332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ульяна Соболева » Любовь за гранью (СИ) » Текст книги (страница 12)
Любовь за гранью (СИ)
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:28

Текст книги "Любовь за гранью (СИ)"


Автор книги: Ульяна Соболева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Что?

– Поцелуй меня, пожалуйста. Его глаза вспыхнули, и от этого огня у нее дух захватило. Его губы осторожно коснулись ее губ. Сердце подпрыгнуло и перестало биться, затем с силой набрало обороты. Электрический разряд прошел по всему ее телу. Она пыталась не дышать, чтобы не спугнуть чудесный миг. Но как же сильно хотелось большего, тело пылало. Она напряглась, чувствуя как жар, словно плавленая ртуть обжигает вены желанием. Лина подалась вперед и жадно, ненасытно впилась в его рот, удивляясь собственной смелости. Почувствовала прохладную влажность его губ, их языки встретились, и она громко застонала. Влад приподнял девушку за талию, и через мгновение она уже сидела на краешке стола. Лина уже не думала какой пытке подвергает его, забыв с каким трудом дается ему эта ласка и как опасно возбуждать его желание. Чувства зашкаливали с такой силой, что казалось тело вот-вот взорвется от его прикосновений. Ей уже было все равно, хотелось отдать всю себя без остатка. Все обострялось от чувства опасности. Лина подалась вперед, оплетая его бедра ногами. Его ладони скользнули по ее обнаженным ногам, и там где их кожа соприкасалась, вспыхивали маленькие электрические разряды. Безумные волны примитивного желания прокатились по ее венам. Страсть ослепила ее, она изогнулась ему навстречу, запрокинула голову, побуждая к более активным действиям. "Да! Здесь! Сейчас! Немедленно!" Ее глаза закрылись, она дрожала. Огонь внизу живота жег невыносимо. Ей хотелось кричать, извиваться, стонать. Накал возбуждения достиг своего пика, одно прикосновение к ее разгоряченной плоти и она взорвется на мириады сверкающих осколков. Лина услышала хриплый стон, больше похожий на рычание, и вдруг почувствовала, как воздух со свистом рассекло быстрое движение, словно что-то вихрем пронеслось рядом с ней. Лина открыла глаза – он исчез. Она осмотрелась по сторонам и заметила Влада на другом конце кухни. Он стоял к ней спиной, со сжатыми кулаками. Ей захотелось броситься к нему, но он предупредил ее желание предостерегающим жестом руки.

– Не приближайся! Не сейчас! Твой запах. Он такой острый и пряный, он пьянит меня, я должен успокоиться.

Щеки девушки вспыхнули, от него не укрылись физиологические изменения в ее теле, вызванные плотским желанием. От нее пахло возбужденной женщиной, самкой пустившей соки от предвкушения близости и готовой к нему. Ей стало неловко, как много всего он может чувствовать? Слышать? Видеть?

– Прости, я вела себя глупо.

Он тяжело вздохнул.

– Ты не виновата, перестань корить себя, мне просто нужно время. Очень много времени. Все нужно делать постепенно. Мы торопимся, зверь должен привыкнуть к любимому аромату.

– Ты не злишься? – Спросила она тихо.

– Злюсь. На себя. Еще б немного и… когда я увидел твое горло, с пульсирующей венкой на нем, огонь обжег мое нёбо. Желание было так велико… желание выпить тебя всю. Проклятье!

– Но ты сдержался, а значит все хорошо. – Попыталась его успокоить Лина.

Внезапно он посмотрел в сторону окна, его ноздри затрепетали.

– Через пару минут здесь будут гости. Думаю, тебе стоит переодеться. Лина с недоверием посмотрела на него. – Может мне исчезнуть? Если ты не готова к тому чтобы меня здесь увидели.

– Нет! Пусть все знают, какой у меня чудесный повар.

Она улыбнулась, желая разрядить обстановку, но он оставался серьезным и снова в его больших карих глазах отразилось немыслимое страдание.

Едва она успела застегнуть молнию на джинсах, как с улицы позвонили. Девушка сбежала по лестнице и распахнула дверь. На пороге стояли Ритка с Сашей. Лина растерялась, его она совсем не ожидала. "Но почему именно сейчас?" – с раздражением подумала она.

– Привет,– Рита прошла в дом, а Саша за ней – чего это у тебя такой удивленный вид? Не ждала?

– Не очень – ответила Лина и захлопнула за ними дверь.

– О, да в этом доме пахнет обедом, что за праздник? Что готовим? – Сашка подмигнул девушке, а Рита схватила Лину за руку и внимательно на нее посмотрела. От подруги не укрылось смущение девушки.

С кухни вышел Влад и Саша застыл как вкопанный. Ритка испустила вздох удивления.

– Так ты не одна? – Ее глаза испепеляли Лину, взгляд словно говорил: "Ну и почему я об этом не знаю?".

– Добрый день. – Мужчины пожали друг другу руки, а Ритыну Влад поднес к губам. – Вы вовремя, я как раз приготовил обед.

Брови подруги поползли вверх, еще немного и ее рот откроется от удивления. Сашка побледнел так сильно, что у Лины от жалости сжалось сердце. Когда-то она ему говорила: "В моем доме появится мужчина, только если я полюблю его". Видимо Саша мгновенно сделал выводы. Они прошли на кухню, Влад уже успел накрыть на стол.

– У вашей подруги – аскета, особо не было чем разжиться, так что обед скромный.

Лина виновато улыбнулась, села рядом с Владом.

– А мы вот решили сами к тебе прийти, твой телефон как всегда отключен. Саша сказал о том, что случилось вчера.

– Как там Миша? – Лина почувствовала, что краснеет от стыда. Как же она забыла про Мишу? Даже не позвонила другу.

– Миша в порядке, пару таблеток аспирина и будет в норме. Так как утюг и газ?

– Не поняла…

– Ты вчера сказала, что забыла выключить утюг. – Глаза Саши смотрели с укоризной, словно он уже уличил ее во лжи.

– Я ошиблась.

Друг так и не прикоснулся к еде, стучала только вилка Риты. Саша смотрел то на Лину то на Влада, прожигая их взглядом. Он чувствовал – что-то происходит. Лина ерзала на стуле от неловкости. Внезапно девушка почувствовала, как ладонь Влада легла ей на колено и тут же забыла обо всем. Он рядом, так близко, она накрыла рукой его руку и приятное тепло разлилось по всему телу. Но слова Риты вернули ее в прежнее беспокойное состояние:

– Лина, тебя Теплицкий искал. У вас там что-то в редакции произошло. Он просил, чтобы ты срочно перезвонила.

Лина извинилась перед гостями и побежала в комнату за сотовым. "Секретарша Семена, она ведь погибла вчера, а я так ничего ему не сказала, какой верх эгоизма!" – девушка достала мобильник из сумочки и набрала знакомый номер.

– Семен! Да, прости меня! Да, я слышала, мне так жаль, никто не заслуживает такую смерть. Не за этим? Я думала… Хорошо я понимаю, ты не можешь в данный момент говорить о Насте? Что? Сейчас?! Где? Хорошо я подъеду в редакцию. Ты там? Полчаса, не больше.

Что-то случилось, дело не только в смерти Насти, голос Теплицкого дрожал от волнения и он сказал, что это касается их всех. Да, смерть Насти – это ужасно, но вряд ли из-за этого будут срочно всех собирать в воскресенье. Лина вернулась на кухню, встретила взгляд Влада, нет сомнений, что он все слышал.

– Что-то случилось? – спросила Рита.

– Да, вчера погибла Настя, секретарша Теплицкого. Сгорела в своей машине.

– Ничего себе! – Сашка пораженный новостью смотрел на Лину.

– Но это не все! Семен хочет, чтобы мы с тобой немедленно приехали в редакцию. Он собирает всех на срочное совещание.

– В воскресенье?! – Удивилась Рита. Лина кивнула.

– Поехали, я с машиной. – Саша поднялся со стула.

– А я нет! – Ритка сердито на него посмотрела. – Ты забыл про меня? Мне нужно домой!

– Я отвезу тебя – сказал Влад, глядя на Лину. – А Александр подбросит Риту и приедет сам.

Сашка послал Владу уничтожающий взгляд, но тот, казалось не заметил.

– Да, Саш, будь другом, отвези Риту домой.

От Лины не укрылось Сашкино вырождение лица.

– Да, конечно – пойду подгоню машину. Твоя стоянка была занята – сказал он с упреком. – Увидимся в редакции. И ушел, не попрощавшись с Владом. Тот поднялся из-за стола.

– Лина, я подожду тебя на улице.

Как только мужчины ушли, Ритка бросилась к подруге.

– А ну-ка выкладывай, что он тут делает? Он здесь ночевал? – Лина кивнула, и ее щеки зарделись. – Ну ни фига себе? Ты разрешила ему остаться? Я в шоке.

– Я попросила его остаться… – прошептала Лина, зная что Влад слышит каждое их слово.

– Ну, и каков этот красавчик в постели?

– Рита! – Лина с упреком посмотрела на подругу.

– А что Рита? Если он у тебя ночевал, значит ЭТО было.

– Ничего не было.

– Да ладно тебе, от меня можешь не скрывать.

– Не было, я сказала! И точка! Я не буду сейчас об этом говорить!

– Но почему? Нас ведь никто не слышит!

Лина весело засмеялась, как же сильно Рита ошибается. Если бы она знала кто есть Влад, она бы все писала на бумажке.

– Не сейчас.

– Ну и черт с тобой, я тоже теперь буду скрытничать.

– Ритуля, милая, не обижайся, я сейчас волнуюсь, потом поговорим.

– Он тебе нравится?

– Очень. Он мне больше чем нравится. – Щеки Лины опять вспыхнули, а Ритка взвигнула от восторга.

– Я первый раз вижу тебя такой.

– Какой?

– Счастливой. По-моему ты влюбилась.

Лина не могла видеть, как улыбается Влад, щурясь от лучей ослепительного солнца.

17 Глава

1590 год. Россия. Великое Московское государство. Николас вернулся в свою обшарпанную каморку и со злостью пнул табурет ногой. Последняя надежда найти отца исчезла сегодня днем. Все эти пять лет поисков, скитаний, нужды – все пошло прахом. Из города в город, из деревни в деревню, перебирался он, не прекращая поиски. Иногда казалось, вот он близок к цели, теперь хоть что-то узнает. Но снова разочарование и дорога. Парень сел на тюфяк набитый соломой и обхватил голову руками. Куда теперь? Он добрался до Москвы, устроился в хороший дом помощником конюха. К самому Бельскому, знатному боярину. Снова все бросить и мчаться дальше? Как же его утомила эта погоня за призраком. Но он не мог перестать искать. Перед глазами стояло лицо матери, молодое, красивое. Он дал клятву, обещал, и будет искать дальше, даже если на это уйдет еще пять, десять лет. Для Московского княжества наступили тяжелые годы после смерти Ивана Грозного. Смутные времена. Войны, погромы, борьба за власть. За все это время Николас выучил русский язык, нравы и обычаи этой страны. В его речи сохранился легкий акцент и иногда люди принимали его за цыгана, а он не торопился их разубеждать. У Бельских один из самых богатых домов в Москве, Николасу чудом удалось попасть в услужение. Он надеялся, что это последнее его пристанище, ведь след отца вел прямо в Москву. Но словно злой рок преследовал его и мешал выполнить обещание. Николас достал из-за пазухи потрепанное письмо матери и в который раз перечитал его, хотя уже знал наизусть каждое слово.

– Эй, Николай, ну ка займись лошадьми гостей.

Парень спрятал письмо за пазуху и посмотрел на пришедшего. Федор, старший конюх, это он взял Николаса на работу. Пожалел парня. Они познакомились в харчевне, где Ника избили и украли все его жалкие пожитки. Правда Федор так и не поверил, что Ник не цыган, а историю о его скитаниях назвал сказкой. На работу, правда, взял – и на том спасибо.

– По что расселся?! Давай, барин ждут! Граф заморский пожаловали, видный гость…

Николас пошел за Федором, не смел перечить спасителю, а тот всегда и при каждом удобном случае напоминал парню, кому он обязан куском хлеба. У ворот стояла карета инструктированная золотом. Тройка вороных лошадей переминается на длинных стройных ногах. Николай должен распрячь коней, напоить, накормить, почистить. Он обернулся в сторону дома, барин и гость радушно обнимались. Николас присмотрелся к графу – высокий, худой в модной иностранной одежде, явно несметно богат. В этот момент гость обернулся и Николас вздрогнул, лицо графа показалось ему смутно знакомым. Синие глаза скользнули по парню без особого интереса и он прошел в дом.

– Что стал как пень? Работай! – Федор пнул Николаса локтем в бок. – Ишь, рот раззявил! Нечего на хозяев пялиться! Глаза до долу должны быть, как и положено отроку.

– Кто он? Гость этот?

– Тебе-то что? Можно подумать видел его? Откуда тебе, цыганскому отродью, заморских господ знать?

Николас сдержался чтобы не нагрубить и снова спросил.

– Ты же все знаешь, Федор, неужели гостей барина не припоминаешь?

– Еще чего! Память у меня знатная! Самуил… Мок… Моку… А вот, Самуил Мокану. Давно его у нас не было. Видать только из-за границы вернулся.

Николас ничем не выдал своего восторга, лишь его ярко-синие глаза заблестели по-иному. Он принялся рьяно за работу. Свершилось. Тот, кого он так долго искал всего в нескольких шагах от него. Сердце колотилось с бешеной силой, кровь бросилась ему в лицо. Самуил Мокану – его отец.

2010 год. Украина. Киев. Николай прошелся по новой квартире – пентхазу, обследовал комнату за комнатой и утвердительно кивнул секретарю. Тот взял под руку маклера и вывел в другую комнату. Николай подошел к огромному окну с жалюзями во всю величину. Поднять их он не мог – сегодня слишком солнечная погода. Скоро все изменится. Изменится его опостылевшая жизнь, в постоянном мраке. Сколько столетий он видел солнце лишь в своих снах. Иван принес лист бумаги на подпись, Ник размашисто начертил свое имя.

– Маклера не трогать, мы не за этим здесь – сказал он заметив горящие глаза Ивана.

Секретарь и по совместительству слуга, коротко кивнул и вышел. Николай сел в кресло провел рукой по кожаной обивке. Он любил роскошь, любил с тех пор как узнал вкус денег он. Он, когда-то нищий румынский мальчишка, который всю свою человеческую жизнь провел впроголодь. Став вампиром, он восполнил эти пробелы сполна. Слишком быстро он понял, как легко добыть желаемое золото, способности его новой сущности позволили быстро нажить состояние. Все это время он пытался доказать отцу, что достоин его. Хотя тщетно, за все пятьсот лет Ник так и не отдал Самуилу письмо матери. Не смог он. Не желал. Вначале хотел, чтобы отец им гордился, приблизил к себе и лишь потом… но этого так и не произошло, для Самуила он всегда был пешкой, прислужником, низшей расой. Ему поручались самые грязные делишки, с его мнением никто не считался, а потом появился Влад, будь он проклят, и отец всю любовь отдал этому выскочке и подлизе. Злость и желание стереть их обоих в порошок стало смыслом его вечной жизни. Николай отделился от клана Черных Львов и построил свою кровавую империю. Больше папочка ему не указ, это его жизнь и он построит ее так, как считает нужным. Возьмет силой то, что принадлежит ему по праву. Одного он не понимал, почему Влад пользовался такой безграничной властью над Самуилом. Иногда соблазн рассказать отцу правду был столь велик, что Ник с трудом сдерживал себя. Но он не хотел, чтобы тот узнал, как долго он его искал, как мечтал стать любимым сыном, как гордился великим отцом. Как отказался от человеческой жизни лишь бы приблизиться к папочке – вампиру. Нет, Самуил не узнает об этом, велика честь. Хотя, возможно, перед тем как Ник вонзит кол в его сердце, он прочтет ему письмо матери. Скоро настанет этот миг. Очень скоро. Николай потрогал внутренний карман кожаного пиджака, в котором лежал старенький потрепанный пергамент, гревший его грешную, пропащую душу день за днем. Интересно, как отреагировал бы отец, узнай, что жуткий убийца, неуправляемый монстр – его сын? Эту карту он прибережет напоследок. Николай набрал номер Гунари, поставил громкую связь.

– Как там наши дела, дорогой?

– Николас, все отлично. Газета полностью разорилась, я уже выкупил ее от твоего имени. Думаю, сегодня же главный редактор всех соберет на срочное совещание.

– Только ты мог все это так быстро провернуть. – Николай удовлетворенно улыбнулся. – Ну, так, долг платежом красит.

– Спасибо, дорогой. Обращайся, если что.

Николай позвал слугу. Иван появился через мгновение.

– Позвонишь Теплицкому от моего имени, и скажешь, пусть будет готов к официальной вечеринке в мою честь. Да, узнай какой из ночных баров, тут считается крутым. Закажешь там места для всего коллектива на вторник. А теперь съезди в магазин сувениров и купи мне около двадцати безделушек из них пятнадцать для женщин. Иван без вопросов удалился, а Николай лег на диван и закрыл глаза…

1590 год. Московское княжество. Николас переминался с ноги на ногу возле покоев княжны Нельской, не решаясь войти, несмотря на приглашение. Наконец-то из-за двери показалась мордашка служанки, которая жестом пригласила его войти. Парень нерешительно переступил порог спальни. Княжна полулежала на кушетке и пила из бокала красную жидкость. Наверняка какое-то заморское вино. С Ириной Николас познакомился у Бельских, она пришла на конюшню осмотреть лошадей барина и узрела красивого юношу. Княжна показалась Николасу самой прекрасной из когда либо увиденных им женщин. Она была подругой Самуила, а соответственно могла помочь ему встретится с отцом. В дом румынского графа было невозможно проникнуть, как только Николас не пытался. После этого юноша не раз видел княжну в гостях у хозяина. Она всегда приветливо с ним здоровалась, а иногда даже болтала, при встрече, уделяя больше внимания чем положено знатной барыне. В один из таких дней Ирина узнала, что парень страстно жаждет поговорить с Самуилом, она обещала помочь ему в этом. Сегодня ее служанка передала ему записку в которой говорилось, что Ирина ждет юношу у себя. Как любой, пусть и молодой мужчина, Николас чувствовал, что нравится княжне. Юная кровь бурлила, и свидание с красавицей волновало до безумия. И вот она перед ним, увидев, что на ней прозрачные одежды, юноша смутился, его щеки запылали.

– Поди сюда, Николай, присядь рядом.

Парень сел на краешек кресла возле красавицы, украдкой рассматривая соблазнительные формы под сорочкой. Она протянула божественно прекрасную руку, и снедаемый страстью юноша упал на колени, прижался к ней губами. Княжна засмеялась гортанным смехом, от которого у юноши мурашки пошли по телу. Она притянула Николаса к себе и поцеловала в губы. Голова юноши закружилась, молодая кровь взбурлила. Он осмелел, жарко целуя бесстыдную красавицу. После бурной ночи любви Николас рассказал женщине о своей тайне. Ему казалось, он любим, и безумно влюблен. Как же горько он ошибался. Уже на следующую ночь Ирина вновь позвала его к себе. Опять страстные объятия и жаркие поцелуи. Николас чувствовал себя счастливчиком, вдруг в самый острый момент наслаждения он почувствовал как что-то больно впивается ему в горло. Он был не в силах даже закричать, волна экстаза накрыла его с головой, а потом он потерял сознание. Когда юноша пришел в себя, был уже утро. Он сполз с постели, голова раскалывалась на части, тело ломило как во время тяжелой болезни. Женщины в комнате не было. Николас, шатаясь прошел к окну и вдруг закричал от боли, не сразу сообразив, что именно причинило ему такие страдания. Но уже сделав следующий шаг, с ужасом обнаружил, что там где солнечный луч касается его кожи, образуется дымящийся ожог. Парень с диким криком отпрыгнул в середину комнаты и забился в угол постели. Горло жгло как раскаленным железом, нестерпимо болели десны. А еще его мучил голод, неясный смутный, первобытный. Так он просидел пока солнце не закатилось за горизонт, когда лучи света совершенно исчезли, он, наконец-то решился пройти к окну. Как только Николас встал с постели, в комнате появилась Ирина. Прекрасная и свежая. Парень с воплем бросился к ней, но она с такой силой отшвырнула его в сторону, что он перелетел через всю спальню.

– Успокойся Ник. – Сказала спокойно женщина и села в кресло.

– Что ты сделала со мной? Что происходит? Почему мне так плохо? – Юноша трясся как в лихорадке.

– Ты просто превращаешься – княжна пожала плечами.

– Превращаюсь?! – Вскрикнул Николас. – В кого я могу превратиться?

– В вампира. – Как ни в чем ни бывало ответила Ирина и засмеялась.

– Нет, я… не понимаю…

– Я обратила тебя. Что тут не понятного. Я – вампир и твой папочка тоже. Вот будет потеха, когда он узнает, что его сыночек один из Гиен. – И она снова захохотала.

Ирина, достойная дочь своего племени. Она научила его всему, всему, что знала сама. Его перерождение благодаря ей, прошло почти безболезненно. А ночами она утешала его, отдавая свое прекрасное тело. Спустя пару месяцев Николай убил ее, ловко замел все следы. Когда узнал, что она использовала его, ради мести Самуилу, отвергшему ее когда-то. Какая ирония обратить сына самого короля в одного из Гиен. Она думала, что Ник ее козырь и поплатилась за это. Любовник со спокойной улыбкой вонзил кол в ее сердце, а потом сжег тело и развеял пепел. С тех пор Николай всегда избавлялся от тех, кто мешал ему достичь заветной цели.

Николай очнулся от воспоминаний, когда зазвонил его мобильный.

– Магда. – Он с раздражением поморщился. – Я же сказал, что позвоню, когда все улажу. Все продвигается просто отлично. Нет! У меня еще ничего нет! Скоро будет! Послушай, не зли меня вопросами! Я работаю над этим.

Он с раздражением захлопнул крышку мобильного. Эта наглая стерва начала его бесить, как только все закончится, он избавится от нее, как и от Ирины. Как он мог увлечься этой корыстной лицемеркой, которая подставила его самым подлым образом. Злость закипала все сильнее и он почувствовал непреодолимое чувство голода. Нужно срочно отправиться на поиски еды. Ему нужна свежая, теплая жертва, а не холодная кровь из донорских пакетиков. А еще хорошая сексуальная разрядка. Он знал, где все это с легкостью можно получить. В каждом городе есть своя "улица красных фонарей" и ему не составит труда найти такую и здесь. Он поднялся с кушетки надел темные очки, посмотрел на часы – 18:30 еще полчаса и солнечные лучи уже будут ему не страшны. Через несколько часов в городскую больницу доставили юную проститутку в невменяемом состоянии с рваными ранами на шее. Девушка утверждала, что на нее напала дикая, бродячая собака.

18 Глава „Фей“

2010 год. Украина. Пригород Харькова. Самуил въехал в деревню под странным названием "Топь". Серебристый "ауди" легко скользил по витиеватым улочкам, пока не остановился перед маленьким, аккуратным домиком на отшибе деревни. Улыбка скользнула у него по губам, малютка Фэй никогда не соглашалась брать от него деньги. Будь его воля она жила бы во дворце. Но обстоятельства заставляли ее прятаться от людских и нечеловеческих глаз. Его предложение выстроить здесь особняк, она тут же отвергла. Зачем выделяться среди деревенских жителей? В этом вся Фэй. Молоденькая деревенская знахарка, которая бескорыстно лечила всю округу. К ней приезжали даже из города. Брови Самуила сошлись на переносице, когда на старом сарае он увидел черные размазанные буквы "ВЕДЬМА". Он бы без труда нашел поганца, который это написал, но Фэй никогда не разрешит с ним расправится. Едва он поставил машину у калитки, как та тут же отворилась. Он увидел худенькую, хрупкую девушку, скорее похожую на девочку лет пятнадцати. С тех пор как он начал "подкармливать" сестру своей кровью, ее возраст остановился. При виде Фэй, сердце Самуила сжалось от любви, безграничной и безбрежной как океан. Его кровь, его малышка Фэй, ближе чем родная дочь. О ней всегда нужно заботиться, ведь она такая маленькая и нежная. Уже через секунду он сжимал ее в объятиях и кружил в воздухе. Она весело смеялась и этот смех грел его темную, грешную душу.

– Самуил, как же я рада тебя видеть! – Девушка поцеловала его в щеку и снова сильно сжала в объятиях.

– Ну ты наверняка знала, что я приеду еще до того как я решил это сделать.

Сказал Самуил и поставил девушку на землю.

– Конечно ждала, но в моих видениях нет дат, поэтому я не знала когда ты приедешь. Идем в дом. – Они переступили порог избы, и в нос Самуила ударил запах пряностей и трав, а так же запах крови животного. – Почуял?! – Со смехом спросила Фэй. – Вчера принесли щенка, бедняжке переехали лапы мотоциклом.

– Ну конечно же от его ран уже и следа не осталось, моя маленькая фея? – Самуил с нежностью посмотрел на сестру. Ее черные волосы заплетены в две коротенькие косички. Синие глаза смотрят на мир открыто и наивно. Какой контраст, он монстр – кровопийца, а она лечит бездомных животных и бедняков. Он знал что после каждого сеанса ей становилось плохо и помочь могла только кровь вампира. Нежная Фэй, готовая рисковать своей жизнью ради других. Словно в ответ на его мысли выбежал маленький, рыжий щенок. Совершено целый и невредимый. При виде Самуила его шерстка встала дыбом, он ощетинился и зарычал. – Гляди-ка, эта моська тебя защищает. – Засмеялся брат.

– Шарик, перестань! Это не враг. – Но щенок не поверил ей, он продолжал рычать и пятится назад, а потом, скуля, убежал в другую комнату.

Самуил тяжело вздохнул.

– Так, все ясно, собачки у меня не будет.

Фэй погладила его по щеке.

– Они чувствуют в тебе хищника, но не знают какой ты на самом деле. Мне нужно собираться?

Самуил как всегда удивился ее прозорливости. Не мог привыкнуть к тому, что она все знает заранее.

– Да, тебе нужно собираться. Я приехал за тобой. Хочу спрятать тебя в своем доме, под моей охраной.

– Все серьезно, да? Обо мне узнали? – Обреченно спросила Фэй.

– Узнали! Тебя ищут! Немного времени займет, пока выйдут на твой след.

На детском личике Фэй появилось выражение усталости, обреченности.

– Сколько можно? Я все время в бегах, я так замучилась переезжать! Снова все бросать. У меня здесь друзья и…

– Да, я заметил, по надписи на твоем сарае.

Фэй махнула рукой.

– А это? Я отказалась наводить порчу на любовницу мужа одной сварливой особы, вот она и отмстила. Пустяки!

– Тебе угрожает опасность, Фэй. Смертельная опасность, в этот раз это не просто мои предчувствия.

Девушка тяжело вздохнула.

– Я знаю. А как же Шарик?

За много столетий, в душе, Фэй так и осталась ребенком. Взрослым, умудренным опытом, но ребенком. Как же он любил ее за это.

– Шарик поедет с тобой. – Сестра радостно захлопала в ладоши. Его сердце вновь сжалось от жалости. Какая она одинокая, ни друзей, ни семьи. Лишенная всего, что может доставить радость девушке, женщине. Как же это жутко постоянно жить в страхе за нее. – Не бери ничего лишнего, Фэй, ты же знаешь, что в моем доме у тебя все будет в достатке.

– Мне нужны мои книги и травки. – Упрямо сказала сестра и топнула ногой. Совсем как в детстве.

– Хорошо, я подожду тебя на улице. – Самуил как всегда сдался и вышел из избы.

Фэй с грустью смотрела на дом в заднее окно машины, прижимая к себе непрестанно рычащего Шарика. Затем повернулась к Самуилу и спросила:

– Почему меня ищут? Кто они? Что им нужно?

– Как всегда мой злой гений – Николас. Жаль не убил этого мальчишку еще много лет назад, когда мог это сделать.

– Николас зол на тебя, сколько лет он служил тебе как преданный пес, а ты выбрал Влада.

– Николас – монстр и убийца, но пока что я не могу от него избавится, совет мне не позволит.

– Зачем я нужна Гиенам?

– Кольцо, которое ты сделала для Кристины. Они пронюхали о его существовании, у них не займет много времени разузнать о тебе. Ты знаешь, что может Лазурит? В их руках он станет оружием, они создадут целую армию и нам их не сдержать.

Фэй погрустнела и с тревогой посмотрела на брата.

– Все из-за того что я жива, да? Если бы меня не было, тебе бы не угрожала опасность!

– Что ты хочешь этим сказать? Дело не в тебе! – воскликнул Самуил и посмотрел на сестру. – Дело в Нике, он жаждет власти, и рано или поздно он нашел бы способ начать войну. С кольцом или без него. Я спрячу тебя подальше и никто не узнает.

– А твои собратья? Ведь они не знают, что у тебя есть сестра – Чанкр. Как они отнесутся к этому? Станут ли покрывать тебя перед братством?

На этот вопрос ответа не было. Самуил знал, что предатели есть всегда и везде, как только правда о Фэй просочится наружу, у него появятся враги и среди своих. На сестру начнется настоящая охота.

– Я не могу подвергать тебя такой опасности, Самуил. Я уеду и спрячусь, так, что меня никто не найдет, а если и найдут, то никак не свяжут тебя со мной.

– Любая ведьма, которая согласится помогать моим врагам, тут же обнаружит кровную связь между нами! Никогда, слышишь, никогда больше так не говори! Ты моя сестра, моя семья! Я должен оберегать тебя, и черт возьми, я смогу тебя защитить!

– У тебя есть Влад. – Тихо сказала Фэй – почему ты до сих пор ничего ему не рассказал?

– Не могу, он возненавидит меня. Он никогда не поймет! – Лицо брата исказила гримаса страдания, так было всегда когда Фэй затевала этот разговор.

– Влад тебя любит, он простит, дай ему шанс. Ты не можешь вечно скрывать от него правду! Если он узнает об этом от кого-то другого? Ты думаешь, тогда тебе будет легче оправдаться?

Самуил задумчиво смотрел вдаль, автоматически управляя машиной… Правда… Где она? Как ее найти в этом кромешном аду? Где они, обыкновенные людские ценности? Он сделал много ошибок, будучи человеком, сможет ли он исправить их сейчас? Или уже слишком поздно?!

1583 год. Московское княжество.

Тусклые лучи лунного света пробивались сквозь занавески, освещая скомканную постель и два обнаженных тела на ней. Мужчина и женщина сплелись в нежных объятиях, которым явно предшествовал бурный праздник плоти. Тонкая женская рука гладила мускулистую грудь мужчины, а ее головка покоилась у него на плече. Он лежал с закрытыми глазами и словно спал.

– Когда ты уезжаешь? – Тихо спросила женщина дрожащим голосом.

– Через несколько часов.

Она тяжело вздохнула и крепче прижалась к нему всем телом.

– А когда вернешься?

– Милая, я не знаю, как получится. Даже если я вернусь, мы не сможем больше встречаться. Твой муж скоро приедет из Новгорода и нам придется забыть об этих свиданиях. Женщина всхлипнула и приподнялась на постели, заглядывая ему в лицо, но он так и не открыл глаз.

– Как забыть? Я не смогу… неужели ты сможешь?

Мужчина открыл глаза и с раздражением посмотрел на нее.

– Елена, ты замужем, а твой муж – мой друг и у нас с ним торговые дела. Я не буду портить с Алексеем отношения, из-за нашей с тобой слабости.

– Слабости? Ты называешь это слабостью? – С упреком воскликнула женщина и вскочила с постели. Она принялась быстро одеваться. – Каждую ночь, в течении этих месяцев, ты приходил ко мне, уверял в своей любви, а теперь ты считаешь это слабостью?

Мужчина тяжело вздохнул, было видно, что этот разговор его злит.

– Елена, я никогда не говорил тебе о своей любви. И это ты первая пришла ко мне в спальню, когда уехал твой муж. Я был пьян, начались отношения, которые я считаю ошибкой.

Он тоже начал одеваться и больше не смотрел на любовницу.

– Самуил, как же так?! Ты бросаешь меня? – Женщина бросилась к нему и вцепилась в нижнюю рубаху. – Посмотри на меня. Я могу уйти от него, я могу уехать с тобой. Я люблю тебя, люблю больше жизни. Возьми меня с собой, Самуил, пожалуйста. Ее карие глаза наполнились слезами, которые тут же потекли по щекам.

– Я не могу взять тебя с собой, Елена, и я не хочу ссорится с Алексеем.

Он оторвал ее руки от себя и принялся надевать сапоги.

– Но почему? Нас с ним ничто не держит, у нас нет детей, и наверно уже не будет, скорей всего кто-то из нас бесплоден. О, Самуил, ты едешь к другой, я знаю.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю