355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Татьяна Зинина » Великая самозванка (СИ) » Текст книги (страница 14)
Великая самозванка (СИ)
  • Текст добавлен: 20 марта 2017, 13:30

Текст книги "Великая самозванка (СИ)"


Автор книги: Татьяна Зинина



сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

– Я не знала этого… – ошарашено прошептала Рус.

Артур лишь кивнул, и добавил:

– Но ты всё равно выглядишь ещё моложе, чем была она. Да и глаза у тебя другие. И причина даже не в их цвете. Дело в другом, – пытался объяснить он. – У неё был холодный тяжёлый взгляд, а в твоих глазах тепло. И этим ты нравишься мне гораздо больше.

Несколько минут они оба молчали, но эта тишина почему-то не казалась этим, чужим, по сути, людям давящей или тяжёлой. Можно сказать, что они даже наслаждались ею.

Первым снова заговорил принц, и теперь его голос звучал даже с каким-то надрывом.

– Ты напомнила мне Эриол, когда она ещё не была королевой, – он втянул воздух и накрыл руками лицо. – Боги, вы так похожи. Ты даже улыбаешься так же, – затем вдруг усмехнулся и покачал головой. – Бедный Мадели! Я бы уже свихнулся, если бы каждый день видел перед собой ту, кого любил, но потерял.

После этой фразы взгляд Рус будто потух. Плечи сами собой понуро опустились, и она снова упала на подушку.

Артур удивлённо проследил за её действием и сказал раньше, чем успел подумать:

– Кай нравится тебе, – и это не было вопросом. Он всё видел по ней, читал по лицу, мимике, взгляду. Ведь фактически сейчас эта Рус вела себя точно так же как его сестра, когда только познакомилась с парнем по фамилии Мадели. – Глупо, милая. Он ведь тоже знает, кто ты на самом деле. Я уверен в этом.

– И что с того? – вдруг выпалила Рус, окончательно осмелев.

– А то, что маги любят только раз, – объяснил он, глядя на неё с сочувствием. – И он всегда будет любить Эриол, а в тебе видеть только её образ.

Она молча отвернулась, стараясь сдержать собственные эмоции. Слова Артура умудрились ранить её посильнее того камня, что он подсунул ей раньше. Ведь, как бы она ни убеждала себя, как бы ни отнекивалась от собственных чувств, но Кай для неё давно стал гораздо больше, чем хозяин. Он не просто нравился ей… она фактически жила мыслями о нём.

– Так, ладно, не будем о грустном, – отчеканил Артур, решив во что бы то ни стало вернуть улыбку на лицо Рус.

Он понимал, что ему не стоило говорить с ней о Кае, тем более лишать девочку надежды. Ведь, несмотря ни на что, она вызывала у брата королевы тёплые чувства. Даже какую-то щемящую нежность, будто на самом деле являлась его сестрёнкой. Только не старшей, а младшей. Той, кого нужно опекать и защищать.

– Давай договоримся, я буду называть тебя Эри, как и раньше. Ты меня – Артуром, ну или как-нибудь ещё, на своё усмотрение, – серьёзным голосом, с нотками веселья, начал принц. – Я торжественно обещаю относиться к тебе, как к горячо любимой сестре и всячески помогать.

– Слушай, – оборвала его монолог девушка. – Скажи мне честно, почему ты это делаешь?

Она снова села и повернулась к нему лицом. На самом деле, ей было категорически не понятно поведение брата королевы. То он с видом победителя обвиняет ей в том, что она не Эриол, обжигает камнем, то вдруг сам же лечит и вызывается помогать. И как вообще теперь стоит к нему относиться?

– Что именно? – уточнил Артур.

– Не бежишь сдавать меня страже и Совету, да ещё и предлагаешь помощь… – произнесла она, вглядываясь в зелёные глаза принца, будто стараясь отыскать в них истину.

Улыбка парня слегка искривилась, становясь больше похожей на ироничную ухмылку.

– Тут всё просто, – ответил он спокойным рассудительным тоном, словно объяснял ей очевидные вещи. – Я не хочу становиться королём. Но и страну бросить не могу. Поэтому ты для меня – самый лучший выход из данной ситуации. Сама подумай, ведь так на самом деле все только выигрывают. И я, и Карилия, и даже Мардел. Грызни за трон не будет, потому что он и так занят. Причём репутация моей сестры сильно облегчит тебе правление. Страна избежит смуты и неминуемых войн, а при правильной политике, ещё и придёт к процветанию. Но самое главное, – он поднял вверх указательный палец, подчёркивая важность своих следующих слов, – ты продолжаешь дело Эриол. Думаю, она бы это оценила… если бы могла.

Рус улыбнулась, но вдруг снова отвела взгляд и, помолчав немного, всё же озвучила так мучающую её мысль:

– Но, что будет… если она вернётся? – запнувшись, проговорила девушка.

– Она не вернётся, – уверенно ответил Артур. – Оттуда не возвращаются.

– А Кери считает иначе.

– Кери просто не желает верить, что её больше нет, – он снова достал из кармана кулон и показал его Рус. – Вот лучшее подтверждение. Ведь Эри почти никогда его не снимала. Да и никому бы не позволила… если бы была жива, – принц сглотнул и постарался снова спрятать подальше так не вовремя растревоженные чувства. Ведь как бы он ни храбрился, как бы ни старался казаться сильным, смерть сестры стала для него очень тяжёлым ударом. – Так что не стоит опасаться того, что невозможно. И как бы я ни желал думать иначе, но… моей сестры больше нет.

Они ещё долго разговаривали. Артур рассказывал Рус про то, какой задорной и весёлой девочкой Эри была в детстве. Как учила его ездить верхом и строить домики из книг в отцовской библиотеке. Как отчаянно старалась заставить его не бояться воды, но так и не смогла. Будучи магом земли, он куда уверенней чувствовал себя, находясь на суше и ощущая под ногами твёрдую поверхность.

Артур говорил… сам не понимая, с чего вдруг так разоткровенничался с той, кого знает всего несколько часов. Но она слушала его с таким искренним интересом и упоением, что он просто не смог заставить себя остановиться.

Боги, как же он мечтал вот так просто поболтать со своей сестрой! Но с тех пор, как погибли их родители, а на Эриол свалилось бремя короны, они ни разу нормально не поговорили. Она будто отгородилась от всего мира, и от своего маленького брата в том числе. А ведь ему было всего двенадцать, и в один момент он лишился и родителей и… сестры. Потому что у Эри больше не было на него времени.

Шли годы, Артур рос, Эриол всё больше отдалялась, но теперь уже никто из них не делал никаких шагов на сближение. Королева окончательно посвятила себя своей стране, а принц старался по возможности вообще не вспоминать, что когда-то у него была любящая сестра. Он был уверен, что ему плевать на Эриол вместе с её убеждениями о первостепенной важности благополучия Карилии. Но когда она исчезла, это стало для него настоящим ударом. Наверно, если бы не Кери, он бы так и не смог через это пройти. Убитый горем принц желал немедленно расправиться со всеми виновными. Он был готов сровнять с землёй всю столицу, вместе с дворцом, чтобы уничтожить этот рассадник ядовитых тварей, причастных к гибели его сестры.

В те тяжёлые для всех дни Марделу пришлось запереть Артура в собственной башне и не выпускать, пока тот не упокоится. И окажись на месте принца сама Эриол, это бы не помогло, но её брат не был таким сильным магом, да и успокаивался гораздо быстрее. Поэтому выпустили его всего через неделю, когда он, наконец, смог взять себя в руки.

Да, Артур успокоился, но не смирился. Поэтому и организовал своё расследование, ведь ни Кери, ни Мардел делиться с ним информацией не желали. Он узнал очень многое о той истории, вот только имена убийц до сих пор оставались для него тайной. Подозреваемых было больше двадцати, но доказательств чьей-то вины найти не удалось.

К тому же, официального расследования убийства не проводили, ведь для всех королева просто пропала. Поговаривали, что она сбежала сама, но многие при дворе были уверены, что её похитили.

Но Артуру никто не позволил сомневаться. Через три дня после её исчезновения к нему пришел Мардел и с сочувственным видом сообщил, что теперь править Карилией предстоит ему, как единственному наследнику. Ведь Эриол, скорее всего, уже нет в живых. Тогда-то у принца и случился тот жуткий срыв, затянувшийся на несколько дней. Но когда к нему снова вернулась способность думать, он упрямо заявил, что не признает королеву погибшей, пока ни получит доказательств её смерти. Мардел поколебался, но вынужден был согласиться. И так Карилия осталась без правителя почти на год…

Сам же Артур, получив от нанятого им сыщика кулон королевы и подробный рассказ о произошедшем в ночь её убийства, предпочёл оставить это в тайне. И хоть теперь он знал наверняка, что Эриол мертва, но официально признавать её погибшей не стал. По многим причинам.

Но Рус он ничего из этого не рассказывал. Ему не хотелось, чтобы она расстраивалась или переживала. И так как о себе девушка говорить не хотела, он просто веселил её забавными историями из своей юности и различными дворцовыми байками. Она же слушала его с улыбкой и постепенно всё больше расслаблялась. Ей нравился озорной блеск его зелёных глаз и та мальчишеская непосредственность, которая иногда проскальзывала в его взгляде. И пусть девушка всё ещё опасалась принца, но почему-то была уверена, что вреда он ей не причинит.

Она так и уснула, под очередной из рассказов Артура. А тот, заметив, что дыхание девушки стало ровным размеренным, а веки расслабленно закрылись, заботливо прикрыл её одеялом и уже собирался уйти, но… его взгляд снова упал на лицо той, кто была так похожа на его сестру. Он смотрел на неё и не верил, что это совсем другая девушка. Не мог заставить себя видеть в ней самозванку.

Сейчас он впервые в жизни желал обмануть самого себя, и внушить своему сознанию ложь. Ведь, эта Рус была именно такой сестрой, как ему хотелось. При одном лишь очевидном недостатке – она не Эриол.

Так он и уснул, рассматривая её расслабленное лицо и сетуя на судьбу за то, что отняла у него сначала родителей, а потом и Эри. Но перед тем как окончательно отдать себя во власть сновидений, Артур вдруг отчётливо осознал одну простую истину: Рус – его шанс… Шанс остаться свободным, не принося ущерб своей стране. Шанс продолжать считаться принцем, не соблюдая при этом весь тот необъятный свод традиций рода. И наконец, шанс получить именно такую сестру, о которой он всегда мечтал. И пусть на первый взгляд может показаться, что он ведёт себя, как наивный юнец, но Рус была не просто шансом, а самым лучшим выходом из ситуации, самой большой удачей и просто идеальным вариантом для всех. Словно драгоценный джокер, она перекрывала продуманные до мелочей расклады всех жаждущих власти. И Артур будет последним идиотом, если вдруг позволит кому-то усомниться в том, что страной правит самая настоящая Эриол.

* * *

Кай проснулся внезапно. Будто какая-то неведомая потусторонняя сила вытянула его из сна своей бестелесной рукой. Он резко поднялся, пытаясь сообразить, что его разбудило, но вокруг было привычно тихо. За окном медленно плыла спокойная летняя ночь. Мерно шелестели листья на деревьях в королевском саду, а где-то вдалеке журчал фонтан.

Странно, как он вообще смог расслышать шум воды с такого расстояния. А может… не было никакого шума? Может, всё дело в мыслях, ведь с водой у него всегда ассоциировался только один человек. Эриол. Хотя с недавних пор появилась ещё и Рус.

Кай тряхнул головой, и шум воды пропал, словно его и не было. Просто исчез, как какое-то наваждение. А ведь ему показалось, что именно от этого звука он и проснулся.

Магические часы показывали два часа ночи, но спать совершенно не хотелось. Что не удивительно, ведь он и так проспал большую часть дня.

И пусть после ухода Кери он ещё упирался, боролся с собой, хотел доказать, что не нуждается ни в каких снадобьях чтобы успокоиться и перешагнуть через ту безумную новость, которую ему так великодушно сообщил Артур. Но при всей своей огромной силе духа несгибаемой воле, он не смог… это оказалось сложнее, чем он думал.

Пришлось всё-таки выпить сонных капель, ведь по-другому уснуть у него не получалось категорически. Эриол… красивая темноволосая девочка с синими, как океан глазами всплывала в его памяти, лишь стоило закрыть глаза. В этом видении она улыбалась ему так же, как в те беззаботные времена, когда они ещё были вместе… Когда им казалось, что у их истории обязательно будет счастливый финал.

Тогда он ласково называл её Олли, а она звала его – «мой Кай». Даже сейчас, спустя почти одиннадцать лет после их последнего поцелуя он прекрасно помнил вкус её губ. И никогда, ни одна другая женщина не целовала его так, как Эриол. Хотя рядом с Рус он испытывал похожие чувства. Но это всё равно было совсем не тем, ведь его рабыня являлась всего лишь фальшивкой. Жалким подобием той, кого он, действительно, любил.

Да только как Кай ни упирался, но, говоря: «Есть же Рус…», Кери сказал ему правильные слова. Именно те единственные, которые оказались способные отрезвить его от горьких мыслей, что затуманили сознание. Ведь если он опустит руки и сдастся, то больше всех пострадает именно его рабыня, хоть она и виновата гораздо меньше других. А ведь он втянул её во всё это, а значит, теперь просто обязан довести дело до конца.

Конечно, можно было бы уже сейчас отдать её Марделу и потребовать взамен всё имущество рода Мадели. Ведь пока этот хитрый маг вернул ему только титул графа, а всё остальное ожидало его после окончания сделки. Но… что же будет с Рус? Сможет ли она спокойно перенести такое предательство с его стороны? Ведь он обещал ей быть рядом! А ещё… говорил, что даст ей свободу, когда поймёт, что она может править сама. И сделал это сознательно, ведь девочке нужен был стимул для борьбы. Но… разве рабыня может хоть когда-то стать настоящей королевой? Нет, а значит и его обещание никогда не будет выполнено.

И пусть на первый взгляд решение уехать и выглядело самым верным, но что-то упорно продолжало удерживать Кая от этого поступка. Он не мог покинуть дворец. Не сейчас. Старательно пытался убедить себя в том, что ещё просто слишком рано, но упрямое подсознание в ответ только качало головой, а перед глазами снова всплывал образ Эриол медленно превращающейся в Рус. И эти мысли сводили с ума, запутывая его окончательно.

Но сегодня Кери намекнул, что Рус нуждается в нём, тянется к нему, и фактически дал своё позволение на сближение с ней. Что-то похожее сказал и Артур, правда, он имел в виду королеву. А если вспомнить слова Мардела про фаворита, то тут сам собой выходит вывод, что никто из них не станет возражать, если у них с Рус закрутится роман.

Да и, в конце концов, она его рабыня! Она уже принадлежит ему! Так какое ему дело до мнения других? Тем более что никто из придворных всё равно не узнает о том, что творится за закрытыми дверьми королевской спальни.

С этими мыслями, Кай решительно поднялся с кровати, надел длинный шёлковый халат и направился к потайной двери, связывающей его покои с гостиной королевы. Он тихо миновал тускло освещённую комнату, прошёл по тёмному коридору и остановился у резных двустворчатых дверей.

Почему-то теперь, стоя здесь, всего в нескольких шагах от столь желанной девушки, ему оказалось боязно переступить порог. Ведь Рус, скорее всего, спит, а его появление может напугать её. Только сейчас Кай подумал, что не стоило так поспешно срываться и бежать к ней. В конце концов, он же обещал, что если между ними что-то и будет, то лишь по обоюдному согласию.

Он опустил голову и уже развернулся, чтобы уйти, но вдруг остановился и… всё-таки легонько толкнул дверь. Кай подумал, что не будет ничего зазорного в том, что он взглянёт на неё одним глазком. Просто убедится, что с ней всё в порядке.

Но стоило ему поднять взгляд, как все адекватные мысли разом покинули его голову. Рука с силой вцепилась в дверную ручку, заставляя ту скрипнуть от натуги, а вся магическая сила внутри заиграла, как раскалённая лава.

Он смотрел… и не мог поверить своим глазам. Но даже в тусклом свете нескольких магических светильников ему было отлично видно, что в постели его рабыня спит не одна.

В душе закипела такая ярость, что сейчас никакая сила не смогла бы удержать его на месте. Кай вошёл в комнату, больше не заботясь о сохранении тишины. Он двигался в направлении кровати, не замечая на своём пути никаких препятствий. Его вела дикая злость, хотя если бы его спросили, он бы вряд ли сразу смог бы ответить о её причинах.

Вдруг один из силуэтов зашевелился, говоря о том, что кого-то явление ночного гостя всё же разбудило. А в следующую секунду Кай застыл на месте, ошарашено вглядываясь в черты лица того, кто осмелился делить постель с его рабыней и узнавая в нём Артура.

– Мадели?! – прохрипел тот, потирая глаза и оглядываясь по сторонам. По-видимому, он не сразу сообразил, где вообще его угораздило проснуться. Но позади завозилась Рус, и в голове принца всё сразу прояснилось.

Он взглянул на спящую девушку, которую только чудом не разбудили все эти лишние звуки, заботливо поправил на ней одеяло и снова повернулся к Каю.

– Ну чего встал? – прошептал Артур, поднимаясь с кровати. – Не трогал я твою драгоценность, и нечего на меня так смотреть.

Эти слова волшебным образом вернули Кая в реальность, в которой он стоял ночью в халате, посреди спальни королевы и смотрел на её брата. Ну и как теперь это объяснять?

Не дожидаясь, пока Мадели вернёт себе дар речи, Артур схватил его за локоть и потащил к выходу. Тот и не думал сопротивляться. Сейчас у него было дело поважнее. А именно, придумать достойное оправдание своему внезапному появлению в королевской спальне.

Они тихо вышли из комнаты, миновали коридор, но даже когда за ними захлопнулась дверь гостиной, никто так и не заговорил.

Артур, наконец, отцепился от Кая и, пройдя по комнате, опустился в одно из удобных кресел у стола.

– Ну что же ты, присаживайся, – бросил он, стоящему на месте гостю. – Не хочешь? Может, тогда ты всё же соизволишь объяснить, какого демона, ты явился ночью в её комнату?

Кай продолжал молчать. Как назло в голову не приходила ни одна подходящая отговорка, а правду сказать он не мог по многим причинам. Пусть лучше Артур сам сделает свои выводы. В любом случае они окажутся лучше, чем есть на самом деле.

– Хотя, не надо, – продолжил принц, когда стало понятно, что Мадели говорить не собирается. – Мне и так всё понятно. И зная о ваших взаимных чувствах, я бы даже был не против. Но… – он выпрямился, посмотрел на советника королевы с откровенной угрозой и добавил с самодовольным видом: – она не Эриол.

– Что?!

Такое заявление окончательно выбило почву из-под ног мгновенно застывшего Кая. Нет, он подозревал, что Артур может догадаться, но не настолько же скоро. И так как сдаваться было ни в коем случае нельзя, единственным верным решением оказалось всё отрицать.

– Что за бред ты несёшь?

– Не «ты», а «Ваше Высочество», – осадил его Артур. – Мы с тобой не равные, дорогой Кай. И не «бред», а единственную истину.

Принц остановился, искренне наслаждаясь выражением растерянности на лице своего оппонента. Но Мадели слишком быстро взял себя в руки и с готовностью встретил его взгляд.

– Ох, извините, Ваше Высочество, – иронично протянул он. – Это непростительная оплошность с моей стороны. Как я мог позволить себе обратиться к вам в такой фривольной форме?! Напомните, чем карается такое жуткое преступление?

– Не знаю, – отмахнулся Артур, но тут же хищно оскалился и добавил, чуть склонив голову набок. – Но зато мне известно, какое наказание грозит государственным изменникам. Или ты забыл, за что был казнён твой отец?!

– Я не имею к его делам никакого отношения! – процедил сквозь зубы Кай.

– Возможно, и не имеешь, но я вижу, что ты уже пошёл по его стопам! – обличительным тоном закончил Артур. – Или ты думал, я не смогу отличить самозванку от собственной сестры? Да этой твоей девочке до Эриол ещё расти и расти!

– Не понимаю, о чём ты говоришь, – продолжал стоять на своём Кай. – Ой, простите мою забывчивость… Ваше Высочество.

– Прекрасно понимаешь! Ведь ты тоже хорошо знал Эриол, как и Мардел, и Кери. Все вы в этом замешаны. И девочка – простая пешка. Она всего лишь делает то, что говорят её кукловоды. И я уверен, она не несёт в себе угрозу Карилии. Но какие цели преследуете вы?

– Ваше Высочество, простите, но вы что-то путаете. Ваша сестра многое перенесла. И теперь несколько отличается от той Эриол, которую знали вы. Я же всего лишь спас её и помог добраться до дворца и занять место, предназначенное ей по праву. А вы своими беспочвенными обвинениями наносите моей чести неизлечимую рану.

Принц усмехнулся и снова развалился в кресле.

– Желаешь вызвать меня на дуэль? А, Мадели? На шпагах, которой, я уверен, ты до сих пор едва можешь пользоваться.

– Ты слишком меня недооцениваешь, – оскорбился Кай. И пусть шпага действительно не была его любимым оружием, но сейчас он ни за что бы это не признал. Уязвлённая гордость бы не позволила.

– Что ж, пошли проверять, чего стоят твои умения, – серьёзным голосом сказал Артур, потом окинул того насмешливым взглядом и добавил: – Только ты пожалуй, переоденься. Или так и собираешься драться в халате?

Кай проглотил эту колкость с выражением полнейшего равнодушия на спокойном лице. Наверно именно поэтому принц и подумал, что враг ещё не достаточно разозлён, и продолжил доводить его до нужной черты.

– А эта твоя Рус мне понравилась. Она такая… – он блаженно закатил глаза и загадочно улыбнулся, делая вид, что пытается подыскать нужное определение. – Тёплая, мягкая, нежная. А какие у неё замечательные волосы. Гладить их одно удовольствие.

Услышав имя своей рабыни, Кай мгновенно напрягся. Ему казалось, что в одно мгновение его обдало волной дикого холода. Но когда до него дошёл смысл всех остальных слов Артура, и то, при каких именно обстоятельствах этот поганый принц трогал Рус, Кай всё-таки сорвался.

Он сжал кулаки и уж было шагнул к креслу, где ещё несколько секунд назад сидел принц, но тот уже стоял у противоположной двери, и смотрел на разозлённого Мадели с видом победителя.

– Стой, щенок! – прорычал Кай. – Если ты на самом деле к ней притронулся, я придушу тебя собственными руками и мне будет плевать, что ты брат королевы!

– О, вот это я понимаю, ревность! – рассмеялся Артур. – Мне даже страшно стало. Хотя… чувство жалости всё равно сильнее. Полагаю, что насадив твоё сердце на свою шпагу, я даже окажу тебе услугу. Ведь это наверно безумно больно: любить погибший оригинал и наслаждаться унылой копией.

– Замолчи! – крикнул Мадели, уже не контролируя собственный гнев. – Закрой свой поганый рот! Или, клянусь, я придушу тебя прямо сейчас.

– О нет, только не сейчас! – наигранно ужаснулся принц. – Давай через двадцать минут. Дуэль на шпагах, как ты и хотел. Приходи в круглый сквер у северной стены. И, кстати, рекомендую одеться поприличнее, потому что, скорее всего именно в этой одежде тебя и отправят в последний путь.

С этими словами Артур скрылся за дверью, и выглядел чрезвычайно довольным собой. Да он всю свою жизнь мечтал врезать Мадели по его смазливой физиономии. За Эри, все её срывы от его разгульного поведения, за то, как она по нему убивалась, не в силах выбросить из головы и из сердца.

Но улыбка принца мгновенно сползла с лица, стоило ему повернуть голову и наткнуться на горящие яркой синевой глаза Рус. Она стояла в коридоре, недалеко от него и смотрела на брата королевы с таким видом, будто он самый презренный человек в мире. Тогда-то Артур и понял, что она всё слышала, и уже собрался оправдаться, но девушка заговорила первой.

– Дуэли запрещены, – сказала она холодно.

– Но я же всё-таки принц, – тихо ответил он. – Должны же у меня быть хоть какие-то привилегии.

Рус отвела взгляд, не зная, как теперь говорить с этим человеком. Он путал её. Он был настолько разным, что она устала менять своё мнение о нём.

– Эри, – заговорил Артур, подходя ближе. – Не нужно расстраиваться. Я ведь не сказал ничего дурного. Ни слова лжи.

– Но он понял вас неправильно, – прошептала Рус, опуская глаза. – Он ведь решил, что вы и я…

– Ну и дурак, – мягким тоном ответил принц, осторожно касаясь её подбородка и заставляя поднять голову и посмотреть ему в глаза. – К тому же какой-то странно ревнивый. Ведь он, правда, не любит тебя. Ему нужна только Эриол, а не ты. Но даже это не помешало этому глупцу заявиться в твою спальню… с очевидными намерениями.

Рус смотрела в зелёные глаза Артура и не знала что ответить.

– Только ты, моя милая, болеешь Мадели так же как и моя сестра. Вы обе просто повёрнуты на нём, – раздражённо проговорил он. – Но разве можно любить человека, который видит в тебе лишь тень другой женщины?

– Любовь слепа, Ваше Высочество, – пробормотала девушка. – И если вы решили навредить Каю… – она тяжело вздохнула, будто собираясь с силами перед важным шагом, а потом снова посмотрела в лицо принцу. – Если он пострадает, то я не стану продолжать изображать королеву. Уйду, сбегу, исчезну, и никто меня больше не найдёт.

Она говорила это с таким отчаяньем и злобой, что Артур поспешил убрать руку и отступил назад. Почему-то он не думал, что Рус настолько увлечена этим Мадели. Ему-то казалось, что она обиделась на фразу «бледная тень», а оказывается, куда больше эту девочку волнует пресловутый Кай.

– Я уже говорил, что я для тебя просто Артур. И не называй меня на «вы», ты моя сестра, – мягко, но с нотками раздражения, ответил принц. – Ничего с твоим ненаглядным не случится. Помашем шпагами, может, ударю его пару раз. И на этом закончим. Я его не убью, в этом можешь быть уверена. А он мне навредить не сможет. Мастерства не хватит. Так что иди, моя милая сестрёнка, спать. У тебя завтра трудный день. Встреча с сайлирскими послами. Бал, про который, я уверен, ты совершенно забыла.

Глаза Рус в ужасе округлились, а с губ сорвался обречённый стон, что только подтвердило слова принца. Всё же эта девушка была куда больше похожа на Эриол, чем думала сама.

Он взял её за руку, завёл в спальню и фактически уложил в кровать. Она сама не понимала, почему даже не пытается противиться его самоуправству, просто следовала за принцем и была уверена, что поступает верно.

– Засыпай, сестрёнка, – проговорил Артур, присаживаясь на край кровати и снова гладя её по голове. Затем положил руку на её лоб и, улыбнувшись, добавил: – Фингал под левым глазом Мадели я поставлю в твою честь.

Но не успела девушка возмутиться, как почувствовала невероятную слабость, а спустя считанные мгновения уже спала крепким сном.

Артур же лишь кивнул каким-то своим мыслям и направился к выходу.

Вопреки собственным словам, он не был так уверен, что предстоящая дуэль пройдёт настолько гладко. Но, увы, обратного пути для них с Каем уже не существовало.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю