332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ульяна Романова » Майя для сурового (СИ) » Текст книги (страница 2)
Майя для сурового (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 20:34

Текст книги "Майя для сурового (СИ)"


Автор книги: Ульяна Романова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 14 страниц)

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 6

Вадик довез меня до ворот нашего дома.

– Маюш, не могу зайти, у меня свидание с Марго, – виновато отводя глаза, сообщил друг.

Напрягла память, пытаясь вспомнить, кто такая эта Марго. На прошлой неделе у него была Вероника. Или на позапрошлой?

– Иди уже, дон Казанова, – съязвила я, выходя из автомобиля.

– Если что, звони, – напоследок прокричал Вадик в открытое окно, – и я приеду.

– Сама справлюсь, – пробурчала себе под нос.

Воровато оглядываясь, пошла к дому, когда услышала из кустов ехидное:

– Здравствуй, Майя.

Остановилась и нарочито медленно повернулась:

– И тебе не хворать.

– Как первый рабочий день? – приторно любезно поинтересовался Суворов.

– Прекрасно, – кивнула я и поспешила в дом, слыша за спиной шаги.

Богдан обогнал меня возле входной двери и по-джентельменски ее распахнул, при этом глядя на меня так, что срочно захотелось обратно на работу. Я замялась на пороге, не решаясь сделать шаг.

– Ты зайдешь или до утра стоять будем? – иронично подняв бровь, уточнил Суворов.

Фыркнула и сделала шаг, изо всех сил стараясь не оглядываться. Сняла обувь и прошла в гостиную. Богдан следовал за мной как приклеенный, а его тяжелый взгляд на своей пятой точке я словно физически ощущала, отчего дыхание моментально сбилось, а щеки покраснели.

Оба семейства в полном составе совершали ритуальное чаепитие. Матушки очень воодушевленно что-то обсуждали, папеньки с кислыми лицами поглядывали на большой шкаф со стеклянными дверцами, на полках которого красовался папин запас спиртного. А сладкая парочка что-то высматривала на экране планшета.

– Доченька, присаживайся, рассказывай, как дела на работе, – тут же защебетала матушка, увидев меня.

Папа тоже заинтересованно на меня посмотрел.

– Все хорошо, мам, – говорить сил не было, – весь день разгребали документацию.

– Точно никаких проблем? – напряженно поинтересовался папа.

– Конечно, – пожала плечами и уселась на краешек дивана.

– Со Стасом уже познакомилась? – продолжал интересоваться отец.

– Да.

– И?

– Красив до неприличия, – совершенно честно призналась я, краем глаза заметив, как Суворов сжал челюсти и кинул на меня яростный взгляд.

– Вы нашли общий язык? Он тебя не обижал? – папа подался чуть вперед, внимательно разглядывая мое лицо. Руслан тоже напрягся.

– Ну что ты! Милейший человек, – отцу совершенно необязательно знать всю правду, он волноваться будет.

Папа немного расслабился, но взгляд остался настороженным.

– Леша, прекрати допрашивать девочку, дай ей спокойно попить чай, – вставила матушка.

– Нет, спасибо, я к себе.

– Майя, ты должна поесть, – настаивала родительница, а я только в тот момент поняла, что дико голодна, ведь на обед мы с Вадиком не пошли, слишком поглощённые работой.

– Переоденусь и спущусь, – покорно кивнула головой, поднимаясь наверх. Только однажды обернулась и тут же встретилась взглядом с Богданом.

И вот лучше бы я этого не делала, потому что споткнулась, едва успев схватиться обеими руками за перила, ибо взгляд этот просто обязан был прожечь во мне дыру размером в Марианскую впадину, настолько суровым и яростным он был. Но иммунитет на Суворовские взгляды я выработала еще в школе, поэтому просто гордо выпрямилась и зашагала наверх, больше не оборачиваясь, хотя колени подрагивали.

Когда я спустилась к ужину, вся семья уже собралась за столом. И, конечно, свободное место было только напротив Суворова. С самым невозмутимым видом заняла его, плотоядно оглядывая стол. Никакой Богдан со своими взглядами не сможет испортить мне аппетит!

Матушка эмоционально вещала о том, как они весь день ходили по магазинам, выбирая Лине свадебное платье. Я круто зауважала будущую жену своего брата, потому что поход с матушкой в магазин, да еще и на целый день – квест не для слабонервных! Я вот больше пары часов не выдерживала никогда. Да и вообще по магазинам ходить не люблю, каждый раз вознося благодарственные тирады тем, кто придумал шоппинг онлайн.

После ужина вежливо извинилась и отправилась к себе. Слишком устала. Стоило голове коснуться подушки, и я тут же провалилась в блаженное царство Морфея. Ненадолго. После полуночи проснулась от дичайшего, бессовестного… храпа! За стенкой, там, где была комната Богдана! Его нос выводил такие сложные рулады, что я бы непременно заслушалась, если бы дико не хотела спать. Засунула голову под подушку, но надолго меня не хватило – кислорода катастрофически не хватало. Возникла крамольная мысль ворваться в комнату Богдана и потребовать спать потише, но почему-то струсила. Проворочалась с боку на бок, ругаясь себе под нос и насылая на голову Суворова все возможные кары, а потом не выдержала и пошла вниз – попить воды.

И каково же было мое удивление, когда в кухне я нашла Суворова, мирно читающего книгу за обеденным столом. Задохнулась от приступа праведного гнева, оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь потяжелее.

– Не спится? – участливо поинтересовался у меня Богдан.

– Ты… Ты… Ну ты и… – от избытка чувств не могла вымолвить ни одного внятного слова.

– Кто-то очень громко храпит? – продолжал издеваться Суворов, поднимаясь с места и с кошачьей грацией надвигаясь на совершенно растерянную меня.

Я сделала шаг назад, потом еще один, пока не уперлась в стену. Богдан спрятал руки в карманы спортивных штанов и снова по-кошачьи склонил голову набок, словно размышляя, что бы со мной этакого сделать.

– Я спать, – сообщила, прочистив горло, и уже было двинула в сторону лестницы, но Богдан перегородил мне путь рукой и вкрадчиво так поинтересовался:

– Снова сбегаешь? Ну беги, у тебя это отлично получается, – убрал руку и снова сел за стол, вернувшись к чтению.

Рванула в свою комнату с крейсерской скоростью, заперлась изнутри и приложила ледяные ладони к горящим щекам. Признаюсь – струсила тогда! Не смогла утром смотреть в его глаза. Как представила его торжествующий утренний взгляд – ноги сами понесли прочь. Как можно дальше от моего школьного кошмара. Очень соблазнительного кошмара…

Храп в соседней комнате не прекращался ни на секунду, буквально въедаясь в мозг. Разозлившись, я ворвалась в нее и закрыла крышку ноутбука, из которого, собственно, и лились мерзкие звуки, твердо решив для себя, что подобного ему точно не спущу. План мести созрел мгновенно. Завела будильник на час раньше обычного, но сон не шел. Перед мысленным взором проносились ну совершенно неприличные картинки нашей совместно проведенной ночи. Даже двух. Измученная собственными воспоминаниями и муками совести, я уснула только под утро.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 7

Утром с трудом разлепила глаза. Спать хотелось невероятно, даже желание отомстить отошло на второй план.

Из своих комнат мы с Суворовым вышли одновременно. Богдан выглядел не лучше меня: сонный, взъерошенный и угрюмый.

– Доброе утро, – недовольно поприветствовала я.

– Доброе, – вдруг просиял Богдан, – очень доброе. Надеюсь, ты хорошо выспалась?

– Просто отлично, – елейно улыбнулась я, пытаясь обойти Богдана и первой добраться до ванной.

Но он как-то ловко меня обогнал и с самым нахальным видом закрыл дверь у меня перед носом! Еще и подмигнул при этом! Резко развернулась и рванула на первый этаж в другую ванную, прямо под той, где от души плескался Суворов.

Из кухни доносились аппетитные запахи свежеприготовленного завтрака, так что желудок свело, но завтрак потом.

Чувствуя себя так, будто я снова в седьмом классе готовлю очередную вылазку против Суворова, заперлась в ванной, открыла неприметную дверцу в стене и перекрыла подачу горячей воды, с широченной улыбкой слушая красочный мат с верхнего этажа. Отсчитала десять секунд и снова крутанула кран. Уверена, Богдан получил заряд бодрости на весь предстоящий день!

Приняла душ сама и преспокойно отправилась добывать себе завтрак. В кухне хозяйничала мама. Я подошла к родительнице и поцеловала в щеку:

– Доброе утро, мам. А где Тася?

– Выходной взяла, – улыбнулась матушка. Несмотря на все блага, которые дарили нашей семье папины доходы, родительница никогда не ленилась помогать Тасе по дому и совершенно спокойно могла приготовить завтрак или вымыть пол. А бывало, что мама с Тасей под веселый сериальчик дружно лепили самые вкусные в мире пельмени. – Майя, не торопись. Скоро все вместе сядем завтракать.

– Так рано еще, – стянула с тарелки кусочек колбасы.

– Мы сегодня едем договариваться с рестораном, потом снова в магазин, поэтому решили встать пораньше.

– Как тебе Лина? – поинтересовалась я.

– Прекрасная девушка, Руслану с ней очень повезло, – просияла мама.

Нужно будет и мне подружиться с будущей женой брата. Как-то не вовремя мне директорство подсунули.

– А Руслан тоже с вами по магазинам поедет?

– Нет, они с отцом, Богданом и Антоном едут в квартиру твоего брата. Ремонт почти закончен, но нужно кое-что доделать.

В этот момент я отвлеклась на звуки голосов. Два семейства неторопливо собирались на первом этаже. К нам заглянула Вероника Викторовна, мама Богдана, и мягко уточнила, не нуждаемся ли мы в помощи. Конечно же, матушка отказалась – неприлично заставлять гостей накрывать на стол. Это она еще не знает, что некоторых гостей мы ледяным душем поливаем...

– Майя, быстро наверх и приведи себя в порядок, – мама придирчиво осмотрела меня с ног до головы, давая понять, что пижама, состоящая из шорт и майки – неподходящий наряд для общего завтрака.

Я цапнула с тарелки огурец и пошла в свою комнату, минуя гостиную. Вежливо поздоровалась с присутствующими, зорко оглядываясь в поисках Суворова-младшего. Тот сидел на мягком диване, уткнувшись носом в свой мобильный телефон.

– Всем доброе утро, – обращаясь ко всем, смотрела я исключительно на Богдана, который предпочел меня проигнорировать.

Поднялась в свою комнату, переоделась в заранее приготовленный легкий брючный костюм – в городе уже вторую неделю стояла удушающая жара – и снова спустилась вниз.

Во время трапезы Лина предложила провести вечер всем вместе и организовать пикник прямо во дворе. Все с энтузиазмом поддержали ее идею.

Пиликнул мой мобильный, оповещая, что приехал Вадик.

– Спасибо, мам, все было очень вкусно, – улыбнулась я, поднимаясь со своего места, – мне пора, – и постаралась поскорее ретироваться.

– Привет, птичка, – улыбнулся Вадик, когда я села в машину, – все в порядке?

– Конечно, поехали, по дороге все расскажу.

Глава 8

Всю дорогу до офиса мы с Вадиком обсуждали возмутительную ночную выходку Суворова.

– Как прошло твое свидание? – поинтересовалась я, когда обсуждать Богдана надоело. В груди каждый раз при упоминании его имени что-то тоскливо екало, и я решила сменить тему.

– О, мы расстались.

– Почему? – закатила я глаза. – У нее не развито чувство прекрасного?

– Нет, просто мы слишком разные, – махнул рукой Вадик.

– А тебе нужна копия тебя?

– Ни Боже мой, – тут же открестился лучший друг, – просто я еще не встретил ту единственную.

Я только плечами пожала, мне всегда казалось, что Вадика вдохновляет сам поиск, а не желание встретить эту самую единственную. Впрочем, мой друг – до одурения творческая личность, которую не каждая девушка выдержит.

В офисе снова царил хаос, гул голосов больше походил на растревоженный улей. Сотрудники, только появляющиеся на рабочих местах, совершали ритуальные чаепития, обменивались какими-то своими новостями. Ну и, конечно, все живенько обсуждали нас с Вадиком. Мы с лучшим другом переглянулись, но вмешиваться не стали. От сплетен это не спасет, а коллективу нужно дать время к нам привыкнуть.

Вошли в наш кабинет, решив не отрываться от коллектива и тоже насладиться ритуальным утренним кофе. К нам присоединилась Таня, приведя с собой двоих мужчин: Толика – таргетолога и Илью – штатного фотографа. Они рассказывали забавные байки, и мы с Вадиком наконец расслабились – хоть кто-то из не самого дружелюбного коллектива принял нас за своих. Я и сама не подозревала, насколько была скована и зажата последние несколько дней. А Толик невероятно обрадовался, когда узнал, что и я в совершенстве владею искусством настройки рекламы в соцсетях.

– Сейчас сезон, может, немного разгрузишь нас? После ухода Пашки и Киры Стас нанял молодых таргетологов, но они не справляются совсем, – сетовал Толик.

– Да без проблем, – махнула я рукой.

Настраивать и придумывать рекламную подачу мне всегда нравилось. Когда училась, тренировалась в папиной компании. Родитель был вне себя от радости – ведь и младшая кровиночка приносит пользу семейному делу. Теперь я периодически контролирую и обновляю отцовскую рекламную кампанию.

– А почему ушли Пашка и Кира?

– Кира в декрете, у нее маленький сынок, – вместо Толика ответила Таня, – а про Пашку я тебе потом расскажу.

– Ладно, пора работать, а то наш кудрявый геморрой опять штраф впаяет, – состряпал кислую мину Илья, поднимаясь.

Я весело хмыкнула, данное прозвище просто идеально подходило занудному Стас Михалычу.

Сразу после того, как мы с Вадиком убрали со стола, прискакал довольный Толик с папкой документов. Некоторое время он вводил меня в курс дела по пожеланиям клиентов и открывал доступ в рекламные кабинеты. До самого обеда я настраивала и перенастраивала то, что нафеячили новые сотрудники, взятые Стас Михалычем с пылу с жару, так сказать, сразу после окончания курсов, и не успевшие еще обрести такой нужный в рекламной сфере опыт.

А в обед мой скромный кабинет посетил сам Стас, прозванный коллективом «кудрявый геморрой» не иначе как за «ангельский» характер.

– Добрый день, Майя Алексеевна.

Надо же, со второго раза запомнил-таки отчество.

– День добрый, – радушно оскалилась я.

Вадик равнодушно мазнул взглядом по Стасу и снова уткнулся в ноутбук. Стас Михалыч расслабленно дошагал до свободного стула и вальяжно на нем уселся, закинув ногу на ногу.

– Чем занимаетесь? – с наигранной заинтересованностью поинтересовался Стас.

– Помогаю нашим рекламщикам разгрести завалы. Вы наняли прекраснейших специалистов! У них явный талант косячить!

– Скажите «спасибо», что хоть эти согласились за ту зарплату, которую мы в состоянии сейчас им платить, – спокойно парировал Стас.

– Судя по количеству заказов, в клиентах недостатка у нас нет, – засомневалась я, просто пятой точкой чувствуя подвох. Ведь не просто поболтать от скуки он пришел.

– Майя, кто Вы по образованию? Вы хоть что-нибудь понимаете в ведении бизнеса? – устало поинтересовался Стас.

Что ему ответить? Что все мои познания основ бизнеса включают курсы и подслушанные разговоры папы и Руслана? Что я сама с трудом понимаю, почему именно меня посадили в директорское кресло? Конечно, кудрявому красавчику знать об этом было совершенно необязательно.

– Маркетолог.

– А он? – махнул головой в сторону Вадика Стас.

Я замялась.

– А я, наш дорогой коллега, специалист широкого профиля, – не растерялся Вадик.

– Ваш широкий профиль заканчивается на покраске волос истеричным дамочкам, – вздохнул Стас. – Я навел справки, – сообщил он, видя, что мы удивленно переглянулись. – А теперь честно мне скажите, зачем Дима посадил на свое место вас? Девчонку без опыта и парикмахера, – слово «парикмахер» Стас выделил особенно брезгливой интонацией. – Это шутка? Где смеяться?

– Нигде, – жестко обрубила я, нервно реагируя на выпады в сторону Вадика. Его могу обижать я, ну, в крайнем случае, его родители, но никакой посторонний Стас Михалыч не смеет в презрительном тоне отзываться о моем лучшем друге! – Придется Вам научиться сосуществовать с парикмахером и недоучкой.

– Что ж, ладно, – подумав, сообщил Стас и выдал очаровательную улыбку, – предлагаю поделить обязанности: вы занимаетесь всем, что связано с коллективом и рекламой, а я –  привлечением новых крупных заказчиков.

Предчувствие подвоха стало практически невыносимым, но я все же кивнула головой.

– Прекрасно. Майя Алексеевна, пройдемте со мной, – Стас легко поднялся и протянул мне руку.

Я поднялась, неуверенно расправляя блузу, вложила свою ладонь в его, теплую и мягкую. Стас галантно переместил руку себе под локоток, и мы чинно вышли из кабинета. Самойлов сиял как начищенная монетка, чем еще раз подтвердил мои догадки о том, что подвох неизбежен.

Долго ждать не пришлось. Выйдя в длинный коридор, мы нос к носу столкнулись с разъяренным мужчиной на две головы выше меня ростом. Взгляд мой задержался на зажиме на аляпистом галстуке. Подняла глаза выше и столкнулась с обладателем оного: мужчина, темноволосый, темноглазый, с большим носом и пухлыми губами. Глаза индивидуума метали молнии, а ноздри гневно раздувались.

– Опять? Опять? – налетел он на Стаса.

– Вот Майя Алексеевна, наш новый директор. Она решит все Ваши вопросы, – Стас выставил меня перед собой наподобие щита, да еще и подпихнул поближе к скандалисту, а сам бочком утек в свой кабинет.

Ну не сволочь ли?

– Здрасьте, – пропищала я, нервно улыбаясь и продолжая с величайшим любопытством разглядывать злополучный зажим, на самом деле просто страшась поднять глаза.

– Здрасьте, – издевательски скопировал меня мужчина.

– Что у Вас случилось?

– У меня ничего. А вот у Вас обязательно случится прямо сейчас, – угрожающе пообещал скандалист.

Мне страшно захотелось мимикрировать под мебель и слиться с плинтусом, но представив, что будет с моей репутацией, если я позорно сбегу, решила остаться. Идея укатить в Австралию уже не казалась глупой…

– Может, мы пройдем в мой кабинет и побеседуем там? – неуверенно предложила я.

– Мы побеседуем здесь, и Вы мне, наконец, объясните, почему Ваша реклама не работает, – буквально рычал громила.

– Мне нужно посмотреть статистику.

– Статистику? Я плачу бешеные деньги только для того, чтобы Вы смотрели статистику? – продолжал бесноваться мужчина.

Из своих кабинетов повысовывали любопытные носы сотрудники, но на помощь никто не спешил. Как всегда, придется все решать самой. Я внимательно осмотрела злющего клиента, вздохнула и всплеснула руками:

– Ой, что это?

– Что? – тут же отвлекся от скандала мужчина, внимательно себя оглядывая.

– Ну вот же! – ткнула пальцем куда-то ему под подбородок.

– Да что там? – не выдержал мужчина.

– Не шевелитесь, очень прошу, – попросила я.

Мужчина замер, буравя меня подозрительным взглядом.

– Вы издеваетесь, да? – поинтересовался он, сузив глаза, но по-прежнему не шевелясь.

– Даже не думала, – заверила я и протянула руку. – Кто Вам так завязал галстук? Да ни один честный бизнесмен не ходит ругаться с исполнителями в таком виде!

Боже, что я несу? Поражаясь собственному нахальству, протянула руки, сняла, будь он неладен, зажим и принялась развязывать мужчине галстук! Тот, вопреки моим ожиданиям, что сейчас меня начнут бить долго, больно и ногами, только насмешливо хмыкнул и с каким-то озорством начал наблюдать за моими действиями. Я развязала кривой узел галстука и повязала новый, практически идеальный, мысленно благодаря дотошную маменьку, которая научила меня завязывать галстуки даже с закрытыми глазами в кромешной темноте.

– Вот, теперь все прекрасно, – закончив, проговорила я, смахивая невидимые пылинки с плеч мужчины, – можете продолжать ругаться.

– Что-то мне уже не хочется, – признался мужчина, а я вздохнула с облегчением.

Таким приемом часто пользовалась родительница: доведя папеньку до белого каления и понимая, что за этим последует, она просто мило переводила тему или сетовала, что рубашка не выглажена, к примеру. И пока папа, который очень щепетильно относился к своему внешнему виду, обсматривал себя с ног до головы, забывая, о чем, собственно, он ругался с мамой, та скоренько переводила тему на нейтральную.

– Я очень рада, – положа руку на сердце, кристально честно призналась я. – Может, все-таки пройдем в мой кабинет и все спокойно обсудим?

Глава 9

– Ну вот же, видите? – указывая пальчиком на экран ноутбука, вопрошала я скандалиста, который в миру именовался Артуром Павловичем и имел должность управляющего менеджера в крупнейшей сети магазинов по продаже бытовой техники.

Артур Павлович сидел рядом со мной, скромно устроившись на краешке посетительского стул, и гневно хмурил густые брови:

– Вижу, но ничего не понимаю, – честно признался он.

Вадик все это время сидел тихонько в уголке и не отсвечивал.

– Вот смотрите, – мило улыбнулась я: – Восемьдесят два процента тех, кому показали ваш рекламный баннер, на него кликнули.

– Ну и?

Я возвела очи горе, поражаясь твердолобости скандального клиента, но спокойно продолжила:

– Наша работа выполнена прекрасно, разбирайтесь со своими продажниками.

– Стас, а ты чего под дверью затаился? – раздался в коридоре незнакомый насмешливый голос. – Подслушиваешь?

Я хмыкнула, вслушиваясь в разговор, Вадик тоже напряг слух, изо всех сил скрывая улыбку.

– Значит, с продажниками, – сквозь зубы процедил Артур Павлович, о котором я уже начала забывать, так тихо и напряженно он размышлял. – Я понял, спасибо.

Он резко поднялся, скрипнув стулом, и вихрем умчался. Я было хотела порадоваться, что любопытный Стас Михалыч не успеет увернуться от открывшейся двери и заработает красивейший синяк на лбу, но нет, верткий оказался.

Артур Павлович ушел, не прощаясь, и я выскользнула из кабинета – очень хотелось поговорить со Стас Михалычем. Соучредитель стоял в компании мужчины, от одного вида которого хотелось спрятаться под стол и не дышать. Аура силы и властности, исходящая от мужчины, буквально занимала все пространство. Он двигался и смотрел на окружающих лениво, даже немного свысока, чуть кривя губы в насмешливой ухмылке.

– Добрый день, – вернула я на лицо милую улыбку.

– Добрый, – кивнул мне мужчина, оглядывая с ног до головы внимательным взглядом, от которого волосы на голове зашевелились.

В этот момент дверь Танюшкиного кабинета открылась и на пороге показалась подруга, которая, увидев данного господина, расплылась в неприлично счастливой улыбке. Господин, впрочем, тоже смягчился, глядя на Таню восторженным взглядом, и первый шагнул в ее сторону. Приблизившись, Танюшка закинула руки ему на плечи и нежно, почти невесомо чмокнула в щеку. А мы все так и стояли молчаливыми истуканами, во все глаза глядя, как матерый хищник превращается в пушистого котенка под ласковыми ладошками Тани.

– Татьяна, познакомь меня с Майей Алексеевной, – вдруг попросил мужчина, да убедительно так, что никто отказать не посмел бы, пропуская мимо сознания, что мое имя он уже прекрасно знал.

– Миша... – пожурила господина Таня. – Майя, познакомься, это Михаил Никитин.

– Тот самый, – снисходительно кивнул господин Никитин, видя, что я удивленно округлила глаза, и, словно прочитав мои мысли, добавил: – Руслану привет.

А затем, повернувшись к подруге, сообщил:

– Жду внизу, – повернулся и величаво пошел к выходу, по дороге что-то шепнув на ухо Стас Михалычу.

Таня убежала собираться, Стас пожал плечами и прошел в свой кабинет, а ко мне неслышно подошел Вадик:

– Это Никитин? Тот самый? Обалдеть... Он все крупные объекты в области строит, – присвистнул лучший друг, – только он какой-то немодный.

Я обернулась, гневно глядя на Вадика:

– Даже не думай ему об этом сказать, – зашипела ему на ухо.

Зная репутацию господина Никитина, с полной уверенностью можно было сказать, что его уже лет двадцать даже за глаза никто не решался назвать «немодным».

– Майя, я похож на идиота? – совершенно серьезно поинтересовался Вадик. – Пошли в кабинет, я кое-что нашел.

Друг взял меня под локоть, завел в кабинет и закрыл дверь изнутри.

– Садись, – указал подбородком на кресло и принес свой ноутбук. – Смотри, – указал он пальцем на ровные столбики цифр.

– Что это?

– Долги, птичка. Фирма по уши в долгах.

– Стас?

– Нет, долг висит уже давно. Скорее всего, бывший компаньон твоего дяди. Как его звали?

– Иван Дмитриевич, – подсказала я.

– Да, точно!

Я придвинула ноутбук ближе к себе, изучая данные. Стас был прав – мы не можем позволить себе нанимать опытных профессионалов, потому что все доходы идут на зарплаты и общие расходы фирмы, почти не погашая долг.

– Птичка, мне очень нужно уехать, – повинился Вадик, – меня очень важная клиентка ждет.

– Беги, – махнула я рукой, целиком поглощенная отчетами.

– Вечером позвоню, – пообещал лучший друг, чмокнул меня в макушку и ускакал нести в мир красоту.

До конца рабочего дня я пыталась составить план дальнейшей работы. Идеи пришли мгновенно, но нужна была помощь Стаса, которого на рабочем месте не оказалось. Набросав приблизительный план, я стала собираться домой. И чуть не выронила сумочку, когда на пороге моего кабинета возник Богдан. Я несколько раз моргнула, решив, что пришествие Суворова мне привиделось, но нет, он стоял, засунув руки в карман джинсов, и насмешливо улыбался, глядя на меня из-под бровей.

– Что ты здесь делаешь? – поинтересовалась я.

– Приехал посмотреть, как ты тут устроилась, – проведя взглядом по кабинету, лениво пробормотал Суворов.

– Посмотрел? Езжай обратно.

– Не могу, – с наигранным расстройством сообщил Богдан, – мне велено забрать тебя с работы и привезти кое-куда. Поверь, сам не рад, но когда сестра просит, не могу отказать.

– Куда? – подозрительно сузив глаза, поинтересовалась я.

– Это сюрприз, тебе понравится, пошли, – мотнул он головой.

– Напиши адрес, сама приеду, – уперлась я.

– Да откуда же я знаю адрес? Пошли, не съем я тебя, – пообещал Богдан, подумал и добавил: – Сегодня.

– Это обнадеживает, – кивнула, выходя из кабинета вслед за Богданом.

Коллеги, которые еще не успели покинуть свои рабочие места, глазели на нас с любопытством, тут же собираясь маленькими группками, чтобы обсудить увиденное. А я задрала подбородок на нужную высоту и пыталась гордо вышагивать вслед за Богданом, гадая, какой же сюрприз мне приготовили новые родственники…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю