332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ульяна Соболева » Любовь за гранью (СИ) » Текст книги (страница 7)
Любовь за гранью (СИ)
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:28

Текст книги "Любовь за гранью (СИ)"


Автор книги: Ульяна Соболева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Я тоже так думала, но он выписал мне чек задаток на пятьдесят тысяч, и назначил нам встречу в ресторане "Магнолия", для подписания документов о продаже. Так что все это правда. Я сразу рванула к тебе. Может, продашь своего "ангела"? Пятьдесят тысяч евро…

– Ни за что, этот портрет мне слишком дорог, намного дороже денег. А кто этот человек? Что он тебе сказал? Почему его босс покупает мои картины? Как он назвался?

– Не помню каким-то заморским именем. Его хозяин пожелал остаться неизвестным. Да какая разница, такие деньжищи! Лииинкааааа!

– Что ж согласна. Я даже не думала что они могут кому-то так понравится. Подожди… но ведь их еще никто не видел.

– Не знаю, я тоже об этом подумала, но у меня есть одна идея на этот счет. О твоей выставке гудят в богеме, есть афиши по городу и в интернете. Кто-то подкупил охранника и посмотрел на них до выставки. Других идей у меня нет. Ну, или у тебя богатый поклонник и он просто купил твои картины из любви к тебе.

– Нет, настолько богатых не было еще… увы… А что делать с приглашенными?

– Я устрою из этого настоящий пиар. Как только станет известно о скандале с закрытием выставки, и о цене, которую заплатили за твои картины, ты станешь звездой, посыпятся заказы как из рога изобилия, вот увидишь.

Но у Лины было как-то неспокойно на душе.

– Но кто он? Ты его раньше видела? Этого его посыльного или поверенного?

– Нет никогда, понятия не имею, видно, что он не здешний, но не более того. Есть легкий акцент. Завтра все узнаем у нас с ним встреча в восемь вечера в ресторане.

– Вот это да… мне просто не верится. Елки, сто тысяч евро… офигеть, и это за мою дурацкую мазню? Представляю… да это бомба, получше любой выставки и рекламы.

– Ты – талантище, и за твой талант готовы платить.

– Возьмем с собой Сашку, мало ли что. Я ему сейчас позвоню.

– Хорошо, ты же знаешь, я буду только рада. Завтра нужно приодеться. "Магнолия" крутой ресторан, туда в чем попало не пойдешь.

– Вот этого я не люблю.

– А что делать? Ты ж не пойдешь туда в джинсах? Нужно не упасть в грязь лицом.

– А как же выставка? Нужно всех предупредить, что ее не будет. Как это сделать?

– Оставь это мне! А теперь давай выпьем за твой успех и я поеду домой. Завтра вывешу объявление в интернете. Блин, хоть секретаря нанимай, уверенна, что мой телефон будет красным от звонков.

– Давай только ты пей, я не буду, у меня после вина утром башка трещит.

Весь следующий вечер Ритка таскала ее по магазинам. Они перемеряли все что могли, пока, наконец-то подруга не дала свое добро. После того как Лина вспылила, и уже хотела уехать ни с чем. Они выбрали необыкновенное платье, из тонкого лазурного шелка, открытое вверху, обнажающее шею и плечи, строгое узкое к низу. Простое и вместе с тем элегантное подчеркивающее все достоинства ее фигуры.

– Вот это – сшито для тебя. Если еще сделать прическу.

– Даже не думай, в парикмахерскую я точно не пойду.

– Как знаешь, хотя тебе не мешало бы что-то сделать с твоей шевелюрой.

– И так сойдет, приглажу, расчешу и будет нормально.

– Как хочешь, будь у меня такие роскошные рыжие кудри, я бы нашла им применение.

– Молчи, тебе грех жаловаться на твои волосы.

– Сашка придет?

– Конечно, заедет за нами в семь тридцать.

– Тогда пошли к тебе – собираться.

Лина покрутилась перед зеркалом, платье сидело как влитое, выгодно подчеркивая ее точеную фигурку. Туфли на высоких шпильках делали ее выше и еще стройнее, она удивилась, что впервые нравилась себе в зеркале. Оставались волосы, и что с ними делать она ума не могла приложить. Наконец ее посетила идея собрать их в высокий пучок и заколоть шпильками с маленькими жемчужинами, которые подарил ей отец на совершеннолетие. Так же она одела, тоненькую ниточку жемчуга на шею. На лицо нанесла скромный макияж, выгодно подчеркнула свои огромные бирюзовые глаза голубыми тенями, тронула щеки румянами, а губы любимым блеском. Рита одевалась в соседней комнате. Она закончила с туалетом раньше, чем Лина, зашла к подруге и обе с восхищением посмотрели друг на друга. Впервые Рита оделась как то иначе, на ней было светло бежевое платье строгое, элегантное оно скрывало ее полноту, не смотря на светлый цвет, волосы девушка распустила, и они сверкала и переливались.

– Мы просто красавицы – констатировала Рита.

– Это точно. Ты потрясающе выглядишь – сказала Лина подруге.

– Думаешь, ему понравится?

– Кому? Твоему загадочному красавцу?

– Нет, я Сашку имею ввиду.

– Понравится, но ты должна быть понастойчивей.

– Будешь тут понастойчивей, если он опять к тебе прилипнет.

– Не прилипнет. Я его быстро отклею. Ну что который там час?

– Наверно уже пора.

Словно в ответ на ее слова внизу требовательно кто-то посигналил.

– Это Сашка, Рита, иди первая и вскружи ему голову.

Ее не надо было просить дважды, она выпорхнула так быстро, что Лина и глазом не успела моргнуть. Она снова посмотрела в зеркало. Какая досада, что такого платья у нее не было в Румынии. "А какая разница, даже если бы и было, он все равно не пришел." Лина вернулась в спальню и вдруг ей в глаза бросилась сумка с которой она приехала. Девушка готова была поклясться, что прятала ее в чемодан, или она снова что-то путает, сумка лежала на полу у самого шкафа и из нее торчал уголок какой-то тетради. Да, а сумочку, подходящую к наряду они с Риткой не купили, вот это казус, что ж очень хорошо, что эта попалась ей на глаза, ее она и возьмет. Лина подняла сумочку и быстро спустилась вниз. Скорей бы закончился это вечер, и она сможет наконец-то заняться расследованием и работой, время пойдет быстрее и ее мысли, снова станут заняты чем-то полезным. Рита болтала с Сашкой, и как назло рыжий болван не только ее не замечал, а еще и нервно посматривал на дверь, в ожидании Лины. И когда та показалась, он поперхнулся дымом и закашлялся, Рита злобно постучала ему по спине. Глаза Сашки были красноречивее всяких слов, и Лина постаралась сделать вид, что не замечает его восхищения, она нарочно села в свою машину, что бы оставить их наедине. Хотя в глубине души знала, что все это напрасно, и весь вечер Сашка будет ошиваться только возле нее. Как ни странно Рита не ревновала и не злилась на подругу, она тихо страдала и злилась на саму себя, считая, что всему виной ее вес, и ее темные волосы, искала в себе недостатки и страдала, а Лина не знала, как ее утешить. Сашка тоже болван, другой бы успокоился, просто попробовал завести отношения, разозлился бы, наконец, но не он.

Когда они приехали в "Магнолию" оказалось что для них уже заказан столик, в престижном месте, словно огороженном от основного зала, с мягкими креслами. Весь ресторан был уставлен свечами разных видов и размеров, электрического света не было совсем, и в этом была вся красота этого заведения, свечи стояли в подсвечниках формы магнолий повсюду, по залу разливался магический свет. Тихо играл на маленькой сцене саксофонист, полностью дополняю атмосферу. Девушки и Сашка сели за столик, им тут же принесли меню, официант возник из полумрака, словно призрак в своей белой накрахмаленной рубашке, Лина огляделась по сторонам, зал был наполнен богемной публикой, все лица были знакомы с экранов телевизора, или из газет. Официант принес бутылку дорогущего вина и учтиво разлил его по бокалам.

– Ну, и где этот таинственный покупатель? – Лина посмотрела на Риту.

– Не знаю, опаздывает, наверное.

Словно в ответ на ее вопрос к их столику подошел мужчина. Высокий, красивый, атлетично сложенный в безупречно отутюженном сером костюме, с папкой в руках.

– Тадеуш Думитру – представился он всем.

Рита кивнула.

– Ангелина Градская, а это мой друг Александр Тихий.

Мужчина сухо кивнул и сел за столик.

– Итак, приступим. Я думаю, Маргарита Ивановна, уже рассказала вам о предложении моего клиента?

– Да, рассказала, но мне хотелось бы получить от вас некоторые объяснения. Все-таки картины мои, и мне хотелось бы вначале узнать, кому в руки они попадут.

Брови Тадеуша скептически поползли вверх. Лина примерно представляла себе о чем он подумал. "Какая ей разница, за такие бабки хоть к дьяволу".

– Каким образом ваш хозяин видел мои картины, и кто он такой?

– Мне кажется, вам предложили достаточно приличную сумму, что бы вы, не задавали, так много вопросов.

Лина удивилась.

– Ну, уж простите, тут дело не в деньгах, я, кстати, не нищая, если вам известно? Так что не злите меня, я могу и отказаться несмотря на ваше щедрое предложение.

Рита зыркнула на нее так красноречиво, что другая на ее месте подавилась бы моментально.

– Что ж, задавайте ваши вопросы, но я не обещаю, что отвечу на них.

– Зачем ему мои картины?

– Мне не известно. Я получил указание и выполняю их.

– Кто ваш хозяин и как его зовут?

– Он пожелал остаться неизвестным, сделка оформляется на мое имя.

Лина злобно фыркнула.

– Зачем было разрешать мне задавать вопросы, если ни на один из них вы не ответили.

– У меня просто нет ответов. Вы согласны продать ваши картины госпожа Градская?

Лина посмотрела ему в глаза и вздрогнула, такой холодный и колючий взгляд светло-голубых глаз, где-то она его уже видела. Она посмотрела на Риту, та больно пнула ее по ноге под столом.

– Согласна, черт возьми! Давайте ваши бумаги! Подпишем и пошли отсюда. – Лине не нравился этот высокомерный тип.

Тадеуш открыл папку и достал красивые глянцевые листы, вверху на каждом документе красовался герб виде черного льва, готовящегося к прыжку.

– Где подписать? – Грубо спросила Лина, но Тадеуш и глазом не моргнул. Он профессиональным жестом поставил две "птички" напротив пробелов для подписи. Лина быстро подписалась, закурила сигарету, Тадеуш подвинул бумаги к Рите.

– Теперь вы.

Рита в отличии от Лины, внимательно прочла бумаги несколько раз и с упоением поставила свою подпись рядом с кругленькой суммой. Даже не взглянув на их подписи, адвокат, а он, несомненно, был адвокатом, сунул бумаги обратно в папки. Затем протянул большой серебристо-серый чек, на котором тоже в углу красовался герб со львом.

– Спасибо, а теперь вынужден откланяться. Маргарита Ивановна, мне нужны ключи от галереи мои люди сегодня вынесут экспонаты. Кстати, вы уверенны насчет последней картины?

– Уверенна! – отрезала Лина.

– Что ж дело ваше. Кстати, за ваш ужин уплачено, вы можете заказывать, что угодно и наслаждаться вечером.

Он откланялся и словно исчез в полумраке. Ритка завизжала как безумная и чуть не удавила Сашку, который сидел отчего-то совершенно хмурый.

– Линка, я верно выбрала себе подругу… ну ни фига себе сделка, у меня от клиентов отбоя не будет. Вы чего хмурые такие?

– Не нравится мне все это. Странно сто тысяч евро. Ты конечно, Линка, не обижайся, но за картины художников, гораздо более маститых, чем ты, не платят и четвертой части этой суммы.

– Но-но потише! Линка – талантище, просто ты этого не замечаешь.

– А мне жалко картин, где я их теперь увижу и что с ними будет… В них частичка меня самой, моей души. А теперь они исчезнут навсегда.

– Да ну тебя, рыжая, новые нарисуешь. Перестань…

В этот момент подошел официант, в руках у него была изящная вазочка в которой красовались цветы. Он протянул вазу Лине и удалился. Девушка взяла цветы в руки и в удивлении замерла. В вазе были кувшинки, не простые с какого-нибудь болота, а те самые… с "мертвого" озера. Её руки задрожали.

– Что это? – В один голос спросили Сашка и Ритка, видя ее странную реакцию.

– Кувшинки – пробормотала Лина – эй, официант!

Парнишка появился тут же, как из-под земли.

– Кто… кто мне передал эти цветы?

– Господин вон за тем столиком. Лина обернулась, и ее словно током ударило, Влад Воронов вежливо ей кивнул с соседнего столика. Едва она успела опомниться, а он уже шел к ним. Мужчина двигался медленно, лениво и грациозно, он одет в спортивно-элегантный костюм, опять от "Версаче", черного цвета с серебристым отливом. Под пиджаком красовалась темно-бордовая рубашка. Изысканный стиль, такой можно увидеть в каталогах дорогой одежды самых крутых бутиков Европы. Длинные черные волосы приглажены назад и собраны в конский хвост. Сочные губы растянуты в соблазнительной улыбке. Она полетела в пропасть, сердце отсчитывало его шаги и казалось, время остановилось. Он был невыносимо красив, только такое описание соответствовало правде. Такая красота не могла быть реальной, ничего прекрасней она не встречала в своей жизни. Ее дыхание сбилось и она набрала побольше воздуха, что бы не задохнуться. Мужчина остановился возле них и вежливо поздоровался. Лина бросила взгляд на Риту, та застыла с открытым ртом, а Сашка поднялся и пожал Владу руку.

– Ангелина Дмитриевна, очень рад вас видеть!

Девушка с трудом справилась с оцепенением и тоже поздоровалась. Влад взял ее руку и поднес к губам, прежде чем поцеловать ее запястье, он снова посмотрел на нее, и она с удивлением отметила, что сейчас его глаза светло-карие и прозрачные. От прикосновения его прохладных губ она задрожала всем телом.

– Не представите меня своим друзьям? – спросил Воронов, не сводя с нее глаз. – Вы очаровательны сегодня, Лина.

– Да, конечно, простите. Это – Рита, моя лучшая подруга и мой агент, а это Саша – мой друг детства и коллега по работе.

– Влад Воронов, знакомый Лины.

– Лина, как ты могла так мало рассказывать мне о своем знакомом? – Рита с упреком посмотрела на подругу.

– Мы почти не знакомы, виделись всего один раз. – Отрезала девушка и зло посмотрела на Ритку, но та казалось, словно загипнотизированная, смотрела на Влада.

– Верно, мы почти не знакомы, но у нас будет время пообщаться, если не возражаете, провести вечер в моей компании.

"Возражаю, я категорически против, еще пару минут возле него и уже сегодня вечером я готова буду ему отдаться в туалете этого ресторана."

– Конечно, мы не против. – Проворковала Рита и Лина послала ей уничтожающий взгляд.

Влад сел за их столик, заказал официанту виски и вновь посмотрел на Лину, у нее опять пересохло во рту, щеки зарделись. Влад что-то рассказывал и вел непринужденную беседу с ее друзьями, он был очень начитан, остроумен. Казалось, он знает обо всем на свете. С Ритой он обсудил самых модных дизайнеров Украины, а с Сашей знаменитых баскетболистов и последний матч, который должен был состояться завтра вечером. Лина. единственная с кем он не поддерживал беседу, но все время смотрел на нее и улыбался своей проклятой улыбкой, которая лишала ее силы воли. Девушка, что есть мочи, сопротивлялась его обаянию, стараясь не смотреть ему в глаза, вообще поменьше на него глазеть. Но он словно магнит притягивал ее взгляд и внимание. Внезапно он произнес, обращаясь именно к ней:

– Вы слышите, какая чудесная музыка сейчас заиграла? Идемте, потанцуем – предложение было столь неожиданным, что Лина поперхнулась шампанским.

– Саш, пошли и мы тоже, немного подвигаемся, ты не против?

Сашка был против. Точнее не против танца с Ритой, а против того, что бы Лина ушла с незнакомцем, это явно читалось на его лице. Он встретился взглядом с Владом, и Лина не поверила своим ушам:

– Я с удовольствием потанцую с тобой, Ритуля. Подруга засияла от счастья, и они ушли в круг танцующих пар.

– Ну, так как? Вы согласны подарить мне этот танец?

Он протянул ей руку, и она была не в силах противостоять его обаянию. Они вышли в залу, к другим танцующим. Влад нежно привлек ее к себе, положил руку ей на талию, она впервые оказалась к нему так близко, что видела его глаза прямо перед собой.

– Теперь, когда мы одни, скажите, вы наверное очень злитесь на меня?

– Вовсе нет, у меня в тот вечер хватало своих дел, я даже забыла о нашей встрече.

От нее не укрылось, как погрустнели его глаза и нахмурились брови. "Так тебе и надо, один:один."

– В самом деле? Я мечтал об этом вечере целый день, и очень переживал, что не смог с вами встретится.

– Если вы так переживали, отчего не позвонили? – Съязвила Лина.

– Значит, вы все же злитесь? Я не мог позвонить, поверьте, в тот вечер произошли очень важные события, которые помешали мне с вами связаться.

– Вы, имеете в виду тех мальчиков?

На мгновение его зрачки сузились, но всего лишь на мгновение.

– Да, несомненно, мы бросили все силы на поиски диких зверей, и я забыл свой мобильник дома. Вы даже не представляете, как я себя за это проклинал.

– Ну что вы! – внезапно ей стало очень стыдно за свои обиды, он спасал свой город, а она была озабочена лишь собственными переживаниями. Там люди гибли, а она думала только о себе.

– Вам здесь нравится? – спросил он, ни на секунду не отпуская ее взгляд.

– Очень, совершенно волшебное место. Откуда вы о нем знали? Ведь вы здесь впервые?

– Почему вы решили, что впервые? Этот ресторан принадлежит мне.

Лина вздрогнула от неожиданности.

– Вам?

– Да, мне, почему вы так удивились?

– Мне помнится, вы говорили за столом… что впервые приехали в наш город.

– Верно, я купил этот ресторан вчера.

Лина остановилась посреди танца, известие было поистине шокирующим.

– Я не знала, что вы ведете ресторанный бизнес.

– Я в этом полный новичок, но думаю, что у меня получится.

Внезапно ей захотелось у него спросить насчет таинственного покупателя.

– О, возможно, вы знаете, кто пригласил нас сюда? Это очень загадочный человек, он даже не назвал своего имени, вы мне оказали бы незаменимую услугу, если бы помогли узнать кто он.

– Вы так жаждете это узнать?

– Очень, этот человек заключил с моим агентом потрясающую сделку, он купил все мои картины, мне ужасно любопытно кто он и…

– Не все, одну вы ему все же не продали.

Лина вновь остановилась и в недоумении посмотрела на Влада, озарение вспыхнуло у нее в голове как вспышка молнии.

– Откуда вы… о господи, это же вы! Как я сразу не догадалась, это вы купили все мои картины, это вы пригласили меня в этот ресторан. Что, черт возьми, все это значит?

В этот момент его обаяние утратило над ней свою силу. Она разозлилась на него, за то, что он дал ей почувствовать себя полной дурой. За то, что не рассказал все сразу, как только подошел к их столику. Играл с ней в какую-то непонятную игру, в "кошки-мышки".

– Это значит, что мне очень нравятся ваши картины.

– Черта с два они вам нравятся, вы их ни разу не видели! Зачем вы их купили? Показать какой вы щедрый?

Влад в недоумении смотрел на ее разъяренное личико.

– А что в этом такого? Я узнал о продаже ваших картин и выкупил их, на моем месте мог быть кто угодно.

– Нет, не мог быть, я не настолько хорошо рисую, что бы моя мазня, расходилась за такие деньги! Какого черта вам от меня надо? Что за игру вы ведете со мной?

– Мне ничего от вас не нужно, Ангелина, не понимаю, почему вы злитесь? Нет никакой игры, что за интриги вам мерещатся? Я – просто покупатель, поклонник вашего таланта!

Она не просто злилась, она негодовала, ей казалось, что ее намеренно унизили.

– Вы думаете, что меня можно купить? Вот всем этим? Так вот, я расторгаю нашу сделку, и немедленно хочу вернуть свои картины обратно. Слышите, верните мне мои картины сейчас же! Позвоните вашему роботу-адвокату, пусть тащит все назад.

– Это невозможно! – Невозмутимо ответил Влад и снова закружил ее в танце.

– Это почему же? – Лина неловко наступила ему на ногу и остановилась.

– Ваши картины в этот момент летят в Румынию, в мой дом на озере, я смогу вам их вернуть только через неделю. Когда вновь окажусь у себя на дома. А теперь мы можем продолжить танец?

– Нет – девушка высвободилась из его объятий и пошла к столику, тщетно поискала глазами Риту с Сашкой.

– Почему вы так сердитесь на меня?

Лина подпрыгнула от неожиданности, его голос раздался в миллиметре от ее уха. Она обернулась.

– Потому что вы все сделали тайно, неужели вы не могли об этом поговорить со мной, к тому же мне не ясны ваши мотивы.

Внезапно он взял ее за руки, и по ее телу пробежал электрический разряд. Его глаза такие нежные и спокойные, он смотрит на нее без малейшего раздражения. "Что за толстокожий тип, мог бы и разозлиться" – подумала Лина.

– Но почему тайно, я собирался вам рассказать все это сегодня, для этого я вас пригласил. У меня нет никаких мотивов, мне, в самом деле, очень понравились ваши картины, я их видел вчера ночью. Подкупил сторожа, и посмотрел. Мне захотелось, что бы они стали моими. Вот и все, никаких тайн, если вы желаете расторгнуть сделку, пожалуйста – это ваше право. Хотя, ваш агент уже официально закрыла выставку.

Постепенно ее ярость сменялась чувством растерянности, он выводил ее из равновесия, ей не нравилось то, как этот мужчина на нее действовал. Для него она очередная игрушка, а вот ее эти отношения сломают. Наверняка он видел свой портрет и бог знает, что он там о ней подумал. От таких "плейбоев", как он, нужно бежать без оглядки. Он ей совсем не по зубам, прочь из этого места немедленно.

– Хорошо, простите, я погорячилась, я рада, что вам понравились мои картины, а теперь позвольте мне уйти. Я не буду расторгать нашу сделку, но впредь знайте, что с людьми так не поступают. Передайте, пожалуйста, моим друзьям, что я плохо себя чувствую и поэтому уехала.

Он казалось, совсем не удивился, лишь кивнул головой, видно было, что Влад растерян, он сделал последнюю попытку исправить положение.

– Позвольте, я провожу вас до машины.

– Не стоит, я сама прекрасно с этим справлюсь. Прощайте.

9 Глава „ Нападение“

Лина с наслаждением вдохнула кислород всей грудью, легкий летний ветерок подул ей в лицо. Она остановилась на ступеньках, ведущих на центральную улицу. Сердце билось так быстро, словно после хорошей пробежки. "Ну и какого черта я все это ему выдала? Выставила себя полной дурой, к тому же неуравновешенной". Теперь она жалела обо всем, что сказала Владу. Каждое ее слово выглядело глупым и абсурдным, словно речь психопатки. Лина порылась в сумочке в поисках ключей от машины и пачки сигарет, с трудом нашла зажигалку. "Да уж поистине по сравнению с женской сумочкой, бермудский треугольник просто отдыхает" – она подкурила свой неизменный "пал-мел", и направилась на соседнюю улицу, где оставила машину. Довольно безлюдно для вечера пятницы, обычно на Крещатике в этом время народу туча. А сейчас все словно вымерло, в узеньком переулке, которого не коснулись колоссальные изменения с новостройками, модными магазинами и барами в центре, мигал всего лишь один старый фонарь, с трудом освещая маленький квадратик асфальта. Эхом отдавался стук ее высоких каблуков. "В этой темени еще б машину найти." – Лина вглядывалась в припаркованные автомобили, фонарь предательски погас и снова зажегся. Вдруг девушке показалось, что сбоку мелькнула чья-то тень, она резко обернулась – пусто, лишь легкая дымка тумана струится между деревьями. С тихим шорохом, что-то проскользнуло теперь сзади нее. Она обернулась, и снова никого. Из подворотни выскочил черный кот и с пронзительным мяуканьем пронесся у нее под ногами. Ей почудилось, что сзади кто-то идет, тихо и медленно, словно крадучись. Сердце тревожно екнуло, и холодком обдало голую спину.

– Эй! Кто там? – крикнула Лина в темноту, а в ответ только эхо от ее голоса и затем гробовая тишина. Фонарь начал предательски мигать, а между крышами домов заклубился невесть откуда взявшийся туман. Паника поднималась медленно из глубины подсознания, подкрадываясь по спине к затылку. Кот в подворотне громко зашипел на кого-то, Лина снова обернулась, и ее сердце зашлось от страха. Огромная черная тень следовала за ней по-пятам, девушка ускорила шаг, снова обернулась… Никого. Боковым зрением она заметила неясное движение у машин, повернула голову и вновь увидела силуэт мужчины во всем черном, теперь он был довольно близко. Лина побежала вперед щелкнула пультом сигнализации машины, но та не пикнула ей в ответ. "Черт, по-моему, я свернула не туда, господи, куда бежать?" – страх сковал все ее существо, она лихорадочно оборачивалась из стороны в сторону, в поисках преследователя, но фонарь снова погас и теперь она ничего не видела. Девушка лишь слышала собственное, тяжелое дыхание и биение своего сердца. Снова шорох, сбоку… потом сзади, совсем рядом, девушка хотела закричать, но как в самом страшном кошмаре из горла не вырвалось ни звука. Она попятилась назад, пока не наткнулась на холодную каменную стену. В этот момент чьи-то ледяные руки схватили ее за горло и принялись сдавливать все сильней и сильней, она задыхалась, пыталась сопротивляться, или рассмотреть своего мучителя, но в глазах потемнело, заплясали разноцветные точки. Дикий ужас сковал все тело, руки хватали черную пустоту, в ушах шумело, она, словно сражалась с самой смертью, в кромешной тьме и гробовой тишине. Вдруг послышался звук удара, ледяные руки разомкнулись. Она закашлялась, прижала пальцы к горлу, с глаз покатились слезы боли и страха. Вновь зажегся фонарь, девушка села на землю, ноги отказывались ее держать, колени дрожали. Совсем рядом слышались звуки борьбы, но она не видела дерущихся, лишь шум, возню и опять глухие удары. Где-то разбилось стекло, ей удалось различить два силуэта, постоянно мелькающих вдали, но никак не попадающих под тусклое освещение фонаря. Наконец сквозь слезы, струящиеся из глаз, она увидела, что один из мужчин был во всем черном, а на другом ярким пятном маячила бордовая рубашка. "Это Влад, господи, это же Влад! Нужно помочь ему, нужно вызвать милицию!" – Лина лихорадочно перевернула все содержимое сумки в поисках мобильника, не спуская глаз с бордовой рубашки. Проклятый сотовый затерялся в недрах ее сумки безвозвратно, наконец-то она нащупала гладкую поверхность мобильника, и замерла не в силах пошевелиться от увиденного. Противник бросился на Влада с чем-то острым в руке, намереваясь вонзить ему это, прямо в сердце. Но Воронов ловко увернулся и оружие, по самую рукоятку, вошло к нему в бок. Лина громко закричала, вскочила на ноги, ужас сковал льдом все ее тело, ей захотелось броситься к ним, но какая-то странная сила пригвоздила ее к земле, не позволяя сдвинуться с места. К ее огромному удивлению Влад вытащил кинжал из своего тела, снова бросился на противника, словно ему только что не нанесли смертельную рану, а просто оцарапали. Девушка открыла сотовый, но тут же поняла, что связь в этом месте полностью отсутствует. В этот момент Влад высоко подпрыгнул в воздухе, словно в замедленной съемке, в его руке мелькнул все тот же кинжал, он силой вонзил его в грудь противника. Оба замерли, мужчина захрипел, что-то сказал Владу, а затем обмяк у него в руках. Воронов с пренебрежением отшвырнул его в сторону.

– Влад! – Лина закричала так громко, что от собственного крика у нее заложило уши. Ноги снова начали слушаться, и она побежала навстречу своему спасителю. Слезы беспрерывно катились из глаз, он шел ей на встречу и когда девушка, наконец-то приблизилась, легко подхватил ее на руки и прижал к груди. – Влад! Влад!… Кто это был? Кто? Он напал… я шла… а потом…

– Тссс… тихо, все хорошо, все будет хорошо Она судорожно вцепилась руками в его шею, дрожа всем телом и беспрерывно всхлипывая. Мужчина куда-то ее нес, а она громко плакала, спрятав лицо у него на груди. Где-то рядом пикнула сигнализация авто, а потом Влад, с легкостью удерживая ее одной рукой, открыл дверцу своей машины и посадил на переднее сиденье. Он прикрыл ее пиджаком и захлопнул дверь. Она прижала руки к лицу, вытирая слезы и силясь прийти в себя. Бросила взгляд на Влада, тот говорил по мобильнику, и она слышала обрывки фраз.

– Немедленно… сброшу смской… чистильщик… нужно убрать…

В голове шумело, нестерпимо болело горло, к нему невозможно было прикоснуться, какая же она беспечная дурочка, ведь этот тип из подворотни мог ее убить. Наверняка Влад вызывает милицию, и нужно будет дождаться патрульной машины. Словно в ответ на ее слова Воронов сел рядом с ней на место водителя.

– Вы как? – тихо спросил он.

– Бывало лучше, – ответила Лина и с благодарностью посмотрела на него. Его взгляд был непроницаем, зрачки снова стали черными как ночь, а челюсти сжаты. Он все еще не успокоился. – А что с тем… с тем человеком? – Дрожащим голосом спросила Лина.

– Он мертв – совершенно бесстрастно ответил Влад и вновь посмотрел на девушку, словно пытаясь прочесть ее мысли – Я убил его!

Лина прижала руки к груди, это все из-за нее, она просто беспечная дура, а теперь Владу нужно будет с этим жить дальше… Господи, произошло убийство. Да что она сидит и жалеет себя, нужно хоть что-то сказать, человеку, который ради нее рисковал своей жизнью.

– Вы спасли меня – прошептала она – если бы не вы…

На мгновение его черты смягчились, он улыбнулся ей, и сердце уже по-знакомому подпрыгнуло в груди.

– Мы ждем милицию? – спросила девушка.

– Нет, с милицией поговорим в другой раз, я отвезу вас к себе, не хочу, что бы вы оставались одна.

– А как же тот человек?

– Им займутся мои люди, а с милицией будет говорить мой адвокат, оставьте это мне, хорошо? Давайте уедем отсюда!

Мысль о том, что им придется остаться наедине, показалась ей невыносимой. Тем более Лине ужасно хотелось выпить какое-нибудь успокоительное и принять душ.

– Нет, я хочу домой, пожалуйста, мне нужно сейчас побыть одной.

Он быстро посмотрел на нее, и глаза его гневно блеснули.

– Это плохая идея, повторяю еще раз, вам нельзя оставаться одной. Вы знаете, кто на вас напал?

Она отрицательно покачала головой.

– Нннет, скорей всего маньяк или просто насильник… и…

– Вы журналистка, вы могли кому-то перейти дорогу, об этом вы не думали? Если это не насильник? Не маньяк? Вы можете быть уверенной, что к вам не придут снова?

Об этом она не подумала, а что если он прав? Что если ее заказали как многих ее коллег, чьими траурными фото пестреет иногда сводки новостей? Страх снова вернулся и впился клещами в ее сердце.

– У вас есть мокрые салфетки? – Спросила Лина. Он удивленно на нее посмотрел. – Моя косметика наверняка размазалась. Влад усмехнулся, протянул руку к кнопке на приборной панели и включил в салоне автомобиля свет. Взгляд Лины привлекло темное пятно на его рубашке, в голове промелькнуло видение, как кинжал входит в кожу по самую рукоятку. Он же ранен, вся его рубашка залита кровью, видно даже прорезь от лезвия на боку.

– О господи, вы истекаете кровью! Вы ранены! Вам нужно в больницу!

Она протянула руку, что бы дотронуться до него, но он резко перехватил ее запястья. Его руки были прохладными и очень сильными. Там где его кожа касалась ее, пробежал электрический заряд, невидимый, но ощутимый ими обоими.

– Я не ранен, со мной все в порядке!

– У вас вся рубашка в крови, я видела, как он вонзил кинжал, дайте посмотреть, я окончила курсы первой помощи… и… я…

– Нет! – Его голос стал металлическим, тон не терпел возражений. – Я сказал, что со мной все в порядке, я не ранен, это кровь того типа.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю