332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Светлана Лютина » Проклятье Золотой богини (СИ) » Текст книги (страница 2)
Проклятье Золотой богини (СИ)
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 16:00

Текст книги "Проклятье Золотой богини (СИ)"


Автор книги: Светлана Лютина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 2 страниц)

  – А если...– начал было Жорик.


  – Нет, – отрезала Лариса. – Ты ему ничего не скажешь. Если бы ты дело имел не со мной, а с Павлом, то не десять процентов бы заплатил, а все тридцать. Или я ошибаюсь?


  Жорик насмешливо посмотрел на Ларису и сказал, поднимаясь по трапу:


  – Значит, завтра созвонимся.


  Лариса вышла на палубу, поискала глазами Дженни и, не найдя, спросила Павла:


  – А где американка?


  – Ушла она вместе с фотографом, – ответил он.


  – Почему ушла? – удивилась Лариса.


  – А черт их поймет, иностранцев этих! Обиделась на что-то.


  – Обиделась? Что же вы такое говорили, что американка могла обидеться? Про Штаты, что ли анекдот рассказали?


  – Да в том-то и дело, что нет. Как-то сам собой разговор зашел об этих чжурчжэнях. Кто-то сказал, что, мол, полудикие были племена. Она как взъярилась! От волнения то на русском, то на своем лопотать стала. Обиделась так, будто эти чжурчжэни ее родня. А фотограф ее под локоток и на бережок. Ну и пусть себе катятся! Я еле замял инцидент. А все ты! Кто тебя просил звать сюда всяких истеричек, пусть даже американских?


  Лариса очень расстроилась, но постепенно успокоилась и занялась гостями.




  Андрей и Дженни шли вдоль берега.


  – Не обращай внимания, – говорил Андрей. – Богатые люди могут себе позволить не знать истории края, в котором живут.


  – Я не могу терпеть, когда говорят «малые народы», «дикие племена», – с запалом сказала Дженни. – Если осталось мало представителей того или иного народа, это не значит, что он малый. Он малочисленный, но не дикий. Большинство этих почти исчезнувших сейчас народов прошли те же этапы цивилизации, что и современные «большие» народы. И могу заверить тебя, что их цивилизации зачастую были более развитыми, чем цивилизации предков современных «больших» народов! Чжурчжэни – наглядный тому пример!


  – Цивилизация этого народа давно умерла, археологические раскопки дают скудное представление о ней, так что твой пример не совсем удачный, – проговорил Андрей. – Кто знает, как жили чжурчжэни? Я имею в виду не общие этапы развития государства, а быт, частную жизнь – именно то, из чего и складывается менталитет народа. Этого, к сожалению, не знает никто!


  – Я знаю! – с вызовом сказала Дженни.


  – Ты? – удивился Андрей.


  – Да, я и мой народ, – гордо ответила Дженни.


  – Какой народ? – еще больше удивился Андрей. – Американцы, что ли?


  – Я принадлежу к народу индейского племени Тилликум, – с достоинством проговорила Дженни.


  – Погоди, ты мне вчера в салоне рассказывала, что это одна из ветвей древнего народа чжурчжэней, которая ушла за океан и поселилась в Америке. Так это не легенда?!


  – Как видишь, – тихо проговорила Дженни.


  – Но как тебе, индейской девушке, удалось достичь таких высот в науке? Как ты выучила русский язык? – поразился Андрей.


  Дженни ответила не сразу. Какое-то время они молча шли у самой воды, и Дженни, наконец, решившись, оглянулась по сторонам и сказала тихим голосом:


  – Большинство индейцев нашего племени ведут архаический уклад жизни. Они живут так, как жили наши предки тысячу лет назад. Моя семья – одна из немногих, которые вышли за пределы этого образа жизни, приобщившись к европейской культуре. Мой отец был ученым-историком, я пошла по его стопам. Русский язык я учила с детства по настоянию отца.


  – Но зачем индейской или даже американской девушке нужен русский язык? – спросил Андрей. – Тем более, что ты его не просто выучила, ты свободно общаешься на нем. Зачем было тратить столько сил и времени? Ведь твой отец не мог знать, что когда-нибудь ты поедешь в Приморье на конференцию, посвященную вашей святыне. А даже если бы и знал, зачем тратить десятилетия на то, чтобы выучить язык, когда существуют переводчики?


  Дженни сняла с плеча сумку, что-то нашла внутри, но не вынула, а держа в руке, оглянулась по сторонам и приоткрыла край сумки. Андрей увидел в руке Дженни голову Золотой богини – недостающий фрагмент фигурки, найденной недавно.


  – Откуда это у тебя? – спросил Андрей хриплым от волнения голосом.


  – А ты еще не догадался? – Дженни закрыла сумку.


  – Ты хочешь сказать, что являешься потомком царской династии чжурчжэней, и принцесса Жэнь – твоя прародительница?


  – Ты все правильно понял, – серьезно сказала Дженни. – Мой отец всю жизнь занимался поисками второй части священного сосуда. Он предполагал, что исчезнувшая половина будет найдена именно здесь, в Приморье.


  – Почему? – удивился Андрей и тут же добавил: – Из-за того, что в начале двадцатого века она здесь уже один раз появилась?


  – Да, – утвердительно кивнула головой Дженни. – Мой отец изучал архивные материалы, сообщения археологических обществ и был уверен, что эта часть священного сосуда никогда не покидала родную землю. А русский язык я изучала потому, что отец готовил меня к выполнению великой миссии в России.


  – Какой миссии? – с волнением спросил Андрей.


  – Я должна сделать то, что не успела сделать принцесса Жэнь, – тихо, но твердо сказала Дженни.


  – Не понял, что ты должна сделать? По твоим рассказам эта принцесса должна была принести на гору Пидан сосуд с жертвенной кровью. Или я что-то перепутал?


  – Нет, ты все правильно запомнил, – сказала Дженни.


  – Но это же невозможно! – воскликнул Андрей. – Где ты возьмешь кровь?


  – В наших жилах – моих и Жэнь – течет одна и та же кровь, – просто ответила Дженни.


  – Маразм какой-то! Сейчас двадцать первый век! Какие кровавые жертвы? А потом, где ты возьмешь вторую половину сосуда? Именно в нее нужно налить кровь.


  – Вот мы и добрались до сути, – с облегчением вздохнула Дженни. Эту недостающую половину мне поможешь раздобыть ты.


  – Я?! – Андрей даже отступил на несколько шагов от нее. – Как я могу ее раздобыть? Она находится в музее, охраняется днем и ночью. Ты что же, предлагаешь мне совершить музейную кражу с нападением, взломом, стрельбой, как в гангстерских фильмах? Здесь не Чикаго, дорогая.


  – Я знаю, что здесь не Чикаго, потому и обращаюсь к тебе – жителю этой страны. Помоги мне получить то, что принадлежит нам по праву, помоги мне снять проклятье с моего народа. Пусть его потомки, рассеянные по всему белому свету, получат прощение богов и обретут мир и покой!


  – Дженни, ты современная женщина! Как ты можешь верить в эту... Ну, я не знаю даже, как сказать, чтобы тебя не обидеть. Когда-то, тысячу лет назад, может быть, в этих обрядах и имелось какое-то рациональное зерно, но сейчас это просто бессмысленно! Во-первых, ты хочешь, чтобы мы с тобой совершили уголовное преступление – украли музейный экспонат. Во-вторых, ты хочешь наполнить его кровью, пусть даже своей. Ты – женщина-ученый одной из самых передовых стран мира! Даже если бы ритуальный сосуд был доступен, я не стал бы участвовать в этом фарсе! Извини!


  Андрей отошел в сторону и сел на песок спиной к Дженни. Она подошла сзади, положила руку ему на плечо и мягко проговорила:


  – Выслушай меня. Только выслушай. Восемь веков назад в этих местах кипела жизнь. Здесь были каменные дороги и большие города. Мои предки владели мастерством выплавки и обработки металлов. Им принадлежит множество открытий, которыми человечество пользуется до сих пор. Мы были великим народом со своей самобытной культурой и верованиями, которые никто бы не осмелился назвать дикими. Знаешь, Андрей, во мне живет две Дженни. Одна – продукт современной цивилизации: я пользуюсь ее благами и достижениями, мыслю научными категориями. А вторая принцесса Жэнь, жившая восемь веков тому назад. Во мне живет вера предков. Вот сейчас я держала в руке голову Золотой богини и ощущала священный трепет. Это в моих генах, в моем подсознании. Я должна выполнить завет великого шамана, должна избавить потомков моего народа от проклятия богов. Это нужно мне, в первую очередь, так как в этом смысл моей жизни: я принцесса Дженни – единственный представитель царской династии народа чжурчжэней. Если я этого не сделаю, то кто же тогда? Даже после смерти моей душе не будет покоя. Я прошу тебя помочь мне, но если ты откажешься, я сделаю все сама. Мне будет очень трудно, может быть, я погибну, но выполню миссию, возложенную на меня Небом! Я вылью кровь на жертвенный алтарь на священной горе Пидан и верну сосуд в музей. Причем не половину, которую возьму, а весь, полностью. Он выполнит свою миссию, и пусть после этого люди смотрят на нашу Золотую богиню! Я клянусь памятью предков, что исполню все, о чем только что сказала!


  Дженни отошла в сторону и повернула к солнцу залитое слезами лицо. Андрей стал рядом с ней, взял за руку и сказал:


  – Я помогу тебе. Не знаю, что из этого выйдет, но я тебя не брошу.




  Жорик встретился со Стасом в кабинете арт-салона Ларисы. Он внимательно рассмотрел жезл и спросил:


  – И где ты его взял?


  – Не припомню, когда мы с вами перешли на «ты», – Стас посмотрел на Жорика исподлобья. – А где я его взял – это мое дело. Я же не спрашиваю, откуда у вас столько денег, чтобы купить эту вещь.


  – Я к тому, – промямлил Жорик, – не музейная ли эта вещь. Знаете, мои клиенты – солидные люди, большинство из них иностранцы. Если возникнут проблемы с государством, так им это не надо.


  – Я думал, что имею дело с профессионалом, – Стас хмуро посмотрел на него. – Если вы работаете с такими вещами, то должны знать все музейные экспонаты наперечет. Тем более что их очень мало. Где вы видели такой жезл?


  – В каком-то американском триллере, – неуверенно сказал Жорик, – был очень похожий.


  – Очень похожий! – Стас протянул руку к жезлу. – Я так понимаю, что эта вещь вам пока не по зубам.


  – Погодите, погодите! – Жорик схватил жезл в руки. – Я же ничего еще не сказал! Мой клиент видел фотокарточку и очень заинтересовался этой вещью, но скинуть немного вам придется. Вы же понимаете, что я не могу просто так передать ему жезл, а вам деньги – мне же нужны комиссионные.


  – Лапшу на уши будешь вешать фраерам! – Стас встал и снова протянул руку к жезлу.


  Жорик, вздохнул, отстранил руку Стаса, спрятал жезл в футляр, а футляр – в портфель.


  – Моя доброта меня когда-нибудь погубит, – Жорик достал из барсетки несколько пачек денег. – А больше у вас ничего подобного нет?


  – Чжурчженский ритуальный сосуд интересует? – просто спросил Стас.


  – Это тот, что недавно нашли? – спросил Жорик, еле справившись с волнением.


  – Тот самый, – Стас утвердительно кивнул головой.


  – А это возможно? Он же в музее...


  – Ничего нет невозможного, – насмешливо ответил Стас. – Но цена будет совсем другая.


  – Это я понимаю, это я понимаю, – пробормотал Жорик. – Тогда давайте так. Я этот жезл пока отдавать клиенту не буду, а передам ему ваше предложение. Думаю, он возьмет и то и другое, но лучше сразу обе вещи передать. Когда можно надеяться?


  – Надеяться надо всегда, – усмехнулся Стас, пряча деньги. – Связь будем держать через Ларису. Думаю, до конца недели все решится.




  Андрей и Дженни отправились в музей к открытию, но улица была перекрыта милицией. В группе людей, стоящих на тротуаре, Андрей увидел знакомого журналиста и спросил его:


  – Что случилось?


  – Из неофициальных источников стало известно, – журналист с утра была навеселе, – что сегодня из музея похищена недавно найденная золотая статуэтка богини.


  Дженни вскрикнула и прижала руки к груди.


  – Как же так? – обескуражено спросил Андрей. – Как могли украсть экспонат из музея?


  – Подробности в вечерних новостях, – засмеялся журналист.


  – Пойдем отсюда, – Дженни тронула руку Андрея.


  Они сидели на скамейке в ближайшем сквере.


  – Все пропало, – скорбно вздохнула Дженни.


  – Не имей привычки отчаиваться, – сказал Андрей, чтобы утешить Дженни.


  – Сосуд украли гангстеры, они продадут его какому-нибудь коллекционеру. Если вещь попала в частную коллекцию, – пиши «пропало». Тут только две возможности получить ее назад: первая – коллекционер вдруг обанкротится и начнет продавать свою коллекцию, и вторая – он умрет, а коллекцию продадут его наследники. В любом случае ждать придется очень долго, – горько проговорила Дженни. – Мы же даже не знаем, кто украл нашу богиню.


  Андрей задумчиво смотрел перед собой, неожиданно его лицо озарила догадка.


  – Что, что? – нетерпеливо с надеждой спросила Дженни.


  – Погоди, погоди, – Андрей обдумывал пришедшую ему в голову мысль. – Мне кажется, я знаю, кто мог украсть богиню. Это археологи. Я недавно встретился с ними неподалеку от горы Пидан.


  – Что за глупости? – возмутилась Дженни. – Археологи украли экспонат, который сами нашли?


  – В том-то и дело, что это, как я теперь понимаю, не простые археологи, а черные.


  – Что значит «черные»? – удивилась Дженни. – Они африканцы?


  – Нет, – засмеялся Андрей. – У нас черными археологами называют людей, которые ведут незаконные раскопки и присваивают себе найденные в земле ценные предметы. Это уголовное преступление.


  – И ты знаком с такими людьми? – спросила Дженни.


  – Случайно познакомился. Один из них был в салоне, когда ты покупала картину.


  – Я не помню его... Так что же ты предлагаешь?


  – Я предлагаю попытаться выкрасть статуэтку у этих археологов.


  – Но это же невозможно! – изумилась Дженни.


  – А из музея было возможно? – парировал Андрей. – Нужно попытаться.


  – А что надо делать? – спросила Дженни.


  – У меня возник план, – загадочно произнес Андрей.


  К подножью горы Пидан они приехали на мотоцикле, спрятали его в зарослях и направились к лагерю черных археологов.


  – Ты останешься здесь, – Андрей указал Дженни на кусты, росшие с западной стороны поляны. – Из лагеря тебя видно не будет, а ты очень хорошо все увидишь. Ты уверена, что мы справимся?


  Дженни достала из сумки два старинных круглых зеркала и сказала:


  – Мои предки с помощью таких волшебных зеркал устрашали врагов из других племен. Надо только поймать ими солнечные лучи и направить их на поверхность.


  В лагере было пустынно. Лишь один мужчина сидел у костра и готовил еду.


  – Привет, – сказал Андрей как можно беспечнее, выходя на поляну. – Ты что, один на хозяйстве? А где коллеги?


  Мужчина настороженно посмотрел на Андрея, но потом узнал его:


  – А, это ты, фотограф! Да, сегодня я дежурный по кухне, а остальные тут неподалеку. Ты опять за куревом?


  – Нет, сегодня я по делу, – сказал Андрей. – Где ваш главный?


  – Матвеич, что ли? – спросил мужчина.


  – Ну, уж я не знаю Матвеич или Пантелеич, – засмеялся Андрей. – У меня серьезное дело. Зови главного.


  Мужчина приложил руки ко рту и издал звук, похожий на птичий свист.


  – Сейчас будет, – уверенно сказал он, продолжая стряпать.


  Из леса вышли Матвеич и еще двое с лопатами.


  – Кто такой? Чего надо? – недружелюбно спросил Андрея Матвеич.


  – Да это же тот фотограф, что как-то к нам забрел! – сказал дежурный.


  – У нас что здесь, постоялый двор? Или паперть? Опять небось за куревом пришел?


  – Говорит, дело у него сурьезное, – дежурный приязненно посмотрел на Андрея. – Тебя, Матвеич, спрашивает.


  – Чего тебе? – грубо сказал Матвеич Андрею.


  – Я к вам пришел с деловым предложением, – Андрей старался говорить спокойно.


  – С каким еще предложением? – Матвеич бросил лопату на землю.


  – Я знаю, что у вас находится золотая статуэтка из музея, – Андрей пристально смотрел в глаза Матвеичу.


  Археологи переглянулись. Дежурный замер с ложкой в руке.


  – Ты чего несешь, парень? – с угрозой проговорил Матвеич. – Мы такими делами не промышляем. Иди туда, откуда пришел и скажи своим в ментовке, что прокололись они! Не по тому адресу тебя подослали!


  – Милиция здесь ни при чем. Просто случайно у меня оказалась вторая половина фигурки. Я думал, что вы захотите иметь полный комплект.


  – Откуда у тебя вторая половина может быть? – спросил Матвеич, переглянувшись с остальными.


  – В ментовке выдали! – нагло улыбнулся Андрей.


  – Ну, ты того, не шибко, – сказал один из пришедших с Матвеичем. – Мы ведь можем и по рогам накостылять!


  – Это мы, Илюха, завсегда успеем, – засмеялся Матвеич. – Ну, давай, фотограф, показывай, что у тебя там.


  Андрей вынул из-за пазухи завернутую в носовой платок голову богини и поднял ее высоко в руке, как Данко сердце. Черные археологи заворожено смотрели на золотую головку в руке Андрея.


  – А ну-ка, дай поближе посмотреть, – сказал Матвеич.


  – Ага, сейчас! – Андрей отскочил назад. – Несите свою половину, соединим, тогда сами увидите – от вашего сосуда крышечка или нет.


  – А где ты ее взял? – подозрительно сощурился Илюха.


  – Нашел в одной из пещер, когда камни фотографировал, – сказал Андрей.


  – Так ты ее нам продать хочешь? – спросил Матвеич.


  – Нет, подарить! – засмеялся Андрей.


  – Эх, Стаса нет... – заколебался Матвеич.


  – А разве не вы старший? – изобразил удивление Андрей.


  – Я-то я, но Стас у нас вроде бы как мозговой центр, – сказал Матвеич. – Ладно, – махнул он рукой. – Принеси-ка нижнюю часть бабы, Олежка.


  Олег нехотя пошел в одну из палаток и вернулся через минуту с фрагментом статуэтки в руках.


  – Давайте проверим, совпадают ли обе половинки, – предложил Андрей.


  Олег вопросительно посмотрел на Матвеича.


  – Да дай ему эту цацку, – сказал тот. – Куда он от нас денется?


  Андрей вставил голову-крышку в пазы, и все увидели прекрасную золотую женщину.


  Неожиданно на брезенте одной из палаток появилась тень огромного медведя. Первым это заметил дежурный.


  – Матвеич, Матвеич! – не своим голосом закричал он и указал пальцем на палатку. – Медведь в палатке!


  – Батюшки, – прошептал Матвеич. – Как же он туда попал? Илюшка, быстро неси ружье, а вы все тихо, не спугните зверя.


  Илья побежал к соседней палатке, но на ее стенке начинала двигаться тень тигра. Черные археологи пришли в ужас, а Андрей с фигуркой в руке быстро отошел за уступ горы. Он добежал до кустов, где сидела Дженни, держа в руках зеркала и легонько потрясая ими.


  – Скорее к мотоциклу! – крикнул Андрей.


  Дженни спрятала зеркала в сумку и тени зверей не станках палаток исчезли. Матвеич боязливо заглянул в одну палатку, затем бросился в другую.


  – Что это было? – растерянно спросил он и, оглянувшись по сторонам, закричал: – А где же этот? Где фотограф? У него же фигурка золотой бабы! Илья, Олег! На мотоцикл! Догнать! Живо!




  – Зачем ты назначил встречу со своим клиентом у меня? – недовольно спросила Лариса Жорика, когда на следующий день он вновь появился в арт-салоне.


  – Ты же хочешь получить свои десять процентов, – засмеялся Жорик. – Вот и предоставь помещение. Не в парке же на лавочке мне с ним встречаться.


  – Только ты мне деньги сразу отдай, – сказала Лариса.


  – Об чем вопрос, киска? Как только, так сразу. Я ничего говорить не буду, возьмешь, когда сама захочешь. Как только скажешь: «Жорик! Давай мой десюлик!», я сразу же отсчитаю и отдам. Прямо при клиенте.


  – Смотри, ловлю на слове, – Лариса довольно улыбнулась, но, увидев вошедшего в кабинет Павла, растерянно пробормотала: – Паша, ты чего без предупреждения? Ты же говорил, что у тебя сегодня важная встреча.


  – Вот я и пришел на важную встречу, – небрежно бросил Павел.


  Жорик протянул Павлу руку, но тот, будто бы не заметив этого, сел к столу и сказал пренебрежительно:


  – Времени у меня очень мало, так что давай, что принес.


  Жорик услужливо протянул Павлу жезл. Тот повертел его в руках и спросил Ларису:


  – Ну, что скажешь, хозяйка элитного салона?


  Побледневшая Лариса стояла, прижавшись к стене, и переводила широко открытые глаза с жезла на Жорика.


  – Вот деньги, – Павел небрежно бросил на стол небольшой темный пакетик и, не обращая внимания на Жорика, который, отвернувшись к окну, пересчитывал деньги, проговорил, подняв жезл и потрясая им:


  – Хорош!


  – Как же так? – пришла в себя Лариса. – Как же это, Жорик?


  – Ты что-то хочешь попросить, Ларисочка? – повернул к ней смеющееся лицо Жорик.


  Лариса с ненавистью посмотрела на него. За дверью послышался шум и в комнату вошли люди в милицейской форме и Стас.


  – Всем оставаться на своих местах, – сказал майор. – Понятые, – позвал он девушек-продавщиц, – заходите. Всех присутствующих прошу предъявить документы.


  Жорик достал паспорт из внутреннего кармана пиджака. Стас взял у него документ.


  – Так вы, значит, вы... – пролепетал Жорик.


  – Сука ты, – тихо, но четко сказал Павел, с презрением глядя на Жорика. – Нутром чуял, что с таким шакалом как ты не стоит связываться.


  – Стас, – Лариса прижалась к стене не в силах отвести глаз от Стаса. – Ты же... мы же...


  – Что «ты же»? Что «мы же»? – зло сказал Павел. – Лягаш твой Стас. Обвел меня вокруг пальца как последнего фраера! Так лохонуться! Что ж, гражданин майор, значит, сами взять меня не смогли, дешевку подсунули?


  – Вы, гражданин Медведев, подбирайте выражения! – строго сказал майор. – Все, что здесь происходит, записывается на видеокамеру. Мы вас давно разрабатываем, да никак за руку схватить не могли. Пришлось пригласить коллегу из столицы. С помощью капитана Морозова мы разоблачили преступную группировку, возглавляемую вами. Так что не обижаться, а гордиться надо – столичный сыщик вас взял. Не каждому такая честь выпадает.


  – Товарищ майор, – сказал Стас, – разрешите направить группу захвата в лагерь черных археологов.


  – Разрешаю, заканчивайте операцию, капитан Морозов.


  – Откуда же вы жезл раздобыли? – спросил Павел. – Это не подделка. Уж я-то в этом понимаю.


  – Одолжили на время операции из запасников музея, – ответил майор. – Пока эту находку широкой публике не показывают. Я его под свою ответственность взял. Теперь верну в целости и сохранности, – он бережно взял в руки жезл и спрятал его в футляр.




  Группа захвата застала лагерь черных археологов пустым. Стас забежал в палатку Матвеича и тут же выбежал наружу


  – Статуэтки нет! – Стас оглянулся: – Мотоцикла тоже. Они могли направиться только в сторону горы Пидан. Быстро за ними!


  – Машина там не пройдет, – сказал шофер.


  – Значит, бегом! За мной!


  Когда они добежали до подножия горы, погода резко испортилась. Пошел проливной дождь, частые молнии разрезали небо, а раскаты грома отдавались эхом в горах. Узкую дорогу перегородили два мотоцикла брошенные поперек ее. Стас поднял голову и увидел сквозь частые струи дождя мужчин, карабкающихся по скользкой тропинке вверх. Бойцы группы захвата быстро нагнали их и спустили вниз.


  – Товарищ капитан! – обратился старший группы к Стасу. – У задержанных при обыске статуэтка не обнаружена.


  – Товарищ капитан?! – Матвеич захлебнулся слюной, закашлялся.


  – Где статуэтка, украденная из музея? – Стас вплотную подошел к Матвеичу.


  – Какая статуэтка? – Матвеич с ненавистью смотрел на него. – Значит, так, Стас? Значит, капитан?


  – Где статуэтка?! – крикнул Стас.


  – А ты на меня не ори, ментяра! – в свою очередь закричал Матвеич. – Мы по музеям не ходим! Ни о какой статуэтке не знаем! Ищи, легавый, ищи! Работа у тебя такая!


  – Увести! – приказал Стас, вытирая залитое дождем лицо.




  Андрей и Дженни поднимались к вершине горы Пидан. Подъем был не из легких. Дженни часто оскальзывалась, иногда повисала на одной ноге над пропастью, и тогда Андрей с трудом вытягивал ее на площадку. Он из последних сил поднялся на вершину и втянул туда мокрую, обессилившую Дженни. Они упали на камни и некоторое время лежали неподвижно под дождем. Дженни поднялась первой. Она огляделась и подошла к большому камню с выбитым небольшим углублением.


  – Вот священный алтарь, – дрожащим от волнения голосом сказала Дженни и опустилась на колени.


  Через несколько мгновений Дженни достала из кармана брюк складной перочинный нож и, повернувшись к Андрею спиной, быстрым движением сделала надрез на левой руке. Затем, бросив нож вниз, она попросила Андрея:


  – Дай мне Золотую богиню.


  Андрей достал из-за пазухи статуэтку. Дженни взяла ее в правую руку, откинула крышку, и в углубление побежала струйка крови. Наполненный сосуд она поставила в углубление на каменном алтаре, вновь стала на колени и вполголоса произнесла слова, которые заглушили ветер и раскаты грома. Неожиданно прекратился дождь, солнце вышло из-за туч. Дженни упала на алтаре, раскинув руки. Андрей подошел к ней, поставил на ноги, отвел в сторону. Он усадил Дженни на камень, оторвал кусок своей рубашки, перевязал ей раненную руку.


  – Боги приняли мою жертву, – сказала Дженни, по ее щекам текли слезы. – Они простили мой народ. Проклятье спало с потомков чжурчжэней.


  Дженни поднялась на ноги, но пошатнулась и чуть не упала. Андрей подхватил ее. Они стояли на вершине горы, обнявшись, и смотрели на умытую дождем древнюю землю.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю