332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сесили фон Зигесар » Сплетница. Вы в восторге от меня » Текст книги (страница 3)
Сплетница. Вы в восторге от меня
  • Текст добавлен: 9 июня 2021, 12:03

Текст книги "Сплетница. Вы в восторге от меня"


Автор книги: Сесили фон Зигесар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

Счастливчики и одиночки из Вест-Сайда

– Уродка, – прошептала Дженни Хамфри, обращаясь к своему отражению.

Она стояла перед зеркалом, задержав дыхание и пытаясь максимально выпятить живот. Тот выпирал, но не так сильно, как грудь, которая для среднестатистической девятиклассницы была просто огромной. Розовая сорочка свободно свисала с груди до колен, скрывая оттопыренный живот и короткие ноги. Она росла вширь вместо того, чтобы тянуться вверх, как Серена ван дер Вудсен, старшеклассница из «Констанс Биллард» и кумир Дженни. Огромная грудь Дженни лишила ее последней надежды на то, чтобы выглядеть так же круто, как Серена. Этот бюст был болью всей ее жизни.

Дженни выдохнула и стянула сорочку через голову, чтобы примерить новый черный топ, который она вчера купила в Urban Outfitters по дороге из школы. Натянув его на плечи и втиснув грудь, она посмотрела в зеркало. Теперь вместо двух огромных шаров на нее смотрела исполинских размеров моногрудь. Она выглядела безобразно.

Заправив за ухо прядь кудрявых каштановых волос, Дженни в отвращении отвернулась от зеркала. Натянув старые школьные спортивные штаны, она отправилась в кухню, чтобы налить чаю. Ее старший брат Дэн как раз выходил из своей комнаты. Вопреки обычному утреннему испуганному виду с всклокоченными волосами и затуманенным взглядом сегодня его глаза были широко открыты и горели ярко, словно он всю ночь провел, бодрствуя и заливаясь кофе.

– Ну и? – спросила Дженни, когда оба вошли на кухню.

Она смотрела, как Дэн насыпает в чашку растворимый кофе и наливает в нее кипяток. Он не был особо привередлив по части этого напитка: стоя у раковины, брат молча помешивал кофе ложкой, наблюдая, как коричневая жижа расходится кругами по кружке, становясь более однородной.

– Я знаю, что вчера ты встречался с Сереной, – нетерпеливо сказала Дженни, скрестив руки. – Так что было? Все прошло отлично? В чем она пришла? Что ты делал? О чем она говорила?

Дэн отхлебнул кофе. Дженни всегда приходила в излишнее возбуждение, когда дело касалось Серены. Ему нравилось мучить сестру.

– Ну же, расскажи хоть что-нибудь. Чем вы занимались? – настаивала Дженни.

Дэн пожал плечами.

– Ели мороженое.

Дженни уперла руки в бока.

– Ух ты! Очень интимно.

Дэн просто улыбнулся в ответ. Его не особо заботило, разозлит ли это сестру, но он не собирался делиться с ней подробностями прошедшего вечера. Для него эти воспоминания были слишком ценными, в особенности момент поцелуя. По правде говоря, Дэн написал целое стихотворение о событиях прошлой ночи, чтобы навсегда сохранить их в своей памяти. И назвал его «Возлюбленная».

– Что еще? Что вы делали? О чем она говорила? – не отставала Дженни.

Дэн подлил кипятка в чашку.

– Не знаю… – успел произнести он, прежде чем на помощь пришел телефонный звонок.

Дэн и Дженни одновременно бросились к трубке, но брат оказался первым.

– Привет, Дэн, это Серена.

Прижав телефон к уху, Дэн вышел из кухни и сел на подоконник в небольшом рабочем кабинете. Сквозь покрытое пылью окно он видел детей, катающихся на роликах в Риверсайд-парке, и яркое осеннее солнце, сверкающее на водах реки Гудзон. Дэн сделал глубокий размеренный вдох.

– Привет, – ответил он.

– Послушай, – быстро сказала Серена, – я знаю, что странно тебя об этом просить, но через три недели мне придется быть подружкой невесты на свадьбе, и я подумала, не хочешь ли ты пойти со мной, ну, знаешь… как моя пара?

– Конечно, – выпалил Дэн, прежде чем она успела сказать что-то еще.

– Это свадьба матери Блэр, – продолжила Серена. – Помнишь, та девушка, с которой мы дружили?

– Конечно, – повторил Дэн. Ему показалось, что Серена не просто хотела, чтобы он пошел с ней на эту свадьбу, – она нуждалась в этом. Это придало ему смелости. Он понизил голос до едва различимого шепота на случай, если Дженни подслушивает в соседней комнате. – И я хотел бы поехать с тобой в Браун, – добавил он, – если ты не против.

– Да, конечно, – Серена замялась. – Думаю, я поеду туда в эту пятницу, сразу после школы. По пятницам у нас учеба до полудня, а у вас?

Звучало так, словно она забыла, что просила Дэна поехать с ней в Браун. Но Дэн решил, что ему показалось.

– До двух, – ответил он.

– Прекрасно, встретимся на Центральном вокзале? Я собираюсь добраться на поезде до нашего загородного дома в Риджфилде и взять машину у охранника, – сказала Серена.

– Звучит неплохо, – согласился Дэн.

– Превосходно! – Голос Серены прозвучал более радостно. – Спасибо, что согласился пойти со мной на свадьбу. Будет весело.

– Надеюсь, – произнес Дэн. На самом деле он не понимал, как с ней может быть не весело. Но тут в голову пришла другая мысль: это значит, что ему придется найти приличный костюм. Нужно было сохранить тот смокинг из бутика.

– Ну… мне пора. Горничная ругается, что я не иду завтракать, – сказала Серена. – Я позвоню тебе позже, и мы вместе спланируем выходные, хорошо?

– Хорошо.

– Пока.

– Пока, – произнес Дэн и повесил трубку, прежде чем сорваться и добавить: «Я тебя люблю».

– Это была она? – спросила Дженни, когда он вернулся на кухню.

Дэн пожал плечами.

– О чем она говорила?

– Ни о чем.

– Ну да, конечно. Ты что-то шептал ей в трубку, – обвиняюще заметила сестра.

Дэн вытащил бейгл из бумажного пакета, лежащего на кухонной столешнице, и тщательно его рассмотрел. Вот это сюрприз: он покрылся плесенью. Их отец не лучшим образом содержал дом. Сложно не забыть о покупке продуктов или уборке, если ты целыми сутками пишешь эссе о том, почему никому не известный поэт станет следующим Алленом Гинзбергом. Большую часть времени Дэн с Дженни выживали на китайской еде.

Дэн выкинул пакет с покрытыми плесенью бейглами и нашел в шкафу нераскрытую пачку чипсов. Разорвав упаковку, он высыпал целую горсть в рот. Лучше, чем совсем ничего.

Дженни скривила лицо.

– Обязательно быть таким невыносимым придурком? – спросила она. – Я знаю, что тебе звонила Серена. Почему ты просто не скажешь мне, о чем вы разговаривали?

– Она хочет, чтобы я пошел с ней на свадьбу. Мать той девицы, Блэр, выходит замуж, и Серена будет ее подружкой невесты. Она хочет, чтобы я был ее парой, – объяснил Дэн.

– Ты пойдешь на свадьбу миссис Уолдорф? – выдохнула Дженни. – Где она пройдет?

Дэн пожал плечами.

– Не знаю, я не спрашивал.

Дженни рассвирепела.

– Не верю своим ушам! Все это время вы с отцом были категорически против всей этой элиты и девиц-богачек, с которыми я учусь в одной школе. А теперь ты встречаешься с их королевой и тебя приглашают на роскошные свадьбы. Это так несправедливо!

Дэн проглотил еще горсть чипсов.

– Прости, – буркнул он с набитым ртом.

– Ну, я надеюсь, что ты хотя бы не забудешь: именно я сказала, что у тебя вообще есть шансы с Сереной, – фыркнула Дженни и сердито швырнула использованный чайный пакетик в раковину. – Ты хоть понимаешь, что свадьба, возможно, будет проходить в каком-нибудь месте из журнала «Вог»? Не верю, что ты идешь.

Но Дэн почти не слушал ее. В своем воображении он уже несся в поезде, держа Серену за руку и глядя в ее бездонные синие глаза.

– Она говорила что-нибудь о завтрашнем дне? – спросила его Дженни.

Дэн уставился на нее пустым взглядом.

– Мы с Ванессой и Сереной должны встретиться в баре у парня Ванессы в Уильямсбурге, чтобы обсудить фильм Серены для школьного кинофестиваля. Убедись, что все в силе.

Еще один пустой взгляд.

– Я подумала, что она пригласила тебя.

Нет ответа.

Дженни вздохнула. Дэн безнадежен, осознала она. Настолько потерял голову от любви, что можно было оставить попытки выудить из него хоть слово. Он даже не поинтересовался, почему его сестра субботним утром разгуливает по дому в черном обтягивающем топе без бретелек! Внезапно Дженни почувствовала себя ужасно одинокой. Она всегда могла рассчитывать на брата, но теперь и тот ускользал от нее.

Ей срочно следовало найти себе друзей.

Привет, народ!
СВАДЬБА ГОДА

По обыкновению, в это скучное время года ничего не происходит до самого начала сезона праздничных вечеринок. Но мать Б дала нам всем тему для обсуждения. В самом деле, сколько продлилось знакомство с ее бойфрендом? Месяца два-три? Если бы я собралась провести с кем-то остаток своей жизни или даже выходные, мне хотелось бы знать этого человека подольше. В любом случае я слышала, что он крайне безвкусен, поэтому на свадьбе будет на что посмотреть. И как сможет веселиться Б, если ей придется иметь дело с С? Чую драку, и весьма кровавую. Ура! Жду не дождусь.

Ваши письма

Вопрос:

Привет, Сплетница.

Не знаю, слышала ли ты о том, что у Б появится сводный брат. Я учусь с ним в одном классе, и могу сказать, что он точно не от мира сего. Но все же он вполне ничего;)

КошечкаизБронкс

Ответ:

Дорогая КошечкаизБронкс!

Все, что я могу сказать: эта свадьба становится все лучше и лучше с каждым днем!

Сплетница

Вопрос:

дорогая Сплетница!

слышал, что отец Б отвалил Йелю около миллиона долларов, чтобы ей даже не пришлось стараться для поступления. но готов поспорить, что Н и Б не попадут в один и тот же колледж в следующем году. что думаешь?

книжныйчервь

Ответ:

Дорогой книжныйчервь!

Я пока не готова спорить. Б гораздо более непредсказуема, чем кажется…

Сплетница
К СЛОВУ О КОЛЛЕДЖЕ…

Наступило то время, когда все мы должны быть на грани срыва от бесконечных брошюр, которые присылают нам колледжи, и фантазий о знакомствах с горячими красавчиками на фоне зеленых лужаек у огромных, поросших плющом кирпичных зданий университетов.

Пришло время, когда мы должны оглянуться назад и вспомнить все экзамены, которые завалили, волонтерскую работу, на которую забили, и пнуть себя за то, что были такими безмозглыми лентяями.

Настал момент, когда хорошие мальчики и девочки подают ранние заявки в университеты и заставляют нас, обычных людей, почувствовать себя отбросами. Что ж, я не позволю им испортить мне настроение. Ловите мой рецепт по управлению стрессом для старшеклассников: смешайте одного восхитительного парня с парой новых кожаных туфель, кашемировым свитером, долгой прогулкой и парой напитков. Добавьте очень раннее утро и горячий шоколад в постель. Начните заполнять свои заявки в университеты, только когда будете готовы. Видите? Нет нужды трепать себе нервы.

Наблюдения

Н сейчас в «Асфолт Грин», играет в теннис со своим отцом. Б пошла в кинотеатр на Восемьдесят шестой улице смотреть какой-то боевик со своим маленьким братишкой. Зацените, она лучше будет смотреть, как парни стреляют друг в друга из горящих вертолетов, чем станет отрываться со своей матерью, обсуждая платья, торты и кейтеринг. С покупает духи в «Барнис». Клянусь, эта девчонка пропадает там почти каждый день! Д что-то строчит в блокноте, сидя на лодочном причале на Семьдесят девятой улице. Может быть, это еще одна поэма об С? Дж вернула черный топ обратно в магазин

Продолжение следует!

Вы в восторге от меня,

Сплетница.

Б намерена заставить Н захотеть ее

– Иди поешь блинчиков, дорогая! – крикнула миссис Уолдорф из коридора, надеясь вытащить Блэр из комнаты. – Я попросила Миртл сделать их тоненькими, как ты любишь.

Блэр открыла дверь ванной комнаты и высунула голову.

– Одну минуту, – ответила она. – Я одеваюсь.

– Это не обязательно, дорогуша. Мы с Сайрусом до сих пор в пижамах, – радостно отозвалась мать Блэр и поправила пояс на зеленом шелковом халате. Сайрус был одет в почти такой же – пара купила их за день до этого в «Саксе», после примерки свадебных колец в «Картье». Затем они пошли в уютный темный бар под названием «Кинг Коул», расположенный в отеле «Сент-Реджис», и выпили по бокалу шампанского. Сайрус даже в шутку предложил снять комнату. Это было так романтично.

Омерзительно.

– Просто дай мне пару минут, – упрямо повторила Блэр, и ее мать вернулась в столовую.

Девушка присела на край кровати и посмотрела на свое отражение в зеркале туалетного столика. Даже сейчас она лгала своей матери. На самом деле она встала уже несколько часов назад и была полностью готова: в джинсах, черной водолазке и ботинках. Она даже покрасила ногти в темно-коричневый под стать настроению.

Свет мой зеркальце, скажи, кто на свете всех милее? Точно не Блэр. По крайней мере, не сегодня.

Всю субботу она провела в плохом настроении, затем разъяренная пошла в постель и воскресным утром проснулась в том же расположении духа. Казалось, всю оставшуюся жизнь она проведет в таком состоянии. Нейт даже не пытался встретиться с ней с самого вечера пятницы – видимо, произошедшее разочаровало его гораздо больше, чем она думала. И вдобавок ко всему Блэр все еще оставалась девственницей, ее мать выходила замуж за уродливого тупицу, а дата, на которую они назначили свою свадьбу, была самым важным для Блэр днем.

О да, ее жизнь превратилась в полный отстой.

И хотя хуже и быть не могло, Блэр изрядно проголодалась, поэтому пришлось встать и пойти в столовую есть блинчики с матерью и Сайрусом.

– Вот и она, – пророкотал будущий отчим и похлопал по сиденью соседнего стула. – Проходи, садись.

Блэр покорно выполнила его просьбу. Взяв блюдо с блинчиками, она кинула пару штук себе на тарелку.

– Не бери тот, что с дырочкой посередине, – услышала она голос одиннадцатилетнего брата Тайлера. – Это мой.

Тайлер сидел за столом в футболке с Led Zeppelin и красной бандане на голове. Он мечтал стать рок-обозревателем и во всем подражал Кэмерону Кроу, кинорежиссеру, который еще в пятнадцать ездил в туры с Led Zeppelin. У Тайлера была огромная коллекция виниловых пластинок, а под кроватью он хранил антикварный кальян, которым ни разу не пользовался. Блэр беспокоилась о том, что ее брат превращается в чудака, которому сложно будет завести друзей. До тех пор, пока их сын, как пай-мальчик, одевался в свой костюм от Brooks Brothers на ежеутренние церковные собрания и учился в благородном пансионе, родители считали это весьма милым.

В мире, в котором жили Блэр и ее друзья, все родители были такими. До тех пор, пока их дети не облажаются и не заставят за себя краснеть, им позволялось все что угодно. На самом деле, именно эту ошибку и допустила Серена: она облажалась и попалась, а это выходило за рамки дозволенного. Ей следовало быть умнее.

Блэр полила блинчики кленовым сиропом и завернула каждый в трубочку. Именно так она любила их есть.

Ее мать выхватила виноградину из тарелки с фруктами и положила Сайрусу в рот. Он довольно промычал, разжевывая и проглатывая ее, а затем сложил губы как рыба, прося добавки. Миссис Уолдорф хихикнула и дала ему еще одну ягоду. Все это время Блэр скатывала блинчики в трубочки, макая в сироп и игнорируя это тошнотворное зрелище.

– Я все утро проболтала с человеком из «Сент-Клер», – сказала ей мать. – Он такой эпатажный и большое внимание уделяет декору. Просто уморительно.

– Эпатажный? Ты имеешь в виду, что он гей? Нет ничего особенного в слове «гей», мама, – ответила Блэр.

– Ну да, – с неуверенностью отозвалась та. Она не любила слово «гей», в особенности после того, как побывала замужем за одним из них. Это было слишком унизительно.

– Мы все никак не можем решить, стоит ли снять несколько номеров в отеле, – встрял Сайрус. – Вы, девочки, могли бы переодеться и сделать прически в одном из них. И, может быть, кто-то из гостей будет настолько навеселе, что захочет сбежать туда до утра. – Он рассмеялся и подмигнул матери Блэр.

Номера?

Неожиданно у Блэр появилась идея. Они с Нейтом могли снять номер! Разве можно придумать более идеальное место для потери девственности, чем номер в «Сент-Клер» на свой семнадцатый день рождения?

Блэр отложила вилку, аккуратно вытерла уголки рта салфеткой и мило улыбнулась матери.

– Вы можете забронировать номер для меня и моих друзей? – спросила она.

– Конечно, можем, – ответила Элеонора. – Это просто замечательная идея!

– Спасибо, мама, – поблагодарила ее Блэр, улыбаясь и опустив взгляд на чашку с кофе. Она не могла дождаться, когда расскажет обо всем Нейту.

– Так много дел, – обеспокоенно произнесла мать. – Я составляю списки даже во сне.

Сайрус взял ее руку и поцеловал. Бриллиант сверкнул на безымянном пальце Элеоноры.

– Не волнуйся, зайка, – успокоил ее Сайрус таким тоном, словно разговаривал с двухлетним ребенком.

Блэр взяла пальцами сочащийся сиропом блин и засунула его себе в рот.

– Безусловно, мне нужна твоя помощь во всем, Блэр, – обратилась к ней мать. – У тебя такой превосходный вкус!

Блэр пожала плечами с полным ртом еды.

– И мы ждем не дождемся, чтобы познакомить вас с Аароном.

Блэр прекратила жевать.

– Кто такой Аарон? – пробормотала она с набитым ртом.

– Мой сын, Аарон, – ответил Сайрус. – Ты ведь знала, что у меня есть сын, Блэр, разве нет?

Та покачала головой. Она ничего не знала о Сайрусе. С таким же успехом он мог быть первым встречным, вошедшим к ним в дом и попросившим у его матери руки. Чем меньше она знала о нем, тем лучше.

– Он учится в выпускном классе в Бронксдейле. Смышленый малый, перескочил через десятый класс. Ему всего шестнадцать, а он уже выпускник, в одном шаге от колледжа! – гордо воскликнул Сайрус.

– Разве это не впечатляет? – встряла ее мать. – И, кроме того, он очень хорош собой.

– Так и есть, – согласился Сайрус. – Ты будешь приятно удивлена.

Блэр потянулась к блюду за еще одним блинчиком. Ей было плевать на бесконечные рассказы матери и Сайруса о каком-то зубриле, который носит с собой карманный протектор с отвертками и со скуки перепрыгивает через целый год обучения. Она с легкостью представляла себе Аарона: тощая копия Сайруса, прыщавый, с сальными волосами, брекетами на зубах и чудовищно одетый. Папенькин сынок.

– Эй, это мое! – взвизгнул Тайлер, стукнув ножом по вилке Блэр. – Передай его мне.

Блэр только сейчас заметила, что чуть не взяла блинчик с дыркой шириной в палец посередине.

– Извини, – сказала она и передала Тайлеру тарелку. – Забирай.

– Так ты останешься дома и поможешь мне? – спросила Элеонора. – У меня тут целая гора книг и журналов о свадьбах, с которой нужно разобраться.

Блэр резко отодвинула стул. Она не могла представить себе более ужасное времяпрепровождение.

– Прости, – ответила она, – у меня уже есть планы.

Она соврала, но была уверена, что как только расскажет обо всем Нейту, планы действительно появятся. Они могли бы сходить в кино, прогуляться по парку, провести время у него дома или спланировать их вечер в «Сент-Клер»…

Как же она ошибалась.

– Прости, но мы с Энтони и ребятами договорились покидать мяч в парке, – сказал Нейт. – Я предупреждал тебя вчера.

– Нет, не предупреждал. Вчера ты сказал, что придется тусоваться с отцом, и, может быть, мы могли бы встретиться сегодня, – возразила расстроенная Блэр. – Мне никогда не удастся увидеться с тобой.

– Ну, я уже иду к ребятам, – ответил Нейт. – Прости.

– Но я хотела кое-что тебе рассказать… – Блэр пыталась звучать загадочно.

– Что?

– Лучше сказать это с глазу на глаз.

– Прекрати, Блэр, – сказал Нейт, теряя терпение. – У меня правда планы.

– Хорошо-хорошо. Я хотела сказать тебе, что мама и Сайрус снимают номера в «Сент-Клер» в день своей свадьбы. И так как будет мой день рождения… я подумала, что это идеальный момент для нас… ну, ты знаешь… сделать это.

Нейт молчал.

– Нейт? – прервала тишину Блэр.

– Угу.

– Так что ты думаешь?

– Не знаю, – ответил он. – Звучит неплохо. Слушай, мне действительно пора.

Блэр прижала телефон к уху.

– Нейт! Ты все еще любишь меня?

Но он уже вешал трубку.

– Я позвоню тебе позже, ладно? Пока.

Блэр отключилась и уставилась на персидский ковер на полу своей спальни. В животе отзывались съеденные на завтрак блинчики. Однако, даже не успев подумать о том, чтобы сунуть два пальца в рот, она поняла, что ей нужен план.

Она не увидится с Нейтом сегодня, и они, скорее всего, не увидятся всю неделю, учитывая миллион ее факультативных занятий и его тренировки. А на следующих выходных Блэр поедет в Йель, а он – в Браун. Она не могла допустить, чтобы Нейт всю неделю злился на нее за ту пятницу, и сама не могла все время беспокоиться об этом. Нужно было что-то сделать.

Вот бы все это оказалось просто романтической ссорой, которая случается между парами в фильмах! Сначала они в сердцах будут выкрикивать обидные вещи в адрес друг друга, потом она начнет плакать. Блэр схватит свою сумочку и пальто, безуспешно пытаясь застегнуть его из-за того, что так сильно убита горем. Затем, в ту же секунду, как она откроет входную дверь, готовясь уйти из его жизни навсегда, Нейт бросится за ней и заключит в крепкие объятия. Она повернется и посмотрит на него всего мгновение, а потом они сольются в страстном поцелуе. В итоге он будет умолять ее остаться, после чего они займутся любовью.

В реальной жизни все было гораздо скучнее, но Блэр знала, как добавить перчинку отношениям.

Она представила, как приходит к дому Нейта в длинном черном пальто и шелковом платке, обернутом вокруг головы. Солнечные очки от Chanel скрывают лицо. Затем оставляет сюрприз для Нейта и исчезает в ночи. Когда парень откроет подарок, то почувствует запах парфюма Блэр и сильно затоскует по ней.

Забыв о своем булимичном ритуале, Блэр поднялась и, схватив свою сумочку, отправилась прямиком в «Барнис».

Но какой подарок напомнит парню, что он любит и хочет тебя больше всего на свете?

Хм-м… Это будет непросто.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю