332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Уилбур Смит » Те, кто в опасности » Текст книги (страница 22)
Те, кто в опасности
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:47

Текст книги "Те, кто в опасности"


Автор книги: Уилбур Смит






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

– Сэм, какого дьявола ты творишь? Ты опаздываешь почти на час.

– Один из кранов был серьезно поврежден пулеметным огнем с берега. На ремонт ушло много времени. Прости, Гектор.

– Ладно, а теперь пошевеливайтесь!

Гектор закончил разговор и принялся наблюдать за бронетранспортерами. Разрезая носами воду, машины вышли на прибрежное мелководье. Башенные люки были закрыты, а 50-миллиметровые пулеметы обстреливали город трассирующими пулями. К бомбардировке добавились снаряды из орудий Дэйва, они взрывались в воздухе над хижинами. Крыши из рифленого железа обрушивались под тяжестью снарядов, уцелевшие пираты выбирались из развалин и убегали к холмам. Над ними пронесся залп шрапнели, и большинство бегущих упало.

На глазах у Гектора три плавающих БТР достигли суши и стали подниматься на берег, вздымая песок стальными гусеницами; одолев склон, они ворвались в поселок. Извилистые улицы оказались слишком узки для больших бронированных машин, и они не останавливаясь катили прямо сквозь жалкие лачуги, снося их; но вот машины исчезли из виду у загонов, где содержались пленные моряки.

Когда катер Гектора и Тарика подошел к танкеру, краны, спустившие на воду БТР, еще не были убраны. Гектор и Тарик бросили катер и перебрались в люльку крана. Гектор связался по радио с крановщиком, и их подняли на грузовую палубу, где ждал Пэдди, явно взволнованный.

– Рассказывай, что здесь произошло, Пэдди, – приказал Гектор.

– Мы установили судьбу каждого из пиратов, которых Камаль взял с собой на борт. Восемь из них мертвы, из них четверо те, кого вы уложили на мостике. – Он помолчал и резко вдохнул. – Адам и Камаль по-прежнему заперты в служебном насосном туннеле. Они прихватили с собой Настю. Хейзел с помощью инфракрасных сенсоров следит за их передвижениями.

Гектор включил рацию.

– Хейзел, что они сейчас делают?

– Гектор, они в секции номер два, сразу под главным выходом пересечения труб. За последние двадцать минут никуда не двигались.

Гектор нахмурился. Служебные туннели на корабле – самое сложное пространство для операций. Теснота вызывает клаустрофобию, почти все место занято трубами и огромными насосами. Гул насосов оглушает, а вентиляции почти нет. Там, внизу, обороняющийся получает преимущество перед нападающим. Все смотрели на Гектора в ожидании приказов; даже Пэдди не вносил никаких предложений насчет дальнейших действий. Гектор пытался мысленно представить себе план секции.

– Хорошо! – Он наконец принял решение. – В эту систему ведут только два входа, и оба Пэдди охраняет, верно? – Пэдди кивнул. – Ладно, двинемся с двух сторон одновременно двумя группами и попытаемся взять Камаля и Адама в клещи. Длина туннелей – почти миля. Будет чертовски трудно выковыривать их оттуда, если только… – Гектор на мгновение задумался. – Если только… – повторил он.

– Что если только? – тревожно спросил Пэдди, но Гектор уклонился от ответа.

– Быстро пошли со мной. Нельзя терять времени, – приказал Гектор и стал через две ступеньки подниматься по трапу на мостик. Пэдди побежал за ним. На мостике ждал Сирил Стемфорд.

– Доброе утро, капитан, – поздоровался Гектор. – Вы взяли корабль под контроль?

– Да, – ответил Сирил, криво улыбаясь. Лицо капитана распухло и налилось темной синевой там, куда пришелся удар приклада Камаля. – Двигатели работают, и мы укоротили якорную цепь, готовясь отплывать по вашему слову.

– Сначала нужно кое-что сделать, Сирил. Пожалуйста, ознакомьте нас с Пэдди с противопожарными процедурами в служебных насосных туннелях.

– У меня было странное предчувствие, что вы об этом спросите, когда я узнал, что Камаль скрылся там со своим боссом и очаровательной русской леди, – ответил Сирил. – Пройдемте в штурманскую рубку.

Эта рубка находилась в глубине мостика. Гектор знал, что под столом с картами в ящиках хранятся схемы корпуса «Золотого гуся». Но когда он вошел в каюту, то увидел, что Сирил уже разложил на столе чертеж нижней палубы. Гектор и Пэдди изучали план, а Сирил объяснял им расположение восьми секций, из которых состояли служебные насосные туннели.

– Каждую секцию можно закрыть водонепроницаемыми герметичными дверями, верно? – Гектор знал ответ и задал вопрос ради Пэдди. – Вы также можете отключить в туннелях электричество, свет и вентиляцию?

– Верно, – подтвердил Сирил.

– А управлять дверями с мостика?

В ответ Сирил указал за открытую дверь.

– Вот панель контроля всех кают и отсеков правого борта. Над навигационной консолью, – уточнил он.

– А можно отсюда управлять потоком углекислого газа?

– Можно, – снова кивнул Сирил. – Могу заполнять газом помещения по очереди, а могу все сразу.

– Углекислый газ? – спросил Пэдди. – За каким дьяволом?

– Противопожарное средство. Он гасит огонь, – резко ответил Гектор. – Но для людей он опасен. – Он снова повернулся к Сирилу. – Где вы храните противопожарное снаряжение?

– На первом уровне. У нас есть огнеупорные костюмы…

– Они нам не понадобятся, – оборвал его Гектор. – А кислородные приборы?

– Конечно. Есть изолирующие дыхательные аппараты Дрегера. Четыре часа поддерживания жизни в ядовитой атмосфере.

– А приборы ночного видения? – настаивал Гектор.

– В комплекте с аппаратами Дрегера. Позволяют видеть в полной темноте или в дыму.

– Сколько таких костюмов на борту?

– Всего два.

– Черт! – сказал Гектор. – Значит, только мы с тобой, Пэдди.

– Я не очень понимаю, что ты задумал, Гек. Да какого дьявола – я справлюсь и сам одной левой.

– Мы все знаем, что у тебя очень сильный русский мотив, но мы сделаем это вместе, Пэдди. – Гектор не стал ждать согласия. – Ладно, Сирил, вот как мы поступим. Я войду в туннель через передний люк. Пэдди пройдет в кормовой. Добравшись до самой нижней палубы, он сразу займет позицию и будет ее удерживать. Вы начнете заполнять углекислым газом каждую секцию, как только я окажусь в ней, и закроете водонепроницаемые двери, как только я пройду через них. Хейзел будет из ситуационного центра следить за игрой и сообщать нам точное положение беглецов и заложницы.

– Я очень рад, что ты вспомнил о существовании Насти. Ты сама сердечность, – саркастически заметил Пэдди. – Она окажется там в залитом газом помещении. Без защиты. Сколько она проживет?

– С помощью указаний Хейзел мы сможем поддерживать тесный контакт с Настей и доберемся до нее очень быстро. С нами будет запасной цилиндр с кислородом для нее.

– Это не ответ на мой вопрос. Сколько она продержится, когда до нее дойдет газ?

– Четыре или пять минут, а потом потеряет сознание, – спокойно ответил Гектор.

– И?.. – настаивал Пэдди.

– И через восемь-двенадцать минут умрет.

– Будь проклят твой чертов газ, Гектор Кросс. Мне он не нужен. Позволь я сделаю все один. Я разберусь с Камалем и освобожу Настю, не отравив ее газом.

– Прости, Пэдди. Поступим по-моему, – решительно сказал Гектор. – Довольно спорить. Пора браться за дело!

* * *

Гектор стоял на носу танкера в помещении, где хранилась якорная цепь. За его спиной Тарик проверил его оружие: расположение пистолета «беретта», запасных магазинов и ножа в ножнах, и убедился, что все это у Гектора под рукой.

На бедре у Гектора висел небольшой, на два литра, запасной кислородный баллон со встроенной маской. Он даст любому застрявшему в помещении с углекислым газом двадцатиминутную отсрочку. У Пэдди был такой же баллон. Один из них должен добраться до Насти раньше, чем ее убьет двуокись углерода.

Основной химзащитный костюм Дрегера большой и неудобный, и ни Гектору, ни Пэдди раньше не приходилось его надевать. Однако один из моряков на «Гусе» хорошо знал эту систему и прочел им краткий вступительный курс. У шлема космический вид, он кажется еще более странным из-за двух выпуклых линз прибора ночного видения. Внутри шлема установлены радиомикрофоны.

– Все готово, сэр, – сказал инструктор Гектору. – Помните: включать кислород нужно до того, как закроете лицевую маску, а не после. Вы бы удивились, узнав, сколько новичков забывают об этом.

Гектор кивнул и сначала вызвал Хейзел.

– Хейзел, я сейчас спускаюсь в носовой люк.

– Гектор, мы видим тебя на экране. Перед тобой все чисто. Цель по-прежнему неподвижна в секции номер два.

– Спасибо, Хейзел, – отозвался Гектор. – Сирил, вы меня видите?

– Вижу четко и слышу ясно, – ответил Сирил с мостика.

– Пэдди, ты меня слышишь?

– Твой мелодичный голос сладко звучит в моих ушах, Гектор.

Настроение Пэдди ввиду предстоящих действий и возможности спасти Настю заметно улучшилось.

– Оставайся на месте, пока я не велю тебе двигаться.

Гектор ступил на верхнее кольцо стальной лестницы и показал Тарику и морякам поднятый большой палец. Потом быстро спустился на нижний уровень. Тесно, все выкрашено ядовито-зеленой краской. Несмотря на заверения Хейзел, что в туннеле все чисто, Гектор достал пистолет из кобуры и, держа обеими руками, направил вниз, в туннель перед собой.

– Порядок, Сирил, можете выключить свет.

И хотя он сам отдал приказ, темнота навалилась столь внезапно и такая кромешная, что ему пришлось подавить вскрик. Он включил прибор ночного видения, и окружающее вновь появилось, тусклое и в одном цвете – красном.

– Хейзел? – окликнул Гектор.

– Никаких перемен, Гектор, цель по-прежнему неподвижна в секции номер два.

Гектор пошел по узкому туннелю. Его поразила длина коридора. Он шел быстро, но потребовалось четыре минуты, чтобы дойти до первой герметичной двери. Он прошел в нее и снова связался с Сирилом.

– Сирил, я прошел люк секции номер восемь. Закройте его за мной.

Он смотрел, как дверь закрывается под шум гидравлических поршней.

– Пустить газ в секцию за вами, Гектор? – спросил Сирил.

– Нет, – остановил его Гектор. – Секция пуста. Нет смысла заполнять ее.

Он миновал еще один огромный насос. Насос гудел, перегоняя газ. Над ним выводная труба через вертикальную шахту шла к верху главного танка. В этой шахте проходит еще одна лестница, но это тупик. Из шахты нет выхода на верхний уровень.

Гектор миновал еще восемь мощных насосов и пролез через четыре люка. Дойдя до очередного люка, он всякий раз связывался с Хейзел, и она сообщала, что цель все еще неподвижна в секции номер два. Гектор через люк прошел в секцию номер четыре, и Сирил на мостике закрыл за ним лючину. Но, когда Гектор добрался до третьей секции и вошел в нее, произошла неожиданная перемена. Люк за ним закрывался, когда Хейзел резко сказала:

– Гектор, внимание! Цель разделилась. Два субъекта неподвижны, третий движется по туннелю в твою сторону.

Гектор удивился. Кто отъединился? Не Камаль: Камаль ни за что не оставит заложницу и не уйдет один. Не Настя – по той же причине: Камаль не позволит ей уйти. Это может быть только Адам. Какой инстинкт самосохранения заставил его отказаться от защиты Камаля? Вероятно, сплошная темнота подействовала ему на нервы, и он сломался. Именно поэтому Гектор приказал Сирилу погасить все огни.

– Хорошо! – сказал Гектор. – Сирил, снова откройте люк позади меня. Исполняйте! – Едва люк открылся, Гектор вернулся в только что оставленную секцию. – Порядок, Сирил. Я вернулся в секцию номер четыре. Снова закройте люк.

Он терпеливо ждал почти шесть минут, потом снова откликнулась Хейзел:

– Гектор, третий человек добрался до тебя. Он за люком напротив тебя. Вроде бы осматривает лючину, стараясь найти замок и открыть.

– Хорошо, Хейзел! Я уверен, что этот третий – Адам Типпо Тип и теперь он там, где нам нужно. Сирил, закройте люк за Адамом и сообщите мне, как только сделаете это.

Минуту спустя Сирил снова вступил в разговор.

– Люк закрыт, Гектор, – доложил он. – Адам заперт в третьей секции.

– Хорошо, Сирил. Теперь заполняйте секцию углекислым газом.

Последовала еще одна долгая пауза, и Сирил объяснил задержку:

– Требуется время, чтобы газ заполнил все помещение.

Какое-то время все молчали, потом заговорила Хейзел:

– Действует. Адам бежит обратно, туда, откуда пришел. Он в панике. Газ добрался до него.

– Сирил, откройте люк и впустите меня.

Гектор включил подачу кислорода и закрыл маску. Он прошел через люк в залитую двуокисью углеродасекцию и побежал по проходу вслед за Адамом, торопясь добраться до него раньше, чем его убьет газ. Адама он нашел в молитвенной позе перед насосом и узнал белое одеяние раньше, чем увидел лицо. Перевернув Адама, Гектор увидел, что он уже без сознания, но дышит судорожными вдохами. Гектор увидел в руке шейха кожаный чемоданчик и хотел забрать его, но цепочка была из нержавеющей стали, а замок сложнейший, какими пользуются дипломатические курьеры. Без паяльной лампы цепочку было не разрезать. Время этого не позволяло, поэтому Гектор подтащил Адама к одной из зеленых труб с газом, горизонтально тянувшихся вдоль одной стороны туннеля, и положил на трубу лицом вниз. Ноги и руки Адама – вместе с чемоданчиком – перекинул через трубу. И прочно связал, прикрепив Адама к трубе надежно, как кусок свинины к шампуру.

– Теперь не сбежишь, – негромко сказал Гектор и снял с пояса запасной двухлитровый баллон с кислородом. Надел Адаму на рот и нос полиуретановую маску и открыл клапан. Кислород с легким шипением пошел в раскрытый рот Адама. Гектор эластичной лентой закрепил маску у шейха на затылке и вызвал Сирила.

– Точно, беглец – Адам. Я его связал. Он еще без сознания, но я надел ему кислородную маску. Через несколько минут очнется. Включите свет в этой секции и откачивайте газ.

Кислород начал действовать, Адам глотнул и поморщился. Он открыл глаза, застонал. Задергался, стараясь освободиться. Потом увидел Гектора в чудовищном шлеме Дрегера и дико, нечленораздельно закричал. Попробовал сорвать маску, но, обнаружив, что не может, начал всхлипывать.

– Где я? Что со мной?

Не обращая на него внимания, Гектор выждал еще десять минут по своим часам, потом снял маску и проверил качество воздуха. В низкой концентрации двуокись углерода не имеет запаха, но в высокой у него острый кислый запах и вкус на языке. Вентиляторы удалили непригодный для дыхания газ. Воздухом можно было дышать.

Гектор сорвал с Адама кислородную маску и перекрыл подачу кислорода, прежде чем подвесить баллон к поясу.

– Кто ты? Что ты со мной сделаешь?

Голос Адама дрожал.

– Это мы обсудим позже, – пообещал Гектор по-арабски, проверяя, насколько прочно связаны руки и ноги шейха.

– Я тебя знаю! Ты убийца Гектор Кросс! – закричал Адам. – Ты убил моего отца и деда, теперь ты убьешь меня.

– Да. Весьма вероятно, – согласился Гектор, выпрямился и вызвал по радио Сирила: – Адам связан, он пришел в себя. Откройте люк в секцию номер 2. Я иду к Камалю и Насте. После того как я пройду, закройте люк.

Люк перед ним открылся, и он прошел через него во вторую секцию. Там Гектор остановился.

– Хейзел, где Камаль? – спросил он.

– Гектор, он не перемещался. По-прежнему в секции номер два прямо перед тобой. Думаю, он нашел какую-то дыру, чтобы спрятаться, и ждет тебя.

– Тогда не нужно его разочаровывать, – сказал Гектор. – Ладно, Сирил, закрывайте оба люка секции два и готовьтесь по моему приказу заполнить секцию газом.

– Принято, Гектор. Мы зажали Камаля. У него нет выхода.

– Пэдди, ты делаешь то же, что я?

– Да, Гектор.

– Иди вперед и жди у входа в секцию номер два со своего конца. Я буду ждать со своей стороны. Сирил заполнит секцию газом, и, как только Камаль потеряет сознание, мы войдем и заберем Настю раньше, чем на нее подействует газ.

– Тебе придется действовать быстро, Кросс, чтобы перегнать меня. Ты рискуешь жизнью моей девушки.

– Ничего с ней не случится, Пэдди. Она слишком крепка и красива, чтобы умереть молодой.

– Хватит болтать, Кросс. Давай начинать!

– Хейзел, последняя проверка. Где цель?

– Гектор, они на месте. По-прежнему на середине секции. Мне это не нравится. Думаю, Камаль прячет в рукаве последний туз. Будь осторожен, любимый.

– Осторожность – мое второе имя, – заверил Гектор. – Но, думаю, глоток двуокиси углерода сделает Камаля более дружелюбным. Подавайте к ним газ, Сирил.

– Принято, Гектор. Открываю баллон с углекислым газом.

– Пэдди, входим ровно через четыре минуты. К этому времени Камаль уже должен лежать.

– Конечно, как и Настя, – с горечью ответил Пэдди.

Не слушая его, Гектор смотрел на светящийся циферблат своего «Ролекса». Стрелка двигалась с неторопливостью альпийского ледника. Она достигла верха и начала второй оборот, когда с тревогой заговорила Хейзел:

– Мы потеряли контакт! Камаль и Настя исчезли с экрана.

– Это невозможно. Инфракрасный сенсор в туннеле работает? Или Камаль сумел уничтожить его?

В миг, когда Гектор считал, что все под контролем, положение дел начало меняться.

– Подтверждаю. Сенсор исправен, но Камаль исчез. Контакта нет, – настойчиво повторила Хейзел.

Гектор постарался подавить приступ паники.

«Думай, как лиса. Думай, как Камаль, – призывал он себя. – Что сейчас делает этот ублюдок?»

Включилось чутье, и Гектор почти сразу нашел ответ на собственный вопрос. И заговорил в микрофон:

– Пэдди, Камаль, вероятно, учуял газ. Его запах ни с чем не спутаешь. Он знает, что такое двуокись углерода, и знает, что этот газ тяжелее воздуха. Он знает, что, если хочет выжить, должен подняться выше. Но как он это сделал? – Потребовалось еще несколько секунд, чтобы найти ответ. – Шахта выхода из второй секции! Ублюдок поднялся на верх шахты и утащил с собой Настю. Там нет инфракрасных сенсоров и задерживается пригодный для дыхания воздух. Здесь он может дышать и использует Настю как щит. Мы не можем стрелять вверх, в шахту: можно попасть в Настю.

– Надо идти, Гектор! – Пэдди сорвался на крик. – Позволь! Ради Христа, позволь мне пойти к ней!

– Ты прав, Пэдди. Пора вмешаться! – резко ответил Гектор. – Сирил, откройте все люки! Потом прекратите подачу газа и проветрите все секции. – Он глубоко вдохнул и продолжал: – Хейзел, сюда вниз – врача. Кто-нибудь обязательно пострадает.

– Я приду с врачом, – ответила Хейзел.

Гектор сначала хотел возразить, но по опыту знал, что это бесполезно. Вдобавок люк уже открылся и нужно было идти. Он нырнул в люк и побежал по проходу. Соблюдать осторожность было некогда. Он точно знал, где Камаль. Шахта в самой середине секции, над насосами. Не сбавляя скорости, он снова вызвал Пэдди:

– Пэдди, когда доберешься до места, укройся за насосом. Я буду по другую сторону. Скажи, когда займешь позицию. Нам нужно действовать вместе. И не пытайся играть в Одинокого Рейнджера. [67]67
  Знаменитое телевизионное и радиошоу, много лет идущее в США.


[Закрыть]

Пэдди ничего не ответил; Гектор увидел перед собой темную громаду насоса. Над ним вход в вертикальную шахту зиял, как пасть беззубого чудовища. Гектор пролез под прикрытием насоса, выбрался и встал на колени. Пистолет, 9-миллиметровую «беретту», он направил в шахту.

– Ну как, Пэдди, ты занял позицию? – тихо спросил он и сразу услышал ответ:

– Занял, Гектор.

– Повторяешь мои действия?

– Да, Гектор.

– На счет пять включить освещение. Один. Два. Три. Четыре. Свет!

Секцию залил яркий электрический свет. Вверху, в шахте, горела забранная проволочной сеткой 180-ваттная лампочка. Она, как на сцене, осветила сзади Камаля и Настю. Камаль сидел на узкой ступеньке лестницы. Настя стояла на кольце под ним. Руки ее были связаны и вытянуты вперед, на шее веревка. Камаль держал в одной руке эту веревку, в другой – автомат. Он целился вниз, в шахту и, как только увидел в тридцати футах под собой Гектора и Пэдди, одной рукой дал по ним очередь. За мгновение до этого они оба укрылись за корпусом насоса.

В закрытой шахте выстрелы прозвучали оглушительно. Пули выбивали искры из кожуха насоса и из стальных труб. Как только очередь прекратилась, Гектор рискнул посмотреть наверх. Никакой возможности выстрелить в Камаля. Тело Насти почти полностью закрывало его, но Гектор заметил, что Насте каким-то образом удалось обернуть веревку вокруг своих связанных запястий. Камаль не может больше использовать ее как удавку. Настя опасно балансировала на кольце лестницы, ни за что не держась. Гектор сразу понял, что она задумала, а в следующий миг Настя крикнула: «Лови меня, Бабу!» и бросилась спиной вниз в шахту. Веревка натянулась, но нагрузка пришлась на запястья, не на горло. Конец веревки вырвался из рук Камаля, и он едва не слетел со своего насеста, отчаянно стараясь сохранить равновесие.

«Кто такой Бабу?» – совершенно не к месту подумал Гектор. На этот невысказанный вопрос ответил Пэдди; он выскочил из-за насоса и, широко раскинув руки, встал под стволом шахты, глядя на падающую к нему Настю. Настя собралась в комок, поджала локти и колени и летела с высоты почти в тридцать футов. Скорость ее падения возрастала, но Пэдди и глазом не моргнул. Он поймал ее в воздухе на руки, и инерция бросила его на стальную палубу. Тело Пэдди погасило толчок почти полностью. Звук был такой, будто телега проехала по булыжнику, Гектор услышал треск сломанной кости. Но Пэдди не разжал рук. Он прижимал Настю к груди.

Гектор даже не взглянул на переплетенные тела у своих ног: он целиком и полностью, духом и телом, был сосредоточен на фигуре в шахте высоко над ним.

Камаль вцепился в кольцо лестницы, он брыкался и дергался, стараясь удержаться. Первая пуля, выпущенная Гектором из «беретты» ударила в лестницу над Камалем и отлетела рикошетом. Потеряв лишь малую долю скорости, деформированная пуля пролетела короткое расстояние по воздуху, пробила промежность Камаля и углубилась в живот. Камаль скорчился и всем телом содрогнулся. Он мертвой хваткой вцепился в кольцо лестницы и не удержал автомат. Автомат падал, отскакивая от ступенек и подпрыгивая. Гектор уклонился, когда оружие пролетело мимо него, потом быстро сделал три выстрела. Каждая пуля пробивала плоть, кости, внутренние органы. Пальцы Камаля медленно разжались, и он сорвался в шахту; просторное одеяние развевалось в полете, потом Камаль рухнул на палубу у ног Гектора. Гектор наклонился к нему и еще два раза выстрелил в голову, прежде чем повернуться к Пэдди и Насте.

Туннель по-прежнему наполнял углекислый газ, который еще не вытянула вентиляция. Насте грозила опасность. Гектор склонился к ней, снял с пояса двухлитровый баллон с кислородом, открыл клапан и надел маску на рот и нос Насти.

– Сначала помоги Пэдди! – потребовала Настя, ее голос из-под маски звучал приглушенно.

Пэдди пытался сесть, но его тело перекосилось; одно плечо было ниже другого.

«Ключица и, вероятно, пара ребер, – подумал Гектор. – Наверняка несколько растяжений и порванные мышцы, но поврежден ли мозг?»

Вслух он сказал:

– Давай, Бабу. Дама велит заняться тобой.

– Однажды ты нарвешься, Кросс, – предупредил Пэдди, но без искренней злобы, и скривился от боли, сквозь которую пробивалась радость, когда Настя склонилась к нему и заглянула в глаза.

– Мозг не поврежден! За нашим пареньком не заржавеет! – с улыбкой постановил Гектор и включил микрофон своей рации. – Слушайте все! Камаль вне игры. Утманн Вадда тоже. Адам взят. Пэдди сломал пару костей, но он парень крепкий, а кости срастутся. Главное, мы с Настей в полном порядке. Тревожиться не о чем!

* * *

Гектор и Хейзел стояли на крыле мостика «Золотого гуся». Он обнимал ее одной рукой, Хейзел льнула к его груди. Они молча смотрели, как подходят последние шлюпки с моряками, которых колонна Сэма Хантера освободила из тюремных загонов на берегу. Моряков перевозили на их корабли в заливе.

Убедившись, что женщины и дети бежали из города, – Хейзел очень определенно настояла на предварительной проверке – люди Сэма поджигали лачуги. На большую часть захваченных пиратами судов уже вернулись экипажи и проверяли двигатели, готовясь к отплытию. У восьми судов, много лет простоявших на якоре, двигатели проржавели, корпуса насквозь проела ржавчина, и выхода в море они не выдержали бы. Гектор приказал затопить их, чтобы лишить пиратов даже самой скромной прибыли. Когда открыли кингстоны и вода хлынула внутрь, одни перевернулись, другие просто затонули; их мачты виднелись над поверхностью воды. Наконец по берегу спустились к морю бронированные амфибии Сэма Хантера и поплыли к «Гусю», оставив город гореть. Хейзел нарушила молчание.

– Итак, дорогой, дело сделано, – сказала она почти шепотом.

– Почти, но не совсем. Осталось еще одно, – ответил Гектор, и она повернулась в кольце его рук и посмотрела ему в лицо.

– Знаю. Я все время боялась этой части. – Она вздохнула. – Где он?

– Тарик поместил его в арсенале в закрытой части корабля.

– Надо сразу покончить с этим, пока я не потеряла остатки мужества.

– Мы сделаем это только в море, – ответил он. – Мужества нам хватит. Мы в долгу перед Кайлой и Грейс.

– Знаю, – прошептала Хейзел и пошевелилась у его груди, – мы должны восстановить справедливость. Без этого нам не знать покоя. Когда мы должны это сделать?

– Отплытие сегодня вечером… Завтра на рассвете, когда нас не будет видно с берега.

– Только ты и я? – негромко спросила Хейзел. – Больше никто?

– Многие пострадали, – напомнил Гектор. – Тарик, Пэдди и Настя.

– Хорошо. Но это должна сделать я. Это мой священный долг.

Солнце садилось и света едва хватало, чтобы разглядеть канал, когда «Золотой гусь» вывел конвой разнообразных судов из залива Ганданга-бей. Всю ночь они шли на юго-восток. На следующее утро еще затемно Гектор и Хейзел приняли ванну и переоделись в чистое. Потом выпили по чашке крепкого черного кофе, молча стоя в маленькой кухоньке при помещениях владельца. Ровно в пять утра в дверь постучал Тарик, и Гектор открыл ее.

– Все готово, – сказал Тарик.

– Спасибо, старый друг.

Гектор оставил его в дверях и вернулся к Хейзел, сидевшей на кровати. Она подняла голову и посмотрела на него. Такого цвета глаз Гектор у нее никогда не видел – они были голубыми, холодными и бессолнечными, как арктическое море.

– Да? – спросила она.

– Да! – ответил он и, взяв Хейзел за руку, поднял. Подвел к лифту, и они спустились на самый нижний уровень. Когда дверь лифта открылась, Гектор взял Хейзел за локоть и вывел на кормовую палубу. Часть палубы огораживал занавес из тяжелого брезента. Тарик шел впереди. Он открыл в брезенте клапан. Когда все вошли, он снова его закрыл.

Здесь ждали Пэдди и Настя. Пэдди сидел на складном брезентовом стуле: грудь обмотана хирургической липкой лентой, правая рука на перевязи. Настя стояла за ним, положив руку ему на плечо. Гектор и Хейзел встали по другую сторону от Пэдди. Гектор взглянул на Тарика.

– Веди Адама, – приказал он.

Тарик вышел через клапан в брезенте и почти сразу вернулся. За ним два бойца «Кроссбоу» вели Адама. Ноги у него подкашивались от ужаса. Охрана почти волокла его. Они поставили его на колени перед Хейзел. Гектор кивнул им, и они отошли и встали у выхода из огороженного пространства.

Адам стоял на коленях перед Хейзел и Гектором, и мрачно смотрел глазами, полными слез. Черный чемоданчик по-прежнему был прикован к его запястью, Адам обеими руками прижимал его к груди.

– Почему чемоданчик еще у него? – спросил Гектор. – Заберите.

– На цепи замок с комбинацией, – ответил Тарик. – Он не отдает. Мы не можем забрать его.

– Отрежь ему кисть, Тарик. Цепочку легко можно будет снять, – приказал Гектор. – Кинжалом.

Тарик вытащил кинжал, наклонился к Адаму и взял его за руку. Адам завизжал, как поросенок, которому собираются перерезать горло:

– Нет! Не надо резать! Я отдам!

Он положил дипломат на колени и дрожащими пальцами набрал комбинацию замка. При второй попытке цепь свалилась с его запястья, Адам пополз по палубе и обеими руками протянул чемоданчик Гектору.

– Мы можем договориться, – всхлипывал он. – Я знаю, ты человек слова, Гектор Кросс. В этом чемоданчике банковские интернет-коды и пароли почти к двум миллиардам долларов на депозитах в двадцати шести банках по всему миру. Мы можем поделить их. Отпусти меня и бери половину.

– Это не твои деньги, Адам. Ты украл их у людей, чьи суда и товары отнимал.

– Тогда бери все, – взмолился Адам. – Два миллиарда долларов! Возьми все, но отпусти меня.

– Да. Я возьму все, Адам, – сказал, кивнув, Гектор, – и отпущу тебя к Иблису, злому джинну. Он ждет. Забери чемоданчик, Тарик.

Адам взвыл и попробовал воспротивиться, вцепившись в цепочку. Тарик повернул кинжал и рукоятью ударил его по затылку. Адам выпустил цепочку и обеими руками схватился за голову. Тарик передал чемоданчик Гектору. Тот отставил его в сторону и сосредоточил внимание на жалкой фигуре у своих ног.

– Адам, ты великое множество раз грабил, насиловал и убивал. Даже по законам шариата, которые, по твоим утверждениям, ты уважаешь, это уголовные преступления. Ты бесспорно виновен. Но одной из твоих жертв стала молодая женщина Кайла Бэннок. Ты безжалостно насиловал и пытал ее. И наконец убил Кайлу и ее бабушку Грейс Нельсон, приказав своим приспешникам обезглавить их. И отправил их головы Хейзел Кросс с насмешливым посланием. Хейзел Кросс, дочь Грейс Нельсон и мать Кайлы Бэннок, стоит перед тобой и требует возмездия.

Адам поднял голову и посмотрел на Хейзел. По его щеке текла кровь от удара Тарика. Он плакал, слезы смешивались с кровью и капали на его белое одеяние.

Гектор тихо продолжал:

– Перед тобой стоит мать Кайлы Бэннок. Она требует права на отмщение – по законам шариата. Жизнь за жизнь.

– Прошу вас! – Адам стиснул руки и умоляюще протянул их, точно нищий. – Это был мой долг. Я просто делал то, чего требовал мой долг перед Аллахом и предками. Пожалуйста, поймите. Проявите милосердие.

Гектор взглянул на Тарика и кивнул. У ног Тарика лежал свернутый кусок брезента. Тарик расстелил его на палубе. Два бойца «Кроссбоу» принесли тяжелый мешок с песком и поставили в центре полотна.

– Адам, ложись на брезент головой на мешок, – приказал Гектор.

– Нет! – закричал Адам. – Я отдал вам деньги. Я заплатил кровный долг по закону шариата, и вы приняли плату. Вы должны отпустить меня.

Гектор достал из кобуры пистолет и рукоятью вперед протянул Хейзел. Она взяла оружие, послала патрон в затвор и направила ствол в палубу. Потом Гектор подошел к стоящему на коленях Адаму. Адам кричал:

– Милосердия! Умоляю о милосердии!

Гектор взял Адама за запястье, как будто бы без малейшего усилия завел руку ему за спину и заставил Адама встать. Провел к полотну на палубе и уложил на живот.

– Клади голову на мешок с песком, – негромко приказал Гектор. – Песок остановит пулю, когда она пройдет через твою голову. А потом, когда тебя бросят в море, мешок потянет твое тело вниз.

Адам издал невнятный вопль. Гектор вдавил его голову в мешок, и песок заглушил звук. Потом он посмотрел на Хейзел.

– Готова? – спросил он. Хейзел – она молча плакала – кивнула. Она подошла, остановилась рядом с Гектором и прицелилась в голову Адаму, но ее плечи тряслись, и пистолет в руке дрожал. Она мотала головой и хватала воздух, как утопающая. Настя Воронова оставила Пэдди, подошла к Хейзел и мягко положила руку ей на плечо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю