. Для подданных дома из шести помещений планировались размером 6 на 9 метров.

Полноправным гражданам дома планировалось предоставляляь бесплатно за счет бюджета Республики. Простым гражданам предусматривалась оплата за счет бюджета половины стоимости дома и предоставление рассрочки на остальную часть. Подданные должны будут оплачивать в рассрочку полную стоимость дома.

Всем гражданам и подданным предоставлялась возможность расширять дом за свой счет, однако, в соответствии с типовыми проектами.

За счет Республики предусматривалась прокладка во все дома водопровода, канализации и электричества, а в дома граждан – еще и телефона.

Руководство Республики резонно предполагало, что заселение первых домов перед выборами, резко улучшит настроение рядовых избирателей.

Другой проблемой была занятость жен. Рабочих мест в бытовом секторе на всех жен не хватало. Вернее, места были, в том числе и в аппарате наркоматов, но требовали работы на полный день, а обремененные малыми детьми жены так работать не могли.

От безделья многочисленные жены трепали нервы и портили настроение избирателям – главам семейств. Чтобы решить эту проблему, Совнарком постановил разрешить учреждение семейных детских домов. На каждые 15 детей до семилетнего возраста выделялись три тарифных ставки: воспитателя, повара и няни. Остальные жены, не занятые в детских садах и не находящиеся в декретном отпуске, могли работать полный рабочий день. Эти заработки будут отнюдь не лишними в семейном бюджете. Потратить деньги проблемой не станет. В новые дома потребуются мебель и всевозможная хозяйственная утварь. Магазины в Ленинграде ломились от товаров.

Освоение новых территорий снова до предела обострило кадровый голод. Совнарком пересмотрел типовые штатные расписания административного и военного персонала островов. Теперь на остров полагалось лишь трое мартийцев: администратор острова, начальник всех вооруженных сил острова и председатель колхоза. На все административные должности, а также командирами гарнизона, конвойников и пограничников ставили туземцев, заслуживших гражданство. Младшими командирами – испанцев, принятых в подданство.

Сократили штаты на флоте. На катерах оставили по одному мартийцу, на крейсерах – по трое, на остальных кораблях – по двое. Технические специалисты и артиллеристы – туземцы, остальной комсостав – испанцы.

В сухопутных войсках мартийцев оставили только на должностях командиров батальонов и артиллерийских батарей. Командирами рот назначали туземцев. Взводами и отделениями командовали как испанцы, так и туземцы.

В НКВД на крупных лагерях с численностью более тысячи военнопленных оставили по два мартийца, на остальных – по одному.

Под эти изменения снова потребовались грамотные кадры. Пришлось произвести досрочный выпуск туземных подростков из двухгодичных школ, а заодно и скорректировать систему образования.

Начальную шестимесячную школу должны были пройти все подростки в возрасте от 10 до 15 лет. Мест на всех не хватало, поэтому в школы сначала брали старшие возраста. Подростки прорывались в школы всеми правдами и неправдами, желая поскорее получить вожделенный паспорт – жетон, дающий право на оплачиваемую работу. Шестимесячный курс давал знания в объеме первого и второго классов начальной школы в Советском Союзе. Подавляющее большинство туземных подростков курс успешно усваивали.

Окончивших курс на хорошо и отлично, обычно 10–15 % учащихся, переводили во вторую ступень. За два года они должны были усвоить знания в объеме пяти классов советской школы.

Кадровый голод вынудил сократить этот срок до 9 месяцев, в которые запихнули программу четырех классов. И что интересно, практически все подростки программу усвоили. Ну, так отбирали то, самых способных. Выпускников направили на работу во все отрасли народного хозяйства. А достигших 15-ти лет – во флот, авиацию и артиллерию.

Окончивших вторую ступень на хорошо и отлично, решили снова отобрать и перевести на третью ступень, тоже продолжительностью 9 месяцев. Таковых оказалось примерно четверть. В программу третьего цикла впихнули советскую программу за 5–8 классы. Нарком образ Сенечкин клялся, что дважды отобранные талантливые подростки программу усвоят. Выпускников третьей ступени Совнарком решил в будущем сразу стажировать на руководящие должности.

За все время существования республики в гражданство получили три с лишним сотни туземцев и шесть десятков испанцев. Больше двух сотен испанцев заслужили подданство. Военные и гражданские начальники непрерывно направляли в Верховный Совет ходатайства о присвоении подданства и гражданства аборигенам.

Такое положение дел обеспокоило председателя Верховного Совета Вострикова. Он созвонился с Мещерским и предложил созвать "синклит". Этим словом уже привыкли называть кружок самых авторитетных мартийцев, сложившийся после мятежа Круминьша, и ставший истинным неформальным "Политбюро". В синклит вошли Предсовнаркома Мещерский, Предсовета Востриков, Генсек Влазнев, нарком индел Зильберман, нарком внудел Шнурко, нарком пром Болотников и начальник Генштаба Веденев.

Повестку дня задал Востриков, сообщивший, что от командующего сухопутными войсками Сокольского поступило ходатайство о переводе в категорию избирателей двух туземцев. Главком ВМФ Звягинцев также ходатайствует об этом же для двух туземцев и одного испанца.

Востриков сообщил, что пока придержал эти ходатайства, и выразил опасение, что таким темпом мартийцы в обозримом будущем утратят большинство среди избирателей. Что представлялось ему совершенно не желательным.

Обсудили представленных кандидатов персонально. В принципе, все были достойны. Но, удовлетворять ходатайство, по понятной причине, не хотелось. В этом сошлись все присутствующие.

Зильберман, однако, заявил, что никуда от этого в перспективе не деться. Совет неоднократно во всеуслышание заявлял, что любой договорник может просить подданства, любой подданный, если соблюдает законы республики, может стать гражданином, а любой гражданин – избирателем.

Болотников возразил, сказав, что предоставлять первую и вторую категорию гражданства достойным людям, конечно, придется, но процесс этот нужно строго регулировать.

Влазнев в своей обычной манере заявил, что местным, конечно, предоставлять вторую категорию гражданства можно, но, мартийцы в любом случае должны составлять большую часть избирателей.

Веденев веско заметил, что через 15 лет подрастут собственные дети присутствующих, и отказывать им в избирательных правах вряд ли кто-нибудь из мартийцев захочет.

– А вот и решение поставленной Леонидом Никитичем проблемы! – Сказал свое слово Председатель Совнаркома. – Мы спокойно можем за 15 лет присвоить категорию избирателя двум сотням местных. При этом, две трети избирателей все равно будут составлять мартийцы. А потом, большой массой пойдут в избиратели дети мартийцев. Уж, своих-то детей мы воспитаем как надо! Так что, в год мы спокойно можем присваивать вторую гражданскую категорию 14 – 15-ти местным. Ну а в граждане бпг можем принимать хоть сотню. Нас это никак не трогает.

Предлагаю наградить всех представленных Сокольским и Звягинцевым орденами Красной Звезды. Одновременно поручить Верховному Суду подготовить подробный регламент присвоения подданства, гражданства, и, особенно скрупулезно – регламент присвоения категории избирателя. Регламенты рассмотреть и утвердить на Верховном Совете.

Перевод подданного в гражданство обусловить тремя годами в подданстве и награждением одной государственной наградой, а перевод в избиратели – пятью годами гражданства и тремя государственными наградами. Само собой, потребуются персональные рекомендации полноправных граждан.

И вообще, чаще практиковать вместо присвоения гражданства награждение достойных аборигенов орденами и медалями, а также денежными премиями и льготами по жилью. Присвоение статуса избирателя должно производиться в исключительных случаях, за особо выдающиеся заслуги перед Республикой. Право ходатайствовать об этом перед Верховным Советом закрепить исключительно за Совнаркомом. А исходить ходатайства должны от наркоматов. Это должно стать незыблемым принципом.

Ну и ограничить число подданных, ежегодно принимаемых в гражданство, особенно строго ограничить количество граждан, принимаемых в избиратели в течение календарного года.

– Думаю, количественные ограничения, предложенные Николаем Иосифовичем, не следует оглашать открыто. Соответствующее решение Верховного Совета следует засекретить! – Внес ценное дополнение нарком внудел Шнурко.

С этим синклит согласился.

* * *

Еще в конце февраля Вице-король Новой Испании получил сообщение о захвате пришельцами острова Ямайка. Шхуна, зашедшая в порт Монтего-Бей, обнаружила на месте форта, городка и порта одни головешки. Захваченные в окрестностях порта туземцы рассказали, что порт разгромили пришельцы, а их племя приняло подданство республики пришельцев.

Ямайка находилась намного ближе к мексиканским берегам, чем Тринидад и весьма далеко от других владений пришельцев. Нападение на Ямайку прямо таки напрашивалось.

После консультаций с армейским и флотским руководством, от немедленного нападения на остров решили воздержаться, поскольку в это время вовсю шла подготовка к нападению на Тринидад силами туземцев. Войска для этого накапливались на острове Маргарита вблизи Тринидада. Переориентировать их на Ямайку было нецелесообразно.

В середине мая до Мехико дошла информация о провале атаки туземцев на Тринидад. В полностью отмобилизованном флоте Новой Испании к этому времени осталось лишь три десятка небольших кораблей. Из сухопутных сил в распоряжении Вице-короля оставались только туземные войска. И тем не менее, соблазн атаковать Ямайку был велик. Иначе, Император мог поставить в вину Вице-королю проявленную пассивность. Тем более, что пришельцы, наверняка, как следует закрепиться на Ямайке еще не успели, а местные туземные силы испанцы ни в грош не ставили.

Десант имел все шансы отвоевать остров до того, как основные силы пришельцев доберутся от Тринидада до Ямайки. А столкновение с пришельцами на суше испанское командование надеялось выиграть. Следовало предпринять еще одну, последнюю попытку нанести пришельцам хотя бы тактическое поражение.

Бесследное исчезновение эскадры Педро Понсы, направленной на перехват одиночного корабля пришельцев, только утвердило командование в планах атаки на Ямайку. Одержать над пришельцами победу в морском бою больше никто не надеялся.

По приказу Вице-короля в лагуне Альварадо в 30 милях восточнее Веракруса в укромном месте у одноименной деревни спешно построили новую большую верфь, и принялись спешно клепать шхуны. Пушки для них Вице-король приказал снимать из сухопутных крепостей. Вблизи Канкуна на Юкатане снова начали накапливать туземные войска под испанским командованием. Туземцев вооружали копьями с железными наконечниками и тренировали. Пришлось отступить от еще Колумбом наложенного запрета на предоставление туземцам железного оружия.

Разработанный командованием план предусматривал использование всего оставшегося флота для высадки на Ямайке двух с половиной тысяч туземцев с тридцати кораблей.

* * *

С середины июня разведка из Веракруса стала сообщать, что, все приходящие в порт корабли разгружаются и сразу уходят из порта без груза. На них грузят только воду, провиант, а также большое количество железных наконечников для копий и стрел. Куда именно направляются корабли, выяснить не удалось. Перед отплытием начальник порта вручал капитанам запечатанные конверты. Как назло, в это время, корсарствовавшие у Веракруса Ленин и Чапаев, ушли на заправку в Тринидад.

Генштаб заподозрил, что испанцы готовят очередное нападение с использованием туземцев. Проведенный анализ стратегической обстановки показал, что наиболее вероятной целью испанцев будет Ямайка. Соваться большими силами в Карибское море они уже не рискнут.

Ленина и Чапаева вернули на регулярную линию, а новейшие легкие крейсера Кутузов и Суворов направили в первый боевой поход на Ямайку. Все вооруженные силы на острове привели в боевую готовность. К этому времени, в сформированных на острове гвардейских батальонах уже насчитывалось две тысячи бойцов, а с учетом сменности – все четыре. Кроме того, гарнизоны Дзержинска и Молотовска составляли четыре сотни бойцов. Побережье острова охраняли шесть сотен пограничников. Всего – пять тысяч воинов, и это без учета конвойников двух лагерей, которых к боевым действиям привлекать не предполагалось. С прибытием крейсеров флотилия острова усилилась до семи вымпелов: трех кораблей и четырех катеров.

Командир Кутузова старлей Симонов имел все основания для гордости. После успешной экспедиции за каучуком ему присвоили лейтенанта, а через два месяца назначили командовать новейшим крейсером Кутузов, дали звание старлея и гражданскую категорию легата. Причем, Мещерский пообещал ему в самое ближайшее время присвоить звание капитан-лейтенанта. В Республике Кутузов и его систер-шип Суворов считались кораблями 1-го ранга, поэтому, его командир должен быть как минимум капитаном 3-го ранга.

Конечно, классификация кораблей, принятая в Республике, отличалась от таковой в РККФ двадцатого века. Но что поделаешь, если в шестнадцатом веке самые крупные корабли имели водоизмещение всего лишь в тысячу тонн. Поэтому, в Республике к 4-тому классу отнесли корабли водоизмещением до 100 тонн, к 3-ему – до 300 тонн, ко 2-ому – до 900 тонн и к первому – свыше 900 тонн.

Стандартное водоизмещение Кутузова равнялось 970 тоннам, а полное, с боекомплектом, топливом, водой и продовольствием – 1160 тоннам. Имелась возможность принять в трюм до 200 тонн грузов.

Корабль имел длину 62 метра и максимальную ширину по верхней палубе около 10 метров. Осадка корабля с полным грузом составляла пять метров. В Кутузове и Суворове судостроители воплотили весь опыт, накопленный при строительстве катеров, шхун и сторожевиков.

Командовавшего до этого пузатой каравеллой Симонова новый корабль восхитил до глубины его морской души. Конечно, он бывал на борту шхун и сторожевиков, построенных в республике до крейсеров. По обводам корпуса крейсер весьма напоминал эти корабли. Но, все же, тысяча тонн – это не 400 тонн сторожевика. В отличие от них, крейсер был чисто моторным кораблем и совсем не имел штатного парусного вооружения.

Узкий корпус корабля, полностью изготовленный из драгоценных пород дерева, имел относительное удлинение по ватерлинии 7:1 при взгляде со стороны производил впечатление стремительности. Хотя, конечно, 12 узлов полного хода по меркам 20-го века не сильно впечатляли, но для 16-го века были фантастикой. Четыре паровых машины по 400 лошадей каждая, работающие на два вала, давали возможность менять ход в широком диапазоне скоростей и легко маневрировать. К большому сожалению командира, более мощных машин промышленность республики еще не производила.

Массивный, сильно выступающий киль, утяжеленный толстыми железными полосами, откованными из трофейных пушек, обеспечил кораблю выдающуюся остойчивость. По вооружению корабль уступал во флоте республики только Марти, но тот был выведен в резерв.

На баке размещалась снятая с Марти стотридцатка, за ней на высоком барбете – 90-миллиметровая пушка местного производства. Двухуровневая надстройка с ходовой рубкой и мостиком располагалась в самой нижней точке имеющей слабый прогиб верхней палубы, над центром тяжести корабля. На крыльях мостика стояли два станковых пулемета. Перед надстройкой и за ней возвышались две 20-метровых мачты с антеннами и "вороньими гнездами".

Установленные на мачтах грузовые стрелы предназначалась для загрузки продовольствия и боезапаса в передние трюмы, а также грузов в кормовые трюмы. Кормовая стрела обеспечивала, также, погрузку и снятие с палубы гидросамолета, устанавливаемого поверх грузового трюма. Правда, самого гидросамолета в наличии пока не было, он еще только проходил испытания в авиа-лаборатории. Несколько портили внешний вид корабля четыре 10-метровых дымовых трубы, расположенные квадратом за площадкой гидросамолета.

На самой корме стояла вторая 90-миллиметровка, а ближе к миделю на высоком барбете – снятая с Марти трехдюймовка. Орудия и пулеметы имели броневые противоосколочные щиты.

Конструкцией корабля предусматривалась возможность поднятия на мачтах парусов – стакселей, и на грузовой стреле грот мачты – гафеля. На рее фок-мачты мог быть поднят прямой парус. Сами паруса на корабле имелись, но считались аварийными.

Продольной и поперечными переборками корабль разделялся на 18 водонепроницаемых отсеков, что обеспечивало ему выдающуюся живучесть. В шести кормовых отсеках размещались рулевые механизмы, паровые машины, динамо-машины, помпы, опреснители и паровые котлы.

В четырех носовых отсеках – брашпили, якорные цепи, стояночный двигатель болиндера с помпой и электрогенератором, канаты и аварийные паруса. За ними – два топливных танка, обеспечивавших запас хода на шести узлах в восемь тысяч миль. Корабль мог оперировать в Атлантике от Гренландии до устья Параны.

За топливными отсеками размещались погреба боезапаса. Под надстройкой располагались водяные танки и продовольственные трюмы.

Небольшим недостатком конструкции корабля Симонов считал необходимость снятия гидросамолета для получения доступа к грузовому трюму, а также необходимость ручной горизонтальной перегрузки продовольствия из погреба боезапаса в трюм под рубкой.

Кубрики экипажа размещались в верхнем уровне под палубой, а каюты старших командиров – в надстройке.

Экипаж корабля состоял из 150 моряков, включая 45 морпехов. Мартийцами, кроме Симонова, были начарт лейтенант Мякотин и стармех лейтенант Твердохлеб. На момент переноса оба были старшинами. Мякотин служил командиром кормовой стотридцатки, а Твердохлеб – трюмным машинистом. Оба тоже сделали хорошую карьеру, выбились в легаты. По занимаемым должностям им светило скорое присвоение старлеев.

Отходив два месяца на каботажной линии, Кутузов и Суворов получили от командования первый боевой приказ – перейти на Ямайку и отразить возможное нападение противника.

Кутузов забазировали в Дзержинске, а Суворов – в Молотовске. Неделю простояли в портах, занимаясь тренировкой экипажей. Борьба за живучесть, подъем и спуск аварийных парусов, подъем и спуск шлюпок. Дважды выходили на стрельбы.

Из четырех базировавшихся на Ямайке пограничных катеров три постоянно ходили вокруг острова, еще один поочередно отдыхал в порту. Каравелла Чапаев крейсировала в пятидесяти милях к западу от острова, на пути наиболее вероятного появления испанцев.

К сожалению, с испанской эскадрой разминулись и Чапаев, и катера. Впрочем, в сезон дождей ночи темные, и разминуться не мудрено. В ночь на 6 июля Симонова поднял вахтенный матрос, сообщив, что туземные племена сигнализируют кострами о противнике на северном берегу острова к западу от Дзержинска. Администрация Ямайки уже наладила межплеменную сигнализацию огнями и дымами, аналогичную устроенной на Тринидаде.

Командир объявил боевую тревогу и приказал вахтенному радисту продублировать полученное сообщение всем кораблям и катерам. Кутузов развел пары, отдал швартовы и вышел из бухты в затянутое дождевой мглой Карибское море. Шли полным ходом по компасу. Иногда сквозь дождь проглядывали огни костров, зажженные на прибрежных горах туземными племенами. Через два часа хода увидели последний зажженный огонь. По счислению штурмана определили, что костер горел на горе, расположенной над бухтой Монтего-Бей, где ранее располагался сожженный испанский городок.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю