355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Томас Харрис » Ганнибал (др. перевод) » Текст книги (страница 25)
Ганнибал (др. перевод)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:59

Текст книги "Ганнибал (др. перевод)"


Автор книги: Томас Харрис


Жанры:

   

Триллеры

,

сообщить о нарушении

Текущая страница: 25 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Глава 71

Утро. Возведенное из армированного бетона и похожее на огромную решетчатую клетку здание ФБР угрюмо плавает в молочном тумане. В наш век начиненных взрывчаткой автомобилей главный вход и въезд во внутренний двор большую часть времени остаются закрытыми, а установленные вокруг здания старые машины ФБР играют роль своего рода защитного барьера.

Копы округа Колумбия, следуя политике полицейского управления, с тупым упорством день за днем продолжают лепить извещения о штрафе на ветровые стекла машин; под дворниками копятся толстые пачки квитанций, которые при сильных порывах ветра разлетаются по улице.

Какой-то бродяга, греющийся на решетке тротуара, окликнул Старлинг и протянул руку за подаянием. Одна сторона его физиономии была совершенно оранжевой от бетадина, нанесенного в пункте «Скорой помощи». В руке бродяга сжимал пенопластовый, обкусанный по краям стаканчик, Старлинг порылась в сумочке в поисках доллара, затем, сама не зная почему, дала ему две бумажки, склонившись навстречу теплому, пахнущему паром потоку воздуха из решетки.

– Да благословит вас Господь, – сказал бродяга.

– Это было бы хорошо, – ответила Старлинг. – Мне может понадобиться любая помощь.

Старлинг взяла большую кружку кофе в заведении на Десятой улице рядом с Центром Гувера, как не однажды это делала в течение всех лет работы в ФБР. После неспокойного сна ей очень хотелось крепкого кофе. Но выпить Старлинг решила лишь половину. Не хватает только описаться во время слушания, подумала она.

Заметив через окно Джека Крофорда, девушка вышла на тротуар и спросила:

– Не хотите ли взять мой кофе, мистер Крофорд? Они мне нальют еще чашку.

– Надеюсь, он у вас без кофеина?

– Нет.

– В таком случае, пожалуй, не стоит. Боюсь, что под действием кофеина я вылезу из своей шкуры.

Крофорд был возбужден и казался очень старым. На кончике его носа висла большая капля. Они стояли чуть в стороне от потока людей, вливающегося в здание ФБР через вход со стороны Десятой улицы.

– Я не знаю, о чем пойдет речь, Старлинг. Никого из других участников перестрелки на рынке Феличиана не пригласили. Вы – единственная, и это все, что я сумел выяснить. Я пойду с вами.

Старлинг дала Крофорду салфетку, чтобы тот мог вытереть нос, и они влились в поток сотрудников ФБР, отправляющихся на дневную смену.

Старлинг показалось, что канцелярская братия штаб-квартиры выглядит сегодня необычайно нарядно.

– Девяностая годовщина ФБР, – пояснил Крофорд. – Буш собирается произнести речь.

На боковой улице расположились четыре грузовика с нацеленными в небо спутниковыми антеннами.

На тротуаре суетилась съемочная команда из «Дабл-эф-ю-эл ТВ». Молодой человек с гладко выбритым черепом что-то говорил в ручной микрофон. Сидевший на крыше микроавтобуса помощник режиссера узрел в толпе Старлинг и Крофорда.

– Вот она, вот она! – закричал он. – В темно-синем плаще!

– Время! – распорядился бритый. – Поехали!

Оператор протолкался сквозь толпу пешеходов, чтобы запечатлеть лицо Старлинг крупным планом.

– Специальный агент Старлинг, не могли бы вы прокомментировать ход расследования побоища на рыбном рынке Феличиана? Было ли уже представлено заключение? Предъявлено ли вам обвинение в убийстве пятерых…

Крофорд снял с головы свою широкополую шляпу и, сделав вид, что закрывается от света, прикрыл на несколько мгновений линзу камеры. Телевизионную банду смогли сдержать лишь охраняемые двери.

Этих сукиных детей кто-то известил.

Миновав зону охраны, они задержались в вестибюле. На их плащах и на шляпе Крофорда осели мелкие капли дождя. Крофорд всухую проглотил таблетку.

– Старлинг, думаю, что они остановились на этом дне из-за того шума, который поднялся в связи с импичментом и юбилеем. Что бы они ни намеревались сделать, они хотят это сделать под шумок и как можно быстрее.

– Но если это делается под шумок, то почему информирована пресса?

– Видимо, не все на этом слушании поют по одной и той же партитуре. У вас есть еще десять минут для того, чтобы припудрить носик.

Глава 72

Старлинг очень редко приходилось подниматься на седьмой этаж, где располагались кабинеты начальства. Семь лет назад она вместе со своим выпускным классом была в кабинете Директора, и тот поздравлял Арделию Мэпп по случаю ее блестящей прощальной речи. Однажды Старлинг еще раз пришлось побывать на седьмом этаже – заместитель Директора вызвал ее, чтобы вручить медаль чемпиона по стрельбе из боевого пистолета.

Такого пушистого ковра, как тот, который закрывал пол в офисе помощника Директора Нунана, Старлинг никогда еще не видела. В помещении для совещаний с его кожаными креслами царил клубный дух. В воздухе стоял густой табачный запах. Интересно, подумала Старлинг, проветривали ли они помещение перед приходом и куда дели окурки? Скорее всего спустили в унитаз.

Когда она и Крофорд вошли в комнату, трое мужчин встали с кресел, и лишь один остался сидеть. Поднялись на ноги ее бывший босс Клинт Пирсал, шеф Вашингтонского регионального отделения ФБР; помощник Директора ФБР Нунан и высокий рыжеволосый человек в костюме из шелка-сырца. Сидеть остался Пол Крендлер из Минюста. Торчавшая на длинной шее голова Крендлера повернулась в сторону Старлинг так, словно он уловил ее появление по запаху. Когда Крендлер обратился к девушке лицом, она смогла увидеть одновременно два его закругленных уха. К своему удивлению, Старлинг заметила в углу комнаты незнакомого ей федерального исполнителя.

Сотрудники ФБР и Министерства юстиции всегда одеваются весьма аккуратно, но сегодня они были вычищены и отутюжены так, словно им предстояло показаться перед телевизионными камерами. Старлинг догадалась, что они позже намерены принять участие в торжествах внизу в обществе экс-президента Буша. Если бы это было не так, то ее вызвали бы не в Центр Эдгара Гувера, а в Министерство юстиции, Увидев рядом со Старлинг Джека Крофорда, Крендлер сурово сдвинул брови.

– Мистер Крофорд, мне кажется, что в вашем присутствии на этом собрании нет необходимости, – сказал он.

– Я являюсь непосредственным начальником специального агента Старлинг, и мое место здесь.

– Думаю, что это не так, – произнес Крендлер и, обратившись к Нунану, продолжил: – Согласно документам ее боссом является Клинт Пирсал, а к Крофорду она лишь временно прикомандирована. Полагаю, что мы можем побеседовать с агентом Старлинг без посторонних. Что же касается начальника отдела мистера Крофорда, то мы попросим его оставаться поблизости на тот случай, если нам потребуется дополнительная информация.

Нунан кивнул, соглашаясь, и сказал:

– Джек, мы с удовольствием познакомимся с твоим мнением, после того как выслушаем независимые показания этой… специального агента Старлинг. Оставайся поблизости, Джек. Если хочешь, устройся в читальне библиотеки. Я тебя найду.

– Мистер Нунан, я могу сказать…

– Вы можете уйти, вот что вы можете, – бросил Крендлер.

Нунан резко поднялся с кресла.

– Потише, мистер Крендлер, – сказал он. – Собрание веду я до тех пор, пока не дам вам слова. Джек, мы с тобой бок о бок прошли здесь длинный путь, а джентльмен из Минюста получил свой пост слишком недавно для того, чтобы понять, что это значит. Ты получишь возможность сказать все, что считаешь нужным. Теперь оставь нас и позволь Старлинг высказаться самостоятельно. – Нунан наклонился к Крендлеру и прошептал ему на ухо нечто такое, от чего лицо джентльмена из Минюста залилось краской.

Крофорд посмотрел на Старлинг. Продолжая настаивать, он мог лишь еще сильнее навредить делу.

– Благодарю вас, сэр, за то, что вы пришли, – сказала девушка.

Федеральный исполнитель проводил Крофорда к дверям.

Услышав, как захлопнулась дверь, Старлинг выпрямилась и с достоинством посмотрела на сидящих перед ней мужчин.

Начиная с этого момента слушание своей скоростью стало напоминать ампутацию, производимую в восемнадцатом столетии.

Самый высокий пост среди присутствующих занимал Нунан, однако Генеральный инспектор имел право отменять его решения, а он, судя по всему, передал свои полномочия по рассматриваемому вопросу Крендлеру.

Нунан придвинул к себе лежащую на столе папку и сказал:

– Не могли бы вы идентифицировать себя для протокола?

– Специальный агент Клэрис Старлинг, сэр. Но разве протокол ведется, мистер Нунан? Я хотела бы, чтобы это было именно так. – Не получив ответа, Старлинг продолжила: – Вы не станете возражать, если я запишу нашу беседу? – С этими словами она извлекла из сумочки небольшой магнитофон.

– Вообще-то такого рода предварительные обсуждения проводятся в офисе Генерального инспектора в здании Министерства юстиции. Мы собрались здесь только потому, что ввиду предстоящей церемонии это всех устраивает. Однако и в данном случае действуют все правила Генерального инспектора. Никаких записей, поскольку это дело может иметь международные последствия.

– Изложите ей обвинения, мистер Крендлер, – сказал Нунан.

– Агент Старлинг, вы обвиняетесь в незаконной передаче информации бежавшему и находящемуся в розыске преступнику, – сказал Крендлер, тщательно следя за выражением своего лица. – В частности, вы обвиняетесь в том, что поместили объявление в итальянских газетах с целью известить находящегося в розыске Ганнибала Лектера об опасности ареста.

Маршал передал Старлинг смазанную копию из «Ла Нацьоне». Она повернула листок к свету и прочитала:

«А.А. Аарон – сдайтесь ближайшим к вам органам власти. Враг близок. Ханна».

– Что вы на это скажете?

– Я этого не делала. И никогда не видела этого.

– Как вы можете объяснить то, что под объявлением стоит подпись «Ханна» – кодовое имя, известное лишь доктору Лектеру и ФБР? Кодовое имя, использовать которое вас просил доктор Лектер.

– Не знаю. Кто это обнаружил?

– Служба документации Лэнгли случайно наткнулась на него в ходе перевода из «Ла Нацьоне» материалов о Ганнибале Лектере.

– Если кодовое имя известно только ФБР, то каким образом служба документации Лэнгли могла обратить на него внимание? Служба документации принадлежит Центральному разведывательному управлению. Почему бы не поинтересоваться в ЦРУ, кто привлек их внимание к слову «Ханна»?

– Я уверен, что они знакомы с файлом по делу Лектера.

– Неужели в такой степени? Сомневаюсь. Давайте спросим у них, кто им посоветовал столь пристально следить за делом. Кроме того, откуда я могла знать, что доктор Лектер находится во Флоренции?

– Вы единственная, кто обнаружил интерес Квестуры Флоренции к электронному файлу Лектера, – сказал Крендлер. – Запрос из Флоренции поступил за несколько дней до гибели Пацци. Нам неизвестно, когда вы об этом догадались. С какой стати Квестура итальянского города вдруг проявила интерес к электронному досье находящегося в розыске преступника?

– Но в силу каких мотивов я могла его предупредить? Почему этим занимается офис Генерального инспектора, мистер Нунан? Я в любое время готова пройти испытание на полиграфе. Попросите вкатить сюда детектор лжи.

– Итальянцы заявили дипломатический протест по поводу того, что находящийся в их стране беглый преступник получил предупреждение, – сказал Нунан. Указав на рыжеволосого мужчину в шелковом пиджаке, он добавил: – Это мистер Монтенегро из итальянского посольства.

– Доброе утро, сэр, – сказала Старлинг. – Скажите, как об этом узнали итальянцы. Неужели из Лэнгли?

– Дипломатический протест направил мяч на нашу половину площадки, – вмешался Крендлер прежде, чем мистер Монтенегро успел открыть рот. – Мы намерены все выяснить к полному удовлетворению итальянских властей, так же как к удовлетворению Генерального инспектора и моего тоже. Мы хотим сделать это как можно быстрее и без огласки. Будет лучше, если мы сообща рассмотрим все факты. Какие отношения сложились между вами, мисс Старлинг, и доктором Лектером?

– По распоряжению начальника отдела мистера Крофорда мной было проведено несколько допросов доктора Ганнибала Лектера. Со времени его побега я за семь лет получила от него два письма. Оба письма сейчас находятся в вашем распоряжении, – сказала Старлинг.

– На самом деле в нашем распоряжении писем больше, – произнес Крендлер. – Вот это мы получили только вчера. Получали ли вы еще что-нибудь, нам знать не дано. – Он опустил руку за спинку кресла и извлек на свет картонную коробку, залепленную множеством марок и изрядно потрепанную от многочисленных пересылок.

Крендлер сделал вид, что наслаждается источаемым коробкой ароматом. Он ткнул пальцем в ярлык с адресом, не удосужившись показать его Старлинг.

– Здесь обозначен ваш адрес в Арлингтоне, специальный агент Старлинг. Мистер Монтенегро, вас не затруднит сказать нам, какие предметы содержатся в данной посылке?

Итальянский дипломат принялся показывать пальцем на отдельно завернутые предметы. При каждом движении запонка на рукаве его рубашки красиво поблескивала.

– Это лосьоны. Это sapone di mandorle, знаменитое миндальное мыло из «Фармачия Санта-Мария Новелла» во Флоренции, это духи. Вещи, которые люди дарят, когда хотят показать свою любовь.

– Ведь это все было проверено на наличие токсинов, не так ли, Клинт? – спросил Нунан у бывшего начальника Старлинг.

– Да, – ответил Пирсал, и девушке показалось, что ему немного стыдно. – Ничего не обнаружено.

– Дар любви, – удовлетворенно произнес Крендлер. Достав из коробки листок пергамента, он его развернул и продемонстрировал рисунок: вырезанное из газеты лицо Старлинг с телом крылатой львицы. Затем Крендлер развернул рисунок к свету и прочитал написанные каллиграфическим почерком доктора Лектера слова:

Вы когда-нибудь задавали себе вопрос, Клэрис, почему филистимляне вас не понимают? Попытаюсь объяснить. Это происходит потому, что вы – ответ на загадку Самсона. Вы – мед, заключенный в тело львицы.

– Il miele dentro leonessa, – повторил вслух по-итальянски мистер Монтенегро, чтобы лучше запомнить фразу и позже ее использовать.

– Что-что? – спросил Крендлер.

Итальянец отмахнулся от вопроса, понимая, что Крендлер не улавливает музыки метафоры доктора Лектера и ему чужды те чувства, которые рождает этот образ.

– В силу того, что данное дело приобрело международное звучание, Генеральный инспектор полностью берет расследование в свои руки, – объявил Крендлер. – Какой характер оно приобретет в будущем – административный или криминальный, – будет зависеть от хода следствия. Если выяснится, что вы совершили уголовное преступление, специальный агент Старлинг, то им займется Управление общественной безопасности Министерства юстиции. УОБ будет представлять дело в суде. Вас проинформируют заранее, чтобы вы имели достаточно времени для подготовки. Прошу вас, мистер Нунан…

Нунан набрал полную грудь воздуха и поднял топор:

– Агент Старлинг, я отправляю вас в административный отпуск на то время, которое потребуется для разрешения данного дела. Вы должны сдать оружие и удостоверение сотрудника ФБР. Ваш допуск в здание ограничен лишь теми местами, которые открыты для публичного посещения. Здание вы покинете в сопровождении федерального исполнителя. А сейчас, пожалуйста, передайте оружие и предметы, удостоверяющие личность, специальному агенту Пирсалу. Прошу вас.

Подходя к столу, Старлинг вдруг увидела в этих людях мишени на соревнованиях по стрельбе. Она может прикончить четверых, прежде чем кто-либо из них успеет выхватить пистолет. Но образ мишеней тут же исчез. Она достала свой главный калибр и, не сводя глаз с Крендлера, выбросила на ладонь магазин, а затем, передернув затвор, освободила и патронник. Крендлер поймал вылетевший патрон и сжал так крепко, что косточки его пальцев побелели.

За «кольтом» сорок пятого калибра последовали значок и удостоверение.

– У вас есть вспомогательное оружие? – спросил Крендлер. – И ружье?

– Старлинг… – предостерегающе произнес Нунан.

– Заперты в машине.

– Другие боевые принадлежности?

– Шлем и бронежилет.

– Офицер, примите указанные предметы, после того как проводите мисс Старлинг к ее автомобилю. Имеете ли вы мобильный телефон с шифровальным устройством?

– Да.

Крендлер повернулся лицом к Нунану и вопросительно поднял брови.

– Отдайте, – сказал Нунан.

– Я хочу что-то сказать. Думаю, что у меня на это есть право.

– Говорите, – бросил Нунан, посмотрев на часы.

– Все это специально подстроено. По моему мнению, Мейсон Вергер в целях личной мести пытается похитить доктора Лектера. Я считаю, что он упустил его во Флоренции. Я полагаю, что мистер Крендлер может состоять в сговоре с Вергером и хочет обратить деятельность ФБР против доктора Лектера на пользу Мейсону Вергеру. Думаю, что Пол Крендлер из Министерства юстиции получает за это деньги. Не сомневаюсь, что он стремится меня уничтожить по этой причине. Кроме того, Пол Крендлер испытывает ко мне личную неприязнь. На этой неделе он обозвал меня «кукурузной деревенщиной». И это еще одна причина, в силу которой он хочет меня уничтожить. Я бросаю мистеру Крендлеру вызов – согласен ли он вместе со мной пройти испытание на детекторе лжи. Что касается меня, то я в вашем распоряжении. Почему бы не сделать это прямо сейчас?

– Вам повезло, специальный агент Старлинг, что вас сегодня не привели к присяге, иначе… – начал Крендлер.

– Приводите! Но и вы должны присягнуть.

– Хочу заверить вас, что если, подозрения не подтвердятся, то вы без всякой предвзятости будете восстановлены на службе, – произнес Крендлер самым сладким тоном, на какой только был способен. – Тем временем вы будете получать жалованье и на вас по-прежнему распространяется положение о страховке и медицинские привилегии, – продолжил Крендлер, переходя на доверительный тон. – Например, вы сможете использовать свободное время для того, чтобы снять грязь с вашей щеки. Не сомневаюсь, что медики…

– Это не грязь, а пороховой ожог, – сказала Старлинг, – неудивительно, что вы перепутали.

Федеральный исполнитель уже ждал ее, протянув руку.

– Весьма сожалею, Старлинг, – сказал Клинт Пирсал, руки которого были заняты полученными от нее вещами.

Она бросила на него взгляд и отвернулась. Пол Крендлер приблизился к ней, в то время как все остальные выжидали, давая возможность дипломату первым покинуть помещение. Крендлер начал произносить сквозь стиснутые зубы заранее подготовленную фразу:

– Старлинг, даже для бел…

– Простите.

Это был Монтенегро. Высоченный дипломат, уже почти находясь в дверях, повернулся и подошел к ней.

– Простите меня, – повторил он и не отрывал взгляда от Крендлера до тех пор, пока тот не отошел, с искривленным от злобы лицом.

– Я очень сожалею о том, что с вами произошло, – сказал он. – Верю, что вы невиновны. Обещаю, что мы надавим на Квестуру Флоренции, чтобы та выяснила, каким образом inserzione… простите… объявление, попало в «Ла Нацьоне» и кто его оплатил. Если вы считаете, что… по моей линии в Италии что-то еще можно проверить, сообщите, пожалуйста, мне, и я настою на том, чтобы это было сделано. – Монтенегро вручил ей визитную карточку – маленькую, твердую и всю бугорчатую от многочисленных тисненых надписей. Затем итальянец повернулся и, сделав вид, будто не замечает протянутой руки Крендлера, пошел к двери.

Репортеры, оттертые в связи с предстоящей церемонией от главного входа, роились во внутреннем дворе. Некоторые из них, похоже, знали, за кем надо следить.

– Разве вы не обязаны держать меня за локоть? – спросила Старлинг у федерального исполнителя.

– Нет, мэм, не обязан, – ответил он и стал пролагать путь сквозь толпу с микрофонами.

На сей раз бритоголовый, видимо, точно знал, о чем следует спрашивать, и выкрикивал следующие вопросы:

– Правда ли, что вас отстранили от дела Ганнибала Лектера? Ожидаете ли вы, что против вас выдвинут обвинения в преступлении? Что вы ответили на обвинения итальянцев?

В гараже Старлинг отдала федеральному исполнителю бронежилет, шлем, помповое ружье и вспомогательное оружие. Федеральный исполнитель терпеливо ждал, пока Старлинг разряжала маленький пистолет и протирала его промасленной тряпицей.

– Я наблюдал за тем, как вы стреляли в Квонтико, агент Старлинг, – сказал он. – Я дошел до четвертьфинала в соревнованиях нашей службы. Я смажу ваш «кольт» перед тем, как его сдать.

– Спасибо.

Федеральный исполнитель тянул время, ожидая, когда Старлинг сядет в «мустанг». Мотор громко заработал, и в этот момент офицер что-то сказал. Девушка опустила стекло, и он повторил свои слова:

– Мне страшно жаль, что это случилось с вами.

– Благодарю вас, сэр. Я высоко ценю ваши слова. Принадлежащая прессе машина преследования поджидала ее у выезда из гаража. Старлинг надавила на газ, оставив ее позади, но уже в трех кварталах от здания ФБР была остановлена и оштрафована за превышение скорости. Фотографы смогли запечатлеть, как полицейский округа Колумбия выписывает ей квитанцию.

Помощник Директора Нунан сидел за своим рабочим столом и растирал переносицу, на которой остались следы от очков.

Устранение Старлинг его не очень беспокоило – он считал, что женщины привносят в работу слишком много эмоций, и это не всегда способствует деятельности Бюро. Но он страдал от того, как обошлись с Джеком Крофордом. Джек был одним из «старых парней». Может быть, Джек немного слеп в отношении этой девчонки? Так иногда бывает. Жена Джека умерла, и все такое… У самого Нунана однажды случилась неделя, когда он не мог оторвать глаз от премиленькой стенографистки. От девочки пришлось избавиться, пока из-за нее не начались неприятности.

Нунан нацепил очки и спустился на лифте в библиотеку. Он нашел Джека Крофорда в читальном зале. Старый приятель сидел в кресле, прислонив откинутую голову к стене. Нунану показалось, что Джек дремлет. Лицо его было серым, а на лбу проступили капельки пота. Крофорд открыл глаза и захватил воздух широко открытым ртом.

– Джек! – Нунан потрепал коллегу по плечу, а затем прикоснулся к его лицу, на котором всегда сохранялось дружелюбное выражение. – Эй, библиотекарь! – прогремел его голос. – Вызывайте медиков!

Крофорда отвезли в медпункт ФБР, а оттуда прямиком в реанимацию отделения кардиологии Мемориальной больницы им. Джефферсона.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю