290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ярл (СИ) » Текст книги (страница 18)
Ярл (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Ярл (СИ)"


Автор книги: Валерий Пылаев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 19 страниц)

Глава 50

– Подумай хорошенько, ярл.

Рука Иде, уже тянувшая мне глиняную бутыль, вдруг застыла в воздухе и чуть отдернулась назад. Зеленые и яркие, почти как у Вигдис – несмотря на возраст – зеленые глазищи неодобрительно сверкнули из-под меховой шапки. Не очень-то хотела травница отдавать мне то, за чем я пришел… Но выбора уже не оставалось. Ни у нее, ни у меня.

– Подумай, – повторила она. – Этот отвар придает сил, но туманит разум. Самой мне не приходилось пить его, но старые ведьмы говорят, что человек, однажды вкусивший «Пламя Муспельхейма», уже никогда не станет прежним… А ты собираешься напоить этой дрянью целыый хирд.

– В нем есть зерна каэриса? – наугад бросил я.

– Зерна каэриса, корни можжевельника, кровь чайки. – Иде покачала головой. – И еще многое из того, о чем тебе лучше не знать, ярл. Я бы никогда не стала готовить этот отвар…

– … Если бы видела иной путь, – кивнул я. – Всему есть своя цена, Иде. И каждый из моих людей готов заплатить ее за народ Барекстада.

– Да будет так. – Иде вздохнула и разжала узловатые пальцы, оставив бутыль в моих руках. – Но помни ярл – не больше глотка! Второй может убить тебя.

Получен новый предмет!

«Пламя Муспельхейма»

Класс: зелье

Эффект: при употреблении зелья Подвижность увеличивается на 2 пункта, максимальное количество очков выносливости увеличивается на 50, а скорость восстановления очков выносливости – на 100 %. Продолжительность – 1 час.

Таинственное и могучее снадобье, секретом которого владеют только самые мудрые и опытные колдуньи и травницы. Поговаривают, что эта горькая жидкость способна подарить быстроту и выносливость восьминогого жеребца Слейпнира даже немощному старцу. Но будьте осторожны – одного лишнего глотка хватит, чтобы разорвать сердце даже полному сил воину.

– Слишком многое сегодня может убить меня, – усмехнулся я. – Время ли считать глотки? Но я послушаю тебя и скажу остальным.

Наш путь подошел к концу. Внизу под нами, вытянувшись по кромке моря между скалами, раскинулся Барекстад. Все, кто сторожил подступы к городу, уже отправились пировать с эйнхериями – Славка и его «волчата» не разучились стрелять. В некоторых домах еще светились окна, а по узеньким улочкам неторопливо плыли огоньки факелов – Черное Копье отрядил в ночной дозор достаточно воинов. Но их я не боялся. Когда кто-нибудь заметит нас и затрубит в рог, будет уже слишком поздно. Мои воины уже войдут в город и начнут резню – и самому Всеотцу не спасти Черное Копье и его хирд.

Мы дошли – и одним богам известно, чего нам это стоило. Оглянувшись, я не сразу узнал своих друзей. Айна едва держалась на ногах, Сакс опирался на лук, а Хроки будто постарел на полтора десятка лет. Если бы не Вигдис, которая стояла рядом, приобняв его за пояс, он, пожалуй, рухнул бы в снег под тяжестью брони. Даже его силы оказались не бесконечны – а ветеранов вроде Рерика и тэна Атли я и вовсе не видел. Похоже, отстали… Усталость беспощадно вытягивала из измученных тел последние крохи жизни – но я знал, где взять еще. Пусть и взаймы всего лишь на один час.

Иде нельзя назвала свое варево «Пламенем Муспельхейма». Жидкость в бутылке уже успела стать ледяной, но все равно обжигала. Прокатилась через глотку жидким пламенем и разорвалась в животе крохотной атомной бомбой. Боль прорывалась даже через дарованные игрой фильтры – а неписям приходилось еще хуже. Айна и Хроки закашлялись, но тут же передали бутыли дальше. Всего один глоток – и сам Всеотец не заставил бы их выпить второй.

Я отдал свое зелье Ошкую. Скальд широко улыбнулся, отхлебнул и явно приготовился выдать очередную шутку – но промолчал. Подготовленные слова застыли в обожженной глотке и так и не вышли наружу – время для веселья закончилось. Нас ждал не фан, не игра и даже не обычное сражение, а резня. Мы пришли в Барекстад не воинами, а палачами. И когда наши мечи покинут ножны, мы будем в своем праве. Праве на месть, которое даровал нам не конунг – земной правитель Эллиге – а сам Отец Богов и Людей.

Зеленая полоска заметно подросла и засветилась чуть ярче, начиная отсчет. Всего один час взятой взаймы недоброй силы, которая уже бурлила внутри, разгоняя кровь и вновь наливая жаром замерзшее и усталое тело. Зелье и правда немного сносило крышу, словно подзуживая прямо сейчас рвануть из ножен «Звезду Сааведры» и с диким воплем помчаться вниз по склону, ворваться в город и убивать направо и налево все, что движется и держит в руках оружие.

Но я уже научился терпению. Сколько же дней я провел в игре? Двадцать? Тридцать?.. Неужели этого оказалось достаточно, чтобы превращение из безработного тридцатилетнего увальня в грозного ярла Антора завершилось окончательно и бесповоротно? Мог ли я подумать тогда, в тот день, когда Славка притащился ко мне с позвякивающем пакетом из супермаркета, что уже совсем скоро мне придется вести в бой целый хирд? Что самая обычная халява, о которой так мечтает каждый, превратится в затяжное противостояние чуть ли не со всем миром сразу? Что мне придется стать частью чьей-то гениальной многоходовки? Что древний артефакт выберет меня среди сотен и тысяч игроков и неписей и швырнет в бурлящий котел событий, из которого уже не получится выбраться? Мог ли я тогда предвидеть хоть что-то из этого? Йотуновы кости, разве такое вообще возможно предвидеть?!

Но драгоценные секунды баффа от зелья уходили, и я не собирался тратить их на бесполезные теперь размышления. Осталось только одно – спуститься туда, вниз – и закончить начатое.

– Вперед, – сказал я, опуская ладонь на рукоять меча. – И не шумите, пока не зазвучит рог.

Внимание! На вас действует «Воодушевление»!

+20 % к максимальному запасу здоровья, выносливости и духа.

Продолжительность – 120 минут.

Глава 51

Барекстад еще спал, хоть небо над горизонтом и начинало понемногу розоветь. Узкая полоска, разделявшая небо и волны, будто наливалась кровью и теперь напоминала клинок моего меча.

Дозорные погибли прежде, чем успели закричать или взяться за оружие. Три секунды разгона по границе миров – вполне достаточно, чтобы прикончить двоих низкоуровневых хирдманнов. Юных, почти мальчишек, только-только успевших обзавестись жиденькими еще бородками. В любой другой день я бы пожалел пацанов, бил бы плашмя – но не сейчас. В моей крови бурлило «Пламя Муспельхейма», а милосердие стала непозволительной роскошью. Повезло – еще десяток шагов вглубь Барекстада, а нас до сих пор не заметили. Но рано или поздно удача закончится – и тогда придется драться в полную силу… Нет, даже не так – в три полных силы, выкладываясь на триста процентов. Не останавливаться и не опускать мечей, пусть ради этого даже придется выплюнуть собственные кишки и легкие. Если мы дадим Черному Копью опомниться, его воины окружат нас и вырежут всех до единого.

– Куда теперь, мой ярл? – прошептала Айна.

– Туда, – я указал рукой на проход между домами. – Будь готова.

«Истинное зрение» безошибочно подсказывало – путь налево свободен. А с дозором, что остался по правую руку, разберется Хроки.

Мы зашли в Барекстад с трех сторон одновременно – не считая крохотного отряда, что Вигдис повела вдоль кромки моря к вытащенным на берег драккарам. Даже мой взор не мог пробить не один десяток толстых бревенчатых стен, но Хис исправно транслировал мне картинку с высоты птичьего полета, и я видел, как пара десятков воинов крадется с юга. Хроки. Хвала богам, ему тоже удалось вырезать дозорных без лишнего шума. Если мы сможем встретиться у Длинного дома…

Слав [Группа]: Есть. Все норм, только погано как-то…..

Гримвард [Группа]: Жиза(((

DEN4IK [Группа]: Да ладно, посоны, опыт же нахаляву. Я апнулся.

SIMON666 [Группа]: Грац!

DEN4IK [Группа]: Шатал я такой грац. Уродство(

Гримвард [Группа]: +100500(((Уродство((

Слав [Группа]: Не мы такие – жизнь такая.

Славка с «волчатами» пробирался в город с северной стороны. И именно им досталась самая мерзкая задача. Другие бы не осмелились – впрочем, даже матерым геймерам, похоже, пришлось несладко. Слишком много времени они провели бок о бок с неписями из моего хирда. Достаточно, чтобы постепенно привыкнуть к тому, что коренные обитатели «Гардарики» – живые. И одно дело сразиться с врагом в честном бою, и совсем другое – резать глотки и вгонять мечи в сердца спящим… Но «волчата» справились. Почти три десятка хирдманнов Черного Копья, ночевавшие в большом доме на северной стороне, умерли мгновенно, не успев проснуться.

Я выдохнул, сплюнул на мерзлую землю, смахнул чат и зашагал дальше. Угрызения совести придется отложить на потом – если это самое «потом» для нас вообще наступит. Никто не обещал мне красивой и честной победы – сойдет и такая. И я не собирался пренебрегать даже самой подлой возможностью проредить хирд Черного Копья до того, как начнется полноценная схватка…

Где-то загудел рог. С юга – похоже, Хроки все-таки наткнулся на не слишком измученных и сонных дозорных – и кто-то из них успел протрубить тревогу. Низкий протяжный гул вдруг с хрипом оборвался, и вместо него раздался рев. Крик, вырвавшийся из двух десятков глоток, прокатился над утренним Барекстадом. Хроки больше не прятался.

Пора.

– Вперед! – рявкнул я, поднимая еще дымящийся от горячий крови меч. – За Барекстад!

Внимание! На вас действует «Зов ярла». Продолжительность – 45 сек.

Сила +4

Очки выносливости +35 единиц

Снижение входящего урона -25 %

Скорость перемещения +25 %

– За Барекстад! – отозвался хором весь мой хирд. – Ярл Антор! Ярл Антор!

На этот раз нас уже ждали. Сразу трое дозорных устремились мне навстречу, поднимая мечи. Я снова скользнул на кромку мира духов – и время послушно размазалось. Три секунды смертоносной, запредельной скорости и почти неуязвимости. Поднырнув под летевший в меня клинок, я полоснул противника мечом по горлу, крутанулся, рассекая второго воина чуть ли не пополам, и устремился к третьему. Его я не стал ни рубить, ни колоть – просто снес плечом и помчался дальше. Пока рядом щит Айны и вездесущий Олег, удара в спину бояться нечего. Подранков добьют другие, а мое дело идти вперед. Первым. Превратиться в самый кончик острия, готового пронзить весь Барекстад и вонзиться в самое сердце города. До Длинного дома оставалось пара-тройка десятков шагов – но их еще предстояло пройти.

Люди Черного Копья набрасывались на нас со всех сторон. Половина – без доспехов и щитов, босые, полуголые и вооруженные чем попало. Но, йотуновы кости, как же их было много! Я едва успевал орудовать клинком, отбивая летевшие в меня мечи, топоры, копья, секиры… «Звезда Саавеедры» поднималась и опускалась, складывая в копилку очередные несколько сотен, а то и тысячу опыта. Но даже разогнанной на четыре пункта свыше максимальной десятки Подвижности иной раз не хватало. Я уже перестал считать царапины и вмятины на доспехах, а один особо удачливый копьеносец смог зарядить мне прямо в голову. Я чуть подсел, спасая глаза и лицо, и тяжелое широкое острие скользнуло по черепу, срывая волосы и вспарывая кожу. Кровь тут же залила глаза, и я попятился, уходя в защитную стойку. Но тут же моей шеи коснулась прохладная ладонь – и синяя полоска тут же принялась стремительно заполняться. Катя «заправила» меня – и я снова мог ускоряться.

Тела копьеносца и двух его товарищей еще не успели коснуться земли, а я уже шагал дальше.

– За Барекстад!

«Зов ярла» еще раз добавил мне четыре единички Силы, и я первым смог добросить до крыши Длинного дома вспыхнувший в руке факел. За ним полетели и другие. Некоторые погасли в снегу, но остальные кое-как разгорелись. Промерзшая солома нехотя занялась, но буквально через несколько мгновений вспыхнула, выбросив в уже начинавшее светлеть небо пламя и целые снопы искр.

А следом за Длинным домом заполыхали и драккары вдалеке на берегу. Три почти сразу, и еще два – чуть позже. Даже Хис не мог толком разглядеть девчонок Вигдис – но они явно не дремали и зажигали вовсю. Точнее, поджигали. Флотилия Черного Копья уже сократилась чуть ли не вдвое, и Вигдис не собиралась останавливаться на достигнутом. Я видел, как задние ряды наседавших на нас воинов замешкались, заозирались по сторонам… И часть из них развернулись и помчались к берегу. Застигнутое врасплох сонное воинство самозваного конунга стремилось спасти единственный путь к отступлению. Больше половины армии, что приплыла с Арнхольта, ушла на север, а из оставшихся никто так и не успел понять, что даже сейчас нас чуть ли не втрое меньше. Воины Черного Копья дрогнули и побежали к драккарам – ведь если сгорят все, отступать будет уже некуда.

Но пока гибла лишь мелкота. Полуголая, обалдевшая и чуть ли не безоружная – десятками зараз. Строй моих хирдманнов сомкнул щиты и без особого труда теснил людей Черного Копья к Длинному дому. Я не потерял еще и пяти воинов, да и у Хроки со Славкой дела – судя по победным крикам и сообщениям в чат – все еще шли неплохо.

Но Черное Копье еще не разыграл свои козыри. Даже не начинал – я так и не встретил в бою ни одного игрока или непися старше пятнадцатого уровня. Похоже, личная гвардия лже-конунга не спешила выскакивать наружу и бросаться на мечи моих людей. Мы уже прикончили сотню, если не полторы врагов, но настоящая битва еще даже не началась. А силы уже были на исходе – даже «Пламя Муспельхейма» не могло поддерживать неумолимо высыхающую зеленую полоску выносливости бесконечно. Если нас ударят сейчас…

– Сомкнуть щиты! – заорал я, тратя оставшиеся очки духа на все баффы разом.

Успел. Чуйка в очередной раз не подвела. Уже распавшийся было в горячке боя строй моих воинов подобрался и выровнялся, встав намертво. За мгновение до того, как полыхавшие уже двери Длинного дома свалились с петель, и навстречу нам прямо из огня двинулся закованный в тяжелую броню хирд. Люди самозваного конунга шагали вперед, сминая и расталкивая собственных товарищей высоко поднятыми щитами.

Черными, как беззвездная северная ночь.

Глава 52

Очередной день в «Гардарике», очередной «вот это поворот» и – как следствие – очередной щелчок по носу. Я пережил уже не один десяток сражений различного масштаба, и едва ли не в каждом мне приходилось встречать бойцов куда сильнее меня самого. Но ни один из них не был ни по-настоящему высокоуровневым предводителем, ни талантливым стратегом. И я уже успел понемногу привыкнуть к мысли, что на Барекстаде – а то и на всем Эллиге – не найдется никого хитроумнее меня любимого.

Но рано или поздно все происходит в первый раз.

Система сыпанула мне сразу пяток сообщений о заблокированных дебаффах, а среди иконок рун, гальдов и прочих усилков появились новые – куда менее приятные. Стопроцентная ментальная защита отработала, но на этом хорошие новости закончились. Дебаффы Черного Копья прошлись по моему хирду асфальтоукладочным катком.

Да и тактически Ульвар если не превзошел меня, то уж точно свел счет вничью, отыгрывая слитое начало партии. Я застал его врасплох и добрался до Длинного дома. Но и он не оплошал – бросил на мечи моего хирда босоногую мелкоту. И пока они пачками гибли, настоящее воинство Черного Копья – хускарлы и личная гвардия – вооружались и готовились к битве. Спокойно и неторопливо, хоть над ними уже и горела крыша. И только потом самозваный конунг ударил. Прямо из огня, стальным кулаком пробивая и круша строй моих людей. Не так уж врагов было и много – но каждый из них стоил трех, если не пяти их тех, кто сражался с нами ранее.

Передний ряд черно-красных щитов дрогнул, попятился – но все-таки выдержал. Устоял на чистых морально-волевых. Кое-что не могла просчитать даже всемогущая система. И если воины Черного Копья пришли на Барекстад за славой и добычей, то местные под моим началом сражались за свои дома. Опускали мечи, растеряв последние силы, отступали, умирали – но все-таки держали строй. Йотуновы кости…

– Катя! – заорал я, наугад протягивая свободную от меча левую руку назад.

Услышала. И поняла. Обхватила тонкими пальцами мое не защищенное броней запястье и снова принялась перекачивать очки духа. Половину от силы – но вполне достаточно, чтобы снова разогнаться, шагнув на кромку миров.

Время замедлилось, и я скользнул между Хроки и тэном Атли. Полуторный клинок «Звезды» пронесся над черными щитами, снося две головы сразу. Я успел поднырнуть под лезвие секиры, ударил в ответ – и меч снова налился тяжестью честной стали. Мир духов дарил многое – но лишь на мгновение. Но это мгновение я потратил с пользой. Сразу трое воинов Черного Копья свалились в окровавленный снег, и мои люди перешли в атаку. Красно-черные щиты со стуком сомкнулись и двинулись. Медленно и натужно – но все же поползли вперед. Я успел поймать среди блеска стали взгляд Олега. Кто-то все-таки смог достать его – короткую серую шевелюру и левую половину лица упырины заливала кровь – впрочем, от этого он только стал выглядеть еще страшнее. Длинный изогнутый клинок все так же порхал, кромсая врагов направо и налево, и никто не мог даже подступиться к Олегу.

Но он был один. А остальные мои воины до среднего хирдманна из личной гвардии Черного Копья все-таки не дотягивали. Мы отыграли десяток шагов – но лишь для того, чтобы снова попятиться. Славка с «волчатами» уже разобрались с мелкотой на левом фланге и вовсю заспали строй черных щитов стрелами, но без особого результата. Ощетинившаяся мечами и копьями стальная черепаха оказалась почти неуязвимой – и я мог вскрыть ее только вновь разогнавшись до сверхчеловеческих…

Р-р-р-аз!

Йотуновы кости… В груди что-то хрустнуло, и я едва не потерял сознание. Ульвар снова нашел, чем меня удивить. Стоило мне замедлить время, как из глубины строя рявкнула короткая команда, и сомкнутые черные щиты рванули вперед. Все разом. Враги больше не пытались размахивать оружием или защитить головы, а просто впечатали меня в моих же товарищей. «Шаг по грани миров» сливал очки духа вхолостую – чего толку в сверхскорости, если не можешь толком и пошевелиться? Не лучше пришлось и Олегу – его тоже зажали между щитами, не давая поднять саблю.

Нас давили. Грубой силой, без особых изысков. Передние ряды хирда Черного Копья буквально лезли друг на друга, спрессовывались, опускали оружие, превращались в бурлящий котел человеческой плоти – но не позволяли нам ни поднять мечей…

Ни даже дышать. Ребра стиснуло так, что в опустошенные легкие не мог просочиться даже крохотный глоток воздуха. Кое-как повернув голову, я увидел побледневшее лицо Хроки едва ли не вплотную со своим.

– Мой ярл… Прикажешь отступать?

Отступать? Если Хроки шагнет назад, я снова смогу вдохнуть – но нас сомнут и снесут окончательно. Проклятье…

– Держать… строй… – прохрипел я, кое-как освобождая руку. – Катя!

Она каким-то чудом еще умудрялась держаться неподалеку от меня. Но не могла дотянуться – не хватало каких-то сантиметров.

– Антон… сейчас!

Ее тоже сдавливали со всех сторон – и все же она двигалась. Вылезала вперед и вверх, опираясь второй рукой на чье-то бронированное плечо. Ну же… Еще немного…

Я вцепился в Катину ладонь с такой силой, что весь хирд Черного Копья не заставил бы меня разжать пальцы. Энергия хлынула в меня почти осязаемым тугим потоком, смывая усталость и оставляя лишь злобу. Ярость вспыхнула где-то внутри, под побитой и окровавленной броней – и с каждым заполненным очком духа лишь разгоралась. Через несколько мгновений Катя потянула руку назад, а потом и вовсе начала вырываться. Но я не отпускал. Никаких полумер – на этот раз я заберу все, до чего смогу дотянуться. Тонкие пальцы в моей руке ослабли и похолодели, но я продолжал вытягивать дух, выпивая Катю подчистую. На полную шкалу… и даже больше! Синяя полоска все росла и росла, явно перевалив за положенные мне сто восемьдесят пять очков. У Кати в принципе не могло быть столько, и я «заправлялся» уже за счет здоровья. Ее лицо бледнело, глаза закатывались – но я перестал тянуть силу, только когда она захрипела и выплюнула изо рта кровь.

Все. Хватит.

Накачался под завязку. Собрал, что мог – и тут же выпустил, шарахнув во все стороны «Внутренним пламенем».

Полыхнуло так, что мне показалось, что я вижу вспышку даже в обычном, человеческом мире. И эффект получился под стать мощи выхлопа. Все мои воины тут же подняли мечи, а по хирду Черного Копья дебаффы прошлись асфальтоукладочным катком. Стоявшие в первых рядах заорали, бросая оружие, обхватывая головы и зажимая неожиданно ослепшие глаза ладонями. Тем, кто стоял за ними, повезло чуть больше – и все же некоторые не смогли даже удержаться на ногах и повалились в снег.

Вперед! – рявкнул я, наконец, освобождая руку с мечом. – За Барекстад!

Строевой бой закончился. Волна «Внутреннего пламени» прошлась по всем, и два хирда превратились в свалку. Мои люди бросались на воинов с черными щитами и беспощадно рубили – но те еще сопротивлялись. Длинный дом горел, озаряя утоптанную и залитую кровью площадку, на которой одновременно начались десятки поединков.

И в одном из них богам было угодно столкнуть меня с тем, кто привел на Барекстад врагов.

Я узнал самозваного конунга даже без подсказки «Истинного зрения». Вопреки ожиданиям, он оказался не убеленным сединами ветераном вроде Рерика или тэна Атли, а еще довольно молодым мужчиной. Не моим ровесником, конечно, но и не намного старше. Лет сорок, едва ли больше. И далеко не самой героической внешности. Боги не даровали Ульвару ни огромного роста, ни богатырской стати – даже в тяжелой украшенной золотом черной броне он не выглядел могучим гигантом. Невысокий, темноволосый и с темной же короткой бородкой, лже-конунг уже успел потерять в бою шлем, но, похоже, не был ранен.

Я даже не стал прощупывать врага на предмет уровня и характеристик – просто крутанул в руке полуторный клинок и пошел на Ульвара. Тот коротко кивнул и двинулся навстречу, выставив вперед копье со странным острием. Оно было сделано не из стали, а, похоже, из какого-то камня. Антрацитово-черного – видимо, именно из-за него Ульвар и получил свое прозвище. Скорее подвижный и гибкий, чем мощный, он вовсе не смотрелся грозным бойцом.

Но, вне всякого сомнения, являлся. Я едва успел увернуться от молниеносного выпада. Черное острие скользнуло по наплечнику и тут же отдернулось назад. Ульвар изящным движением танцора упорхнул, и лезвие моего меча лишь беспомощно чиркнуло по броне. И не оставило даже царапины – похоже, оружейники на Арнхольте умели работать на совесть. Двенадцать (а под действием зелья Иде – и все четырнадцать) единичек Подвижности и умение разгоняться против опыта, мастерства и – подозреваю – еще и уровня тридцать плюс. Почти равный расклад.

Я успевал отбивать все атаки Черного Копья, но никак не мог нормально ударить в ответ. Противник ничуть не уступал мне в скорости и всякий раз оказывался вне досягаемости. Даже огромный клинок «Звезды Сааведры» не дотягивался до верткой фигуры в черной с золотом броне. Йотуновы кости! Хоть бы секунду ускорения… Есть! Откатилось!

Я рванулся вперед, мгновенно разгоняясь до первой космической и нацеливая острие меча в сочленение доспехов Ульвара, но тот будто этого и ждал. Черное копье метнулось навстречу, прошило наплечник, как кусок фольги, и ужалило в плечо. Пустяковая рана – но левая рука тут же отнялась. Леденящий холод прокатился до самых кончиков пальцев, а потом вскарабкался по шее и растекся по груди, сжимая сердце ледяной хваткой. Я хрипло выдохнул и упал на одно колено. Зеленая полоска тут же рухнула в ноль – сил хватило только кое-как выставить вперед меч.

– Держись, ярл! – завопил кто-то за моей спиной – кажется, Хроки. – Паруса!

– Паруса! – повторили сразу несколько голосов. – Паруса в море!

Уже готовое сорваться и вонзиться мне в горло черное острие дрогнуло и застыло. Ульвар шагнул назад и оглянулся через плечо – туда, куда уже смотрел и я сам.

За его спиной в просвете между горящими домами виднелся совсем крохотный кусочек берега и моря – но и этого хватило, чтобы разглядеть вдалеке за горящими драккарами Черного Копья паруса. Огромные прямоугольные полотнища летели над ослепительно блестящей в первых лучах восходящего солнца водой и с каждым мгновением становились все больше. И я скорее почувствовал, чем смог увидеть с такого расстояния тот драккар, что несся самым первым, гордо подняв над волнами грудь и голову огромной птицы.

– «Лебедь»! – выдохнул я. – Ярл Рагнар… Ярл идет!!!

Очков духа не хватало даже на самый чахлый бафф, но сами мои слова оказались посильнее любого заклятья. А для хирда Черного Копья, похоже, прозвучали, как сигнал к отступлению. Сам лже-конунг несколько мгновений стоял, задумчиво покачивая в руках свое оружие, но потом все же шагнул назад, скрываясь за черными щитами. Остатки его гвардии закрыли господина, словно стеной, и принялись торопливо отходить. К берегу – туда, где оставшиеся в живых хирдманны стаскивали в воду уцелевшие после работы девочек Вигдис драккары.

Я кое-как поднялся на ноги и побрел следом. Медленно, еле переставляя ноги. «Пламя Муспельхейма» отщелкало последние секунды, и взятые взаймы силы ушли, прихватив с собой изрядное количество от максимума очков выносливости и срезав Подвижность чуть ли не вдвое. Хроки, Эйнар Безбородый и залитый кровью по самые глаза Рерик шагали так же тяжело и неуклюже шагали за мной, а тэн Атли остался лежать в окружении тел с черными щитами, пронзенный насквозь копьем. Я пытался нащупать внутри хоть искорку злости, чтобы заставить себя идти быстрее, снова поднять меч, ударить, отомстить…

Нет, пусто. «Пламя Муспельхейма» выжгло нас всех дотла, не оставив ничего, кроме упрямства. Только оно и заставляло меня переставлять ноги и ковылять к драккарам, что уже расправляли черные паруса, будто крылья.

Ледяные волны лизнула сапоги и поползли выше. Я остановился, только когда зашел в воду по колено. Меня с Ульваром разделяло от силы тридцать шагов – Черное Копье смотрел на меня с борта отплывающего дракакара. Он не прятался – как не прятался и я, хоть любой из нас и был отличной мишенью для лучников.

– Я запомнил тебя, лишенный смерти. – Голос лже-конунга звучал негромко, но я слышал каждое слово. – Мы еще встретимся. И в этот день один из нас отправиться пировать с эйнхериями.

– Жду с нетерпением, – буркнул я себе под нос, убирая меч обратно в ножны.

Драться было больше не с кем. Все враги покинули берег Барекстада и удрали вместе со своим конунгом – как и хотел Павел Викторович. А мне оставалось только стоять по колено в воде и смотреть, как черные паруса убегают все дальше навстречу восходящему солнцу, словно стремясь раствориться и сгореть в его пламени. И как приближаются другие – полосатые. Часть из них уходили левее, пускаясь в погоню, но остальные торопились к берегу.

А я стоял. Стоял, пока огромная лебединая голова не нависла прямо надо мной, словно грозясь раздавить – а потом вдруг ушла в сторону, подставляя низкий борт.

– Ты здесь, друг мой. Признаюсь, я не удивлен. Если где-то идет славная битва – ты всегда рядом.

Рагнар чуть хмурился, словно задумываясь, насколько суровым следует быть ярлу и сыну конунга Серого Медведя… но потом широко улыбнулся и спрыгнул ко мне. Прямо в воду, подняв целую тучу брызг.

В общем, битва за Барекстад завершилась суровыми мужицкими обнимашками


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю