355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Шарлотта Буше » Мужеубийца » Текст книги (страница 4)
Мужеубийца
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:30

Текст книги "Мужеубийца"


Автор книги: Шарлотта Буше


Жанр:

   

Триллеры


сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 5 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Синяки на теле и голове потемнели, но уже не болели так сильно. Рана на лбу быстро заживала; я даже не стала клеить на нее лейкопластырь, лишь прикрыла челкой.

Лайонел ждал меня внизу в холле. Когда я спускалась по ступеням, он как-то злобно на меня посмотрел, но затем быстро изменил выражение лица и заговорил подчеркнуто вежливо:

– Ну как, Пэгги? Поедем сегодня кататься?

– В такую погоду? Что-то совсем неохота, – ответила я. – Но для начала, доброе утро, Лайонел.

– О, простите, – смутился он. – Я не хотел завтракать без вас. У голодного мужчины редко когда хорошее настроение.

– Тогда давайте завтракать!

Мрачное лицо Сары, которая нас обслуживала, тоже не сулило ничего хорошего. Лишь когда она смотрела на Лайонела, ее лицо светлело. Они неоднократно перекидывались между собой взглядами, что лишний раз подтверждало, насколько парочка спелась.

Лайонел был не особенно разговорчивым. Он оживился только тогда, когда мы вышли из дома и направились к конюшне. Я то и дело оглядывалась по сторонам, но Даниэля нигде не замечала. Вчера ночью в моей комнате он сказал, что я могу спокойно отправляться с Лайонелом на прогулку верхом, а он будет неподалеку.

Джонни уже седлал Шустрого и Флору. Перед тем, как сесть в седло, я посмотрела на загон. Ураган стоял у самой ограды и смотрел на меня.

Лайонел ловко запрыгнул в седло. Я посмотрела на Джонни, и он мне вдруг подмигнул. Что это должно значить? Неужели Даниэль втянул в это и мальчишку? Я знала, что они находят друг с другом общий язык.

Лайонел ждал меня, сверля своими серыми глазами:

– Пэгги, чего же вы медлите?

– Туман сгущается. Может, стоит отказаться от прогулки?

– Да посмотрите на небо! Солнце просматривается сквозь туман, так что скоро облака разойдутся.

Почему Лайонел так настаивал, чтобы со мной прокатиться? То, что мне предложил Даниэль, было довольно опасно. А если Лайонел прав? То есть, это Даниэль убил Марка, и тогда все будет именно так, как Лайонел сказал. Но он хотел что-то забрать из того сейфа, и в этом не было никакого сомнения.

Вдруг меня осенило ужасное предположение. Почему же мне раньше не приходила в голову эта мысль? Лайонел и Даниэль были сообщниками! Даниэль знает содержимое завещания Марка. И он знает, что Рик Лэндфорд унаследует все после моей смерти.

Пока мои мысли стремительно сменяли друг друга, мы приближались к топям. Туман сгустился, и я стала осознавать опасность ситуации.

– Лайонел, мы должны вернуться! – крикнула я вслед исчезнувшему в тумане мужчине.

Никакого ответа, как будто Уиндоу и Шустрый растворились в серых клубах тумана. Моя кобылица вдруг нервно затанцевала, встала на дыбы, затем резко скакнула вперед. Я не удержалась и вылетела из седла. Топот лошадиных копыт моментально растворился в тумане.

Начал накрапывать дождь. Я все еще лежала на покрытой мхом земле, оглушенная падением, и пыталась справиться с паникой. Дождь усилился, через пару минут я уже промокла насквозь. Я поднялась на ноги. Где-то рядом чавкала и хлюпала трясина.

– Даниэль! – крикнула я. – Даниэль!

Но мой голос звучал глухо и тут же поглощался туманом. Если Даниэль и Лайонел на самом деле сообщники, то мне уже никто не поможет. Я осторожно ощупала ногой почву вокруг себя. Мне вдруг стало понятно, что я совершенно одна в этой глуши. Меня трясло от холода. Промокшая одежда противно липла к телу, а мокрые пряди волос то и дело лезли в глаза.

Я стояла на одном месте и думала о том, как отсюда выбраться. Мое внимание тут же привлек шум, похожий на шлепанье шагов по лужам. Кто-то находился совсем рядом, кто-то, кто заманил меня в болото и сейчас наблюдал за каждым моим движением.

Лайонел? Даниэль? Но если я утону в болоте, то мое тело никогда не найдут. Если это произойдет, то с передачей наследства возникнут проблемы. Могут продлиться годы, прежде, чем племянник Марка сможет вступить в право наследования. Значит, тот, кто хочет от меня избавиться, должен предоставить полиции труп миссис Лэндфорд.

Возможно, этот мерзавец попытается утопить меня в болоте, а потом скажет полиции, что пытался меня спасти, но было уже слишком поздно.

Странно, что и Флора от меня сбежала. Она испугалась, но чего?

Дождь уже не поливал так сильно, но я по-прежнему не имела понятия, в какую сторону нужно идти, чтобы выбраться из трясины. До меня донеслось фырканье. Лошадь? Флора вернулась обратно?

– Флора! – закричала я. – Флора! Я здесь!

Клочья тумана колыхались над трясиной. Я непроизвольно подумала о болотной ведьме, о которой мне не раз рассказывал Марк.

Туман сгустился. Неожиданно что-то огромное возникло передо мной. Глухой голос позвал меня по имени. Кто это? Лайонел? Даниэль? Я уже никому не доверяла. Они были сообщниками и договорились меня убить.

Я отшатнулась назад и спряталась за куст, едва справляясь с начинающейся истерикой.

– Пэгги! Пэгги! – снова закричал тот же самый голос. На этот раз я отчетливо разобрала голос Даниэля. Нужно ли ему отвечать?

Я не шевелилась. Большим пятном оказался Ураган, его точеная голова вынырнула из тумана рядом со мной, едва не коснувшись меня мокрыми ноздрями. Затем я увидела, как всадник соскользнул на землю.

– Пожалуйста, Пэгги, ответь, если ты меня слышишь! – в его голосе слышалось неподдельное волнение. Я сдалась.

– Здесь, – отозвалась я, клацая от холода зубами.

– Пэгги! – Даниэль тут же подбежал ко мне. – Пэгги, боже мой, я чуть не потерял тебя навсегда. Трясина начинается отсюда буквально в нескольких шагах. Если угодишь туда – считай, все пропало.

Он обнял меня и прижал к своей груди.

– Даниэль, мне казалось… – дальше говорить я была не в состоянии.

– Флора вернулась в конюшню. Одна. Тогда я понял, в чем дело. Я поискал Лайонела, но нашел только Шустрого. Обе лошади прискакали обратно в Лэндфорд-Хауз. Как это могло случиться?

– Ты думаешь, что Лайонел тоже где-то упал с лошади? – спросила я, пока Даниэль помогал мне забраться в седло. Ураган был достаточно сильной лошадью, чтобы увезти нас обоих, так что Даниэль сел сзади меня.

– Хорошо, что я более-менее знаю тропы в этих топких местах. И Ураган мне помог. Лошади ведь умные животные. Ураган тебя любит, это он нашел твои следы. Пэгги, я не знаю, как бы я жил дальше, если бы с тобой что-то случилось!

Мужчина стянул с себя куртку, набросил мне на плечи и растер руки. Непромокаемая куртка быстро согрела меня. Мне стало стыдно за то, что я подозревала Даниэля. Но беспредельный страх помутил мое сознание.

Ураган знал дорогу так же хорошо, как и Даниэль. Вскоре мы оказались на безопасной территории. Даниэль рассказал, что он прятался в конюшне, когда я уехала вместе с Лайонелом.

– Я следовал за вами, но в какой-то момент потерял из вида. А затем увидел Флору, но уже без тебя. Вскоре прискакал и Шустрый.

– А Лайонел? Где он может находиться? Если Шустрый и его сбросил, значит, лошади испугались одновременно.

– Мне кажется, я слышал выстрел или громкий хлопок.

Дождь все еще накрапывал. Ураган перешел на галоп. Через несколько минут Даниэль уже спрыгнул с седла и помог мне спуститься вниз. Тут же подоспел Джонни:

– Мисс Пэгги, слава богу! Я так волновался за вас! Мистер Уиндоу недавно был здесь. Он был очень разгневан и искал вас.

– Где он? – спросил Даниэль.

– Снова отправился на болото, чтобы вас найти. А вот и он! – мальчик указал на Лайонела, насквозь промокшего, как и я.

Лайонел был вне себя. Разъяренный мужчина накинулся на Даниэля.

– Вы напугали лошадей! – закричал он на моего друга. – Выстрелом из винтовки. Я ее нашел.

– Хватит нести ерунду! – ледяным тоном ответил Даниэль. – Где винтовка?

– Я принес ее. Вот она, эта винтовка. Или ружье, точно не знаю, как вы это называете, я в оружии не разбираюсь. Вот и ваши инициалы, Д.С.

– Да, это мой дробовик, – согласился Даниэль. – Но я ума не приложу, как он мог здесь оказаться. Все оружие я храню в сейфе у себя в квартире в Эксетере. Я… – тут он присвистнул. – Ну конечно, Аманда. Это она, больше никто. Она влюблена в вас, мистер Уиндоу.

– Ну, и что? – Лайонел заносчиво ухмыльнулся. – Я не просил ее приносить мне ружье. Пэгги, вы должны были слышать выстрел.

– Я ничего не слышала.

Мне было ужасно холодно. Я хотела как можно быстрее вернуться домой и принять горячую ванну.

– Но ведь Флора слышала выстрел и сбросила вас. Шустрый сделал то же самое со мной. И я слышал третью лошадь, которая фыркала рядом со мной. Это был Ураган, и на нем были вы, Синглтон.

С меня было довольно. Я гневно посмотрела на обоих мужчин и побежала к дому. Распахнув дверь, я увидела Сару и Аманду.

– Пэгги! – воскликнула подружка Даниэля. – Вот ты где!

Я не отреагировала и поспешила по ступеням вверх. В своей комнате я сорвала с себя мокрые вещи и встала под горячий душ. История с винтовкой выглядела вполне правдоподобно. Возможно, Даниэль все-таки как-то связан с преступлением. Хотя, то, что они с Лайонелом сообщники, мне уже не казалось. Или они вдвоем разыгрывают передо мной хорошо срежиссированную комедию. Но Даниэль мог легко убить меня, просто толкнув в опасную трясину. И этого не сделал. Потому что Лайонел был поблизости. Но если они вдвоем хотели одного и того же, им не нужно было притворяться друг перед другом.

– Я точно сойду с ума, – проговорила я и закрыла глаза.

После ванны мне стало гораздо лучше. Я решила сегодня же уехать в Лондон – Лэндфорд-Хауз опостылел мне за последние дни окончательно.

* * *

Даниэль дожидался меня внизу в холле. Я вернула ему куртку.

– Благодарю тебя за то, что ты меня спас. Даниэль, я уезжаю. Возвращаюсь в Лондон.

– Я понимаю тебя. Но мы же хотели поймать Лайонела с поличным! – добавил он, понизив голос.

– Даниэль, это ты стрелял, чтобы напугать лошадей? – если честно, я не хотела задавать этот вопрос, но он слетел у меня с губ произвольно.

– Пэгги, ты в это веришь? – он нахмурил брови.

– Я больше не знаю, кому и во что верить. Кажется, Лайонел действительно был озабочен тем, что со мной произошло.

– Пэгги! Пэгги! Прошу тебя, приди в себя! Лайонел разыгрывает спектакль. Какую роль во всем этом играет Аманда, я пока не знаю. Могу тебе лишь сказать, что вчера она мне заявила, что хочет выйти за муж за мистера Уиндоу. И просила меня ее отпустить.

Мужчина отвел меня в библиотеку и указал на плафон:

– Там есть потайное отверстие. Из гостевой комнаты можно видеть часть библиотеки.

Я словно прозрела:

– Все-таки за мной кто-то наблюдал, когда я вынимала записные книжки Марка и изучала их на письменном столе. Оттуда сверху видно стол?

– Да, конечно. Марк и я в детстве неоднократно оттуда подглядывали. Пэгги, я прошу тебя, не совершай ошибки. Не надо подозревать меня в сговоре с Лайонелом.

– Даниэль, но…

– Послушай, я слишком хорошо тебя знаю и вижу насквозь. Историю с ружьем придумал Лайонел. Тем самым он хочет отвести от себя подозрение. Хочет, чтобы ты поверила в то, что это я убил Марка. Но подумай хорошенько. Я помог тебе. Я… люблю тебя.

– Даниэль, я бы не хотела сейчас… Скажи, тебе известно содержание завещания Марка? Ведь ты был его другом и его адвокатом.

– Содержания я не знаю, Пэгги. Можешь мне поверить. Марк лишь один раз упомянул, что переделал завещание в твою пользу. Если бы он не женился на тебе, то все бы унаследовал Рик Лэндфорд.

– Может, Лайонел и Рик знакомы?

– Не думаю. От Марка я знаю, что Рик не испытывает проблем с деньгами. Он не рвется получить наследство. Мне кажется, ты подозреваешь всех нас: меня, Рика и Лайонела. Три сообщника, которые решили убрать тебя и Марка, чтобы завладеть большими деньгами.

Я густо покраснела и опустила взгляд.

– Пэгги, это не так. Рик вообще здесь не причем, а вот Лайонел как раз очень даже замешан. Он мог и Марка застрелить. В сейфе, который никто из нас не может открыть, находится что-то, для Лайонела жизненно необходимое. У него куча долгов. Он должен каждому второму.

Я постепенно снова прониклась доверием к Даниэлю. Его четкие формулировки убедили меня в его правоте.

– Прости меня, – тихо попросила я и протянула ему свою руку. Он схватил ее и прижался к ней губами.

– Пэгги, тебе не за что просить прощения. Ты сейчас сбита с толку. Неудивительно. Сначала судебный процесс по делу об убийстве, затем приговор и ежедневный стресс в этом доме. Мне кажется, Лайонел собирается. Он уезжает.

– Но ведь мы же собирались устроить ему ловушку?

– Не волнуйся, Пэгги. Лайонел тайно проберется в дом. Аманда и Гиббонсы тут же сообщат ему, если увидят или найдут что-нибудь интересное для него. Гиббонсами я займусь чуть позже. Скорее всего, тебя столкнули с лестницы, чтобы поискать сейф и комбинацию от замка. Думаю, они не хотели тебя убивать, лишь собирались на время устранить.

– А сегодня? Это Лайонел выстрелил, чтобы напугать Флору, и чтобы она меня сбросила? Я не уверена, что слышала выстрел.

– Из ружья стреляли, я его осмотрел. Ты наверняка была настолько взволнована, что не услышала выстрел. Шустрого Лайонел отпустил, чтобы дать нам понять, что и жеребец испугался. Пэгги, мы сегодня же едем в Лондон. Там мы разыщем нотариуса, объясним ситуацию и попросим его зачитать завещание. Ты осилишь эту поездку? Можешь по дороге поспать, мы поедем в моей машине.

– Согласна, – сказала я. – Может, Марк мог точнее описать эти дверные арки? Ведь их в Лэндфорд-Хаузе такое множество!

– Об этом я тоже думаю. Лучше выпей немного, – он протянул мне стакан с виски. Я сделала большой глоток, и крепкая жидкость разлилась теплом по всему телу.

В библиотеке появилась Сара:

– Миссис Лэндфорд, мистер Уиндоу просил за него попрощаться. Он уехал. Мисс Коттон тоже уехала, – экономка с упреком посмотрела на меня, а затем повернулась к Даниэлю. – Сэр, от вас я этого не ожидала.

С этими словами она вышла из помещения.

– Я бы предпочла вышвырнуть Гиббонсов из дома.

– Мы найдем какой-нибудь выход, Пэгги. Когда мы можем ехать?

– Я только захвачу свою сумочку и возьму кое-что из вещей. Мы будем ночевать в Лондоне?

– Думаю, так будет лучше. Все-таки путь не близкий. И уже поздно. Чтобы съездить туда и обратно, нужно выезжать рано утром.

Сара зашла в мою комнату, когда я собирала дорожную сумку:

– Вы уезжаете? – спросила она. Невозможно было не услышать триумф в ее голосе.

– Да, в Лондон, миссис Гиббонс. На оглашение завещания моего мужа. Мистер Синглтон отвезет меня.

Женщина осмотрелась в моей комнате.

– Когда вы вернетесь?

– Может, завтра, может, послезавтра. В зависимости от ситуации.

Позднее, когда мы уже сели в машину и поехали в Эксетер, чтобы забрать еще и дорожную сумку Даниэля, он сказал:

– Я уверен, что Лайонел и Аманда не будут терять времени. Либо он пообещал Гиббонсам большую сумму денег, чтобы те помалкивали, либо он настолько сильно настроил их против тебя, что они рады делать что угодно, лишь бы тебе навредить. Марка они боготворили. Это не стоит забывать и нужно учесть, если дело дойдет до суда.

– Да, Даниэль, так и есть. Гиббонсы убеждены, что это я убила Марка. Лайонелу это только на руку. Ему нужно лишь периодически поддерживать костер этой ненависти. А Аманда? Какую роль она во всем этом играет?

– Аманда расчетлива. И она красива. Лайонел падок на красивых женщин, и она это использует.

* * *

С пунцовым лицом я вышла вслед за Даниэлем из старинного особняка, в котором располагалась нотариальная контора. Оглашение завещания состоялось. Я оказалась единственной наследницей. Гиббонсам не досталось ничего. На самом деле, они должны были присутствовать при оглашении. Но нотариус посчитал, что при описанных мной и Даниэлем обстоятельствах в этом нет необходимости. Рик Лэндфорд в завещании вообще не упоминался. Более того, нотариус сказал, что если со мной что-нибудь произойдет, то он и в этом случае ничего не получит.

– Больше всего меня интересует адресованное мне письмо, – сказала я взволнованно.

Да, к завещанию прилагалось запечатанное письмо, которое могло быть открыто только мной.

– Я отвезу тебя в твою квартиру, Пэгги. А примерно через час заберу, и мы сможем где-нибудь вместе поужинать.

– Договорились. Мне не терпится открыть письмо Марка.

– Это можно понять.

– Может мне его сейчас открыть? – нервничая, спросила я, когда мы подъезжали к дому.

– Нет, Пэгги, ты должна сделать это одна. Если захочешь, потом расскажешь мне, о чем Марк тебе написал.

– Ты прав, Даниэль, – я благодарно улыбнулась спутнику. Как же я могла его в чем-то подозревать?

Даниэль остановился у дома рядом с Гайд-парком, в которой располагалась моя квартира. Я вдруг поняла, что стала весьма состоятельной женщиной. Но счастливее меня это не сделало. Да и к богатству надо еще привыкнуть. Когда Марк был жив, я никогда не задумывалась о нашем финансовом положении. Марк никогда об этом и не говорил. У нас были деньги, и мы могли многое себе позволить. Мне все это казалось вполне естественным. Но сегодня, после того, как я поставила множество подписей, позволяющих мне свободно распоряжаться суммами на банковских счетах, у меня даже закружилась голова.

Сидевший рядом Даниэль будто читал мои мысли:

– Не бойся, Пэгги, я тебе помогу во всем разобраться. Хочешь, я провожу тебя наверх?

– Нет, нет, в этом нет необходимости.

– Хорошо, – он вышел из машины и открыл мне дверь. Затем снова сел за руль и рванул с места. Я открыла садовые ворота и вскоре подошла к своей двери. Судя по всему, соседей не было, чему я была очень рада. Они тоже безоговорочно считали меня убийцей Марка.

Зайдя в квартиру, я первым делом захотела развернуться и сбежать. Но я смогла подавить в себе эту боль. Взяв себя в руки, я открыла дверь в гостиную. Белый ковер исчез. Я знала, что Даниэль убрал его, поскольку пятно крови уже невозможно было вывести. Я прошла в спальню, поставила сумку с вещами, затем вернулась в гостиную, села на диван и достала из сумочки завещание. Оно лежало вместе с письмом в отдельном конверте. Завещание я положила на столик у дивана и ножом для бумаг вскрыла письмо.

В нем была всего одна страница. Сначала Марк написал, что он сильно любит меня, и что я сделала его жизнь прекрасной. Затем еще кое-что:

– Если я умру, то ты станешь моей наследницей. Поэтому ты должна знать цифры от кодового замка сейфа. Сам сейф находится за автопортретом Альбрехта Дюрера в маленькой рабочей комнате рядом с библиотекой. Комбинацию цифр ты найдешь на дверной арке прохода от холла к коридору, ведущему в голубой салон. Там есть римские цифры.

Это письмо предназначено только для твоих глаз, Пэгги. Но я надеюсь, что мы состаримся вместе. А также на то, что когда-нибудь смогу сам уничтожить это письмо. Но этого я не знаю. Человек, который ежедневно общается с множеством других людей, и который, будучи бизнесменом, вынужден с большим трудом пробиваться наверх, всегда находится в опасности. Содержание сейфа очень ценно. Убедись в этом сама. Ах да, ты должна нажать на два углубления по бокам деревянной панели, и тогда откроется дверка, которая закрывает сейф. Ты была всем для меня в жизни, Пэгги. Твой Марк.

Слезы из моих глаз закапали на письмо.

– Марк, как же так все случилось! – воскликнула я и разрыдалась во весь голос.

Успокоившись, я подумала о книге с письмами и записной книжке Марка, спрятанных в комоде с моими вещами в моей спальне. Мне стоило их взять с собой. Теперь Лайонел и миссис Гиббонс смогут в спокойной обстановке их почитать. Хотя они и так уже знали, где находится сейф.

Я переоделась, решив сегодня же вечером вернуться в Лэндфорд-Хауз. Даниэль будет не в восторге от этой идеи. Но он поймет необходимость подобного решения.

К Лэндфорд-Хаузу мы подъехали, когда уже окончательно рассвело. На улице стоял редкий для Дартмура солнечный день. Я крепко заснула, так, что Даниэлю пришлось меня тормошить, чтобы разбудить.

Даниэль вылез из машины и позвонил в ворота парка. Появился ошарашенный Эдвард. Он сильно нервничал, бормотал что-то себе под нос и, наконец, произнес:

– Мы раньше сегодняшнего полудня вас не ждали!

– Могу себе представить, – с сарказмом ответил Синглтон.

Затем мы поехали по аллее, а Эдвард с поникшими плечами остался стоять у ворот.

– Могу поспорить, что Лайонел и Аманда здесь, – заметил Даниэль. – Вот видишь, я оказался прав.

Движением головы он указал на автомобили, припаркованные у дома.

– Вот они, голубки. Хочу посмотреть на их лица.

Из дверей вышла Аманда.

– А я и не знала, что ты уехала, – обратилась она ко мне. – Я только что приехала. Едва Эдвард успел запереть ворота и вернуться в дом, как вы позвонили. И я как раз узнала, что вы уехали. Вы просто метеоры!

– Мы уехали еще вчера вечером, – вмешался Даниэль. – И как я погляжу, Лайонел Уиндоу тоже здесь.

– Да, он меня сопровождает. Мы хотели еще раз навестить Гиббонсов, Даниэль. Мы решили поселиться в Лондоне. А с квартиры в Эксетере я съеду.

Ее рассказ звучал вполне правдоподобно, но я была уверена, что Лайонел и Аманда провели в Лэндфорд-Хаузе всю ночь. Я быстро зашла в дом и поспешила вверх по лестнице. Сара в этот момент вышла из гостевой комнаты.

– Ну, и как? – нагло спросила она.

– Что, как? Что вы имеете в виду? Завещание? Теперь я владелица Лэндфорд-Хауза, миссис Гиббонс.

– Какая несправедливость. Разумеется, мой муж и я не останемся больше в этом доме, чтобы обслуживать убийцу Марка.

– Можете сделать это прямо сейчас, миссис Гиббонс. Уверена, я найду порядочную пару, которая захочет здесь работать.

– Вы ошибаетесь, – насмешливо произнесла она. – Никто не захочет работать в доме убийцы.

После этого неприятного замечания она с высоко поднятой головой спустилась вниз. Лайонел все еще находился в комнате для гостей, в той же самой, где он провел последние недели.

– Вы? – он не мог скрыть своего изумления, увидев меня.

– Да, Лайонел, я. Вы разве не уехали отсюда вчера?

– Так и есть. Но я кое-что забыл, и вчера вечером снова вернулся. Гиббонсы решили, что я могу здесь переночевать.

– Я хочу, чтобы вы немедленно покинули этот дом, – заявила я официальным тоном. – Аманда рассказала мне другую историю, и, очевидно, она солгала.

– Разумеется, ваша светлость, как пожелаете. Я только соберу свои вещи.

Мы смотрели друг на друга, как непримиримые враги. Затем я пошла в свою комнату. Книги исчезли. Я вернулась к комнате Лайонела и постучала.

Но он уже ушел. Я поспешила по коридору и спустила по лестнице вниз. Лайонел и Даниэль стояли в холле друг напротив друга.

– Мистер Уиндоу, – крикнула я. – Верните мне книги.

– Какие книги? – удивился он.

– Книгу с письмами семьи Марка и его записную книжку. Они лежали в комоде с моими вещами.

– Я не заходил к вам в комнату.

– В таком случае, я бы хотела осмотреть ваш багаж, мистер Уиндоу.

– Послушайте Пэгги, так не честно!

– Не честно брать вещи, которые вам не принадлежат, – вмешался Даниэль. По выражению его лица я поняла, что он вот-вот взорвется.

– А вы не вмешивайтесь! – грубо ответил Лайонел и угрожающе поднял кулак.

– Хватит уже! – крикнула Аманда. – Лайонел, садись, мы уезжаем.

Уиндоу кивнул, с ненавистью посмотрел на Даниэля и последовал за Амандой. «А книги?» – подумала я. Даниэль снова угадал мои мысли: он последовал за ними и вырвал из рук Лайонела дорожную сумку. Уиндоу резко обернулся и ударил Даниэля кулаком в подбородок.

– Прекратите! – пронзительно заверещала Аманда, когда мужчины сцепились друг с другом. – Отдай ей уже эти дурацкие книги!

Она подбежала к упавшей на землю сумке и стала в ней рыться.

– Вот! – крикнула она. – И вот! – она бросила обе книги мне под ноги.

Лайонел быстро запрыгнул в свою машину и уехал. Аманда злобно рассмеялась и тоже уехала.

– Больно? – спросила я и осмотрела я ссадину на подбородке Даниэля.

– Нет, все в порядке. Завтра уже ничего не будет видно, – он улыбнулся. – Надеюсь, эти двое больше не вернутся.

– Я тоже, Даниэль. Ты останешься сегодня здесь на ночь?

– Да, я к вечеру приеду, Пэгги. Мне нужно в Эксетер. Подожди меня, мы вместе откроем сейф.

– Хорошо, я подожду. Возвращайся быстрее.

Сара не появлялась, когда я вернулась наверх, в свою комнату. Но позднее Эдвард позвал меня на ланч. За едой я думала о том, что меня могут отравить.

«Не морочь себе голову, – сказала я себе. – Ты точно слишком увлекаешь криминальными сериалами. Гиббонсы не зайдут так далеко. На убийство они не пойдут».

После ланча я отправилась в конюшню, чтобы побыть с лошадьми. Некоторое время я болтала с Джонни, который всегда искренне радовался моим визитам. Я сказала ему, что Лэндфорд-Хауз теперь принадлежит мне.

После ужина я с нетерпением стала ждать Даниэля в библиотеке. Он уже давно должен быть здесь. Я звонила и ему на квартиру, и в бюро, но он нигде не брал трубку.

Я снова перечитала последнее письмо Марка, и после этого уже не могла терпеть.

* * *

В этот раз я не стала включать верхнее освещение в холле. У меня с собой был карманный фонарик. Я подошла к дверной арке, описанной Марком в прощальном письме.

Она оказалась слишком высоко, чтобы отчетливо разобрать римские цифры на самом верху. Поэтому мне пришлось принести стул и взобраться на него. Луч света выхватил в темноте римские цифры. Я стала произносить их вслух и записывать на листке с письмом.

– Шестнадцать, двадцать пять, четыре, тысяча девятьсот тридцать три.

Затем я слезла со стула, и в этот момент меня кто-то схватил сзади и что-то накинул на шею. У меня сразу же перехватило дыхание. Нападавший все сильнее тянул меня назад, стягивая на шее петлю. Перед глазами у меня замелькали разноцветные огоньки, а сами глаза готовы были вылезти из орбит. Я потеряла сознание.

Когда я пришла в себя, Даниэль был рядом:

– Пэгги, тебе лучше?

Я кивнула и ощупала свою шею. Даниэль бросился в библиотеку. Меня мутило, но я заставила себя подняться и поспешила за своим защитником.

Дверь из библиотеки в рабочий кабинет была открыта. Даниэль и Лайонел боролись на полу небольшого кабинета. Аманда стояла рядом с ними, вцепившись одной рукой в спинку кресла. В другой руке она держала письмо Марка. Значит, это Лайонел хотел меня задушить из-за письма, на котором я успела записать цифры для кодового замка. Я лихорадочно соображала, как Аманда и Лайонел снова попали в дом. Разумеется, с помощью Эдварда и Сары Гиббонс. Видимо, они сразу же вернулись, как только уехал Даниэль. Наверно, пришли пешком, так как я не слышала и не видела никаких машин.

Силы Лайонела были на исходе. Истерика Аманды нарастала. Я все еще стояла в дверном проеме. Мужчины снова вскочили на ноги, и кулаки снова замелькали в воздухе.

Лайонел зашатался. Кажется, Даниэль был выносливее и сильнее его. Дальнейшее произошло так быстро, что я даже не сообразила, как Лайонел снова оказался на полу. Аманда решила помочь своему подельнику. Она схватила с письменного стола пресс-папье из агата и изо всех сил кинула в Даниэля. Но пресс-папье угодило в голову Лайонелу. Он рухнул на пол, как подкошенный.

– Благодарю, – язвительно произнес Даниэль. Он знал, кому именно она хотела помочь.

Лайонел был без сознания. Синглтон перевернул его лицом вниз и связал ему руки за спиной шнуром от гардин, который он быстро срезал перочинным ножом. Затем он подтащил Уиндоу к стулу и посадил его. Лайонел начал приходить в себя.

– Ну, вот и все, – произнес Даниэль и пощупал свой опухший левый глаз. – Я вызываю полицию.

– Не делай этого! – умоляюще простонала Аманда. – Если Лайонела арестуют, я окажусь втянутой в эту историю.

– Можешь не сомневаться, Аманда. Так и будет, – холодно произнес Даниэль. – Лайонел чуть не задушил Пэгги, кроме того, я его считаю убийцей Марка.

Аманда понурила голову. Уговаривать Даниэля было бесполезно. А Лайонел тем временем пришел в себя и изрыгал проклятья. Он поливал грязью Даниэля, потом меня, а потом и Аманду, которая якобы и толкнула его на это преступление.

– Даниэль, давай перед тем, как вызывать полицию, откроем все-таки сейф, – предложила я.

– Да, Пэгги. Как ты себя чувствуешь?

– Намного лучше, – я посмотрела на Аманду. Она положила письмо Марка на стол. Я взяла его и передала Даниэлю. Аманда в этот момент выскользнула из комнаты. Даниэль не стал ее преследовать, а Лайонел разразился в ее адрес новым потоком брани.

– Нет, скажи мне просто цифры и все, – предложил Даниэль.

Через минуту сейф был открыт. В этот момент Лайонел попытался встать и броситься на Даниэля даже со связанными руками. Тому пришлось еще одним ударом усадить его обратно на стул. Вскоре Уиндоу сидел крепко привязанным к стулу еще одним шнуром от гардин. После этого Даниэль снова подошел к сейфу.

Первым делом он достал оттуда кожаный футляр. Когда он его открыл, я не поверила своим глазам. На голубом шелке, посреди россыпи бриллиантов, словно огромная капля крови лежал крупный рубин.

– Рубин «Стюарт»! – удивленно воскликнул Даниэль. – Но я не понимаю, как этот камень оказался у Марка.

Лайонел при этих словах громко заскрежетал зубами. Загадка разрешилась очень быстро. В сейфе нашлась долговая расписка Лайонела Уиндоу, а также договор на продажу камня. При виде огромного рубина я содрогнулась. Он не только напоминал каплю крови, из-за него еще и пролилось немало настоящей человеческой крови. Из-за этого камня погиб Марк. Однако еще нужно было доказать, что это Лайонел застрелил моего мужа.

Полиция приехала через час. Лайонел продолжал браниться, только теперь из-за того, что Аманда и Гиббонсы обвинили его во лжи и обмане.

– Мы только хотели ему помочь, – сказала Сара. – Он утверждал, что в сейфе находятся письма, доказывающие, что миссис Лэндфорд убила Марка. А ему, оказывается, нужен был только рубин и долговая расписка.

– Так и есть, – подтвердила Аманда. – Он так и говорил. Про камень он ни разу не упоминал. А я влюбилась в этого человека… Прости меня. Даниэль.

– Слишком поздно, – отрезал Синглтон.

Инспектор из комиссии по расследованию убийств, приехавший в Лэндфорд-Хауз, умело взял Лайонела за жабры. Тот быстро доказал, что ничто человеческое не чуждо даже хладнокровному преступнику. Он сломался. Согласился с тем, что обманул Аманду и Гиббонсов, и признался, что это он застрелил Марка.

Инспектор Келлер еще долго допрашивал Лайонела. А когда наручники на его запястьях защелкнулись, он еще раз подтвердил, что убил моего мужа из-за рубина и долговой расписки.

* * *

Рубин «Стюарт» не принес счастья ни мне, ни Уиндоу. Марк был мертв, Лайонел осужден пожизненно, а меня реабилитировали. Аманда и семья Гиббонс легко отделались.

На суде вяснилось, что Лайонел спрятал на болоте винтовку, которую Аманда украла у Даниэля, как раз перед нашей последней прогулкой. Выстрелами, которые я все-таки не услышала, он напугал Флору, и она меня скинула. Он рассчитывал на то, что я сгину в трясине.

Позднее Сара и Эдвард извинились передо мной, и я их простила.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю