332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Станислав Сергеев » Памяти не предав: Памяти не предав. И снова война. Время войны » Текст книги (страница 8)
Памяти не предав: Памяти не предав. И снова война. Время войны
  • Текст добавлен: 16 апреля 2020, 14:01

Текст книги "Памяти не предав: Памяти не предав. И снова война. Время войны"


Автор книги: Станислав Сергеев




Жанр:

   

Боевики



сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 18 страниц)

Глава 7

Лаврентий Павлович Берия снова, в который раз, снял пенсне, тщательно протер платком стекла и посмотрел на часы. Он сидел в приемной Сталина уже второй час, ожидая, когда Хозяин его примет, но у того был на приеме Молотов, и приходилось терпеливо ждать, когда же его вызовут. Сомнений в том, что с него спросят по поводу фактического провала «Оракула», и очень жестко спросят, не было, поэтому он решил поспешить доложить, тем самым хоть как-то показать, что контролирует ситуацию. И хотя он сделал все что мог в нынешних непростых условиях игры в высших партийных эшелонах власти, у Берии возникали большие сомнения по поводу своей дальнейшей судьбы. Наконец двери кабинета Сталина открылись, и оттуда чуть ли не выбежал Молотов, нервно сжимая в руке кожаную папку для докладов. Резвой рысцой он, кивнув на прощание неизменному Поскребышеву, выскочил прочь из приемной. И тут же, дождавшись звонка, к Хозяину пригласили Берию. На дрожащих ногах, покрываясь липким холодным потом, всесильный нарком сделал несколько шагов, открыл заветные двери.

Сталин встретил его тяжелым взглядом, сидя за столом и держа в руке свою трубку:

– Лаврентий, что у нас такого нового по «Оракулу», что ты лично прибежал докладывать?

Берия, успокоившись, спокойным голосом, в котором волнение выдавалось только усилившимся кавказским акцентом, начал:

– Они смогли выйти на нашу территорию, – отрапортовал Берия, даже и не пытаясь присесть. – В районе Севастополя. Туда был направлен Лебедев…

– И что там за история со взрывами и стрельбой? – Сталин, не отрывая взгляда, смотрел на несколько стушевавшегося грозного наркома.

«Интересно, это кто успел доложить? Кто такой резвый, неужели Кузнецов, получив информацию по своим каналам, уже успел настучать, паскуда?»

– Неизвестным пока образом был спровоцирован конфликт моряков и пехотинцев, задействованных в обороне Севастополя, с прибывшей группой, которой командовал Зимин. Бой длился несколько часов, но тут потомки повели себя вполне достойно – пытались не убивать нападавших, стреляя по ногам. Но тем не менее, при попытке прорыва они потеряли трех человек и были уничтожены все транспортные средства визитеров.

Докладывая о сложившейся ситуации, о которой буквально час назад ему сообщил из Севастополя Судоплатов, Берия внимательно наблюдал за выражением лица Хозяина. Сталин спокойно спросил:

– Что с Зиминым?

– Сильно избит и в настоящий момент находится в госпитале Черноморского флота, но его жизни ничего не угрожает. Но это не все. Подразделение неизвестной принадлежности попыталось атаковать из нашего времени портал.

– Что?!!!!!

Такой злости Берия давно не видел у Хозяина. Но вспышка гнева была очень короткой, и Сталин быстро взял себя в руки и уже спокойным, деловым тоном спросил:

– И что потомки?

– Аварийно отключили портал в Севастополь. Обезоружили нападавших и связались через «Усадьбу» со мной напрямую.

Сталин снова раскурил трубку, выпустив клубы дыма, прокручивая в голове ситуацию.

– Лаврентий, несмотря на все это, потомки тебе все еще доверяют? Судя по их реакции, они явно считают, что МЫ в этом не замешаны. – Лицо Сталина стало чуть мягче.

– Да, после моего прибытия на объект у меня был с ними разговор через окно, которое все еще расположено под Борисполем. Они, используя свою систему, передали фотографии, протоколы допросов нападавших, но однозначно требуют возвращения своих людей к ним.

– Ну так отправьте Зимина к ним. – Сталин откинулся на спинку кресла. – У нас мало времени. Надо срочно усилить наши войска в Крыму и срочно выводить войска из-под Борисполя, которые уже исчерпали свой потенциал по отвлечению немецких войск с Южного фронта. И протоколы допросов у тебя с собой?

– Так точно.

С этими словами Берия трясущимися руками протянул Сталину листы белой бумаги, на которой виднелся почти типографский текст и черно-белые фотографии.

– Но у потомков возникла техническая проблема: в результате аварийного выключения установки они временно не могут наладить портал в Севастополь без присутствия Зимина, а он в данный момент лежит в госпитале.

Сталин пробежал глазами текст и посмотрел на Берию:

– Выяснили, кто такой Ивакян и почему Лебедев не пресек такие действия своего подчиненного?

– Лебедев пропал, его не получается найти. Надеюсь, что его арест прояснит многое. Ивакян, как и двое подчиненных, были убиты во время освобождения Зимина, но их возможные связи и причины такого поведения расследуются.

Берия немигающим взглядом смотрел на показательно спокойные глаза Хозяина и мысленно уже считал себя покойником – в деле были замешаны его кадры. Но он пересилил себя и твердым голосом, насколько он мог в такой ситуации, проговорил:

– Я виноват. Я виноват. Я найду и накажу.

Сталин смотрел на своего протеже и видел покрытый испариной лоб, пятна пота под мышками, нервное подергивание брови. Он с трудом сдержал довольную улыбку правителя, который так ловко манипулирует своими подданными. Этот сейчас все сделает, в лепешку расшибется, но найдет и закопает всех. Поэтому вождь спортсменов, пионеров и колхозников кивнул головой, давая понять, что дает Берии такой шанс, продолжил разговор.

– Потери большие? – Сталин достал свою трубку и открыл коробку сигарет.

– У потомков трое убито, почти все ранены, у тех, кто ввязался в перестрелку, шестеро убитых и почти три десятка раненых. Это из-за того, что огонь на поражение потомки практически не вели и в основном пользовались травматическими патронами – что-то типа резиновых пуль, сбивает с ног, но не убивает.

– Что предпринято?

– Для проведения расследования и контакта с Зиминым в Севастополе уже работает Судоплатов со следственной группой. Сейчас местными силами производятся поиск Лебедева и расследование обстоятельств дела. В дальнейшем планируем перебросить самолетом Зимина под Борисполь, чтоб он перебрался к своим и наладил работу установки.

– Лаврентий, ты понимаешь, чем грозит нам конфликт с потомками? По-моему, не понимаешь…

Берия еще больше задрожал. В голосе Хозяина было столько сарказма и угрозы.

– Да, товарищ Сталин. Очень хорошо понимаю. Мы можем лишиться преимущества и потерять то, что уже смогли сохранить благодаря потомкам.

– Благодари потомков. Если б не их рассказы про твою роль в будущих событиях… – Он не стал продолжать, но Берия понял.

Сталин улыбнулся в усы, но это больше напоминало оскал волка: старого, седого, побитого жизнью, но все еще вожака стаи, который не один год стравливает молодняк и остается главным. Лаврентий все хотел узнать, что такое было в последнем разделе жесткого диска, информацию с которого Сталин изучал только сам. А там были обстоятельства смерти Иосифа Виссарионовича с очень интересными подробностями о том, как тот же Берия не допускал врачей к умирающему, и многое другое. Он не забудет, но пока их трогать не будет – впереди долгие и тяжелые годы войны. Поэтому Сталин спокойно продолжил:

– Да, если верить их истории, мы уже смогли сохранить в действующей армии больше миллиона человек и тысячи танков и самолетов.

Он выдержал паузу и продолжил:

– Что там с работами по переданной потомками информации?

– Согласно выработанным рекомендациям, все доступные орудия Ф-22 изъяты с фронта: около тысячи единиц возвращены на завод для переделки по проекту товарища Грабина. Думаю, что в течение месяца они снова начнут поступать в войска в качестве противотанковых орудий, под зенитный боеприпас.

Сталин усмехнулся:

– Организуйте показ переделанной пушки для меня. И пусть, как и в истории у потомков, это будет орудие, прибывшее с фронта. А то действительно надо увеличить высоту щита на несколько сантиметров. Что с авиацией?

– Удалось замечаниями сотрудников хозяйственно-экономического управления, побывавших как бы с инспекциями в конструкторских бюро, подтолкнуть Лавочкина к идее создания Ла-5. Производство Ту-2 и Ер-2 уже в ближайшее время должно возрасти. К началу нашего зимнего контрнаступления мы сможем преподнести Герингу сюрприз в виде отдельного бомбардировочного авиакорпуса. На всех новых заводах Ил-2 изначально планируются к выпуску в двухместном варианте. За счет свернутого производства Су-2 и МиГ-3 расширено производство истребителей Яковлева и пикирующего бомбардировщика Пе-2. Яковлеву также подсказаны пути совершенствования по направлениям Як-9 и Як-3. В следующем году мы получим новые истребители. К сожалению, сейчас мы не сможем наладить выпуск истребителей Поликарпова И-185 и Яковлева И-30. Но КБ и Микояна, и Поликарпова нацелены на создание истребителей с турбореактивным двигателем, работы по которому планируем завершить к осени следующего года.

– Что с бронетанковой техникой?

– В Ленинграде благодаря кооперации предприятий удалось удержать производство танков типа КВ и даже перейти на производство варианта КВ-1с, налаживается выпуск самоходных орудий Су-152 на их базе. Кроме того, в Ленинграде удалось сохранить производство танков Т-50. Эвакуированные в Нижний Тагил и Омск предприятия в настоящий момент готовятся к выпуску танков типов КВ-1с, Т-34 с новой литой шестигранной башней и самоходных орудий Су-152 и Су-122. Последняя не с тумбовым монтажом орудия, который существовал у потомков, а шаровым. Для этой машины разрабатываются новые 85-мм орудия, но проблемы с двигателями пока не удалось устранить. Похоже, нам, как и в истории потомков, придется ставить на них бензиновые авиационные двигатели. Сормовская судоверфь сумела развернуть производство танков Т-34, причем сразу с новой башней. Первые танки из Сормова уже направлены на фронт. Выпуск Т-34 старой модификации продолжается и в Харькове. Правда, в основном это сборка из оставшихся старых комплектующих. Такие же танки продолжают выпускаться и в Сталинграде. Астров в настоящий момент завершил развертывание выпуска своего Т-60 сразу на четырех заводах. Первые танки этого типа стали поступать в части. Создан опытный образец танка Т-70, причем в варианте, близком к тому, который у потомков носил название Т-70М. На его шасси проектируется самоходка Су-76. – Лаврентий Павлович позволил себе улыбнуться. – С вариантом пушки ЗИС-3.

– Хорошо. – Сталин откинулся на спинку стула, но продолжал смотреть на Берию. – Что со стрелковым вооружением?

– Налажен выпуск автоматов ППШ-41. Но и начато производство, на не профильных заводах, автоматов ППС-41. Опытный образец которого, полученный от потомков, был передан Судаеву, который наладил копирование и выпуск этого автомата. Горюнов получил требование и необходимую информацию от сотрудников хозяйственно-экономического управления для создания своего пулемета. По нашим планам в начале следующего года его пулемет будет принят на вооружение. Пулеметы ДС сняты с производства, вместо них запущены пулеметы «максим». Производится модернизация пулемета Дегтярева. Начата работа по созданию ручного пулемета с ленточным питанием, подобный пулемету РП-46 по классификации потомков. Мотивированно как требование войск, производство СВТ уменьшено в пользу карабинов образца 1938 года. Но полностью не прекращено. Винтовки производятся как в снайперском, так и обычном вариантах. Передаются в первую очередь на вооружение бригад морской пехоты и особых частей НКВД, костяк которых состоит из пограничников. Как показывает практика, такие части показывают самую высокую стойкость и боевую эффективность.

– Что с противотанковыми средствами? Как их оценка нашими войсками?

– Противотанковое ружье Дегтярева ПТРД запущено в производство и уже применяется на фронте. ПТРС Симонова тоже попало на фронт, но его производство в достаточном количестве пока развернуть не получается. Войска об этом оружии отзываются хорошо.

– А что с полученным оружием потомков?

– Это оружие вызвало восхищение у конструкторов, но все упирается в используемые для автоматов и пистолетов потомков патроны. Не наладив производство необходимых патронов, мы не сможем воспроизвести эти образцы вооружения. Из действующей армии уже вызван старший сержант Калашников. Пусть займется своей будущей работой.

– Что решено с созданием промежуточного патрона? Будем сразу создавать, как у потомков, мелкокалиберный?

– Нет, остановимся на трехлинейном калибре, но не подобном патрону образца 1943 года потомков. Патрон будем делать «карандашного» типа и чуть более мощный. Под него и будем перерабатывать оружие из будущего, включая и создание карабина по типу СКС Симонова у потомков. Ему уже поручено проработать подобное оружие, исходя из создания американцами своих новых винтовок М-1.

– А самозарядная винтовка и пулемет? – усмехнувшись, напомнил Сталин.

– Винтовку мы попробуем скопировать применительно к нашим возможностям, заменив ею СВТ, – ответил Берия. – А вот с пулеметом возникла проблема. Металлические ленты мы используем только в авиации. И наладить их немедленный массовый выпуск для сухопутных войск мы не в состоянии. По крайней мере не ранее чем через год. К этому моменту, я думаю, пулемет мы тоже скопируем. Им тоже займется Калашников.

– Секретность соблюдена?

– Так точно, осмотревшие оружие конструкторы уверены, что это финские разработки. Но есть еще один момент.

– Какой? – Сталин внимательно посмотрел на Берию.

И тот напомнил:

– В Севастополе сейчас находится бронетранспортер того же типа, что и был показан генерал-лейтенанту Романову. Вооруженный крупнокалиберным пулеметом системы Владимирова, по классификации потомков. Я направил вызванного из санатория Романова в Севастополь. Думаю, Зимин разрешит ему подробно осмотреть бронетранспортер. А потом генерал-лейтенант передаст необходимую информацию товарищу Владимирову. Этот пулемет для нас крайне необходим. Но сослаться на то, что это, допустим, американское или финское оружие, у нас не получится. Патрон чисто наш. Сошлемся на конструкцию под немецкий 15-мм патрон, которую в единичном экземпляре якобы захватили при выходе из окружения и применение которой генералу очень понравилось. Он и предложит Владимирову создать такой и якобы по памяти составит эскиз.

– Да, противотанковый пулемет нам сейчас очень необходим. Так и сделайте, – согласился Иосиф Виссарионович, а потом снова напомнил: – Что с автоматическими гранатометами, про которые поступало столько докладов?

– Автоматический противопехотный гранатомет решено создать несколько иным. Под боеприпасы Таубина. И со сдвижным стволом, для казенного заряжания гранаты.

– Почему? – Сталин был весь внимание.

– Боеприпас, используемый потомками, слишком сложен в производстве, – ответил Берия. – К тому же он может быть только осколочный. Мы же по полученной от потомков информации попытаемся разработать универсальное оружие под весь возможный комплекс боеприпасов.

– Это какой еще такой комплекс боеприпасов?

– Осколочные, фугасные, дымовые, зажигательные, сигнальные гранаты, чтобы запускать сигнальные ракеты, картечные для боя в замкнутом пространстве, возможно, доведем и кумулятивные, – ответил нарком, и Сталин согласился:

– Хорошо. А что с самим Таубиным?

– Он освобожден, но судимость с него не снята, его группа собрана снова, им и будет поручено создание такого гранатомета. Как и ручного противопехотного гранатомета с револьверным магазином. Ну и пусть доводит свой автоматический гранатомет с использованием информации от потомков. Сошлемся на информацию, якобы полученную из Италии.

– Что с противотанковым гранатометом?

– Это оружие тоже оценено по достоинству. Первый вариант уже используется на фронте. Но опять дело упирается в боеприпасы к нему. Если преодолеем проблемы для наших выстрелов, то думаю, что быстро скопируем и выстрелы для этого гранатомета. С самим гранатометом проблем не будет. Его можно производить в любой мастерской.

– Те, кто изучал оружие, не заподозрили, откуда оно? – Сталин продолжал буквально буравить Лаврентия Павловича взглядом.

– Нет, вся маркировка с оружия убрана, воронение удалено. Внешне оружие приведено к виду, что это опытные образцы вооружения, разрабатываемого нашими противниками или союзниками и добытые нашей разведкой. По результатам боевого применения войскам нравится этот вид вооружения. Особенно его фугасные и противопехотные выстрелы. Нашла широкое применение залповая стрельба из этих гранатометов по целям. Хотя, конечно, до выстрелов потомков им далеко. Но мы, в отличие от них, не ограничены Женевской конвенцией по весу взрывчатых веществ в ручном оружии. А вот кумулятивные боеприпасы вызывают нарекание. Да и меткость при стрельбе по движущимся объектам, особенно на дистанциях более полусотни метров, пока неудовлетворительная, но тем не менее это в некоторой степени дало возможность увеличить потери вермахта и не оставлять советского бойца безоружным один на один с танками противника.

– Хорошо, держи меня в курсе событий, но поспеши, времени у нас мало. – Сталин указал рукой с зажатой в ней трубкой на кресла для посетителей: – Присаживайся.

Лаврентий Павлович облегченно выдохнул, хотя и всячески скрывал это, поняв, что в данный момент он заслужил прощение от Сталина, и сел в кресло перед столом Хозяина.

– Я тебя хотел видеть совсем по другому делу. – Сталин снова в упор посмотрел на Лаврентия Павловича. – У меня только что был Молотов, на него вышел посол Болгарии. Кто-то из окружения Риббентропа начал прощупывать почву на предмет переговоров о заключении мира и отводе немецких войск за линию государственной границы СССР 1939 года. Что скажешь?

– Я не думаю, что это реально, товарищ Сталин. – Пенсне Берии блеснуло от его резкого движения. – Мира с ними не получится. Гитлер просто этого не допустит, им же остался один рывок – операция «Тайфун». Это мы знаем, чем закончится наступление на Москву и какие осень и зима у нас ожидается, а они себя считают победителями. Даже если это было бы реальное предложение от высшего руководства Германии, что получаем мы, а что они? Они проведут мобилизацию экономики, подготовят второй комплект танков, выпустят необходимое количество гусеничных транспортеров, создадут запасы снарядов и зимнего снаряжения, мобилизуют и подготовят девять миллионов солдат и начнут все по новой. Нет, это провокация, чтоб поссорить нас с союзниками, от которых возможны поставки техники, боеприпасов и стратегического сырья. Или это может быть частная инициатива того же Канариса через своих людей в окружении Риббентропа, который старается набрать себе баллы, но и это тоже не подходящий вариант.

– Ты уверен, Лаврентий? – Сталин снова сделал затяжку и выпустил облако дыма.

– Да, товарищ Сталин. – Берия был непреклонен. – Гитлер не допустит, а чтоб Штауффенберг или кто-то иной понес в «Волчье логово» портфель со взрывчаткой, нужно разгромить немцев в Сталинграде, на Курской дуге, раскатать, как любят говорить потомки, Берлин постоянными бомбардировками, только тогда там начнут сомневаться и думать головой, а не слушать завывания Геббельса.

Сталин встал и медленно прошелся по кабинету. Потом повернулся к Лаврентию Павловичу:

– Вот и Молотов точно так же считает. Правда, упор делает на то, что этот сговор с Гитлером нам никогда не простят. Хорошо, Лаврентий, так и сделаем. Пусть Молотов начнет изображать интерес. Назовем это консультациями, но на мир с ними мы не пойдем, разгромим их под Москвой сначала.

Сталин поднялся и подошел к висевшей на стене карте. Пробежался взглядом по линии фронта, где были отмечены неудачые попытки финнов перерезать дорогу на Мурманск и занять Петрозаводск. Ленинград узкой полоской соединялся в районе Шлиссельбурга с Большой землей, где, между Невой и Волховом, был специально создан целый укрепрайон. С дотами из брони недостроенных линкоров и крейсеров, вооруженный снятой с кораблей артиллерией, комплекс оборонительных соединений не позволил немцам выйти к южному берегу Ладоги, прикрыв железнодорожную ветку между станциями Мга и Кириши и не давая противнику прорваться к Тихвину.

Дальше взгляд соскользнул на запад к островам Моонзундского архипелага и полуострову Ханко, обороняющимся усиленным десятым стрелковым корпусом, переброшенным туда вместе с бригадой ПВО при эвакуации Таллина. Именно оттуда несколько ночей подряд поднимались несколько десятков тяжелых бомбардировщиков и безжалостно бомбили Берлин, а сами острова превратились в базу оперирующих в Балтийском море подводных лодок, поддерживаемых авиацией и легкими силами флота. Взгляд Сталина вернулся к Волхову, у обороняющегося Новгорода, который смогли удержать, и, соскользнув вниз, остановился напротив Москвы. Тут было тяжелое положение, но вовремя отведенные войска теперь оборонялись на линии Ржев – Вязьма – Брянск – Орел – Льгов, не позволяя немцам прорваться к Москве и Туле. Хотя прорыв второй немецкой танковой группы к Орлу и ставил под угрозу целостность фронта на этом направлении, но там уже действовала оперативная группа Рокоссовского, созданная на основе танкового корпуса Катукова. Доклады о выбитых немецких танках радовали, особенно об успехах первой гвардейской танковой бригады. Дальше была Украина, где остановленные на линии Сумы – Полтава – Днепропетровск – Запорожье – Мелитополь немецкие войска завязли в обороне Юго-Западного и Южного фронтов, не пускающих немцев к Донбассу. Войска на юге готовились нанести несколько локальных наступательных ударов, чтобы сковать и оттянуть на себя резервы и не позволить их перебросить к Москве, особенно первую танковую группу.

Юго-Западный фронт готовился нанести сходящиеся удары по семнадцатой армии и первой танковой группе немцев, из районов Полтавы и Днепропетровска в направлении Кременчуга. А Южный фронт готовился нанести удар по третьей румынской армии в направлении на Перекоп с целью отрезать занимающую Крым одиннадцатую армию немцев, ибо уже не было сомнений, что существующими силами Ишуньскую позицию не удержать, но еще оставалась надежда не оставить Одессу, удерживая под городом четвертую румынскую армию. До этого вечера была надежда.

И если верить потомкам, да и данным разведки тоже, то Турция и Япония, несмотря на все свои приготовления, в войну не вступят. Да и японцы усиленно готовятся к удару по Перл-Харбору. Сталин внимательно посмотрел на юг Сахалина и Курильские острова и произнес:

– Надеюсь, что японцы поняли, что им хотел сказать работник посольства Болгарии, когда доказывал, что мало уничтожить линкоры в базе, как это сделали англичане в Таранто, а надо либо еще разрушить инфраструктуру поверженной базы, либо занять ее, иначе отремонтированные корабли быстро вернутся в строй.

Оторвавшись от карты, Сталин внимательно посмотрел на Берию:

– Лаврентий, мы читаем японские радиограммы?

– Да, – ответил Берия.

– Тогда за несколько часов до нападения предупреди посла Североамериканских Соединенных Штатов от моего имени, что мы имеем информацию о подготовке к нападению на Перл-Харбор.

А потом Сталин указал рукой на лежащие на столе протоколы допроса:

– Проследи, чтобы никто из тех, кто будет контактировать с немцами, совершенно ничего не знал ни по «Оракулу», ни по «Посейдону». И больше чтобы с потомками таких эксцессов не было. Это забери, но все материалы расследования ко мне на стол сразу по получению. Или есть еще вопросы?

– Есть, товарищ Сталин, – Берия посмотрел на Сталина. – Мы будем переносить столицу в Куйбышев?

– Нет, правительство и посольства всех стран останутся в Москве, – непреклонно сказал хозяин кабинета.

– Хорошо, товарищ Сталин. Но в этом случае необходимо провести подготовку к параду на Красной площади.

– Да, Лаврентий, ты прав, – согласился Иосиф Виссарионович. – Начнем подготовку. И пусть сошьют штандарты фронтов. Сформируем из возвращающихся из госпиталей бойцов и командиров сводные батальоны, и пусть они пройдут под штандартами своих фронтов и флотов. Перед теми, кто направится на фронт в первый раз.

Сталин на минуту задумался, потом, повернувшись к Берии, произнес:

– Лаврентий, у нас есть трофейные флаги и штандарты?

– Да есть, их все собирают у меня в наркомате.

– Тогда сделаем так, – Сталин двинул ладонью с зажатой в ней трубкой. – Пусть их сначала пронесут по площади в самом начале и покидают перед Мавзолеем, как это было в истории потомков.

Берия улыбнулся, представив, что будет твориться в ставке у Гитлера, когда там узнают об этом. Он, как и Сталин, смотрел на ноутбуке у Панкова запись Парада Победы – незабываемое зрелище.

– И еще, Лаврентий, пусть готовят в парке имени Горького выставку трофейного оружия, – Сталин смотрел прямо в глаза Берии. – Откроем ее как раз в день двадцатичетырехлетия Великой Октябрьской революции. И не забудь туда пригласить послов, аккредитованных в Москве.

– Есть, товарищ Сталин, – согласился Лаврентий Павлович. – Сделаем.

– Вопросы?

– Нет, – чуть заметно покачал головой грозный нарком. – Все понятно.

– Тогда ступай. – Сталин сел в кресло и стал раскуривать трубку, погрузившись в свои мысли, не замечая, как Берия, развернувшись, поспешил выйти из кабинета.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю