332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Мельник » Попаданец. Гексалогия (СИ) » Текст книги (страница 58)
Попаданец. Гексалогия (СИ)
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:25

Текст книги "Попаданец. Гексалогия (СИ)"


Автор книги: Сергей Мельник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 58 (всего у книги 65 страниц) [доступный отрывок для чтения: 23 страниц]

Ну да бог с ними, история то про нашего Аникея, который стал воплощением порядочности, чести, славы и достоинства, а так же праведным и верным защитником тогда еще молодого королевства. Ох, и наворотил мужик в свое время дел, менестрели потом не одно столетие рвали струны и глотки, на все лады, восхваляя его деяния. Но, как и водиться, доигрался. Хе-хе, как думаете с чем? Правильно с тем что "низя" и "ата-та", Дро получил инициализацию от льесальфов, а вот искусство, которое передали в мир дьесальфы, как и водиться манило своей таинственностью и запретом. Ну, прямо мой случай, правда, у меня "тьфу-тьфу-тьфу" пока без эксцессов. Великий маг сломал свой узел, не рассчитав нагрузки некротики при экспериментах с темной энергией. Он навсегда, понимаете? Навсегда переключил себя этим надрывом в ТУ сторону, лишившись в один миг всего того, что уже достиг, всего того, что освоил и осознал, он лишился того дара знаний, который ему преподнесли Дети Солнца.

Ну, по легендам там были жуткие эпические душевные терзания, господину Дро сочувствовали, жалели, а он лишь стискивал зубы, кроша эмаль от злости, и молчал. Молчал долго, отказывался от титулов, званий и должностей, всячески поносил себя бранными словами и даже вырвал клок волос из бороды, так он был зол. Ученики конечно жалели его похлопывая по спине, мол брось чувак, с кем не бывает? От чего его естественно еще больше разносило во все тяжкие, ну и как следствие, бывший маг стихийник, а ныне жалкий недоучка от темного искусства, собрал свои монатки и ушел в жалком рубище по дорогам мира оплакивая свою судьбу и нигде по долгу не задерживаясь, чем естественно породил еще пару томов всевозможных сказаний и легенд о его похождениях, правда, о достоверности оных уже говорить не приходиться, так как чем это все закончилось, уже никто не знает. Что собственно наверно и к лучшему, так как, основываясь на личном опыте, могу сказать, такие люди обычно умирают не от сердечного приступа у себя дома в постели в кругу своей семьи.

Ну да ладно, собственно как вы понимаете, потому монумент в его честь пустой, теперь становиться понятно и ясно. Мало ли что там у мага на уме, в те времена он был знаменит, потому памятник и возвели с намеком, мол приходи ты по прежнему наш сенсей и гуру.

Войдя в столовую, был удивлен довольно большой массой людей собравшихся здесь и сейчас, мы с трудом пробились к стойке с едой, а чуть позже нашли местечко куда приткнуться.

– Так что же ты решил по поединку?– На отсутствие аппетита девушка не жаловалась, причем, весьма не двусмысленно косясь на мою порцию тушеных грибов, от чего я старался работать ложкой быстрей, дабы не остаться не у дел.

– Да ничего не решил. – Пришлось про себя констатировать тот факт, что похоже практически все присутствующие в зале студенты с любопытством разглядывают меня, периодически то кивая в мою сторону, то банально тыкая пальцем, дабы указать своему собеседнику на мою скромную персону. – Сходим на эту дуэльную площадку, а там наверно уже и придем к выводу.

– Ты странный молодой человек. – Она все же успела выхватить богатую ложку грибов из моей тарелки.– И мне совершенно не понятно твое спокойствие.

– А я не спокоен. – Я гневно проводил взглядом пирожок, перекочевавший совершенно невинным образом в ее руки с моего подноса. – Я весь киплю и пенюсь от переполняющих меня эмоций. Может тебе сходить к стойке за добавкой?

– Нет спасибо, я наелась. – Произнесла она, беря очередной пирожок с моего подноса. – Скажи, пожалуйста, а как твое полное имя?

Я задумчиво смерил ее взглядом, нет то что она нашла меня и знает как Ульриха, это понятно, в этом нет ничего секретного, а вот мои приставки к имени вполне могут всколыхнуть очередную порцию ненужных мне слухов, я и так своего рода пугало для столицы, так еще теперь и здесь внутри этих стен прослыть в очередной раз чем-то нелицеприятным?

– Впрочем, можешь не говорить. – Она откинулась на спинку стула, став серьезной. – Господин барон Ульрих фон Рингмар-Когдейр, если не ошибаюсь, собственной персоной?

Сказать было нечего, пришлось просто кивнуть и в ожидании ее реакции буровить ее в ответ внимательным взглядом.

– Это немного проливает свет на твое поведение. – Она улыбнулась. – По крайней мере, в вопросах чести ты куда как более меня осведомлен о последствиях.

Ха! Смешно, тудыть тебя растудыть. Прямо животик надорвешь, как весело мне приходилось под презрительными взглядами окружающих, хотя чего греха таить, по большому счету плевать я хотел на чужое мнение.

– Ну что ж... – Она поднялась. – Пора господин барон, вы ведь не хотите опоздать?

А я что? Я ничего, поднялся, собрался, вздохнул и пошел. Кстати немного напрягал тот факт, что вместе со мной поднялась добрая половина зала, в некотором отдалении следуя за мной. Видимо, огласки не избежать, что не радовало, так как при любом исходе грозило мне очередной порцией слухов к веренице уже существующих.

Похлопав себя по карману, убедился, что не забыл прихватить с собой на дуэль выданный мне "Кодекс о мерах наказания и урегулировании внутренних конфликтов", коей я естественно так и не успел пролистать, в связи с катастрофической быстротой развивающихся событий. Эх, мне бы сейчас сесть вдумчиво все прочитать, да может за какую зацепочку потянуть, убрав с глаз долой, сей ужасный ворох из цепочки не самых приятных событий. Но увы.

Пройдя красочными улочками, минуя причудливые учебные корпуса и площадки, мы через какое-то время вышли к ровной гладкой каменной плите, огромным кругом темно серой массы застилающей землю. Масштабно. Захотелось свалять дурака крикнув что-то вроде: Ave, Caesar, morituri te salutant! Плита словно утопала, а вокруг нее на манер Колизея шли каменные ступени лавки, на которых уже порядочно скопилось народу. Собственно вот и должностное лицо при исполнении служебных обязанностей, в окружении пяти таких же, как он преподавателей.

– Ко мне подошли оба. – Довольно громко произнес Креб Раус поглаживая свою длинную седую бороду и показывая на меня и Фердинанда чей облик вызывал жалость ибо после моего удара, его хоть и подлатали но вот огромный "фингал" на пол лица убрать не успели за это время. – Итак, кто в претензии, кто вызывает?

– Я, герцог Фердинанд де Тид, прошу вас засвидетельствовать мой вызов на бой! – Он изобразил стойку, согласно этикета.

– Замечательно. – Скривился как от лимона Раус.

"Де" что? У меня екнуло сердце в груди, это какой такой де Тид? Это не сынуля ли тех самых Тидов, которым раньше подчинялся Десмос? Это что получается брат Деметры? Сухой ком подкатил к горлу. Ну судьба, ну паскудница, видит бог имела бы ты физическое проявление на земле, я бы тебя отыскал и собственными руками гадину изничтожил!

– Ваш ответ сударь? – Раус зацепил меня своим тяжелым взглядом.

– Я хотел бы принести свои извинения господину де Тиду. – Да уж, еще как бы хотел, благо это кто-то из младшеньких, видимо папенька им не досказал историю о том, что же стало с их мамой, а так же куда пропала сестрица. Надо же, как иной раз тесен, оказывается целый мир, вот кого-кого, а де Тидов у которых весьма дурная репутация, а так же немалые деньги и связи, я совсем не ожидал увидеть рядом с собой, когда ни будь.

– Извинения не принимаются! – Фердинанд скривился в гримасе злости. – Только дуэль!

Я беспомощно оглядел окружающих, решительно не зная, что же делать. Нет, в самом деле, не доставать же сейчас кодекс, в спешном порядке пролистывая, что и как я могу сделать.

"Что проблемы сынок?" – Через мыслеречь услышал я обращенные ко мне слова Креб Рауса.

"Мне не рекомендуется злить повторно, старшего де Тида" – Напрямую стал транслировать старику я свои слова. – "По мнению его папеньки у меня скорей всего и так должок перед ним, а если я сейчас размажу этого выскочку по земле, у меня нет уверенности, что говнюк не побежит жаловаться".

"Эт будь уверен, де Тиды все засранцы, от мала до велика". – Старик вскинул бровь, явно с интересом рассматривая меня. – "Просто ради интереса, как ты малолетний прыщик с неизвестного севера, смог насолить герцогу?"

"Леа де Тид" – Я на секунду запнулся, изучая старика. – "Это я ей помог отойти на тот свет".

"Мамочка?" – Старик перевел взгляд с меня на нервно переминающегося с ноги на ногу Фердинанда. – "Н-да уж, однако же, ты все еще жив".

"И хотелось бы таковым и остаться". – Я так же перевел взгляд на Фердинанда.

"Соглашайся" – Старик вновь послал мне свои слова. – "Только добавь, что бой будет до тех пор, пока кто-либо из вас не признает свое поражение".

"То есть немного побегать и сдаться?" – Улыбнулся я и уже обращаясь в голос, обратился к де Тиду. – Принимаю вызов, пусть будет бой до тех пор, пока кто ни будь из нас, не запросит пощады!

"Ты дурак?" – После секундной паузы прилетела фраза старика.

"В чем дело?" – Дернулся я на его оскорбление.

"Разница между признанием поражения и пощадой мой юный друг, это как перышком одно место пощекотать и лезвием ножа." – Раус покачал головой. – "Этот хрен скорей себе глаза своими же пальцами выдавит, чем запросит пощады, а тебе придется на коленях перед ним ползать и сапоги целовать!".

– Принимаю! – Фердинанд злобно оскалился. – На твоем месте щенок я бы посоветовал тебе сдохнуть как можно быстрей.

– Твою мать... – Выругался я, когда де Тид ушел в центр площадки. – Ну почему все так выходит?

***

Да пошло оно все к черту. Нет правда, сколько можно вилять задницей и идти на поводу у обстоятельств? Если этот заносчивый супчик хочет подраться, видит бог, я разорву его на куски без зазрения совести. Последствия? Да, боже мой, их и так у меня этих последствий и забот полон рот, аж голова трескается, так что хватит оглядываться.

– Стой. – Меня придержал за рукав Раус, прежде чем я вышел на дуэльную площадку. – Сразу скажу, если хоть капля некротики в этом бою выйдет из твоего колечка, тебя не спасет даже Ваггет, это оружие должно остаться в ножнах, ты понял меня?

Киваю. А что мне ему сказать? И так все предельно ясно, работать мне придется исключительно на упорядоченном, на движении мира, здесь энтропия табу.

Мы замерли в центре каменного круга друг напротив друга. Фердинанд с гадливой улыбкой на лице, я же с кислой миной и беспросветной тоской в сердце.

– Сим днем, мы свидетельствуем бой чести между двумя магиками нашей академии! – Один из преподавателей, тучный мужчина с крупными залысинами но громким и басовитым голосом, стал возвещать начало нашей битвы. – Сражайтесь достойно и пусть небеса по праву сильнейшего, укажут нам правоту вопрошающих!

Конечно, Фердинанда не стоило недооценивать, парень явно был на высоте и помимо высокого апломба имел за душой еще и неплохую магическую подготовку. Несмотря на темно синий цвет мантии факультета воды, начал он, с огненной стихии тут же расплескав по моему щиту буквально чередой четыре огненных шара с завидной скоростью спроецированные им по формуле мастера Прая.

Хорош мерзавец, действительно хорош, его шары били молниеносно, прицельно и буквально не давали мне возможности отвлечься от контуров защиты Дексты, парень в параллель вывел узор кольца Прая под моими ногами, но я не стал испытывать судьбу и напрасно тратить свой потенциал энергии, банально сместившись из огненного эпицентра. Н-да уж, такого просто так не вскроешь, я чисто умозрительно представил каков расход энергии у де Тида если он не прекращая бомбежки, смог вывести параллельный контур, да еще не забывать поддерживать свой вариант защитного кокона. Ох, силен, с таким лбом бодаться лоб расшибить, парень просто заточен на то что бы втоптать тебя в землю, запрессовать мощью, хамством и нахрапом.

Наверно я бы спасовал, наверное, еще каких-то пару лет назад, когда только-только по самоуверенности и незнанию нарвался бы на него. Но ему не повезло, я уже давно не тот восторженно ослепленный внезапным даром силы юноша каким был. Я учился, учился прилежно, а главное у Дако, человека который раз и навсегда доказал мне, что вот такой всплеск, это не что иное как отсутствие образования и полное невежество, пусть и красиво раздутое мышцами. Спасибо тебе старик за урок, я вечно буду благодарен тебе за это. Мне даже смешно стало, при воспоминании, когда я еле живой выскочил после битвы с двумя орками пришедшими в рейд на мой город в Рингмаре.

Надеюсь Фердинанду понравиться.

Ну, сам конечно я бы подобного сделать не смог, но вот мой верный Мак уже был предварительно готов к подобной "ломке". Эту программу я вынашивал давно, с трепетом выводя формулы на листочках и огрызочках пергамента, пока не представилось случая вернуть моего друга. Не полная вещь, лишь то что знал сам, но надеюсь этого будет достаточно. Ломка контуров, простой распад структур от вмешательства со стороны на этапе построения заклинаний, вот наш метод, вот моя заявка на победу.

Фердинанд, стал отходить от "классики" жанра, сменив мастера Прая, на ту же школу огня, только уже по новой схеме визуализации. Банальные шары сменились двумя бичами огненных струй коптящих черной смолью, продолжением его рук хлестко выводящих удары по моей защите. Ого! А у парня есть что подсмотреть! Это я люблю, могу и буду делать. Мак тут же пошел на запись конструктивных узоров плетения, вдобавок запуская минимальный анализ получаемых данных. Красиво, новое плетение пугало своей мощью, пока не знаю как, но на предотвращение урона от подобных "плюх", моему щиту было нужно на целый уровень увеличить подкачку энергии, благо я не играю честно, свой личный магический потенциал я пока оставил не тронутым, тестируя нового Мака на его возможности. Оппонент же видя мою пассивность, приступил так сказать к отточке мастерства, вызванной скорей всего личным непомерным самомнением, ну и все же что не говори, а почерпнутым за время обучения умением. Парень не зря слыл заядлым дуэлянтом, он заточен на бой, бой скоротечный, массивный, бескомпромиссный и безжалостный.

– Ну что ж, сопляк! – Огненные змеи спали с его рук, исчезая маревом раскаленного воздуха. – Я поставлю тебе галочку на твоем надгробии, ты первый за три года кто дотянул до этого времени.

Фердинанд говорил и пытался раззадориться, я же видел в его словах удивление, похоже, наш дуэлянт впервые задумался о чем-то кроме своей фееричной и триумфальной победы.

– Надеюсь, у тебя еще что-то есть? – Я подмигнул ему. – А то до сих пор твои искорки были достойны лишь циркового балагана, но никак не академии Финора.

– Значит искорки? – Желваки от злости заплясали на его скулах. – Ну тогда давай я по брызгаю на тебя, что бы немножко сбить жар.

Он маг воды. Вернее ученик этой школы, а посему в бой пошла до этого не виданная мною стихия. Я люблю воздух и мастера Эббуза, здесь же я полный профан, к своему стыду так и не удосужился с должным внимание прошерстить библиотеку доставшуюся мне от Жеткича.

Он конденсировал воду из воздуха, а я внутренне аплодировал его мастерству, это же восхитительная способность! Даже в самой жаркой пустыне мира, я теперь точно не умру от жажды. Правда есть вариант здесь и сейчас умереть от сосульки, или если кому милее сосули, де Тид, прямо не сходя с места, стал метать в меня острые грани кристально чистых пик из полученной им и замороженной воды. Длинные, острые иглы льда с хрустальным звоном и радужным крошевом осыпались у моих ног, разбиваясь о защитное плетение.

А мы что? Мы записываем и запоминаем, Мак работал исправно, раскладывая узоры заклинаний этого резкого парня, я конечно уже сейчас мог так сказать скинуть с него портки и познакомиться, но зачем? Из всего нужно постараться извлечь выгоду, а в данном конкретном случае из немалого наступательного арсенала этого задиры, защита у него как и у меня хромала, и представляла собой классические свернутые в ожидании котуры-коконы леди Дексты.

А меж тем разбитый хрусталь у моих ног растаял, принимая форму вставшего на дыбы гигантского питона чьи кольца прозрачного тела обвились вокруг меня просто с феноменальной силой стягиваясь на защите. Мак вывел статистику, подобный питон чистой воды на глазах сжигал приложенной силой энерго ресурс, так как в отличие от заклинаний применяемых на мне до этого имел не кратковременную отраженную угрозу, а постоянное массированное давление, причем не в конкретно установленной точке, а по периметру на разных высотах. Неприятная штука, по энергии это похоже, если бы я стоял в кольце Прая, только вот если из кольца я могу выйти, то от этой змеюки мне не сбежать.

Восхитительное построение заклинательного контура! Подобное я наблюдал в защите Жеткича. Тело водной змеи было не статично, оно жило внутренним движением, что собственно и давало водной структуре необходимую мощь, с пугающей силой сейчас сомкнувшейся вокруг меня.

Опасно, реально опасно, сейчас между нами происходит именно тот вариант, который бы я хотел избежать, мы бодались не умением и талантом, а грубой физикой, так сказать армрестлинг, у кого круче мышца прокачана.

Оп-па! Водяные кольца змеи чуть приоткрылись и сквозь них, мне прилетел очередной презент в виде застывшей ледяной пики, а следом за ней еще одна и еще, в скором времени де Тид смог не только дополнительно подточить мой ресурс такими ударами, но и набрать материала на второй водный голем в форме змеи! Игра явно переходила грань за которой я мог оставаться спокойным и что куда более важно невредимый, парень истощал меня на глазах, внутренний ресурс Мака вышел на половину своей мощности продолжая истаивать с каждой секундой, более медлить было нельзя, господин Фердинанд опасен, моя пассивность лишь на руку подобному энергетическому силачу, пора включаться в бой.

Мак структурно вывел моему взору общее плетение задействованных де Тидом магических заклинаний. Полетели цифры расчетных величин с прогнозируемыми последствиями вмешательства, заклинания неизвестны, хоть и по заштудированным мною учебникам общей теории я и вылавливал ряд знакомых элементов. Сложно, если бы он как обычный не хватающий верхов недоучка бомбил меня огненной школой, я бы сломал его в касание, а так мне нужно время, впрочем надеюсь его у меня в достатке. По крайней мере до третьей змеи, я вновь заметил очередные всполохи моей защиты в местах где проскакивали удары ледяных копий. Мерзавец вновь похоже собирает материал.

Но не отвлекаемся, компьютер лишь показывает и работает в указанном направлении, а вот в каком это уже моя забота, я должен чем быстрее тем лучше, вычленить компонентные структуры заклинаний противника, распознать, управляющий модуль, модуль запитки, вычленить ту часть что ответственна за форму, сглотнув ком подступивший к горлу, я ладонью смахнул выступившую испарину на лбу.

Спокойно, нужно собраться и взять себя в руки, что тут скажешь, что мой противник, что непосредственно я собственной персоной, мы оба явно не верно изначально составили представление друг о друге. Причем если он был пока лишь озадачен моей продолжительностью жизни, то я в свою очередь весь и весьма в данный момент озадачен проблемой удивить его в очередной раз продолжив жить и далее. Хорошо бы провернуть трюк с ментальным ударом как я провернул его с имперским магом, но прилюдно отвлекать внимание Фердинанда призвав Адель, это все равно что всунуть добровольно голову в петлю, подобные эманации некротики не то что на раз прочитаются опытными магами, их способны будут увидеть даже вновь поступившие новички. Так что не отвлекаемся и работаем.

Итак, основа основ всех заклинаний это энергия, а следовательно источник которым в данный момент является непосредственно оппонент, что так щедро вливается в свои контуры, будет отправной точкой, от него по теоретическим книгам мы и будем искать каналы идущие на ресурсный модуль подпитки.

Есть, есть такое дело, вижу его контур знакомый мне как свои пять пальцев достопочтимой госпожи Дексты, следовательно, следующие нити идут на другие заклинания, здесь бы как могло показаться и стоило бы нанести удар, но увы, это не так, контур прервется это факт, но он еще будет работать энное время в автономном режиме, причем достаточном для того, что бы де Тид вновь смог продолжить свою подпитку. Следующий узел, куда ведут все пути дорожки это видимо и есть модуль-резервуар автономной работы, где скапливается условная масса энергии, а вот дальше то и начинается проблема. Куда дальше двигать, я словно на перепутье, куда повернуть, на лево, или на право? В огненной стихии, по классике придерживаясь общей рекомендации целесообразности и взаимодействии всего плетения, следующим модулем идет контур управления, в то время как в воздушной школе наоборот следующим должен идти модуль визуализации, тобишь формы принимаемой всем заклинанием. Тут скрыты большие подводные камни, а именно разность коэффициентов сил для каждой отдельно взятой стихии, структуры огня не сопоставимы с воздухом, а следовательно есть и свой нюанс в работе с водой, которого я не знал и к сожалению не улавливал.

Хотя...

Дако показывал мне накладки перемычки, что при должном применении сворачивали всю структуру, а что будет, если я варварски всуну в стихию огня модуль огня? Что верно для одного совершенно не верно для другого, отсюда собственно и растут ноги различных школ. Нет взрывов и молний, не последует, по моей прикидке, скорей всего заклинание либо само ликвидируется, либо же приобретет в своей структуре этакого паразита, от которого ему вроде как не холодно не жарко, разве что на плечи Фердинанда, а верней на его энергию ляжет дополнительный груз подпитки. Это конечно не красиво, не столь грациозно как то, что показывал мне Дако, но меж тем попробовать стоит. Топорно, грубо, но почему нет? В конце концов, я не волшебник, я только учусь.

Как я и предполагал никаких спец эффектов. У моих ног с громким "плюхом" осела вода, некогда бывшая телами двух смертельных магических гадов, конденсация в низких температурах ледяных игл прервалась от чего плеск растекающейся воды наполнился глухим ударом незаконченной ледяной стрелы.

Никаких спец эффектов, хотя настоящей наградой моей работы все же стали нереально округлившиеся глаза Фердинанда, плюс застывший в гигантском "О" широко раскрытый от удивления его рот.

Браво. Мысленно я даже поаплодировал себе.

– Что за... – Де Тид, ошеломленно оглядывался по сторонам не находя ответа. – Что происходит?

– Молилась ли ты на ночь Дездемона? – Улыбнулся, пробурчав себе под нос, я.

Фердинанд на запредельной скорости собрал во едино вновь наступательное заклинание водного голема, но увы тому не суждено было приобрести законченной формы, лишь легкая рябь пробежалась по растекшейся воде. Раз показав дорогу Маку, можно было быть спокойным компьютер уже не ошибется, внося свои изменения в структуру заклинаний противника.

Неспешным прогулочным шагом, под недоуменным взглядом противника, я прошествовал через всю площадку до остолбеневшего и не прекращающего попытки в активации плетений де Тида. Он не сдавался с каждым разом пытаясь вывести хоть что-то из до сих пор такого родного, и казалось бы доступного арсенала плетений. Полное фиаско, причем бессилие, его только больше бесило и заставляло злиться.

– Ублюдок, ты не дождешься от меня слов пощады! – Я видел, как его лицо перекосило ненавистью, а руки поразило крупная злость безысходности. – Ты...ты...

Он пошел розовыми пятнами, схватившись за грудь и раскрывая рот, словно рыба, выброшенная на берег, а я с недоумением смотрел на легкий росчерк затухающего и едва уловимого заклинания золотой, едва уловимой вспышкой проскочившей между нами. Это была яркая едва уловимая звездочка энергетического плетения, сформированная прямо в груди моего оппонента.

– Что за... – Я не находил смысла и слов.

Фердинанд упал наземь безвольным кулем, словно сломанная кукла, раскинув широко руки.

– Это не я! – Обернувшись к молчаливой толпе, я ошеломленно оглядывался по сторонам.

– Свидетельствуем победу Ульриха фон Рингмар-Когдейра! – Маг с залысинами подошел к нам, банально проверив пальцами пульс у де Тида. – Сомнений нет, бой был честным, победа не обсуждается!

– Но это не я! – Я схватил за рукав глашатого.

– Бой окончен сынок. – Маг скосил взгляд на Тида. – Он мертв, ты убил его.

***

– Я не буду ничего нюхать! – Граф Десмос пылал гневом и выражал всем своим видом крайнюю степень оскорбленного достоинства.

– Бябяка должен нюхать. – Совершенно игнорировал его осанку господин Ло.

– Да я в конце-концов, не по этой части! – Десмос от негодования аж притопнул ногой. – Я чую кровь! Понимаешь? Я иду по следу страха и крови, я не могу нюхать землю и ...вот это!

"Вот это", судя по всему было дерьмом. Волчьим. В лесу в дали от дорог и обжитых полей и пяточков деревень, куда они вместе с маленьким желтокожим монахом забрались, идя следом за двумя маленькими пушистыми мошенниками, нагадили волки, что собственно не удивительно, ибо, где еще волкам гадить как не в лесу? В самом деле, не в тапки же кому ни будь дома?

– Где эти меховые засранцы? – Граф крутнулся вокруг оси, сверкая злобным взглядом. – Они нас сюда привели пусть и нюхают!

– Воровайки Ули-Ри ушли. – Монах развел небольшой костерок, усевшись рядышком с ним и извлекая из своего заплечного мешка небольшой котелок. – Воровайки идти в лес кушать. Ло садиться у пляшущих языков гоуминь-бао, он будет тоже кушать, а бябяка должен ходить кругом и нюхать.

– Не буду! – Десмос в очередной раз топнул ногой, внезапно широко округлив глаза и разинув рот. – Это что такое?!

– Моя не понимать. – Тут же отвернулся в сторону монах, отбросив в сторону палочку которой только что лихо подкинул графу под ноги волчьи фекалии. – И вообще, меньше ногами топай, такой будет мой тебе совет.

– Да ты! Да я! Да что ж это такое то твориться?! – Десмос отчаянно принялся вытирать ногу об траву. – Меня графа, вампира, главу гнезда, заставляют нюхать какашки, как какого-то пса дворового!

– Не познав лишений, не оценишь благ. – Нравоучительно воздел вверх пальчик монах. – На гору поднимаются с самого низа, понимать? Ты не можешь с верху взойти на гору, только с низу.

– Да иди ты знаешь куда?! – Графа передернуло от омерзительного вида того, что стало с его сапогом.

– За то твоя, теперь нюхать. – Пожал плечами монах, ставя свой котелок на костер.

– Теперь всем придется нюхать! – Скривился граф, пренебрежительно пятясь от примятой травы и продолжая волочить по земле ногу в попытке оттереть ее. – Зачем мы вообще остановились? До заката еще минимум часа два.

– Воровайки устали, бябяка устал, вот я и решил пожалеть вас... – Монах ссыпал в котелок ворох каких то трав, помешивая их в закипающей воде.

– Что?! – Граф опять залился краской. – Я не устал! Я, между прочим, по выносливей некоторых тут буду!

– Гордыня не красит достойного мужа. – Господин Ло, покачал осуждающе головой. – Лишь в смирении и признании своего несовершенства можно обрести совершенство граней, подобных лучшей заточке мечей чингао-ши.

– О боги! – Граф запрокинул к небу руки и голову. – Убейте меня, только не заставляйте слушать весь этот бред!

Туц!

Из лестной чащи вылетела стрела, с гулким ударом покачнув Десмоса и воткнувшись ему прямо в центр груди.

– Млять! – Граф обхватил стрелу двумя руками, наблюдая как на белоснежной ажурной рубашке, расплывается пунцовое пятно крови. – Я же пошутил...

В след за первой стрелой, в груди у графа одна за другой засело следом еще три, вибрируя оперением от мощи ударов. Вампир, пуская кровавые пузыри со рта, завалился, наземь сползая спиной по стволу дерева, и наблюдая как из лесных зарослей, на поляну выскакивают серые тени в количестве трех штук, скаля зубатые пасти и вздыбливая шерсть на загривках.

– Оборотни... – Прошептал он окровавленными губами. – То-то я смотрю дерьмо свежее...

Темная пелена без сознания накрыла его, смежив усталые веки и отправляя в вечную темноту и покой.

***

Он был высок, худощав, а его волосы и глаза были выбелены серым пепельным цветом безразличия. Сложно, в действительности сложно было сказать, сколько этому человеку лет. С одной стороны взглянув на него можно было сказать, что это великовозрастный старец, но с другого ракурса, складывалось ощущение, что перед вами просто сильно уставший юноша.

Крик боли и ужаса метался в замкнутых стенах подземелья не находя выхода наружу, разбиваясь на осколки о тьму и сырой камень. Приглушенный свет голубого холодного огня пульсировал силой, замкнутый в рамки пентаграмм и узоров магической символики и если бы не чадящие смрадным зловонием треноги жертвенных чаш, на которых в пунцовом огне пылали бьющиеся в бешеном ритме сердца, вряд ли удалось бы рассмотреть седоволосого. Он задумчиво вертел в руках кривую бритву жертвенного ножа, с отчуждением посматривая в сторону распластанной на каменной плите женщины, чей живот тяготел бременем ребенка, а лицо искажала гримаса муки, именно ей принадлежала боль и отчаянье, что давящим звоном наполняли мрачный застенок.

– Интересно. – Седоволосый мужчина словно паук пробежался пальцами по нитям пульсирующего плетения дополняя картину узора какими-то элементами дополнительных команд. – Весьма.

Голос как и мимика соответствовали общему впечатлению совершенного безразличия, лишь нож в его руках да крики роженицы были реальностью, все остальное, казалось иллюзией, странной сюрреалестичной картинкой на холсте безумного художника.

Мощный всплеск пламени превратил пульсирующие сердца в прах, пламя жаровен погасло, и лишь холодная синева пентаграммы по-прежнему выхватывала из мрака лицо говорившего.

– Интересно. – Легкая тень полуулыбки коснулась уст мужчины. – Весьма.

"Я убью тебя Пепельный!"

Казалось, сама тьма исторгла мощный рык, клубами бархата вспенившись вокруг седоволосого.

– Интересно. – Нож в руках мужчины резким росчерком тусклой молнии пролетел над женщиной, вскрывая ее живот и тяжелыми шлепками муки роняя на пол сгустки черной в темноте крови.

"Как посмел ты смертный призвать меня?!"

Тьма вновь огласила рыком зал, резко сгущаясь непроглядностью вокруг людей.

– Интересно. – Произнес мужчина, пожав плечами и откладывая в сторону нож, дабы своими руками ухватиться за края разреза.

Женщина больше не кричала, ее голова бессильно упала на бок, а остекленевшие не закрытые глаза навечно застыли в гримасе ужаса и боли.

– Интересно. – Мужчина медленно, словно преодолевая сопротивление, раздвинул плоть, вглядываясь с прищуром в дитя тьмы, что словно змей шипело, ворочаясь в открытом и окровавленном чреве мертвой роженицы.

"Ты пожалеешь Пепельный!"

Маленький сморщенный уродец извивался в внутренностях умершей, суча недоразвитыми скрюченными ручками и ножками, его маленький перекошенный рот представлял собой ужасный оскал маленьких белесых зубок, а покрытые желтой поволокой глаза вылезали из орбит наполняясь кровью от лопавшихся от напряжения сосудов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю