290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ярл (СИ) » Текст книги (страница 3)
Ярл (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Ярл (СИ)"


Автор книги: Валерий Пылаев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 19 страниц)

Глава 7

Кажется, раздвоение личности – один из признаков того, что называется шизофренией. Если так, то никакой шизофрении у меня совершенно точно не было. Вместо нее имелось кое-что похлеще. Вряд ли мозгоправы уже успели придумать подходящий термин тому, что происходило со мной… Впрочем, игры с полным погружением придумали не вчера, так что мои симптомы почти наверняка не уникальны.

Я почти перестал разделять реал и вирт. Переход ощущало только все больше и больше деревенеющее и худеющее тело, а сознание уже давно привыкло скакать между Длинным домом и моей крохотной квартиркой. Разница заключалась только в том, что жилье славного тэна Антора убирали трэллы, а жилье чуть менее славного Антона Евгеньевича Смирнова убирал сам… Впрочем, кого я обманываю? Квартиру я не приводил в порядок уже где-то недели полторы, и она постепенно зарастала пылью и заполнялась стремительно растущими стопками опуствеших коробок из-под пиццы и батареей бутылок. Наверное, именно поэтому я предпочитал даже мозговой штурм устраивать не в реальном мире, где к моим услугам были интернет и телефон, а за столом в Длинном доме, усевшись в кресло покойного тэна Олафа.

Слав [ЛИЧНО]: Не, тоже не прокатит. Да блин, абрикос, хочешь, я его просто подстрелю?

Антор [ЛИЧНО: Слав]: Не, не вариант. Ладно, будем думать. Отбой.

Все стандартные и более-менее адекватные способы избавиться от берсерка оказывались или слишком громкими, или попросту невыполнимыми. Нет, конечно, я мог бы устроить еще одну попойку и перебить всех берсерков во сне, но после такого мой авторитет среди северян свалился бы в абсолютное никуда. Вариант с ядом я тоже отмел – за отравой пришлось бы обратиться к Иде, но ей я не слишком-то доверял. Замороченные многоходовки вроде набега неизвестных злодеев (в исполнении «Волков севера») выкосили бы три четверти моего и без того чахлого хирда… и едва ли увенчались бы успехом. Хрольф умел выживать там, где не выжил бы никто другой.

Я всерьез рассматривал даже сценарий с кодовым наименованием «Пропал при загадочных обстоятельствах», но и здесь выходил полный облом. Берсерк впадал в безумие только в бою, а во все прочее время совершенно не производил впечатление идиота. Он не расставался ни с топором, ни с пятеркой своих самых могучих и преданных хирдманнов. А при встрече со мной оставался неизменно добродушен и обходителен… но я ни минуты не сомневался, что если Хрольф прикончит Олега, следующий в списке – я.

– И что мы имеем в сухом остатке? – пробормотал я, откидываясь на спинку кресла. – Йотуновы кости…

Пока что выходило, что никакого варианта, кроме как обвешать Олега всеми мыслимыми доспехами, амулетами и баффами, а потом молиться Тору-защитнику, у меня попросту не имелось. И не то, чтобы я так уж не верил в силы лишенного ауры упыря, но Хрольф был самым опасным бойцом в Фолькьерке, а полагаться на случай я не привык.

– Ты занят?

Я поднял глаза… и едва смог им поверить. Несмотря на раннее утро – поединок должен был начаться на рассвете, а я нырнул в вирт еще затемно – проведать меня в Длинном доме мог кто угодно. Но я уже и не надеялся увидеть Катарину. Особенно после такого…

– Прости. – Она подошла и опустилась на лавку напротив. – Кажется, я погорячилась.

Катарина больше не пыталась изображать удравшую из неведомо какого монастыря служительницу Двуединого и вела себя, как самая обычная… девушка? Девочка? Женщина? Да неважно! Сейчас у меня уж точно есть дела поважнее, чем выяснять отношение с то ли Странницей, то ли йотун знает кем.

– Бывает, – вздохнул я. – На твоем месте я бы тоже… нервничал.

– Готовишься к поединку? – Катарина откинула с головы капюшон рясы. – Верно?

– С чего ты взяла? – Я начинал понемногу раздражаться. – С Хрольфом будет драться Олег.

– Я знаю. – Катарина облокотилась на стол, подалась чуть вперед и прошептала. – А что ты собираешься делать, если он проиграет?

Вот ведь… Какая ей вообще разница? Зачем она вернулась, на север ее и в горы? Нет, конечно, целитель в хозяйстве всегда пригодится, а Катарина еще и помогла мне отстоять Фолькьерк, предложив себя в качестве живой батарейки. Если вдуматься, пока я видел от нее только хорошее. Разумеется, не считая той сочной оплеухи – но не обижаться же за такую ерунду, в самом то деле…

– Вариантов немного, – вздохнул я. – Мне придется вызвать его.

– Угу. – Катарина понимающе кивнула. – Сможешь победить?

– Очень вряд ли. Но попробовать надо. – Я начертил пальцем на столе закорючку Тейваз. – Через все баффы, может, и получится.

– Ты можешь попросить Хроки драться за тебя. Он ведь сильнее? Или Рерик… Или Атли?

Она что, серьезно думает помочь? Или издевается? Или… Нет, в темных глазах ни тени усмешки. Катарина выглядела смертельно, непробиваемо серьезной. Словно от моего ответа действительно зависело что-то важное. Но что она хотела услышать? Я не собирался подставлять своих людей под топор берсерка, пусть даже каждый из них умел сражаться куда лучше меня. И уж кто, как ни Катарина, должен понимать – почему.

– Сам справлюсь, – проворчал я.

– Я знаю, что сам. – Катарина засунула руку за пазуху, и через мгновение на стол легло что-то крохотное и блестящее. – Держи. Только ничего не спрашивай, ладно?

Получен новый предмет!

Кольцо Эйр

Тип: кольцо

Класс: божественный

Особые свойства:

При снижении количества очков здоровья обладателя ниже отметки в 20 % от максимального значения кольцо автоматически полностью излечивает его. Может быть использовано один раз в сутки.

Если верить легенде, когда-то давно это кольцо принадлежало Эйр, одной из старших богинь, что не знает равных во врачевании. Едва ли смертному, каким бы могучим колдуном он ни был, удалось бы вложить в металл силу, которая заключена в этом кольце. Оно способно в одно мгновение излечить владельца даже от самых страшных ран и обмануть саму смерть.

Йотуновы кости, да это же… Я несколько мгновений тупо перечитывал текст, а потом сжал в кулаке драгоценное колечко так, что пальцы заболели. В покрытом древними рунами и потемневшем от времени кусочке серебра скрывалась откровенно читерская плюшка. Божественный предмет, один из тех, которых в глаза не видели даже топы «Волков севера»! Но откуда?..

– Катарина! – крикнул я.

Но она уже исчезла. То ли снова разлогинилась, то ли просто поднялась и ушла, пока я выпученными глазами таращился в интерфейс. Ничего не спрашивай, говоришь?! Попробуй тут не спроси, когда тебе вот так за здорово живешь отдают штуковину, за которую кто-нибудь запросто мог бы отвалить серьезную сумму, причем не игровым золотом, а вполне себе настоящими рублями. Зачем?! Почему? Или?..

На несколько мгновений совесть сошлась в схватке с жадностью, благоразумием, осторожностью, и я не еще даже не знал, кто победит…

Но уже успел вскочить, прошагать через весь Длинный дом и распахнуть дверь.

Йотуновы кости, сколько сейчас времени?!

Небо на востоке уже зарделось, наливаясь розовым, но солнце пока не взошло. Несмотря на ранний час, снаружи было достаточно людей. Хрольф с Олегом не стали искать для поединка островок и решили сражаться прямо здесь, на берегу фьорда – и такое событие не могло не привлечь зрителей. Пока я сидел и один за другим строил и отметал коварные планы, едва ли не все жители Фолькьерка выбрались из домов, чтобы полюбоваться грядущей дракой. Но еще можно успеть!

Хрольф ждал начала поединка в окружении берсерков почти у самой воды. Чуть ближе к Длинному дому расположились люди Гудреда и остатки хирда тэна Атли. Олег – хвала богам! – стоял спиной ко мне всего в паре десятков шагов. Наверняка многие здесь желали ему победы – но подойти, чтобы дать совет или просто приободрить его перед поединком, не отважился никто. Что ж, мне это даже на руку – лишние уши ни к чему.

– Олег! – позвал я. – Я не успел пожелать тебе удачи!

Хускарл конунга обернулся. Медленно и неторопливо, словно у него в запасе было все время мира.

– Ты сражаешься за моего человека, – негромко произнес я. – А даже не помог тебе подготовиться.

– Чем же ты можешь помочь мне, тэн? – Олег улыбнулся. Одними уголками губ – лицо его так и осталось непроницаемо-неподвижным, словно высеченным из камня. – У меня есть две руки и моя сабля. Разве этого не достаточно?

Бесцветный даже в «Истинном зрении» упырина помимо своей обычной жути излучал еще и абсолютную, просто бронебойную уверенность. Он выглядел так, будто валил двадцатиуровневых берсерков каждый день перед завтраком вместо зарядки – ни тени сомнения, страха или хотя бы волнения. Но я все же не собирался отпускать его в бой просто так.

– Возьми. – Я протянул ему на ладони драгоценный артефакт класса «божественный». – Это не простое кольцо. Оно принесет тебе удачу.

Все НПС в «Гардарике», какими бы крутыми они ни были, все же оставались суеверными созданиями давно минувшей в реальном мире эпохи – едва ли кто-то из них отказался бы от такого подарка. Игрок непременно коснулся бы кольца хоть кончиком пальца, чтобы прочитать системное сообщение. А Олег…

Олег просто скользнул по кольцу, когда-то принадлежавшему самой богине Эйр, равнодушным взглядом и отвернулся.

– Оставь украшения женщинам, тэн, – бросил он через плечо.

И, на ходу вытаскивая из ножен длинную кривую саблю, зашагал к Хрольфу. Тот громыхнул о щит лезвием топора и тоже двинулся навстречу. А я остался стоять, перебирая в уме все баффы, которые должен был повесить на Олега пред началом поединка.

Над фьордом зажегся первый луч солнца.

Глава 8

Мне уже приходилось встречать берсерка в бою – но такое я видел впервые. Нет, в целом Хрольф демонстрировал примерно то же самое, что и Болли… только классом повыше. В «Истинном зрении» его аура полыхнула алым, подкидывая показатель Силы с восьми единичек до двенадцати. Он активировал свою абилку без шумных спецэффектов вроде бешеного рева или попытки грызть край собственного щита, но выглядело это, пожалуй, даже страшнее. В отличие от Болли, Хрольф ринулся вперед абсолютно молча.

И куда быстрее. «Ярость берсерка» давала тридцатипроцентный прирост к скорости движения. Но если убитый мной гигант Ульфриксон под действием боевого транса превращался в несущийся по трассе грузовик, то куда более компактный Хрольф не просто стал перемещаться быстрее, а будто телепортировался на десяток шагов вперед разом. Если бы не похрустывающий под его ногами утренний лед, я бы и вовсе подумал, что берсерк не бежит, а летит над землей. Но если движения его ног я хоть как-то еще мог разглядеть, то руки работали на скоростях, которые мой глаз уже не фиксировал.

Я услышал тонкий свист – причем, как мне показалось, на мгновение позже, чем Хрольф приблизился к Олегу. Разогнанное до сверхзвуковой скорости лезвие топора вспороло воздух, расплываясь блестящей дугой. Я бы никогда не смог увернуться от такого удара. Как вообще можно успеть сделать хоть что-то, когда твой противник не живой человек, а йотунов Флэш из ДиСишных фильмов десятилетней давности?!

Но Олега запредельная скорость берсерка ничуть не смутила. Он чуть сместился влево – будто перетек, не отрывая от земли подошв сапог. Вальяжно, лениво, словно совсем не торопился уберечь голову от страшного удара. Но там, где пролетело смертоносное лезвие, его уже не было. Хрольф едва не потерял равновесие, но тут же развернулся, бороздя сапогами мерзлую землю – инерция протащила его на шаг или два вперед.

Но настроя не лишила. Едва ли берсерк привык, что кто-то способен увернуться от молниеносного первого удара, но опыт сотен, если не тысяч сражений делал свое дело. Хрольф не тратил драгоценные секунды баффа на размышления – он нападал снова. Олег покачнулся на пятках, отклоняясь корпусом назад, и серповидное лезвие лишь беспомощно чиркнуло по доспеху на его груди и оставило на темно-коричневой толстой коже царапину. Не останавливая полет топора, Хрольф закрутил его вниз и вернул обратно, пытаясь достать Олега в колено. Но тот будто знал – тут же шагнул назад. Все так же неторопливо и легко, словно танцевал, а не дрался с берсерком, способным в одиночку выкрошить если не десяток опытных хирдманнов, то пятерых уж точно.

На этот раз Олег… нет, даже не ударил в ответ. Просто шевельнул рукой, отходя. Его сабля взметнулась и тут же опала, снова устремившись острием в землю. Обманчиво-медленно и будто бы даже без усилия. Но Хрольф зарычал и отступил, роняя первые капли крови.

Подмороженные камни под его ногами задымились, покрываясь крохотными алыми точками, а берсерк уже снова несся вперед – похоже, рана только его разозлила. Топор сверкнул на солнце, взлетая вверх, и я ожидал, что Олег или, наконец, упадет рассеченным надвое – не может же его удача продолжаться вечно! – или снова ускользнет, играя с Хрольфом в смертельные догонялки.

Но игры закончились. Олег взмахнул саблей, одновременно смещаясь вбок, и тут же застыл в вычурно-замысловатой позе. Боком к противнику, широко расставив ноги, перехватив рукоять сабли двумя полусогнутыми руками. Окровавленное лезвие застыло параллельно земле на уровне глаз Олега и лишь острие чуть подрагивало, словно готовясь устремиться вперед и пронзить Хрольфа насквозь. А тот стоял, выставив вперед щит, но смотрел вовсе не на Олега.

А на то, что осталось от его правой руки.

Обрубок, из которого фонтанчиками струилась кровь, заканчивался чуть выше локтя. Вряд ли Хрольф успел почувствовать боль – бафф берсерка все еще действовал, а сабля Олега срезала конечность так быстро и аккуратно, словно в ней вовсе не было костей. На несколько мгновений вдруг стало так тихо, что я слышал только ветер и вопли чаек над фьордом. Только что галдевшая на десятки голосов толпа смокла.

И тогда Хрольф закричал. Бешеный рев прокатился по Фолькьерку до самых скал, вернулся эхом… но не стих, продолжал звучать. Йотуновы кости, разве может у человека быть столько воздуха в легких?!

Внимание! Вы сопротивляетесь эффекту «Страх».

Сопротивляться-то я сопротивлялся, но легче от этого становилось не сильно. Мне захотелось зажать уши. И, похоже, не мне одному – всех остальных предсмертная абилка Хрольфа и вовсе трамбовала по полной. Даже седые ветераны кривились и отводили глаза. Берсерк умирал очень плохой смертью – впрочем, так же, как и жил.

Олег не стал тянуть и продлевать агонию уже побежденного противника. Его сабля вновь свистнула в воздухе, описывая дугу, метнулась к коленям Хрольфа, развернулась – и тут же взмыла вверх. Обе ноги берсерка надломились, отпадая, а тело развалилось надвое еще до того, как коснулось земли.

И только тогда его крик захлебнулся и стих.

– Отец Всемогущий… – пробормотал кто-то за моей спиной.

Священный хольмганг завершился. Бой занял от силы секунд тридцать-сорок. Олег не только расправился с берсерком быстрее, чем у того закончился бафф, но и успел поиграть с ним. Как кошка с мышью – теперь-то я понял, что он легко мог закончить поединок одним ударом. Но зачем-то ему нужно было показать нам этот блестящий, но одновременно жуткий танец смерти. Да уж, значит, не врут… Если хускарл конунга умел сражаться ТАК, слухи о сотнях убитых им врагов едва ли преувеличены.

Но место схватки он покидал так же, как и пришел. Даже к изувеченному телу убитого уже шагали берсерки, а Олег неторопливо брел куда-то в сторону ворот, на ходу стряхивая с клинка капли крови. Один. Никто не хлопал его по плечу, поздравляя с победой. Никто даже не поддержал его криком – все молчали.

Об этом поединке не сложат сказаний – наоборот, постараются поскорее забыть. Сканды умеют ценить доблесть и искусство владеть оружием. И нет для них большей чести, чем сразить в честном бою сильного и опасного врага.

Но не изрубить его, оставив изуродованный труп, больше похожий на набор запчастей, чем на человеческое тело. Олег дрался страшно, и его мастерство принесло победу. Но не славу. И люди расступались перед ним, будто перед прокаженным. Впрочем, как и всегда.

Даже во мне не было ни капли благодарности, хоть он и избавил меня от самой главной проблемы. Но положение обязывало – и я зашагал следом за Олегом. Мне показалось, что среди толпы, обступившей тело убитого, мелькнула коричневая ряса. Но я не стал искать Катарину – вопросы успею задать и потом. А сейчас…

– Вот ты где!

Гудред поймал меня за плечо. Разумеется, он не мог пропустить поединок. Другой вопрос, что его не очень-то волновал исход. Ни в плане жуткого финала, ни в плане победителя. Опытный и хитрый тэн Арефьорда за свою жизнь повидал немало кровавых схваток… и наверняка сумел бы извлечь выгоду из любого расклада.

– Пора спускать корабли на воду. – Гудред указал искалеченной рукой в сторону фьорда. – Если отправимся сейчас – будем в Эльгоде еще до темноты.

Да, пришло время собираться – хольмганг завершился, и тянуть с отплытием уж точно не следует. Гудред говорил еще что-то, но я почти не слушал и только кивал. То, что я вдруг увидел, отвлекло меня даже от столь важного насущного вопроса, как карательная экспедиция во владения Орма Ульфриксона.

Отрубленная рука Хрольфа лежала на земле всего в нескольких шагах от носков моих сапог. Даже сейчас мертвые пальцы берсерка крепко сжимали топор. Но удивило меня не это. Крови натекло уже достаточно, но она была не только там, где плоть убитого рассекла сабля Олега. Уже подсыхающие алые разводы покрывали и лезвие топора. Выходит, Хрольф все-таки успел достать своего противника. И не просто достать, а вогнать в него остро отточенную сталь едва ли не по самую рукоять. А Олег не вскрикнул и даже не покачнулся. На такое способен или тот, кто вовсе не чувствует и не боится боли…

Или тот, для кого даже самая страшная рана – всего лишь просевшая на треть или чуть больше красная полосочка в интерфейсе.

Глава 9

Гигантское тело драккара натужно скрипнуло, дернулось, проползло еще чуть вперед, потом еще – и вдруг пошло легко, будто вовсе почти ничего и не весило. Деревянный змей почуял родную стихию и уже через несколько мгновений, напоследок чиркнув по дну брюхом, заколыхался на волнах фьорда. Я отер пот со лба и отступил чуть назад. Справились! Несколько человек во главе с Хроки и Эйнаром ловко разворачивали махину драккара боком. До чего же здоровый… Мне достался флагман самого Орма Ульфриксона. Он немногим уступал даже «Лебедю» ярла Рагнара, а уж на Барекстаде подобного наверняка не было ни у кого. Даже Хроки, ходивший на «Линорме» с покойным тэном Олафом признавал, что добытый в бою корабль не хуже, а, пожалуй, еще и получше того, что сгорел на берегу у монастыря.

Да какая, к йотуну, разница?! Моя собственная драконоголовая боевая ладья, уже готовая нести нас в первый настоящий поход! Мог ли я мечтать о подобном, появившись в этом мире с одним топором в руке… пару недель назад? Да, примерно так – я не стал считать точнее. От одетого в обноски то ли хирдманна, то ли вовсе вчерашнего трэлла до тэна – головокружительная, можно сказать, карьера…

– Давай, друг мой! – Гудред хлопнул меня по плечу. – Пора тебе ступить на свой новый корабль.

Огромное трехметровое весло взмыло в воздух, протянулось от борта через полоску воды и уперлось в землю прямо у моих ног. Я что, должен… пройти по нему? Как канатоходец?

– Давай! – Хроки махнул мне с драккара. – Иди!

Йотуновы кости… Подвижность, спасай! Этой самой характеристики, отвечающей за ловкость, я имел аж целых одиннадцать пунктов – то есть, по меркам этого мира просто до хрена. Но шагать по скользкому и наверняка еще и гнущемуся под ногами веслу?!

– Не заставляй нас ждать, тэн! – заорал с кормы Эйнар. – Или ты боишься искупаться?

Похоже, придется идти – или надо мной будет ржать весь хирд. Я ступил на весло, сделал шаг, чуть потоптался на месте, позволяя ему пружинить – и пошел вперед. Добраться до середины оказалось совсем легко, и я уже было подумал, что задача выполнена, но коварная деревяшка вдруг прогнулась, заплясала и едва не сбросила меня в воду. Я расставил руки, ловя равновесие, прыгнул вперед… и был схвачен железной рукой Хроки. Через мгновение я уже стоял на чуть покачивающейся под ногами палубе.

– Добрый знак! – Гудред на берегу расхохотался. – Боги с нами! Смотри, что мы тебе приготовили!

Он указал рукой куда-то мне за спину. Я обернулся, но увидел только сияющего Хроки… и мачту.

На которой с хлопаньем разворачивалось огромное полотнище паруса. Такое же, как раньше…Нет! С другими цветами! Зеленые продольные полосы исчезли, и теперь трепетавший на ветру прямоугольник состоял из красных и черных. Но на этом перемены не заканчивались. Поверх полос белой краской был нарисован огромный глаз.

– Черный и красный – цвета Фолькьерка, – негромко сказал Хроки. – А глаз… глаз это ты. Боги дали тебе дар видеть то, что скрыто от остальных, Антор.

Внимание! Вы получаете Знамя Фолькьерка.

Черный и красный – не просто цвета. Даже вдали от дома они будут напоминать вам о Фолькьерке. И духи-хранители последуют за вами всюду, где бы ни развевались по ветру черно-красные паруса и флаги. Берегите свое знамя и храните его честь, и оно будет внушать вашим людям отвагу и мужество, а врагам, завидевшим его в море – трепет и ужас.

Эффект:

Все дружественные персонажи, имеющие в радиусе обзора знамя, получают +3 % к вероятности критического удара и +5 % к максимальному количеству очков выносливости. Все враги, имеющие в радиусе обзора знамя, теряют 5 % от максимального количества очков здоровья.

Око для Видящего!

– Лучшего паруса я не могу и пожелать, друг мой! – Я шагнул к борту. – Как не могу желать и лучшего корабля. Я не забуду твоего подарка, Беспалый.

Следом за мной на палубу полезли и остальные. Бывшие хирдманны Орма, каким-то чудом уже успевшие сменить красно-зеленые щиты на красно-черные. Тэн Атли со своими людьми. Четверо берсерков – часть из них после смерти Хрольфа пожелала остаться в Фолькьерке. Я не возражал – самые опасные и неприятные типы отправились хоронить своего хевдинга на север, в сторону Арефьорда, и я надеялся больше никогда их не увидеть.

Один из «волчат» махнул мне рукой и послушно занял место у весла. Славкины лучники уже выдвинулись на юг через горы, но некоторые сменили эмблему с волком на белый глаз. Вместе с ними я насчитал примерно человек сорок-сорок пять. Не такмного, как хотелось бы – и все же уже полноценный хирд. Мой собственный, а не собранный по кусочкам из чужих. Маленькая армия, которая завоюет весь юг Барекстада – после смерти Орма серьезных противников у меня уже не осталось.

За «волчатами» на борт поднялись Рерик и ставшие неразлучными Ошкуй с Ингваром. От них – впрочем, как и всегда – изрядно попахивало медовухой, а последний и вовсе забрался на палубу далеко не с первой попытки. Трижды он под всеобщий хохот падал с весла в воду, а на четвертый Хроки просто вытянул насквозь промокшего колдуна из воды за шиворот. Тот сразу же захлюпал носом и наотрез отказался грести. Впрочем, с его талантами нам наверняка хватит и ветра…

Сакс и Синдри вызвались охранять Иде, которая требовала, чтобы я взял ее с собой, но не пожелала плыть на драккаре. Она уже успела подготовить и запрячь телегу – и даже нашла место для Айны. Та еще не до конца поправилась и не могла идти пешком. Фолькьерк почти опустел – я видел на берегу только женщин во главе с Астрид, кузнеца Волунда и человек пять трэллов. Не очень-то мне хотелось оставлять их без защиты – но я не собирался задерживаться на юге надолго. Уже скоро мы вернемся с богатой добычей…

– Весла на воду! – рявкнул с кормы Эйнар Безбородый.

Лопасти на длинных рукоятях – по полтора десятка с каждого борта – одна за другой взмывали в воздух. Но прежде, чем мы отплыли, на драккаре вдруг возник еще один пассажир… появлению которого обрадовались разве что те, кто остался на берегу.

Олег ступил на последнее касавшееся земли весло, легко пробежал по нему – куда проворнее, чем самые матерые мореходы из числа бывших хирдманнов Орма – перепрыгнул через борт и тут же устроился на корме по соседству с Эйнаром. Тот поморщился и чуть отодвинулся в сторону, но промолчал. Как и все остальные, включая меня самого. Каким бы неприятным попутчиком ни был Олег, он появился в Фолькьерке по приказу самого конунга – и если он собирался отправиться на юг вместе со мной, я едва ли мог возражать. Олег не мог не догадываться, что я намереваюсь вытрясти из насоливших мне тэнов немало золота – но пока что ничем не выразил недовольства. А значит, ярл Рагнар и сам Серый Медведь… ну, по крайней мере, не запрещали что-то подобное. Присутствие Олега придавало любым… почти любым моим действиям статус законных. Но я все равно куда больше обрадовался бы, останься этот йотунов упырина с замашками палача на берегу, который с каждым взмахом тридцати весел убегал все дальше.

Наш поход на юг начался.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю