332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Валерия Иванова » Эта дурацкая любовь (СИ) » Текст книги (страница 5)
Эта дурацкая любовь (СИ)
  • Текст добавлен: 11 июня 2021, 13:30

Текст книги "Эта дурацкая любовь (СИ)"


Автор книги: Валерия Иванова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 14 страниц)

=16

Анелия

Наши дни

– Лия?..

Этот голос. Я до сих пор помню его! Он пронизывает до мурашек.

Я смотрела на Нила и внутри все замерло от… Даже не знаю от чего. Я машинально поднимаю руку и провожу сзади по шее. По тому месту, где находится татуировка.

В первую секунду мне хотелось улыбнуться и броситься к нему на шею. А потом я с ужасом подумала о том, как он меня нашел? Неужели хочет забрать детей?! И только теперь я испытала шок.

Мы с Нилом смотрели друг другу в глаза, и никто из нас ничего не произносил. Все казалось таким нереальным, словно сон. Сколько раз я представляла нашу встречу. Но никогда не думала, что мы на самом деле встретимся. И в голове калейдоскопом проносятся воспоминания того единственного вечера, который мы провели вместе. Помню, как в спешке покидала номер отеля, как боялась остаться… Потому что знала, что потом будет больно. Настолько мужчина в душу запал.

– Ма – а – а – а – ам, – услышала голос сына, – Это кто? – совсем некультурно Филипп тыкнул в сторону своего… отца.

Боже мой! Это отец моих детей! Я едва в обморок не хлопнулась, когда поняла весь масштаб катастрофы!

Дети только совсем недавно начали расспрашивать о своем папе, как только в садик пошли. Вот, как чувствовала, не нужно было их отправлять в садик. Но Авелина была непреклонна! Сказала, что дети должны ходить в сад и нормально общаться с детьми… А обо мне она, естественно, не подумала, как я без них…

И вот в один прекрасный день Тая и Фил начали заваливать меня вопросами о том, кто их папочка и почему не забирает их из садика? Ведь другие папы забирают своих детей.

Это был один из самых тяжелых разговоров с малышней. Я, как могла, объяснила своим четырехлетним детям, что папа их очень любит, но не может быть с нами… Знает, я заранее готовилась к этому дню и этим вопросам. Столько статей перечитала в интернете о том, как сказать детям, что отца они никогда не увидят. Многие советовали просто взять и рассказать правду. После детального изучения материала я решила, что лучшее решение – это врать! Да, я не горжусь собой. Мне не дадут награду «Мать Года». Но что мне было делать? Как я могла рассказать правду? Понимаете, детки, ваша мамашка решила загулять… А через девять месяцев появились вы. Тьфу ты. Срамота! Нет, лучше врать. Вот я и придумала целую историю, о том, что папа супер – шпион и не может сейчас находится рядом с нами. Его на много – много – много лет сослали во вражеское государство. Только он может помочь нашей Родине.

И вот наш папа вернулся! Что же я теперь скажу детям?! Как я им объясню, что вот он появился. Я глубоко вдохнула, мне так хотелось плакать.

– Ма – а – а – а – ам, – это уже Таисия с другой стороны от меня, – Так кто это?

– Это…, – голос охрип, я прочистила горло и улыбнулась детям, глядя на их любопытные моськи.

– Даниил, – услышала голос мужчины. Так вот как его на самом деле зовут. И тут до меня дошел смысл буквы «Д» на моей шее. Он пометил меня! Хотя, кто бы говорил.

– Вот, это Даниил, – повторила детям. Что делать дальше? Последовала очередная неловкая пауза.

Даня подошел ближе. Он, блин, почти не изменился, только возмужал. Такой же красивый, зараза. Мужчина опустился на корточки рядом с моими… Нашими детьми. Мне пришлось прикусить губу, потому что рыдания так и рвались наружу. Это такой эмоциональный момент

– А вас как зовут? – хрипло спросил. Я видела, как его руки трясутся.

Дети посмотрели на меня. Потому что знают, что мамочка будет ругаться, если они будут разговаривать с незнакомцами. Я кивнула им, разрешила ответить на вопрос. А у самой в это время сердце разбилось на миллион маленьких осколков, которые ранили душу при каждом вдохе. Как я этого хотела… Хотела семью. Чтобы у моих крошек был папа…

– Меня зовут Филипп.

– А я Мирная Таисия Сергеевна, – дочка произнесла фамилию и отчество, как Мир – р – р – ная и Сер – р – р – геевна. Она только недавно научилась выговаривать букву Р.

– Очень приятно познакомиться Филипп и Мирная Таисия Сергеевна, – с улыбкой ответил Даниил. Я видела, как его глаза начали блестеть.

Черт, как же трудно сдерживать слезы! Спокойно, Анелия.

Когда дети родились, то папа сказал, что я могу дать им его отчество. Что я и сделала. У меня не было другого выбора. Не могли же мои дети носить отчество «Ниловны».

Я облизала пересохшие губы и сделала судорожный вдох.

– Так, дети, давайте домой, а то скоро тренировка.

– А нас кто поведет на тренировку? – спросил сын.

– Наверное, Джек. Но если Лина дома, то может и она.

– Я хочу, чтобы Лина! – воскликнула дочь.

– Я хочу, чтобы Джек! – вместе с ней закричал Фил.

Дети пошли к подъезду при этом не забывая ругаться и пихать друг друга. Эти двое просто не могут жить спокойно, они постоянно то ругаются, то обнимаются.

Мы с Нилом, то есть Даней, остались наедине. Я не смогла посмотреть ему в глаза. Потому что не выдержу. А мне нужно быть сильной.

– Пошли, нам нужно о многом поговорить, – сказала я и пошла вслед за детьми. Чувствовала, что мужчина следует за мной…

=17

Лия

Никогда еще дорога до квартиры мне не казалась такой быстрой. Каждый шаг приближал к неизбежному. К кардинальным изменениям.  Мы поднялись на третий этаж, и я позвонила в звонок. Дверь через несколько секунд открылась, и на пороге появился полураздетый Джек.

 –  Привет, малышня! Анелия, ты купила мне булочек? – тут же потребовал этот белобрысый.

 –  Дай пройти! – прошипела я, и Джек убрался с дороги. Видимо понял, что меня лучше не трогать.

Я увидела Джека Блэка, по паспорту Кузьма Остапенко, когда была на шестом месяце беременности. До этого я часто его видела около перинатального центра и старалась обходить стороной. Этот парень выглядел дико. Высокий, худой, белобрысый весь в татуировках и пирсинге, на вид ему было лет двадцать. В день нашего знакомства шел дождь. Настроения не было совершенно, гормоны решили, что надо бы мне поплакать. И я разревелась на пороге в больницу. Мне было так себя жаль. Я не хотела рожать, точнее хотела, но не хотела. И тогда Джек принялся меня утешать. Этот нескладный стремный извращенец, как я прозвала его про себя. Мы разговорились и оказалось, что он бездомный. Приехал в город автостопом. Ни друзей, ни родственников у него нет и вообще он детдомовский. Колесит по стране и хочет стать репером. Я так прониклась историей, что каждый раз приходя в центр приносила с собой домашнюю еду. А потом и вовсе предложила переехать ко мне в квартиру, которую родители подарили нам с сестрой, когда мы поступили в университет…

Джек тут же согласился, а Авелина… Ну, она до сих против, хотя прошло уже почти пять лет, после переезда парня к нам. Если бы не он, не знаю, как бы справилась с детьми. Он мне так помог после родов. Вставал вместе со мной, кормил, пеленал, давал выспаться. В какой – то момент я подумала, что может нам стоит сойтись… Опять таки, во всем виноваты гормоны. Но оказалось, что он влюблен в мою сестру. И тут не судьба. Ну, и слава Богу.

Может, Джек Блэк и не стал репером, зато он стал отличной няней и другом! И обрел свой дом и семью.

 –  А это кто? – спросил Джек, указывая на Даню. М – да, самый популярный вопрос дня.

 –  Это Нил,  –  ответила и сделала огромные глаза. Джек знал всю историю с Вегасом.

 –  А – а,  –  протянул он, а потом,  –  О – о – о,  –  когда до него дошло.

 –  Тебе придется отвести малых на тренировку.

 –  Отлично, а потом мы пойдем есть мороженое! – последняя фраза уже была сказана детям, от чего те завизжали.

 –  Пошли на кухню,  –  сказала Даниилу и прошла внутрь. Сразу же поставила чайник на плиту. Я не знала куда себя деть… Что делать, с чего начать разговор. В мечтах я миллион раз делала это. Но в реальности все совсем по – другому, черт возьми.

Мужчина встал у раковины и начал мыть руки, затем взял полотенце и вытер их. Он вел себя так, словно каждый день бывает у меня в гостях. По нему и не скажешь, что он о чем – то переживает. Но это все фасад, внутри у него буря. И я ее чувствую.

Он молчал. И это молчание давило на меня. Я открыла рот, собираясь сказать какую – то глупость, но тут на кухню залетели два маленьких урагана.

 –  Мама, мама, посмотри, что я нар – р – р – исовала!

 –  Нет, посмотри лучше, что я нарисовал!

Дети прыгали вокруг меня и показывали свои рисунки.

 –  Ты вообще некрасиво рисуешь! Уйди, противный,  –  Тая отпихнула брата, но тот не сдвинулся с места. Фил в ответ пихнул рукой сестру.

 –  Так, это еще что за новости? – строго сказала, по очереди глядя на детей.

 –  Сколько раз я говорила вам не пихать друг друга, м?

 –  Это все Тайка начала! – тут же наябедничал сын, а дочка показала ему язык.

Вот как тут можно долго злиться? Я не смогла сдержать улыбку. Краем глаза заметила какое – то движение и едва не закричала. Совсем забыла, что Даниил тоже находится здесь! Так всегда, когда рядом дети, я никого не замечаю.

 –  А мне покажете, что вы там нарисовали? – спросил мужчина. Дети сперва нахмурились. А потом Таисия снова пихнула брата и первая подбежала к… Своему отцу.

 –  Вот, я нар – р – р – исовала, как мы гуляли с бабушкой!

 –  Эй, так нечестно! – Тая лишь отмахнулась от брата,  –  Ты противная, как мамина  манная каша! – закричал Филипп и попытался встать на место сестры. Еще немного и они подерутся…

Я уже собралась возмутиться. Ничего моя каша не противная, просто с комочками… Хотела сделать детям выговор, но Даня сам решил ситуацию. Он поднял Таю и посадил на колено, а на второе усадил Фила.

 –  Филипп,  –  обратился к сыну,  –  Ты же знаешь, что девочкам нужно уступать. Пусть Таисия первая покажет и расскажет. А ты, как настоящий мужчина, пропустишь ее вперед, договорились?

Сын задумался, но затем кивнул.

 –  Хорошо. Нот она все равно противная, как каша!

 –  Сам ты противный, как мамин суп!

 –  Тая, показывай рисунок,  –  улыбаясь, попросил Даниил.

Я просто не могла выдержать эту картину. Эти три темноволосы макушки с одинаковыми голубыми глазами. Дане действительно казалось интересно то, что рассказывают дети. Мое сердце и душа сейчас корчились от боли. Боже, как же все это вынести и не сойти с ума…

Я не сумела сдержать всхлип и тут же зажала рот рукой.

 –  Сейчас приду,  –  кое – как проговорила и выбежала из кухни, краем уха услышала, как мужчина говорит:

 –  Как красиво! Это вам в садике задали?

Я забежала в ванную, и едва закрыла за собой, как слезы покатились по щекам. Даже не помню, когда плакала последний раз. Мне нельзя было, потому что я должна была быть сильно, ради сына и дочки. Ведь я для них и мама и папа. Мне всегда казалось, что моей любви хватит. Что детям, кроме меня больше никто и не нужен. Как же я ошибалась. Детям нужен отец. Оба родителя.

Но… Но я ничего не могла поделать, ничего изменить, как бы мне не хотелось! Мне самой пришлось рано повзрослеть и понять, как справляться со всем. Может, стоило искать Даню? Приложить больше усилий, взять деньги, которые предлагали родители на частного детектива… Я не знаю.

Мне было страшно, если честно. Я познакомилась с мужчиной в Вегасе, мы провели время вместе, но я его не знаю. Ничего о нем не знаю. Какой он на самом деле? Может, тогда он просто играл роль. А тут я свалюсь, как снег на голову. Может, он вообще детей не любит… Хотя, глядя на то, как он общается с малышней этого не скажешь…

И что мне делать? Как убедиться, что он не причинит боли детям? Да и вообще, прошло столько времени, может, у него давно своя семья… От этой мысли мне вообще не по себе стало.

Ладно, хватит плакать, на это нет времени. Подошла к раковине и умылась. Сделала несколько глубоких вдохов и вышла за дверь.

 –  Тая, Фил, пора собираться,  –  сказала, заходя на кухню.

Дети что – то увлеченно наперебой рассказывали Даниилу.

 –  Мам, ну еще чуть – чуть.

 –  Нет,  –  строго сказала,  –  уже пора выходить,  –  Давайте, идем собираться.

Дети знали этот мой тон. Поэтому быстро попрощались с Даней и потопали собираться.

 –  Я сейчас переодену детей и вернусь,  –  сказала.

Не успела сделать и шаг, как на кухне появились Блэки и Вайти, наши кролики. Их подарил детям Кузьма на два года. Продавец уверял, что это маленькие декоративные кролики, которые будут весить не больше двух килограмм, когда вырастут. Ага, конечно. Один весит десять кило, а вторая девять. Благо, мы вовремя их кастрировали, а то страшно представить, что было бы с нашей квартирой.

Кролики начали прыгать вокруг меня, требуя еды и внимания. Вам придется подождать немного…

 –  Лия, мы ушли! Вернемся не скоро,  –  прокричал Джек из коридора.

 –  Пока, мамочка,  –  хором ответили дети.

 –  Подождите, а как же…,  –  меня прошиб такой ужас от того, что сейчас я останусь одна с Даниилом. Я еще не готова, я не хочу. Возьмите меня с собой.

 –  Мы взяли твою карту! – последнее, что сказал Джек, и я услышала звук захлопывающейся двери.

Я нервно сглотнула и подошла к холодильнику.  Достала морковь и пару яблок. Нарезала кроликам и разложила по кормушкам.

Чайник закипел и я отключила его. Чувствовала на себе взгляд Даниила, он ощущался на физическом уровне. Я запарила чай в заварник, поставила на поднос с двумя чашками и сахарницей. Наконец – то повернулась лицом к мужчине и поставила все это на стол. Села напротив него.

Я смотрела куда угодно, только не на Даню.

 –  И так,  –  нарушила молчание, это просто нужно сделать,  –  с чего бы начать…

 –  Начни с того, как убежала от меня из номера отеля в Вегасе и не сказала о том, что у меня есть дети,  –  зло проговорил мужчина.

=18

Анелия

В первые несколько секунд я даже растерялась от злого тона мужчина. Только и могла, что смотреть на него и хлопать ресницами. А потом разозлилась. Какое право этот, # цензура, имеет так разговаривать со мной?!

 –  Во – первых, тон смени,  –  холодно произнесла.

 –  Во – вторых, я тебе ничего не должна. А в – третьих, ты здесь на правах гостя, которого я впустила по доброте душевной. Но как впустила, так сейчас и выгоню.

 –  Вот только не надо мне здесь про доброту, Лия… Анелия! – Даня запустил пальцы волосы и взъерошил их.

 –  Я приехал… У меня дети… Двое детей! – закричал мужчина и вскочил со стула начал ходить по кухне взад и вперед, пугая Блэки и Вайти.

 –  Да неужели? – спросила с сарказмом. – А я и не заметила.

Даниил остановился и повернулся спиной ко мне, схватился за кухонный стол. С такой силой стискивал край, что аж костяшки пальцев побелели. Наверное, он имеет право злиться. Вот так узнать, что у него есть дети. А я… Я едва сдерживала слезы. Я не была готова к тому, что Даня сразу признает детей. Он даже не спросил его ли они, сразу понял! Конечно, Филипп же копия своего отца… Мне стало стыдно за свои слова и реакцию. У Дани шок, понять можно.

 –  Даниил…, –  начала я, подбирая слова,  –  Я понимаю, что ты сейчас в шоке. Поверь, я понимаю. Узнать, что у тебя дети… Я тоже была в шоке, когда узнала…

Мужчина так и стоял спиной ко мне. Я поджала губы в раздражении. Нормально вообще? Я ему тут душу пытаюсь излить, а он еще и дуется.

 –  Ты не мог бы повернуться ко мне лицом?

 –  Ты меня хоть искала? – спросил в свою очередь. Резко обернулся, а на лице такая яркая гамма эмоций.

 –  Ты хоть пыталась отыскать меня? Сказать все? # Цензура, Лия! Я отец этих детей, а ты меня представляешь, как знакомого!

 –  А чего ты из себя тут жертву строишь? – тоже не выдержала и вскочила на ноги. – Ты меня в чет – то обвиняешь? Так говори прямо!

 –  Обвиняю! Это мои дети! Ты не имела право так поступать. А если бы я не нашел тебя? Так бы и жил в неведении?!

 –  А как я должна была найти тебя, Нил? – специально выделила имя, которым он представился. – Мы провели вместе ночь… Откуда я знала, что будут последствия? Я даже не была… Не была уверена тогда, что между нами действительно что – то было.

 –  Я понимаю, все понимаю,  –  говорит и закрывает глаза. Дышит рвано, вижу, как поднимается и опадает его грудная клетка.

 –  Если бы я только знал раньше…,  –  столько горечи в голосе.

 –  Я искала,  –  тихо говорю, Даня открывает глаза и смотрит. А у меня ком в горле, который мешает говорить.

 –  Когда узнала, что беременна, я пыталась найти тебя. Но я не знала как,  –  смотрю в лицо мужчины, которого так отчаянно хотела увидеть.

 –  Но я не знала как,  –  грустно улыбаюсь и обнимаю себя руками, чтобы не рассыпаться на кусочки, вспоминая тот страх и ужас, который сковал меня, когда я увидела две полоски на тесте.

Сажусь обратно на стул и начинаю говорить.

 –  Я когда из номера тогда ушла, то поехала сразу к себе. Родители уже были там и узнали, что мы с сестрой обманули их… Кричали, ругались, но быстро отошли. Мы потом домой улетели. Я рассказала про Германию, опять кричали и ругались. А когда время подошло оформлять визу, я чувствовала себя неважно. Пошла к доктору, и он сказал делать тест. Вот так я и узнала, что беременна, срок почти три месяца. В тот момент мне показалось, что моя жизнь окончена,  –  прошептала я окончание фразы. Слезы все же покатились по моим щекам. Я до сих пор помню, как сидела в кабинете у врача и собиралась прервать беременность.  Мне было восемнадцать лет, я сама была еще ребенком. Как я могла нести ответственность за чью – то жизнь. Мне до сих пор противно и тошно от тех мыслей. Никогда себя за них не прощу.

Краем глаза увидела, как Даниил подошел ко мне и быстро стерла слезы с щек. Указала ему на стул напротив меня. Мужчина без разговоров опустился и я продолжила.

 –  Естественно, ни о какой Германии больше и речи ни шло. Мама с папой когда узнали… Скажем так, они были не в восторге, на некоторое время, вообще перестали со мной общаться. Только сестра поддерживала меня, а потом и Джек. Мы с Линой переехали в эту квартиру, начали обустраивать ее. А на очередном УЗИ я узнала, что жду двойню,  –  сказала с улыбкой.

 –  Я правда искала тебя… Но частные детективы берут очень много за свою работу. А у меня лишних денег не было. Мне нужно было думать о малышах.

 –  # цензура,  –  только и сказал Даниил.

 –  Ага, очень точно сказано.

Мы замолчали. Просто смотрели друг на друга. Рассматривали не таясь. Подмечали каждую деталь, которая изменилась за эти года.

 –  Ты стала еще красивей,  –  сказал с улыбкой, от которой появились те самые ямочки на щеках, из – за которых у нас теперь совместные дети.

 –  А ты вообще не изменился, только прическу сменил,  –  весело сказала, вспомнив, что когда видела его последний раз, то половина его головы была лысая.

 –  Не напоминай,  –  покачал головой и передернул плечами.

 –  А что на счет тебя, Даниил? У тебя есть еще дети? Помимо этих двух? – спросила с улыбкой, хотя самой не до смеха было совершенно. Да и узнать я не только о детях хотела.

 –  Нет,  –  твердо ответил.

 –  Может, ты просто не знаешь, как и в нашем случае,  –  ой, просто замолчи, Анелия.

 –  Ты… Ты говорила детям обо мне? – задает очередной вопрос и смотрит таким взглядом, с такой надеждой.

 –  Говорила… Но не конкретно о тебе,  –  призналась с тяжелым вздохом.

 –  И что ты говорила?

 –  Что их папочка шпион,  –  ответила и поморщилась.

 –  Ты что им сказала? – переспросил Нил и посмотрел на меня так, словно у меня вторая голова выросла.

 –  А что я должна была сказать? Они все спрашивали и спрашивали про тебя, не могла же я ответить правду. Я думала, что никогда тебя не увижу.

 –  И что нам теперь делать?

 –  В смысле?

 –  Их папочка шпион вернулся.

Я нервно сглотнула. Так далеко я не думала никогда. Боже… Это же получается, Даня захочет стать частью нашей семьи?! Я к этому не готова. Вот вообще.

 –  Да… Но ты не можешь вот так вот просто ворваться в нашу жизнь.

 –  Анелия, я здесь и я никуда не уйду. Я и так потерял слишком много времени.

 –  Я понимаю, но…

 –  Никаких но. Это и мои дети тоже. Я хочу быть рядом.

 –  Ты не можешь заявиться сюда и требовать …

 –  Могу и буду.

Я сжала руки в кулаки. Как же он меня бесит!

 –  Послушай меня!

 –  Нет, это ты меня послушай, Лия. Мне плевать на то, чего ты хочешь или не хочешь. Я стану частью жизней Филиппа и Таисии, нравится тебе это или нет. Тебе придется с этим смириться. И почему у них отчество Сергеевич и Сергеевна?

 –  Мой отец дал свое,  –  машинально ответила.

 –  Я хочу, чтобы они сменили отчество и фамилию.

 –  На что сменили? – ничего не понимаю. Как мы перешли от темы его роли в жизни детей к их фамилии и отчеству.

 –  На Истефеева Филиппа Даниловича и Истефееву Таисию Даниловну.

 –  А больше ты ничего не хочешь?! – тут же вспылила, готовая кинуться на этого # цензура и придушить. Вы посмотрите на этого муд…мужчину, заявился, и давай все под себя перестраивать!

Даня прожег меня таким взглядом, что мое возмущение тут же было потушено.

Я нервно сглотнула и облизала губы, когда услышала его проникновенные слова:

 –  Хочу, Анелия, я очень многого хочу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю