332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Светлана Кузина » Ген мозга » Текст книги (страница 18)
Ген мозга
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:31

Текст книги "Ген мозга"


Автор книги: Светлана Кузина




Жанр:

   

Самопознание



сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Лингвистическая точка зрения на феномен

Доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института языкознания РАН, профессор переводческого факультета московского Государственного лингвистического университета Дина Никуличева:

– Дина Борисовна, вы изучали способности Вилли. Что можете о нем сказать?

– Вилли – человек, безусловно, гениальный. Отличается от нас с вами невероятным масштабом личности. Мне не известно, есть ли еще в мире люди, знающие, как он, 104 языка. Обычных полиглотов достаточно. Например, наш заместитель директора института знает около полутора десятков языков. Доцент Санкт-Петербурского университета Сергей Халипов – 44. Из истории – Генрих Шлиман, открывший Трою, знал, по одним сведениям, 16 языков, а по-другим – в два раза больше. Но их способности поддаются моделированию. Вилли же уникален еще и тем, что подчиняет полиглоссию своим творческим задачам. То есть не изучает языки так, чтобы проводить туристические экскурсии, а творит на них, играет с ними.

– Травма головы какую-то роль сыграла?

– Действительно, создается впечатление, что после страшного черепного ранения мозг Вилли получил некий загадочный доступ к мировым «лингвистическим каналам». Но я убеждена в том, что путь туда был ему открыт именно потому, что страсть к постижению других языков у него была заложена еще в детстве – до того, как было получено ранение. Если бы на его месте оказался парень его возраста, но не имеющий того базового языкового фона, как у Вилли, то я на сто процентов убеждена, что дар языков к нему бы не пришел. До травмы Мельников был стандартным полиглотом, после – произошел некий сдвиг, граничащий с чудом, когда языки к нему стали «приходить». Но я объясняю это отчасти и тем, что его страсть к языкам стала притягивать к нему нужных людей, ситуации, книги, представителей редких языков.

– Может, феномен Вилли, правда, чудо?

– Полиглоссия в христианстве всегда считалась даром от Бога. Об этом еще в Библии написано: «И исполнились все Духа Святого и начали говорить на иных языках» (Деяния апостолов 2:4). Именно пророки, обходя моря и земли, глаголом жгли сердца людей. И «жгли» на тех языках, на которых говорило население. Ведь первым даром Святого Духа после вознесения Христа стал дар говорения на иностранных языках, необходимый для проповеди «до крайних пределов» земли. Чудо состояло и в том, что говорить на языках стали люди неученые. Простые галилейские рыбаки в одночасье превратились в убедительных ораторов, проповедующих самым разным людям, живущим в разных странах, «чтобы благовествовать живущим на земле и всякому племени, и колену, и языку, и народу» (Откровение Иоанна Богослова 14:6). Это – дар за гранью исследования науки. А в случае с Вилли произошло другое: до черепно-мозговой травмы, благодаря годам занятий иностранными языками, а главное, бесконечной тяге к изучению языков, у него была уже подготовлена «нейрофизиологическая почва» в мозгу, чтобы восстановление прошло именно по пути полиглоссии.

– Проводились нейрофизиологические исследования полиглотов?

– Академик Наталья Бехтерева этим отчасти занималась. Она утверждала, что у гениальных людей помимо устойчивых основных нейронных связей, ответственных за какие-то действия, есть много гибких связей, которые возникают параллельно и активизируют неожиданную, творческую работу мозга. Есть также стандартная теория: изучение языков связано с активностью левого полушария. Но последние исследования нейрофизиологов меня все больше убеждают, что в усвоении и родного языка, и иностранного задействовано множество участков как левого, так и правого полушария мозга. Чем больше этих гибких связей задействовано, тем больше потенциал мозга у человека, и в частности в изучении иностранных языков.

– Почему от изучения феномена Вилли многие ученые отворачивались?

– Вилли рассказывал мне, что его исследовали, тестировали специалисты из Института психологии РАН, но многие разводили руками, потому что НЕЧЕМ исследовать, – у него гораздо более широкое поле полиглосии, нестандартное. Возможно, что за счет полученной травмы у него в мозге возник активный импульс, который вовлекает в работу гораздо большие участки мозга, чем у обычных людей, что в итоге и делает Вилли таким уникальным.

– Зачем Мельникову так много языков?

– Для него языки – способ «омногомеривания» мира. Его муфтолингвы – это многомерность вербального выражения. Он чувствует любую структуру языка так тонко, что может жонглировать словами, заниматься словотворчеством на разных языках. И ему это нравится так же, как музыканту исполнять и создавать свои мелодии.

– От людей-счетчиков полиглоты отличаются?

– Мне трудно судить, потому что этой темой я не занималась. Но, по моим наблюдениям, полиглоты не имеют ничего общего с прототипом людей-счетчиков с сильными психическими расстройствами, одного из которых сыграл Дастин Хофман в фильме «Человек дождя». Ведь за любыми достижениями полиглота стоят труд и высокий интеллект. Полиглоты не могут быть примитивными. Широта кругозора человека предопределяет глубину его личности. А полиглоты имеют интерес к другим культурам, язык для них – это возможность посмотреть на мир другими глазами. Все полиглоты, которых я знаю, – интересные, творческие личности, а не пациенты с психическими отклонениями.

– Что общего есть в судьбе всех полиглотов?

– Любовь к языкам у них рождается в детстве. Растут они, как правило, в многоязыковой семье или среде. То есть с ранних лет для них мир звучит на разных языках. Поэтому они психологически открыты для новых наречий. И главное – цель, которую они себе ставят. Для Генриха Шлимана стать полиглотом было нужно сначала для выживания в незнакомой стране, а потом – для того, чтобы разбогатеть. А для Мельникова – творческая самореализация.

– Работающий в Великобритании российский нейрофизиолог Юрий Штыров не так давно выступил с открытием: обучить чужому языку можно путем многократного повторения незнакомых слов. Он провел эксперимент с 16 добровольцами. Подсоединенные к их головам электроды сначала зафиксировали реакцию на знакомое слово, а затем на незнакомое. После того как неизвестное испытуемым слово было прослушано ими 160 раз в течение 14 минут, реакция узнавания практически не отличалась от той, которая была зафиксирована на известное слово. Выходит, повторяй иностранные слова по 160 раз – и станешь полиглотом?

– Я ничего не имею против повторения – это мать учения. Но тут играет роль не механическое повторение, а скорее – возвращение к усвоенной информации через определенные промежутки времени. Это гораздо более органичный способ, потому что наш мозг воспринимает как свое и как очень важное ту информацию, к которой мы по ходу жизни возвращаемся. А если не возвращаемся, то хоть 200 раз повтори – не запомнишь.

– Насколько же сложно освоить большое количество языков?

– Каждый, кто занимался языками, знает о языковых семьях и группах. Освоив один романский язык, например испанский, легче будет изучить французский, итальянский, португальский. Выучив английский или немецкий языки, которые принадлежат германской группе, можно меньше времени и сил затратить, к примеру, на шведский, датский, норвежский. И так с каждым новым языком. Любой человек средних способностей может в течение жизни освоить пять-шесть иностранных языков. Неспособных нет. Нужны желание, воля и интерес.

ТЕСТ: ПРОВЕРЬТЕ, СМОЖЕТЕ ЛИ ВЫ СТАТЬ ПОЛИГЛОТОМ?

Рисунки-палинормы – это картинки, где в одном рисунке содержатся сразу два изображения. Примером могут служить известные рисунки начала ХХ века В. Хилла и Дж. Ботвинника, где на одной изображены девушка и старуха, а на другой – юноша и старик.

Тот, кто сразу видит две картинки, легко реагирует на возможность присутствия иной фигуры, иной системы. И как следствие – быстро постигает языки, потому что его сознание открыто для получения новой информации. А у кого, как говорит Вилли, самозапечатка, тот может разглядеть только один профиль. Попробуйте рассмотреть картинки. Но не расстраивайтесь, если не получится. Это всего лишь поведенческий тест, проверяющий открытость иному языку.

ИЗВЕСТНЫЕ ПОЛИГЛОТЫ. Краткие биографии

Составлены по сведениям доктора филологических наук, ведущего научного сотрудника Института языкознания РАН, профессора переводческого факультета московского Государственного лингвистического университета, автора книги «Как найти свой путь к иностранным языкам» Дины Никуличевой.

Древние полиглоты

ЦАРЬ

Первым полиглотом считают понтийского царя Митридата VI Евпатора, знавшего 22 языка.

ЛИНГВИСТЫ

Вильгельм фон Гумбольдт (1767–1835 гг.) – немецкий филолог, философ, языковед, государственный деятель, дипломат. Родился в богатой и знатной семье. Представители его семейства занимали важные военные и дипломатические посты при прусском дворе. Образование было блестящим. Он стал филологом и философом. Много путешествовал и учил европейские языки. После 50 лет перешел на восточные, перевел на немецкий «Бхагават-гиту». «Праздность развращает!» – часто повторял этот богач и аристократ. Поступил на дипломатическую службу. Не прекращал самообразования до последних дней.

Герман (Арминий) Вамбери (1832–1913 гг.) – востоковед, этнограф и путешественник. Родился в Австро-Венгрии в бедной еврейской семье, денег на обучение не было. Но рядом звучало много языков – венгерский, словацкий, немецкий. В школе преподавали латынь. Языки стали для него отдушиной и путеводной звездой. Признавался, что часто во снах путешествовал по разным странам.

У него был явный талант подражания. Именно поэтому он мог позволить себе «роскошь» изучать по книгам те языки, звучания которых он не мог услышать вокруг себя, а потом, при первой же возможности, услышав правильное звучание, переучивал то, что было заучено неверно. С книгами он не расставался никогда и ставил себе задачу: запомнить по 100 слов изучаемого языка ежедневно.

Важная деталь: даже не зная, как на самом деле звучит на иностранном языке то, что он выучил по книгам, мальчик обязательно проговаривал выученное вслух, разговаривая даже с деревьями, обращаясь к водосточной трубе или случайным прохожим. К 16 годам знал 7 языков, потом изучил еще 8, а в 24 года отправился на Восток. На корабле по пути в Стамбул разговаривал с пассажирами из разных стран. По приезде в Стамбул уже мог поразить турок хорошим произношением. В Турции его приглашают преподавать языки в богатые семьи. Позже, по некоторым сведениям, он был завербован британской разведкой – добывать сведения из закрытых в то время для европейцев регионов Центральной Азии. Ему это удавалось, так как он выдавал себя за мусульманского паломника-дервиша. Очевидцы вспоминали, что Вамбери умел легко превращаться в носителя той культуры, на языке которой общался. В конце жизни стал профессором венгерского Пештского университета, где был избран академиком.

ДЕЯТЕЛИ ЦЕРКВИ

Итальянский кардинал Джузеппе Каспар Меццофанти (1774–1849 гг.) знал 72 языка и на 39 из них разговаривал свободно.

Папа Иоанн Павел II (1928–2005 гг.) знал более двух десятков языков.

ФИЗИК

Великий физик Вильгельм Лейбниц (1646–1716 гг.) знал около двух десятков языков.

ФИЛОСОФЫ

Карл Маркс (1818–1883 гг.) и Фридрих Энгельс(1820–1898 гг.) знали около двух десятков языков каждый.

ПИСАТЕЛИ

Русский писатель и дипломат Александр Грибоедов знал около десяти языков, Лев Толстой – более 16 языков, Николай Чернышевский – 9 языков.

КОММЕРСАНТ И АРХЕОЛОГ Генрих Шлиман (1822–1890 гг.) прославившийся тем, что открыл месторасположение античной Трои. Родился в семье, где было 9 детей. С детства познал нужду. Рано умерла мать. В школу не ходил, потому что не было средств. Но отец занимался с ним латынью. Из-за безденежья юный Генрих вынужден был покинуть и гимназию, но затем отучился три года в реальном училище. Сам стал зарабатывать себе на хлеб. В 19 лет отправился на заработки в Венесуэлу, но корабль потерпел крушение у берегов Голландии. В чужой стране он оказался без языка, без денег и очень больным: речь шла о выживании. Шлиман начал учить язык без словарей и учебников, изобрел свой «метод Шлимана». Это изучение языка по параллельным текстам книг – оригиналу и переводу, которые Шлиман мог раздобыть. Например, английский выучил по роману Вальтера Скотта «Квентин Дорвард», сравнивая с немецким переводом романа. Запоминал по 20 страниц английского текста благодаря своей феноменальной визуальной памяти. Именно запоминал, а не заучивал! Потом писал собственное сочинение на вольную тему, положив в основу текст, который прорабатывал в тот день. Не пересказывал своими словами, а писал то, что было важно для него самого. Но писал, используя те фразы, словосочетания, обороты, которые он запомнил из английского текста.

Важным моментом в изучении для Шлимана было получение обратной связи. Не имея средств нанять учителя английского языка, Шлиман обращался за помощью к грамотному английскому моряку. Для него было важно, чтобы в его сочинении были отмечены все ошибки. И главное – проговаривание вслух. Иной раз нанимал и бедняка, чтобы тот просто сидел и слушал. Чтобы усвоить артикуляцию, в церкви слушал священника. Зная Священное Писание на родном, немецком языке, шевелил губами, проговаривая за пастором каждое его слово по-английски. Изучал язык ежедневно, по 5 часов в будние дни и по 17 часов в выходные. Так на изучение французского он потратил 4 месяца. На другие языки позже уходило по 6 недель. Иностранные языки были для него инструментом, помогающим сколотить при помощи успешных переговоров большое состояние. 20 лет прожил в России, где создал семью. Когда разбогател, решил осуществить свою детскую мечту – найти античную Трою. 44-летний богач уехал из России, женился на гречанке, стал доктором философии. И в конце концов нашел легендарный город.

Современные полиглоты

ПЕРЕВОДЧИК

Канадский психолог, директор Эриксоновского колледжа и Института Коучинга в Британской Колумбии Мерилин Аткинсон с 1989 года изучала полиглота из Канады Поуля Александра Дженьюлуса (1939–2007 гг.). У Поуля было типичное для канадской провинции детство, когда люди свободно говорят на английском и французском. Родители – иммигранты из разных языковых культур: мать полька, отец литовец, знавший четыре языка. В иммигрантском районе он был окружен разноязыкой речью. С подросткового возраста стал изучать по два языка в год. Работал переводчиком в суде. В 1985 год занесен в Книгу рекордов Гиннесса как человек, овладевший 41 языком. А в 1998 году он уже освоил 60 языков и еще 20 находились у него на разных стадиях освоения. Его метод: прямое усвоение языка в процессе устного общения с его носителем.

ИНЖЕНЕР

Полиглотский запас Ирины Шубиной, которая сегодня работает старшим инженером в нефтяной компании Total, ограничивается «всего» 17 языками. Вот что Ирина говорит о своей карьере полиглота: «Лингвистические способности у меня развиты очень неравномерно: в отношении восприятия и воспроизведения звуков они весьма посредственные, а вот с письменными текстами я работаю хорошо. Не знаю, в чем тут дело, в способностях или в тренировке. В школе я с первого класса изучала французский язык вполне успешно, но абсолютно в пределах нормы. Прорыв произошел только летом, после пятого класса, когда я научилась читать без словаря. Хотя, если честно, это был просто «переход количества в качество». Другое дело, что даже для того, чтобы просто попробовать, нужно было откуда-то узнать, что это возможно. Мне повезло – папа подсказал. Он, кстати, учился французскому у Шехтера, по лозановскому методу. Потом, в девятом классе, я попала на лингвистическую олимпиаду и благодаря этому поняла еще одну важную вещь: чтобы переводить с языка А на язык Б, в общем-то, не обязательно владеть этими языками, достаточно иметь некоторое количество параллельных текстов, кое-какие фоновые знания и много времени. Кстати, на олимпиадах я всего лишь получала почетные грамоты, а вот призерами там были люди с явно незаурядными способностями.

Другими (кроме французского) языками я стала заниматься, уже будучи студенткой, поскольку учеба в Институте связи оставляла достаточно свободного времени. Потом работала в НИИ монолитного домостроения. К 1992 году месячного оклада хватало на прокорм в течение недели, а все остальное зарабатывала как придется – уроками французского, переводами (с любого языка – какой найдется заказчик), машинописью. Из НИИ пришлось уйти, стала редактором в бюро переводов, а вскоре меня это самое бюро «сдало в аренду» российскому отделению компании Elf. Еще через два года меня взяли в Elf на постоянную работу – я анализировала публикации про российскую нефть. Здесь список используемых языков ограничился французским и английским».

В изучении языков Ирине больше всего нравятся… озарения. Она не забывает, как радовалась, самостоятельно додумавшись до одного из соответствий между португальским, испанским и французским языками: «До сих пор помню: «cheia – llena – pleine». Это позволило мне использовать для перевода с португальского французско-русский политехнический словарь, ведь португальско-русского взять было негде. Конечно, это открытие вполне тривиально, любой образованный португалец легко дал бы подсказку (как любой образованный украинец подскажет соответствие swiat – свiт – свет), только в тех условиях у меня не было доступа ни к образованным португальцам, ни к инязу, вот и приходилось заново изобретать велосипед. Впрочем, только в таких условиях и мог возникнуть спрос на работу «читателя на иностранных языках», которой я долгое время и с огромным удовольствием занималась».

ФИЛОЛОГ

Сергей Халипов – доцент кафедры скандинавской филологии Санкт-Петербурского университета. В процессе изучения очередного языка повторяет новое слово десятки раз, словно пережевывает. Однажды Сергей общался с двумя африканцами, говорившими на одном из языков группы банту. Дело было на семинаре по лингвистике, и африканцы выступали в роли помощников Халипова. В течение первого дня он так много спрашивал одного из них о структуре языка и традициях, что на второй день парень не явился, заявив, что его замучили вопросами. Ему на смену пришел другой помощник, но и он изнемог после долгой беседы. Африканцы называли ключевые слова и фразы, а Халипов повторял их на разные лады, просил собеседника поправлять ошибки, соединял новые слова с выученными ранее, менял их местами. Его помощники уже устали говорить на родном языке, а он в азарте повторял их фразы, словно играл…

«Играть в слова» Сергей начал еще в детстве. В годы войны его семью эвакуировали в Казахстан. Знакомые вещи здесь назывались иначе. Это занимало мальчика, и он начал «коллекционировать» новые названия предметов. Когда Сергею было восемь лет, к нему попал каталог марок – французских! Халипов начал изучать их названия. Разобраться в чужой речи помог словарь и бабушка, знавшая французский. А вот финский язык он выучил с помощью радио, по которому звучали передачи «северного соседа». «Безумно хотелось понять, о чем они говорят», – вспоминает Халипов. Он начал искать книги, но все, что удалось достать, – материалы съезда КПСС на финском и русском. Так, даже не догадываясь, он использовал уже проверенный «метод Шлимана»! Халипов проштудировал оба текста, сравнивая их, а когда позже к нему в руки попал учебник грамматики, то убедился, что многие правила языка понял абсолютно верно. Сегодня преподает на кафедре финского языка и культуры Российской христианской гуманитарной академии. В его «коллекции» 44 иностранных языка. Его система: сначала овладеть базовыми навыками фонетики, затем составить представление об основах грамматики и усвоить некоторый словарный запас. Считает, что дело не в количестве языков. Главное – познание глубинных законов языка, его взаимосвязи с другими, взаимодействия речи и мышления.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ

Евгений Михайлович Чернявский известен в кругах коллег-филологов как уникум: он знает (в разной степени, конечно) 38 иностранных языков. В разное время ему приходилось преподавать одиннадцать языков, переводить научные труды и художественные произведения с двадцати восьми. С одиннадцатью языками он работал как переводчик-синхронист, шестью он владеет в такой степени, что люди, для которых эти языки родные, принимают Чернявского за своего соплеменника.

Между тем свои знания Чернявский приобрел в основном самостоятельно, в свободное время. Он утверждает, что у него нет ни особого таланта, ни особых способностей, ни феноменальной памяти. Просто ему было интересно изучать иностранные языки, и он увлекся. Евгений Михайлович разработал рекомендации, как стать полиглотом. Они во многом схожи с правилами Вилли Мельникова.

1. Занимайтесь регулярно. Лучше ежедневно по полчаса, чем раз в неделю – семь часов.

2. Всегда имейте при себе компактно записанные текущие материалы: слова, таблицы, тексты.

3. Практика всех видов – основа успеха. Поэтому при малейшей возможности говорите на изучаемом языке.

4. Читайте как можно больше, даже если плохо понимаете текст. Нужно только стараться подбирать материалы по плечу, не чрезмерно трудные.

5. Используйте пропадающее попусту время – поездки в транспорте, прогулки, ожидание приема.

Основным препятствием на пути тех, кто решил заняться изучением языка, является психологический барьер.

– Иностранный язык – это очень сложно, долго и тяжело, – объясняет Чернявский. – Действительно, сложно выделить много времени, чтобы изучить язык быстро, да и усилий придется приложить немало. Но если знание языка для вас не необходимость, а лишь приятное дополнение, то и изучать его нужно по-другому: не торопясь и не ставя перед собой жесткие сроки. Человек, приступающий к занятиям языком должен представлять себе, что язык – это большое хозяйство, требующее заботы и внимания в течение всей жизни. Используйте по возможности все средства и приемы, описанные выше.

Помните также о том, что единственный краткий путь к овладению языком в полной мере – это упорная, концентрированная, планомерная и сознательная работа.

Доказано и подсчитано, что лучших результатов в изучении языка добились люди, которые делали это сами, не прибегая к помощи учителей, курсов. Самостоятельное решение любой проблемы, в том числе изучений языка, – залог стопроцентного эффекта.

Ищите собственный путь, индивидуальные способы раскрытия ваших возможностей, но всегда старайтесь оптимально сочетать свои познания в языке со своими речевыми умениями.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю