290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Ярл (СИ) » Текст книги (страница 10)
Ярл (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 18:30

Текст книги "Ярл (СИ)"


Автор книги: Валерий Пылаев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 19 страниц)

Глава 28

Удивительно, как общая проблема иной раз объединяет людей. Даже тех, кто не испытывает друг к другу особой симпатии. Несмотря на все препирательства мы с Катей действовали не хуже, чем сыгранная футбольная команда или отряд спецназовцев. За те несколько секунд, которые понадобились Жене, чтобы открыть дверь и войти в комнату, я успел подскочить к Романову, сесть перед ним на корточки и рывком закатать тонкий свитер вместе с рубахой едва ли не до самой шеи, обнажая дряблый живот и заросшую седым волосом впалую грудь. Катя перемахнула через столик, выдернула из сумки на диване фонендоскоп, швырнула мне и, когда дверная ручка зашевелилась, уже сидела так, будто только что и не выдала прыжок на уровне вратаря премьер-лиги.

А для Романова что-то подобное, похоже, уже успело войти в привычку. Железный старец преображался со скоростью вервольфа в полнолуние и достоверностью примы Мариинского театра. Исхудавшие плечи опустились, спина скрючилась, голова безвольно повисла набок, а из полуоткрытого рта в мгновение ока потянулась тоненькая ниточка слюны. Даже глаза – зеркало души – изменились. Потухли и, казалось, даже чуть подернулись дымкой.

– Катюш, никакого криминала не вижу. – Я опустил рубаху и свитер Романова обратно, поднялся на ноги и пристроил на журнальный столик как будто только что снятый фонендоскоп. – Евгений?..

– Можно просто Женя. – Грозный секьюрити чуть втянул голову в плечи. – Вы извините, Михаил Александрович… Уже почти полчаса, и тихо так тут у вас – я уж и испугался, не случилось ли чего…

– Пока ничего. – Я сдвинул брови, изображая строгий взгляд крутого кардиолога. – Но я бы на всякий случай обследовался в стационаре. Все-таки возраст.

– Да понимаю я, понимаю… – Женя виновато опустил глаза. – Но это не ко мне, я ж тут не решаю ничего… Катюш, может с отцом поговоришь? Не дай Бог сердечко схватит, пока я тут один с ним буду – что тогда?

– Поговорю, – кивнула Катя. – Мы уже собираться будем, Жень, мне еще Михаила Александровича домой везти.

– Ага… – Женя отошел от двери. – Ой, а вы что, кофе пили?

Йотуновы кости! Мы разыграли спектакль «старик и кардиологи» на уровень премии «Оскар» за актерскую работу, но три опустевшие чашки из-под кофе на журнальном столике у дивана…

– А, Жень… – замешкалась Катя. – Кофе, да, мы…

– Евгений, это я. – Я подобрал фонендоскоп, шагнул охраннику навстречу и улыбнулся. – Меня Катюша прямо с работы забрала, а я с двух суток подряд. В машине подремал, конечно, но башка как деревянная – вообще ничего не соображаю. Попросил кофе сделать. Я после смены всегда кружки по три-четыре пью, или совсем вырубаюсь.

– Да что ж вы так, Михаил Александрович! – Женя участливо заохал, и мне на мгновение показалось, что он сейчас примется бить мне поклоны. – Вам себя беречь надо, у вас голова золотая… И не гоняли бы Катюшу – попросили бы, я бы сам кофе сварил, мне не трудно!

– Спасибо, Евгений. – Я убрал фонендоскоп в сумку. – В следующий раз буду знать.

– Да вы что, Михаил Александрович, это вам спасибо! – Женя распахнул передо мной дверь. – Приходите еще! А если будет минутка, можете меня посмотреть? Ну, через недельку или две… если получится.

– Обязательно, – кивнул я. – Евгений, у вас давление высоковатое – это я без всяких приборов вижу. Бывает, что тяжело по лестнице подниматься? В глазах не темнеет, когда резко встаете?

– Бывает! – закивал Женя. – Вот прям как сказали, так и есть. И тяжело, и темнеет!

Немудрено – с такой-то тушей… Здоровяк-секьюрити был немногим выше меня, но весил явно за сто килограмм, а скорее всего – все сто двадцать с лишним. Поэтому без перечисленных мною симптомов не мог обойтись в принципе.

– Сходите и сдайте кровь на сахар. – Я пропустил Катю вперед и направился к лестнице. – И общий клинический. Покажите Катюше, она сфотографирует, мне перешлет. Я погляжу, если надо – выпишу направление на обследование.

– Ага… Понял. Все сделаю, Михаил Александрович!

Похоже, мой авторитет в глазах Жени вырос просто до небес. Он уже и думать забыл про три пустые чашки из-под кофе, и смотрел на меня чуть ли не как на сошедшее с небес божество. Пожалуй, если бы я сейчас попросил, он усадил бы меня на спину и отвез в Питер на собственном горбу. На мгновение меня укололо что-то вроде стыда – но я быстро напомнил себе, что если бы этот похожий на гигантского младенца бугай узнал, кто я такой я на самом деле, он, скорее всего, тут же переломал бы мне половину костей. А то и вовсе прикопал бы где-нибудь на заднем дворе.

Так что полностью я расслабился, только когда ворота за нами закрылись, и Катин «мерс» неторопливо покатился к выезду на трассу. Я заметил, что теперь, когда опасность разоблачения миновала, супершпионка тряслась, как осиновый лист. А меня почему-то разбирал хохот – видимо, каждый сходит с ума по-своему.

– Михаил Александрович! – Я ткнулся затылком в подголовник кресла и в голос заржал. – Катюша, принеси мне кофе, работает профессионал.

– Артист. Погорелого театра… Эй, ну хватит уже!

Катя бросила на меня испепеляющий взгляд, но через несколько мгновений не выдержала и тоже расхохоталась, едва не съехав с дороги.

– Тормози! – кое-как выдавил я, вытирая рукавом выступившие слезы. – Постоим пару минут. Или точно в дерево запаркуемся!

Катя не возражала – послушно свернула к обочине и заглушила двигатель. Минуту или две мы истерически ржали, чуть успокаивались, смотрели друг на друга – и снова заливались хохотом.

– Не, ну как ты его! – Катя ткнула меня локтем. – На сахар! Общий клинический… Откуда ты вообще все это знаешь?

– Просто знаю. – Я пожал плечами. – Я вообще-то писатель. Мне много чего нужно знать.

– Да уж. – Катя, похоже, окончательно успокоилась и снова завела двигатель. – Писатель…

– И будущий властелин мира, прошу заметить, – усмехнулся я. – Имей хоть каплю уважения.

– Да какой ты властелин мира? – Катя затормозила и включила поворотник. – Властелин дивана…

– Ты не согласна с Алексом?

– Я не знаю, Антон, – отозвалась Катя. – Была не согласна. А теперь – не знаю. Он умеет объяснять.

– Это точно. – Я откинулся на спинку кресла. – Аксакал. Глыба. Человечище – куда там нам с тобой. Можешь не верить, но я уже сам не рад, что отыскал этот долбаный «Светоч».

– Верю, Антон. – Катя на мгновение оторвалась от дороги и посмотрела на меня, разом сделавшись смертельно серьезной. – Вот тут – верю. И не думай, я тебе ни капельки не завидую.

– Верю. – Я забросил на заднее сиденье сумку с фонендоскопом и достал из кармана телефон. – Отвезешь меня домой?

– Да куда ж я денусь, – буркнула Катя. – Что будешь делать?

– Кушать. Спать. Или захватывать Альвсбун. – Я прикрыл глаза. – Честно – понятия не имею, Кать.

Глава 29

Экран загрузки мигнул, растворился и вновь выпустил меня в уже ставший привычным мир «Гардарики». Только на этот раз я пришел сюда…

С готовыми ответами на вопросы и внятной целью? Едва ли. Романов рассказал мне немало, и его речи были в высшей степени разумны и убедительны, но я уже наступал на эти грабли дважды. Правда – настоящая правда – о «Гардарике» открывалась мне не кусочками, а скорее слоями. Сначала Славка. Потом Павел Викторович, так переживавший об исчезновении «дяди Саши». И вот теперь – сам Алекс Романов, сотворивший этот мир. Три слоя. Но я почему-то уже не сомневался, что есть еще и как минимум четвертый.

Верил ли я Романову? Пожалуй. Кате? Определенно – уж кто-кто, а она со своим не до конца изжитым юношеским максимализмом явно не тянула на еще одного «игрока в престолы». Скорее транслировала волю демиурга, потерявшего ключик от собственного детища – причем транслировала с заметными помехами и дурацкими импровизациями. Чего только стоили ее попытки выпросить «Светоч», что называется, «в лоб», ссылаясь на мою несостоятельность и никчемность…

Доверял ли я им обоим? Нет, ни капли.

– Вот ты где! – Хроки хлопнул меня по плечу. – Я тебя везде ищу. Время собираться, мой тэн. Альвсбун ждет.

А вот ему я, пожалуй, доверял. Ему – и еще паре-тройке человек. Точнее, неписей, созданных гением Романова. Хроки, Айна, Сакс, Синдри Флокисон и Рерик. Живые напоминания о том, что у меня здесь есть моя собственная маленькая «Гардарика». Не самая глобальная причина жить и сражаться – зато вполне внятная.

– Ты возьмешь с собой Вигдис? – спросил я. – Мы ведь отправляемся к ней домой.

– Не оставлять же ее здесь. – Хроки покачал головой. – Она сбежит, как только мы отойдем на две сотни шагов.

– Верно. – Я подтянул пояс и зашагал к воротам. – Но спрячь ее подальше. Если люди в Альвсбуне решат, что Вигдис Вестардоттир погибла – сами откроют нам ворота.

Завоеватель: задание обновлено!

Захватите Альвсбун.

Спасибо, система, я тоже так думаю.

– Я велел твоим людям собираться, – сказал Хроки. – Ты оставишь в Карболе хотя бы пятерых, мой тэн? Кому-то ведь нужно позаботиться о женщинах и детях.

– Выбери десяток, друг мой. – Я пробежался глазами по нестройным рядам черно-красных щитов. – Тех, кто будет служить тебе, как тэну. Едва ли в Альвсбуне нам придется сражаться – а здесь пригодится любая пара рук. И отправь двоих в Хавердал. Пусть привезут сюда хромую Иде с ее телегой и побольше припасов. У нас много раненых.

– Едва ли, мой тэн. – Хроки улыбнулся. – Гидья Катарина умеет врачевать раны. Тэн Атли уже скачет не хуже горного козла.

Катя… Легка на помине. Она как раз распахнула дверь одного из уцелевших домов и вышла на улицу в окружении стайки ребятишек. Они скакали вокруг нее и отталкивали друг друга, готовясь едва ли не подраться за внимание любимой… воспитательницы? Да, больше всего это и правда походило на иллюстрацию из старой книжки еще советской эпохи. Катя что-то сказала, потрепала одного из мальчишек по соломенной макушке…

Но, заметив меня, тут же набросила на голову капюшон и зашагала вперед.

– Тогда только припасы, – вздохнул я. – Не будем тревожить старуху Иде. Гидья позаботится о раненых.

– Да, мой тэн.

Хроки развернулся и направился к остальным. Выбирать тех, для кого наш «великий» поход заканчивался здесь, в Карболе.

– Здравствуй, тэн. – Катя склонила голову. – Ты позволишь мне отправиться с тобой в Альвсбун?

– Как будто у меня есть выбор, – проворчал я. – Пойдем. Тут вроде недалеко.

Положение обязывало меня идти если не во главе моей маленькой армии, то хотя бы не в самом хвосте. Мы с Катей ускорили шаг, обгоняя, остальных. Сначала Хроки с молчаливой и поникшей Вигдис, за ними неразлучных Синдри и Сакса, а потом и Рерика. Старый сэконунг шел один, закинув на плечо здоровенную секиру. С тех пор, как погиб Сигмунд, Рерик стал еще мрачнее и немногословнее – и даже я не пытался с ним заговаривать. В десятке шагов перед ним шли нескольких лучников из горной крепости. Я заметил, что с каждым днем их становилось все меньше. Путь дипломатии сохранял жизни и имущество коренных обитателей «Гардарики», но зато не давал игрокам возможности вволю побегать и пострелять. А получать удовольствие от долгих переходов, разговоров и посиделок за столами могла разве что Странники.

Или Ошкуй. Они вместе с Ингваром бодро перли вперед, загребая сапогами снег. Несмотря на ранний час, от этой безумной парочки уже ощутимо попахивало медовухой. Что ж, хоть что-то в этом мире остается неизменным…

– Что ты собираешься делать дальше? – спросила Катя.

– Взять Альвсбун. – Я пожал плечами. – Желательно без крови. Забрать золото и припасы… частично.

– То есть – ограбить? – фыркнула Катя. – Называй вещи своими именами.

– Ну, знаешь ли… – Я оступился и едва не полетел в сугроб. – Это будет не самая большая плата за то, что они хотели захватить Фолькьерк вместе с Ульфриксонами. Покойный тэн Олаф на моем месте просто спалил бы и Хавердал, и Эльгод, и Карболе с Альвсбуном к йотунам собачьим. И вытащил бы все, что не приколочено.

– А ты не такой. Добрый дядюшка Антор ограбит, но не до конца. – Катя ухватила меня за локоть, перешагивая за поваленное дерево. – Пожалел волк кобылу – оставил хвост да гриву…

– Ага, – отозвался я. – Кать, а какие у меня варианты?

– Да какие угодно. – Она явно готовилась к подобному вопросу. – Ты уже и так победил. В том бою погибли десятки человек. Зачем идти дальше? Если бы остался в Фолькьерке…

– Кать, если бы я остался дома, через пару недель Вагни Ульфриксон пришел бы добивать меня вместе с Вигдис с остальными.

– А если нет?

– Значит, он пришел бы через месяц, – огрызнулся я. – Или это сделал бы кто-нибудь другой. Это же север, Кать. Викинги. Если я откажусь от мести, кто-нибудь непременно посчитает меня слабаком. И все начнется заново – и тогда погибнет куда больше людей. Тебе не кажется, что лучше закончить все здесь и сейчас?

– Я не знаю. – Катя опустила голову и поплотнее запахнула мантию. – Я думала, ты не собираешься… не собираешься ничего там завоевывать.

– Посмотри на это с другой стороны. Я никого не убил ни в Эльгоде, ни в Хавердале. Трэллы Карболе отрезали голову ребенку. – Я сжал кулаки, вспоминая Лейва и его прихлебателей. – Ребенку, Кать! Или с ними тоже надо было миндальничать?

– Антон, ну я же не говорю…

– А если бы Вигдис сама не напала на нас, я бы не тронул ее людей! – рявкнул я, уже не обращая внимания, что нас могли услышать. – Это она выбрала месть – и она ее получила. И кому от этого стало легче?

– Никому, – вздохнула Катя. – Ты не оставишь ее править Альвсбуном?

– Посмотрим. – Я огляделся по сторонам и добавил чуть тише. – Уж точно не раньше, чем она родит Хроки пару сыновей.

– А ты ее спрашивал? – кисло поинтересовалась Катя и, не дождавшись ответа (не хватало мне еще бесед о правах женщин Эллиге), продолжила. – Заложники, вира, союзы… а теперь еще и политические браки. Знаешь, теперь я не удивляюсь, что «Светоч» выбрал тебя.

– Спасибо за комплимент.

– Вообще-то это не комплимент. – Катя чуть ускорила шаг, чтобы успеть за мной, и мы обогнали авангард. – Просто странно – ты ведь и правда неглупый парень. Много знаешь, лидер – но почему только здесь, а не в реале?

– Так сложилось исторически, – буркнул я. – Хватит читать мне мораль. Или я прикажу повесить тебя за колдовство.

– Вот так прям и повесить?

Катя откинула с головы капюшон. От быстрой ходьбы ее лицо раскраснелось, но она вовсе не выглядела уставшей. Скорее происходящее ее уже искренне веселило.

– Могу голову отрубить. – Я взялся за рукоять «Звезды». – Тебе как больше нравится?

– Ну все. – Катя рассмеялась. – Грозный тэн разгневался. Боюсь и подумать, что будет, если ты соберешь «Светоч».

– Прикажу всем женщинам ходить в стрингах из меха и бронелифчиках.

– Интересный план. – Катя на мгновение задумалась. – И хромой Иде тоже?

– Ы-ы-ы. – Я поморщился и тряхнул головой. – Беру свои слова назад.

Ответить она мне не успела. Где-то вдалеке загудел рог, и через несколько мгновений лапы елей вдоль узкой тропы задрожали, стряхивая снег, и мне навстречу вышел один из разведчиков.

– Впереди Альвсбун, мой тэн. – Он протянул мне обломок стрелы с желто-белым оперением. – И едва ли нам там рады.

Глава 30

Похоже, когда-то лес подступал к самому Альвсбуну. Но потом кто-то из предков Вигдис Рыжей пожелал построить вокруг своего поселения частокол – а заодно и избавиться от лишней растительности, которая могла скрыть приближающееся вражеское войско.

Такое, как мое. Хирдманны с черно-красными щитами выстроились вдоль кромки леса, но дальше идти не спешили. Если за стенами Альвсбуна еще скрывались воины, драка может оказаться весьма непростой. Без тех, кто остался в Карболе и половины Славкиных «волчат» нас набралось едва ли три десятка человек. Вполне достаточно, чтобы проучить кучку трэллов и стариков или тем более уболтать их сдаться по-хорошему… И все же крепкий и высокий частокол не мог не внушать уважения.

Альвсбун оказался не только вторым после Эльгода по величине и богатству поселением на юге Барекстада, но и расположился куда неприятнее. Разумеется, для меня, а не для его жителей. И стены, и дома за ними возвышались над нами, будто карабкаясь к подножью заснеженных скал. С тыла и с левой стороны Альвсбун защищала сама природа, а подобраться справа я смог бы разве что по воде. К морю из-за стен спускалась высеченная прямо в камне лестница, в конце которой я разглядел большую длинную постройку. Похоже, именно в ней и зимовал драккар, который я подарил Гудреду. Но оба наших судна остались на берегу у Хавердала, и атаковать, в случае его, придется, что называется, в лоб.

– Приведи Вигдис Рыжую, – скомандовал я одному из хирдманнов. – Если боги не лишили ее разума, она прикажет своим людям открыть ворота.

Впрочем, на упрямую красотку я особо не рассчитывал. Нужен запасной план – вот только какой?..

– Здравствуй, тэн.

Близость родных стен словно вдохнула в Вигдис жизнь. Даже я на мгновение залюбовался глазищами-изумрудами и вновь засиявшим пламенем волос – но тут же одернул себя. Не хватало еще и мне начать смотреть на нее, как Хроки. Мой товарищ и новоиспеченный тэн Карболе не отходил от драгоценной пленницы ни на шаг и едва ли упустил бы ее… но бдительности и внимания в его глазах виднелось уж точно не больше, чем обожания.

– Здравствуй, Вигдис. – Я чуть склонил голову. – Не желаешь ли ты пригласить нас в свой дом? Ночь близится, и с ней приходит холод. Едва ли моим людям захочется спать в снегу. Неужели нам всем не будет лучше оказаться под крышами Альвсбуна до темноты?

– Ты уже слышал мой ответ, тэн, – усмехнулась Вигдис. – Пока хоть один человек за этими стенами может держать оружие, Альвсбун не станет твоим.

– Разве? – Я подошел чуть ближе. – Неужели гордыня им дороже жизни Вигдис Вестардоттир, дочери тэна?

– Зачем ты спрашиваешь меня? – Рыжая пожала плечами. – Спроси у них, тэн. Ворота вон там.

Вот ведь упрямая девка! Я развернулся и зашагал туда, куда указывала ее изящная ручка. Хроки и Олег попытались было последовать за мной, но я остановил их жестом. Им незачем подставляться под стрелы. Если в Альвсбуне остался хоть один здравомыслящий человек, разговаривать с ним нужно мне. Я, не скрываясь, шел по тропе прямиком к воротам. Но стоило мне отдалиться от строя черно-красных щитов на несколько десятков шагов, как я убедился, что со здравомыслящими людьми в Альсвсбуне дело обстоит плохо. Причем от слова совсем.

Раздался тонкий свист, и стрела с желто-белым оперением воткнулась в снег прямо передо мной.

– Поворачивай назад, тэн! – закричала Вигдис мне в спину. – Подойдешь ближе – и второй раз она не промахнется!

Она? Йотуновы кости, кто – она? Неужели чокнутая рыжая девка не угробила у Карболе всех, кто хоть как-то мог сражаться? Позорное Восприятие не позволяло разглядеть с такого расстояния ничего, кроме острых пик частокола и крыш. Не добивало даже «Истинное зрение» – но если я пройду еще несколько шагов, лучнику (или лучнице?) на стене вполне хватит сил, чтобы добросить стрелу до меня – и на этот раз прицельно. Да кто же там еще мог остаться?..

– Хис! – негромко позвал я.

– Хозяин?..

– Вперед. – Я кивнул в сторону частокола. – Ворон. Покажи мне, что там.

Огромная черная птица поднялась с одинокой ели неподалеку и хлопая крыльями полетела к Альвсбуну. Интерфейс тут же расслоился, накладывая на заснеженную землю, стены и скалы картинку, которую транслировал мне фамилиар. Ворон пронесся над частоколом, заложил крутой вираж и уселся на соломенную крышу прямо напротив ворот. Его глазами я без труда разглядел всех немногочисленных защитников Альвсбуна. Человек десять-пятнадцать от силы. Более-менее внушительно выглядели только плечистые старцы с седыми бородами, неторопливо точившие мечи, усевшись на здоровенное бревно у стены. Но и их лучшие годы явно остались далеко позади. Если мы доберемся до ворот, они едва ли смогут остановить целый хирд. Немного помощи будет и от безусых юнцов, напяливших огромные – явно с чужого плеча – кольчуги и шлемы, норовившие сползти на глаза или зацепить косы…

Косы?!

Я едва не упустил сознание Ворона и с трудом поборол соблазн подвести Хиса поближе. Он и так видел достаточно. Стены и ворота Альвсбуна охраняли девчонки! Ровесницы самой Вигдис, если не еще младше. Девчонки, старые трэллы с топорами, явно предназначенными рубить лес, а не сражаться, и несколько светловолосых пацанят. Настолько юных, что им еще не хватало сил натягивать луки – и поэтому они сжимали худенькими ручонками отцовские мечи и копья. И это воинство Вигдис, готовое стоять насмерть из-за ее упрямства?! Я выругался, сплюнул в снег и зашагал обратно. Больше здесь смотреть на что.

– Бежишь, отважный тэн Антор? – Рыжая вырвалась из рук Хроки и шагнула мне навстречу. – Неужели одной стрелы достаточно, чтобы испугать тебя? Тогда все, кто говорит о твоей храбрости, врут.

– Не меньше, чем те, кто говорит о твоей мудрости, Рыжая! – рявкнул я, подходя к ней вплотную. – Женщины, старики и мальчишки, не способные толком держать меч – вот и весь твой хирд. Неужели ты желаешь, чтобы они умерли из-за твоей гордыни?

– Альвсбун еще не забыл свою честь. – Вигдис посмотрела мне прямо в глаза. – Мальчишки встретят смерть без страха, как и подобает воинам, а дев заберет себе в Фолькванг защитница-Фрейя. Скальды споют об их отваге, а тебя, склаф, назовут убийцей детей и женщин.

– Скальд скажет, что мой тэн и без твоих советов знает, что делать с женщинами, – встрял неведомо откуда взявшийся Ошкуй. – А тебя, Рыжая, уже давно стоит как следует выпороть!

– Будь моя воля, я бы снова пошел к стенам Альвсбуна, и на этот раз ты шагала бы впереди меня. – Я сложил руки на груди. – Но я обещал твою жизнь Хроки Гриматерсону, и не желаю смерти твоим людям.

– Тогда уходи, склаф. – Рыжая рассмеялась мне прямо в лицо. – Альвсбун никогда не склонится перед тобой.

– Слушай же меня, Вигдис Вестардоттир. – Я крепко взял ее за плечи. – Клянусь Тором-защитником – еще до рассвета я сяду пировать в доме твоего отца, но не пролью ни капли крови.

Вигдис не ответила, но в ее глазах на мгновение мелькнула неуверенность. Впрочем, как и у всех остальных. Я задумал совершить невозможное – и даже те, кто уже давно шел за мной, сомневались. Я не слышал, о чем они шепчутся. Не так уж просто одновременно и разговаривать, и отбивать сообщения в игровой чат.

Антор [ЛИЧНО: Слав]: Славка. Прием!

Слав [ЛИЧНО]: На связи. Чего надо?

Антор [ЛИЧНО: Слав]: Через сколько времени ты сможешь быть у Альвсбуна?

Слав [ЛИЧНО]: ХЗ. Часа через четыре.

Антор [ЛИЧНО: Слав]: А если бегом?

Слав [ЛИЧНО]: Ну, за три уложусь. А чего надо то?

Антор [ЛИЧНО: Слав]: Тебя. Самых толковых «волчат». Лучников и стелсеров, если есть. А еще – много веревки.

Слав [ЛИЧНО]: ШТА? Абрикос, ты что курил? Чего-чего надо?

Антор [ЛИЧНО: Слав]: Веревки. Много. Короче, тащи все, что есть. Увидишь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю