290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ярл (СИ) » Текст книги (страница 7)
Ярл (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Ярл (СИ)"


Автор книги: Валерий Пылаев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 19 страниц)

Глава 19

– Йотуновы кости, – пробормотал я. – Здесь вообще хоть кто-нибудь есть?

Карболе выглядел заброшенным. Похоже, почти все его жители ушли воевать в Фолькьерк… а оставшихся мы с Олегом только что прикончили. Жиденький дымок вился только над одной крышей, а остальные домишки казались необитаемыми. Если бы не следы на снегу и не пара тощих коз у частокола, можно было подумать, что женщины и дети Карболе куда-то сбежали. Но бежать на Барекстаде некуда… да и кто зимой бросит козу? Нет, кто-то здесь еще определенно остался. Только прячется.

Я направился к дому, над которым виднелся дым. Едва ли кто-то в Карболе еще мог или хотел сражаться, но Хроки с Олегом не отставали от меня ни на шаг и не убирали оружие в ножны – похоже, даже на упырину царившая за частоколом тишина действовала угнетающе.

– Есть тут кто живой? – Я несколько раз стукнул в дверь. – Мы вас не тронем!

– Заперто, – проворчал Хроки. – Посторонись…

Под его могучим плечом дверь затрещала, и через несколько секунд ветхие петли не выдержали. Хроки с руганью провалился в темноту. Я зашел следом за ним…

И едва успел поймать за руку мальчишку, нацелившего мне в живот лезвие ножа.

– Стой! – крикнул я Олегу, уже приготовившемуся пустить в расход всех, кто прятался в доме. – Это дети!

Наконец кто-то – кажется, Ошкуй – догадался запалить факел. Пламя заплясало и осветило последних защитников Карболе. Самый крупный – пацан лет десяти-двенадцати – попался мне. Он до сих пор пытался то вырваться, то дотянуться до меня длинным узким лезвием, то хотя бы цапнуть за руку зубами. Силы были неравны, но юнец пыхтел, сопел и даже не думал сдаваться. Сразу видно – северянин.

Еще несколько пацанов поменьше мялись за его спиной, сжимая в ручонках молотки и лопаты. Они явно не собирались бросать свое оружие, но напасть на облаченных в доспехи взрослых мужчин отваги им все-таки не хватало.

Женщины и совсем маленькие дети прятались по углам – в тусклом свете факела я насчитал еще десятка полтора пар насмерть перепуганных глаз.

– Йотуновы кости… – Я в очередной раз тряхнул своего юного противника – так, что у того зубы лязгнули. – Именем Отца Всемогущего – прекрати!

– Никогда! – Пацан шмыгнул носом и снова стукнул меня кулачком по броне. – Лучше умереть, чем служить трэллам!

– Глупый мальчишка! – рявкнул я. – Я что, похож на трэлла?!

– Не похож, – просопел тот. – Но если ты водишь дружбу с Лейвом…

– Я казнил Лейва-трэлла. – Я чуть ослабил хватку и опустился на корточки. – Он больше не тронет вас. Ты знаешь, кто я такой?

– Я знаю, – раздался голос из угла. – Ты тэн Антор, которого называют склафом.

На свет вышла девочка на пару лет младше пацана, которого я поймал. Самая обычная местная девочка – светловолосая, голубоглазая, веснушчатая и не по годам рослая. Судя по перепачканному и дырявому платью – сирота или вовсе дочь рабыни. Скорее первое – никто из женщин даже не попытался остановить ее, когда она бесстрашно шагнула ко мне.

– Я слышала, что ты умеешь превращаться в огромного черного волка, – продолжила девочка. – И что ты разорвал всех братьев Ульфриксонов из Эльгода. Но я тебя не боюсь!

Да уж, слухи такие слухи. Они не только врут, но еще и, похоже, опережают мой хирд на день или два.

– Помолчи! Только глупая девчонка поверит, что склаф может превратиться в волка. – Пацан, которого я держал, наконец, выпустил нож, вырвался и отступил на пару шагов. – Отец говорил, что ты своим колдовством заставил ярла Рагнара отдать тебе Фолькьерк, а зимой собираешься убить старика Тормунда и забрать весь Барекстад!

Конечно. Ну, хоть младенцев не ем – и на том спасибо… Похоже, отважные местные хирдманны умеют придумывать страшные сказки ничуть не хуже старух. Но верили в них не только дети – Орм явно позаботился, чтобы на юге Барекстада меня считали колдуном и злодеем.

– Неправда! – подал голос один из мальчишек. – Мой отец сказал, что тэн Антор справедлив и милосерден. И если ему покровительствует сам Всеотец, лучше бы нами правил он, а не Орм Уль…

Договорить ему не дали. Пацан, который чуть не пырнул меня ножом, развернулся и заехал своему товарищу по зубам. Но и у того нашлись защитники, и через несколько мгновений мальчишки уже катались по полу, превратившись в орущий и шипящий клубок и, похоже, напрочь забыв и обо мне, и о моем хирде.

А я вдруг понял, что мне снова досталась нищая деревушка, в домах которой я найду только голодные рты детей и женщин, а не золото и припасы на зиму. Но бросить местных я уже никак не мог – да и не собирался. Из боевых пацанов со временем вырастут могучие хирдманны. Нескольких человек придется оставить здесь. Навести порядок, подлатать дырявые крыши, а в случае чего и защитить опустевший Карболе с оружием в руках. Припасов, захваченных в Эльгоде, вполне хватит на зиму и этой ораве – можно не беспокоиться. Но убогой деревушке понадобится новый правитель – раз уж все старые дружно отправились к Всеотцу.

И у меня имелась только одна подходящая кандидатура.

– Хроки Гриматерсон! – Я повернулся к своему товарищу. – Этим людям нужен новый тэн. Когда мы закончим наш поход, я отправлюсь в Барекстад и буду просить ярла Тормунда отдать тебе Карболе. Едва ли старик откажет мне. Готов ли ты править здесь от имени конунга Бьерна Серого Медведя?

– Я – тэн? – Хроки тряхнул головой. – Ты, верно, шутишь! Мое место рядом с тобой, Антор. Едва ли кто-то из этих увальней сможет закрыть тебя своим щитом так, как это сделаю я.

Ответом ему был нестройный хохот – северяне умели ценить острое слово. Несколько воинов принялись колотить мечами в щиты.

– Когда придет весна, ты отправишься к берегам Империи на моем корабле, если до тепла мы не подыщем тебе твой собственный, – ответил я. – И мы снова станем сражаться бок о бок и вернемся домой с богатой добычей. Зимой воевать не придется – уже завтра мы возьмем Альвсбун и вернем на Барекстад мир. Но кто-то должен позаботиться о людях Карболе, и я не знаю никого достойнее тебя, друг мой.

– Соглашайся! – Сакс растолкал скандов, подошел к Хроки и хлопнул его по плечу. – Соглашайся, или Антору придется отдать Карболе мне. Неужели на Барекстаде недостаточно тэнов, что родились за Большим Морем?

– Соглашайся, олух, – проворчал Ошкуй. – Я бы и сам хотел править в этом чудесном месте, но разве могу я оставить моего друга Ингвара одного со всем тем медом, что хромая Иде наварила в Фолькьерке? Без меня бедняга однажды напьется до смерти.

На этот раз заржали все. Даже на лице Олега появилось что-то вроде улыбки – впрочем, лучше бы не появлялось. Но и от его волчьего оскала всеобщее веселье стухло не сразу. Не радовался разве что сам Хроки – боги создали его воином, и к административной деятельности мой товарищ не стремился… Но кому сейчас легко?

– Править детьми и женщинами? – вздохнул он. – Будь по твоему, тэн.

– Я оставлю тебе золота, дерева и людей. – Я крепко стиснул его руку. – К весне ты сам не узнаешь Карболе, а ярл Тормунд назовет тебя тэном. Ты женишься на самой прекрасной деве Барекстада, а твои потомки станут великими воинами и завоевателями!

– Лучше бы меня убили вместо Сигурда, – простонал Хроки. – Я умею сражаться, но никто и никогда не учил меня править!

– Это не так уж сложно. – Я положил ему руку на плечо. – Сперва позаботься, чтобы твои юные хирдманны не искалечили друг друга. Потом – выбери десяток воинов, что будут теперь служить тебе. И отыщи где-нибудь пару бочонков эля. Завтра нас ждет Альвсбун, но сегодня мы будем славить нового тэна в его новом доме. И плох тот хозяин, что не сможет накормить и напоить своих гостей.

– Отец Всемогущий, когда вы уже перестанете болтать? – Ошкуй сдернул с пояса мех с медовухой. – Неужели нельзя сразу перейти к делу?! Ингвар, друг мой, где ты?..

Глава 20

– За воинов истинных и отважных! – Хроки поднял рог. – Скёль!

– Скёль! – отозвались остальные.

Я отхлебнул эля и откинулся на спинку стула. Хвала богам, пока все шло, как я и планировал. Еще немного – и можно будет выдохнуть и расслабиться. Раздать указания, назначить ответственных, приготовиться к зиме и на недельку-другую забыть о сражениях. Едва ли экономическая составляющая в «Гарде» окажется совсем уж простенькой и неинтересной, но хотя бы не придется самолично размахивать мечом. Впрочем, и без мечей работы хватит – и не только трэллам и хирдманнам, но и мне самому. Заключить союзы с тэнами севера, укрепить отношения с поселениями на юге, наладить торговлю…

– Как же мне хочется вернуться в Арефьорд до холодов, – вздохнул Гудред. – Я уже слишком стар для сражений. Слава и золото хороши, но только глупец не ценит мир и покой. Каждый день обнимать жену, видеть сыновей…

– У меня нет семьи. – Я покачал головой. – Но я тоже хотел бы поскорее вернуться домой. Если богам будет угодно, завтра Альвсбун откроет мне ворота, и наш поход закончится.

– Верно. – Гудред улыбнулся и повертел в руках опустевший рог. – Но у тебя найдутся дела и в Фолькьерке. К примеру, женитьба…

Да они что, сговорились?! Поход избавил меня от весьма толстых намеков доброй тетушки Астрид, но вместо нее, кажется, появился не менее добрый дядюшка Гудред.

– Ты могучий воин и славный правитель, друг мой, – продолжил он. – У тебя почти не осталось врагов на Барекстаде. Но люди никогда не забудут, что ты родился не на Эллиге, а далеко за Большим Морем. Женитьба на деве из северян укрепит твою власть. А когда она родит тебе наследника, твое слово на тинге будет стоить немногим меньше слова самого ярла Тормунда.

– Разве время сейчас думать о свадьбе? – ответил я. – Зима близко.

– И когда же ты собираешься жениться? – Гудред рассмеялся. – Уж не весной ли, когда конунг вновь соберется в поход на юг, к берегам Империи? Зима – лучшее время. Ты без труда успеешь отыскать на Барекстаде красавицу из славного рода, устроить пир и зачать наследника. И если матерь Фригг будет милостива, когда ты вернешься в Фолькьерк следующей осенью, жена встретит тебя с сыном на руках… Или девы из северян недостаточно хороши для тебя, Антор?

– Местные девы ничуть не хуже тех, что я встречал там, где родился. – Я отыскал глазами Айну. – Они сильны и красивы…

– Айна Рауддоттир? – Гудред, похоже, заметил, куда я смотрю. – Старик Рауд был великим воином. Но он не оставил ей иного наследства, кроме своего щита и бесполезной скалы в море, что называется остров Виг. У меня самого нет дочерей, но у Хринга Дансона, славного тэна Фарсунда, их три. Весь Барекстад говорит о красоте и мудрости старшей. Уже скоро светлоокой Нилсин исполнится шестнадцать зим, и ее отец будет счастлив…

Рев рога, раздавшийся снаружи, явно не предвещал ничего хорошего, но на мгновение я даже обрадовался. Очередной неприятный сюрприз не казался слишком большой платой за возможность удрать от разговора. Гудред настойчиво сватал мне девчонку вдвое младше меня самого, и я понятия не имел, как отмазываться на этот раз. Йотуны бы забрали это средневековье – здесь женитьба на детях определенно считается нормой…

– Тэн Антор! – Дверь распахнулась, и на пороге появился всклокоченный кормщик Эйнар. – На нас напали! Частокол горит!

– Кто?! – Гудред вскочил на ноги, едва не опрокинув стул. – Кто посмел потревожить нас во время пира?

– Альвсбун! – отозвался Эйнар. – Желто-белые щиты!

– Йотуново отродье… – Я поднялся и направился к двери, на ходу вынимая из ножен «Звезду Сааведры». – Все за мной! Мы уже победили этих бесчестных трусов один раз – победим и второй!

Внимание! На вас действует «Воодушевление»!

+20 % к максимальному запасу здоровья, выносливости и духа.

Продолжительность – 120 минут.

На улице уже стемнело. Впрочем, света хватало – огонь поднимался над крышами метра на три. Похоже, лазутчики из Альвсбуна перемахнули через частокол и собирались сжечь весь Карболе вместе с нами. И если бы я не расставил часовых, им бы это наверняка удалось. Два дома с северной стороны уже полыхали, но до остальных ночные гости не добрались. Несколько воинов с факелами в руках лежали на снегу вперемежку с телами моих хирдманнов. Здесь помогать было уже некому – основной бой кипел у ворот.

– Вперед! – рявкнул я, поднимая меч. – Не дайте им войти!

Внимание! На вас действует «Голос тэна». Продолжительность – 30 сек.

Сила +3 единицы.

Очки выносливости +25 единиц.

Снижение входящего урона -15 %.

Скорость перемещения +25 %.

– Антор! – заорал за моей спиной Хроки. – Берегись!

Я замедлил шаг – и это спасло мне жизнь. Стрела чиркнула по броне на моей груди и со свистом унеслась дальше. Йотуновы кости! Били не со стороны ворот, а откуда-то справа. Я развернулся, включая «Истинное зрение».

И едва не ослеп. Еще один дом вдруг вспыхнул так, что больно стало даже внутреннему оку. Но я успел увидеть, как за мгновение до этого с крыши сиганула маленькая фигурка. Но не на землю, а сразу через частокол. Ничего себе прыжок – метра три, не меньше… Если «Истинное зрение» не обманывало, нас атаковали какие-то йотуновы ниндзя!

Впрочем, у ворот я столкнулся с самыми обычными северянами. Воины с желто-белыми щитами успели перебить часовых, но целый хирд оказался им не по зубам. Я с разбега зарубил одного из них, плечом снес второго и вылетел за частокол. Хроки, тэн Атли и Рерик последовали за мной, а Олег чуть отстал, схватившись сразу с тремя хирдманнами из Альвсбуна. За него я не особо переживал – и, судя по воплям за спиной, вполне обоснованно. Хускарл конунга умел убивать, как никто другой, и горстка низкоуровневых щитоносцев ему – так, на один зубок. Чисто размяться.

Кто бы ни задумал ночной налет на Карболе, командовал он явно не элитой. Старики и безусые юнцы, вооруженные чем попало. В среднем пятый уровень, максимум – седьмой. А сражались они и вовсе на третий от силы. Пару раз в «Истинном зрении» мелькнуло слово «трэлл» – похоже, воевать со мной пришли все, кто мог хотя бы держать оружие. Если бы этому сброду удалось втихую подпалить Карболе целиком, шансов у них было бы побольше, но теперь мы их просто методично вырезали. Тэн Атли и Хроки, шагавшие от меня по правую руку, за считаные мгновения прикончили двоих, и остальные тут же бросились бежать – с дисциплиной у убогого воинства дела обстояли еще хуже, чем с фехтованием.

Но обрадовался я рано. Из-за деревьев послышался отрывистый крик, и в воздухе снова засвистели стрелы. Я едва успел пригнуться, пропуская над собой сразу две, но остальным повезло меньше. Тэн Атли опустился в снег, со стоном зажимая пробитую ногу, а шагавший за ним хирдманн с оранжевым щитом Арефьорда упал и вовсе без звука – стрела попала ему в грудь и прошила насквозь и простенький доспех, и самого беднягу. Йотуново отродье, да что это за Робин Гуды?!

– Сомкнуть щиты! – заорал я. – Не высовывайтесь!

В «Истинном зрении» ночь расцвела сотнями красок. Среди тусклых силуэтов деревьев мелькали алые искорки – трэллы удирали со всех ног – но чуть дальше за ними стояли другие. Более яркие и опасные – и они-то как раз бежать не спешили, а снова натягивали луки, выцеливая нас. И едва ли это было так уж сложно – на фоне горящего Карболе мы мало чем отличались от мишеней в тире.

Три, четыре… Всего пятеро лучников! Самый мелкий и худой – тот самый, который перемахнул через частокол и чуть не вогнал мне в бок стрелу – махнул рукой, и к нам стремительно потянулись сияющие желтые ниточки. «Истинное зрение» стремительно выжирало запас духа, но оно того стоило. Я рванулся в сторону, без труда уходя от «трассеров» стрел, и стальные наконечники застучали за моей спиной, впиваясь в щиты.

– Вперед, в лес! – крикнул я. – Их совсем мало!

«Голос тэна» добавил моим людям очков выносливости и скорости движения, но все равно я был быстрее. Обогнал меня только Олег. Он серой тенью скользил к деревьям – будто не бежал, а летел, едва касаясь ногами земли. Против запредельной упыриной прыти даже мои одиннадцать единичек Подвижности не танцевали от слова вообще. Не сбавляя хода, он надвое располосовал своей жуткой саблей замешкавшегося трэлла с копьем и устремился дальше, забирая чуть влево – туда, где прятались сразу трое стрелков. Отлично – тогда займусь командиром. Я очень не люблю, когда всякие уроды жгут мое имущество, так что теперь у меня к этому гребаному ниндзя-акробату личные счеты.

Уж не знаю, отсыпала ли ему «Гардарика» что-то вроде «Истинного зрения», но даже в темноте он видел едва ли хуже меня. Несколько раз я еле успевал плюхнутся брюхом в снег, чтобы не поймать стрелу. Ниндзя отходил короткими перебежками, не забывая периодически натягивать лук и снова заставлять меня прыгать и прятаться. Зеленая полоска стремительно уходила в ноль, а расстояние между нами, казалось, только увеличивалось. Нет, так дело не пойдет!

Не сбавляя шага, я развернул инвентарь и вышвырнул прямо в снег броню. Идиотская идея, но я готов был скорее умереть, чем отпустить проклятого задохлика, едва не спалившего весь Карболе. Без доспеха дело пошло бодрее – я снова баффнул себя «Голосом тэна» и понесся через лес, петляя между деревьями и сбивая своему противнику прицел.

– Хис! – выдохнул я. – Помогай, не дай ему удрать!

Фамилиар не ответил, но через несколько мгновений чуть правее от меня из воздуха соткалась огромная черная туша. Волк с хриплым рычанием устремился вперед, с треском ломая кусты и уходя все дальше.

Ночной поджигатель-ниндзя продолжал удирать и отстреливаться, но даже его силы оказались не бесконечны – он замедлил ход, и теперь мы с Хисом загоняли его.

Через пару минут Волк отрезал ниндзя путь в чащу, и ему пришлось свернуть левее – туда, где снег становился глубже. Я тоже уже выдыхался, но все же продираться через сугробы с моим ростом оказалось проще. Напрягая последние силы, я рванул наперерез. «Истинное зрение» потухло, выжрав весь запас духа, и я, наконец, увидел своего врага обычным, человеческим.

Вблизи он оказался еще меньше – на голову ниже меня и чуть ли не вдвое изящнее. Даже в пушистой куртке с капюшоном, сшитой из серебристо-серого меха. Он уже не пытался поднять лук или хотя бы оглянуться – просто бежал, загребая снег сапогами. С каждым шагом все медленнее.

– Стой! – крикнул я, занося меч. – В горы тебя к троллям…

В последний момент внутри шевельнулось что-то между благоразумием и жалостью. Я уже не мог остановить полет тяжелого клинка, но чуть развернул его и опустил на узкую спину беглеца плашмя. Ниндзя неожиданно тоненько вскрикнул, выронил лук и свалился в снег. Удар сбил ему дыхание, но, похоже, не успокоил. Когда он вытащил из-за пояса нож и попытался подняться, я от всей души врезал ему под ребра сапогом – и на этот раз победил окончательно. Ниндзя со стоном прокатился по снегу, стукнулся затылком о ствол дерева и затих.

– Только посмей пошевелиться, и я отрежу тебе голову! – Я нацелил острие меча ему прямо в горло. – Трус! Неужели у тебя нет храбрости сразиться со мной честно? Как можешь ты называться мужчиной?

– Я не могу, – простонал ночной ниндзя, стягивая с головы капюшон. – И не стану.

По его плечам рассыпались длинные огненно-рыжие волосы.

Глава 21

Я едва не выронил меч. Ночной поджигатель-ниндзя оказался женщиной. Нет, даже не женщиной – девчонкой всего на пару лет старше Синдри Флокисона. И, похоже, хорошенькой. Безупречный овал лица я смог разглядеть даже в темноте. А рыжие волосы не просто отражали далекий свет пожарища и факелов, но и, казалось, сами сияли, переливаясь медью, золотом и чистым пламенем. Я не забыл, что эта самая акробатка-валькирия только что убила моих людей и чуть не пристрелила меня самого, но…

Йотуновы кости, взять и снести голову такой красотке мне просто-напросто не хватило духу!

– Кто ты такая? – спросил я. – Зачем напала на нас?

– Мое имя – Вигдис Вестардоттир! – Девица вскинула голову. – Ты убил моего отца и братьев, и я защищаю свой дом!

Я включил «Истинное зрение». Все верно – Вигдис по прозвищу Рыжая (что неудивительно). Судя по всему – дочь покойного тэна Альвсбуна. Лучник, пятнадцатый уровень. Серьезная девушка – но чего ей не сиделось дома?..

– Защищаешь? – Я легонько ткнул острием «Звезды» в мягкий мех ее куртки. – Это твои люди пришли в Карболе и начали бой!

– И мы бы победили, будь на то воля богов! – огрызнулась Вигдис. – И пусть поразит меня Тор-защитник, если завтра утром твой хирд не стоял бы у ворот Альвсбуна.

Логично. Даже Тор-защитник, с которым я уже имел счастье познакомиться лично, никаких возражений не имел. Я действительно собирался отправиться в Альвсбун. Но я не собирался драться и устраивать резню. А теперь Вигдис, похоже, не оставила мне других вариантов.

– Твой отец сам выбрал свою судьбу, – сказал я. – Я не ссорился с ним, и его люди могли остаться дома в тот день, когда Орм Ульфриксон отправился в Фолькьерк.

– Я просила отца не ввязываться в дела Ульфриксонов, – проворчала Вигдис. – Но разве тэн станет слушать глупую девку?

– Ты не глупа, Вигдис Вестардоттир. – Я отвел острие меча в сторону, а потом и вовсе убрал «Звезду» в ножны. – Я не был врагом твоему отцу и не стал бы врагом тебе. Тэны юга убивали моих людей, но я желаю мира, а не войны. Вагни Ульфриксон и Асгейр из Хавердала заплатили мне золотом, а не кровью, и я не тронул их дома.

Судя по хрусту снега и крикам за спиной, у нашего разговора появлялись свидетели. Вокруг становилось все светлее – мои люди с факелами приближались. Я не ошибся – Вигдис и правда была хороша собой. Ее не портил даже кровоподтек на скуле. Белоснежная кожа северянки, россыпь веснушек и огромные глазищи. Почти как у Айны, только не синие, а изумрудные.

– Только трусы платят золотом. – Вигдис тряхнула огненной шевелюрой. – Я дочь воина, и пока я жива, Альвсбун не будет твоим, склаф.

– Мне нет нужды убивать тебя. – Я сложил руки на груди. – Отдай мне то, что я попрошу, и я сохраню жизнь твоим людям.

– Мои воины не боятся смерти. Даже самый жалкий трэлл в Альвсбуне храбрее тех, кто покорился тебе без боя. – Вигдис рассмеялась. – Боги создали женщиной меня, но я ношу штаны, а Вагни и Асгейру Кнутсону впору носить платья!

– Помолчи, девка! – проворчал Асгейр. – Не тебе указывать мне, когда следует сражаться, а когда нет.

Тэн Хавердала тяжело дышал после боя, но, похоже, не был ранен. Я оглянулся и пробежал глазами по рядам воинов. Хвала богам, стрелы Вигдис пощадили моих друзей – даже тэн Атли уже добрался сюда. Он здорово побледнел и до сих пор ронял на снег дымящиеся алые капли, но умирать явно не собирался.

– Если станешь упрямствовать, я возьму в Альвсбуне все, что стоит хотя бы дырявую монету. – Я обернулся к немногочисленным пленникам. – Я повешу твоих людей, а саму тебя отвезу в Фолькьерк в цепях!

– Ты победил и волен поступать, как тебе угодно, склаф, – усмехнулась Вигдис. – Но я скорее умру, чем стану рабыней и буду греть тебе постель. Или возьмешь меня силой?

Йотунова девка! И что с ней делать? Я без труда уболтал Вагни Ульфриксона и честно навалял Асгейру, но как поступить с той, что не боится ни смерти, ни угроз, ни самих богов?..

– Взять силой? Может, и так… – Я опустил руку на меч. – А может, мне стоит просто отрезать твой длинный язык вместе с головой?!

– Как пожелаешь.

Вигдис со стоном поднялась с земли, встала на колени, чуть наклонилась вперед и откинула с шеи волосы. Огненно-рыжие пряди, искрясь, заструились сквозь пальцы и пролились на снег расплавленной медью. Йотуновы кости… И кто меня тянул за язык? И что теперь? Обезглавить эту упрямую дуреху? Сказал – делай, или не мужик… Тьфу, то есть, не тэн.

– Руби, склаф. – Вигдис исподлобья стрельнула в меня глазищами-изумрудами. – Только волосы не испачкай. Негоже мне будет появиться в Фолькванге немытой распустехой.

– Стой!

Хроки вдруг метнулся вперед, толкнув меня плечом, встал между мной и Вигдис и опустился на одно колено.

– Мой тэн! – сказал он. – Я служил тебе с тех самых пор, как Всеотец забрал в свои Чертоги Олафа Кольбьенсена. Если прикажешь, я отправлюсь с тобой даже в Муспельхейм и подниму свой меч против самого Сурта. Могу ли я просить тебя об одном лишь даре?

Ничего себе… Что это вдруг на него нашло? И неужели нельзя было подобрать… более подходящий момент?

– Поднимись, Хроки, сын Гриматера. – Я склонил голову. – Негоже тебе стоять передо мной на коленях. Ты волен просить у меня все, что угодно, и Всеотец свидетель – я не посмею отказать.

– Прошу тебя. – Хроки поднялся на ноги. – Не как хускарл у тэна, но как брат у брата. Мне не нужно ни золота, ни мечей, ни трэллов. Об одном лишь я молю тебя, Антор – пощади Вигдис Рыжую. Если позволишь, я заберу ее в Карболе, и она больше никогда не посмеет сказать тебе хоть слово!

Вот как?.. Впрочем, я все равно не собирался рубить девчонке голову – и лучшего момента изящно соскочить, не запятнав репутацию, может уже и не представиться. Хроки, сам того не зная, в очередной раз здорово меня выручил. И уж хотя бы за это его следовало наградить.

– Да будет так, – кивнул я. – Вигдис Вестардоттир не только умна и красива, но и немногим слабее мужчины. Ее руки пригодятся тебе зимой в Карболе.

– Она поможет мне заново выстроить то, что сама же и сожгла. Но… – Хроки покраснел и на мгновение замялся. – Но я бы хотел бы, чтобы ее называли не рабыней, а гостьей!

Ах, вот оно что… Похоже, даже потеряв свой лук, красотка Вигдис смогла поразить моего друга в самое сердце. И – что самое удивительное – перспектива оказаться в цепях не в Фолькьерке, а в Карболе ее ничуть не смутила. То ли оттого, что я уже сказал свое слово… То ли потому, что что могучий и бородатый великан Хроки показался ей куда симпатичнее меня. Не удивлюсь, если через пару-тройку лет она подарит ему парочку огненно-рыжих детишек.

– Пусть будет гостьей, – усмехнулся я. – Карболе теперь твой, и не мне указывать хозяину, как следует поступить…

– Но здесь слишком холодно! – подхватил неведомо откуда взявшийся Ошкуй. – А в Карболе еще не все сгорело – так почему бы нам не вернуться туда, где тепло и достаточно эля и мяса?

– И не забудь как следует накормить пленников, – негромко добавил я, тыкая Хроки локтем в бок. – Твоей гостье это понравится.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю