332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Степаненко » Три кольца небесной сферы » Текст книги (страница 18)
Три кольца небесной сферы
  • Текст добавлен: 26 октября 2016, 22:57

Текст книги "Три кольца небесной сферы"


Автор книги: Сергей Степаненко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Что мы и сделали, и мне слегка полегчало.

– Так вот, – продолжал Ангрей, – совет. Здесь, в Зазеркалье, законы и мораль реального мира не имеют значения. Официально мы все мертвы, а узы брака, если я правильно помню, действительны, «пока смерть не разлучит». Так что с этой точки зрения твоя красавица свободна как птица, и ничто не мешает вашему воссоединению. Но! – Он поднял вверх указательный палец. – Если наша затея все-таки увенчается успехом и мы все благополучно выберемся отсюда, тогда она снова будет чужой женой, а ее супруг – твоим товарищем. Только подобные обстоятельства мало кого останавливают даже в реальном мире, что уж говорить о Зазеркалье.

– Хороший совет, – хмыкнул я. – А суть в чем?

– Суть? – переспросил он и снова налил. – Как бы ты ни поступил, все равно придется платить по счетам. Делай то, о чем потом не будешь жалеть.

– Один философ сказал в точности до наоборот: поступай как хочешь, все равно потом пожалеешь.

– За что и выпьем! – подвел итог Ангрей, опрокидывая стакан.

Так мы с ним и напивались, сожалея каждый о своем. Через какое-то время к нам присоединились Луи с Роджем, у которых просто поразительный талант оказываться в нужное время в нужном месте. С их приходом стало веселее, потому что эти двое своими перебранками смогут развеселить и начальника похоронного бюро.

Когда я возвращался назад, коридоры почему-то бугрились и виляли, а какой-то весельчак понаставлял по дороге фантастически крутых лестниц. Естественно, я спотыкался. А кто бы смог пройти ровно?

Джоко, давно превратившийся в мою тень, привычно сопровождал своего господина в сем нелегком путешествии, и даже несколько раз помог разминуться с не вовремя выраставшими на дороге стенами, и по обыкновению беспрестанно ворчал:

– Ну это ж надо так напиться! Ни на минуту нельзя оставить без присмотра: что дети малые!

– Помолчал бы, умник! – без особого энтузиазма огрызнулся я.

– И не подумаю! Идете, шатаетесь… Что о вас люди подумают! Не приведи господи, леди Лайма увидит.

Я сказал, в каком направлении стоит прогуляться означенной леди в случае нашей с ней встречи.

– Ай-ай-ай! – сокрушенно покачал головой Джоко. – Разве можно так о даме?

– Наверное, нельзя, – согласился я и тут же набросился на беднягу: – А ты куда смотрел, когда я напивался? Небось с Гворро тоже к стаканчику приложился…

Джоко изобразил оскорбленную невинность и замолчал.

Вот и чудненько!

С горем пополам я все же добрался до собственных комнат, а там завалился спать, даже не сняв обувь.

Глава 25

Меня разбудил неясный шорох. Удивительно, что после того количества спиртного, что влил в себя, я вообще что-то услышал, но тем не менее…

Приподняв голову над краем мятой подушки, открыл глаза и увидел Джемму, стоявшую у моей кровати. На ней было что-то голубое и воздушное, волосы распущены, на губах – мечтательная полуулыбка.

Когда начинает сбываться самый сладкий сон, нужно быть настороже. Я резко сел, удивленно глядя на это неправдоподобное видение.

– Джемма? Что ты здесь делаешь?

– Ты не рад мне? – усмехнулась она и села на край кровати. – Твои комнаты мне показала Вана, а Джоко открыл дверь. Спишь одетым? Поросенок.

Ее пальцы пробежали по моему лицу, плечам, принялись расстегивать пуговицы на рубашке.

Двойственные чувства. Я безумно хотел эту женщину, но она больше не принадлежала мне. И что бы там ни говорил Ангрей, забыть о ее муже я не мог. Я перехватил ее руку.

– Что ты делаешь?

– Я люблю тебя, Артур, – просто сказала она и коснулась губами моих губ.

И я ответил на поцелуй. Не мог не ответить. Потом слегка отстранился и спросил:

– А как же Алекс?

– А что – Алекс? – прошептала она, но огонек в глазах уже погас.

Джемма встала, прошлась по комнате и, остановившись напротив кровати, с упреком сказала:

– Ты все испортил!

Я вздохнул, внутренне с ней соглашаясь. Многие годы я мог лишь мечтать о подобном моменте, осознавая всю бесплодность и безнадежность своих порывов. И вот – свершилось! Джемма здесь, со мной, и казалось бы, что еще имеет значение? Алекс далеко, в другой реальности… И даже если мы выберемся отсюда, он все равно никогда ни о чем не узнает. Так почему же я не могу? Кому легче от моего проклятого благородства?!

– Завтра ты пожалеешь об этом, Джемма, – сказал я устало.

– Ты ни черта не знаешь о женщинах! – воскликнула она, падая на кровать. Край рубашки задрался, открывая изящество ее ног.

– Зато я кое-что знаю о тебе… – Я протянул руку и одернул тонкую ткань. Стоило больших усилий не пойти дальше.

– Тоже мне, психолог! – рассмеялась она, и я вдруг понял, что леди не трезвее, чем был я несколько часов назад. – Ты знаешь, где мы, Арчи? Мы в За-зер-каль-е!

– Я в курсе, уже шесть лет здесь. – Я тоже прилег, подперев голову рукой и глядя на нее сверху вниз. – С кем ты пила?

– С девчонками… – усмехнулась Джемма, – Лайма, Керена, Сталлия, Нити… Нили… ну, эта… вся в родинках.

– Нилиттон, – подсказал я.

– Именно! И знаешь что?

– Что?

– Они о тебе такого рассказали! – хихикнула она, хитро глядя мне в лицо. – О! Да ты краснеешь!

– Леди, такие вещи обсуждать попросту неприлично! – строго сказал я.

– Арчи, ты зануда! – сделала она вполне справедливый вывод, протянула руку и взъерошила мне волосы. – Почему ты можешь любить их всех, но только не меня?

О господи!!!

– Девочка моя, ты слегка перебрала и сама не соображаешь, что несешь, – пробормотал я, испытывая от разговора крайнюю неловкость.

– Тсс… – Она прижала палец к моим губам и прошептала заговорщическим тоном: – Я все соображаю. Мне Лайма объяснила…

– Да ну?! – усмехнулся я. Уж эта наобъясняет!

– Мы здесь навсегда, – мурлыкнула Джемма, – и нас уже как будто бы и нет.

– Очень даже есть, – со вздохом возразил я.

– Как будто, – уточнила она. – Мы никогда не вернемся. И потому не имеет значения, кто кому и кем приходится там, снаружи… Здесь нет никого. Только ты и я. Понимаешь?

– Понимаю, – кивнул я и погладил ее по щеке. – Знаешь что, красавица? Давай-ка спать. Ночь на дворе.

– Ну тебя к черту, Арчи! Я не хочу спать! – заявила она.

– А я хочу! – решительно возразил я. – У меня завтра куча дел.

– Расскажи! – тут же потребовала она.

– Утром, радость моя, все – утром.

– Нет, ты все-таки зануда!

– Знаю.

Она широко улыбнулась – соблазнительные ямочки на щеках; зевнула и прижалась ко мне.

– Обормот… – сонно пробормотала она. – Я тебе это еще вспомню.

Я гладил ее по голове, пока она не уснула. Потом аккуратно прикрыл одеялом и встал.

Если б я уступил ее пьяной выходке и своим желаниям, завтра она бы пожалела. Или не пожалела? Может, я и впрямь плохо знаю женщин?

Я снова шагнул к кровати, какое-то время смотрел в ее безмятежное лицо.

Да гори оно все синим пламенем! Пусть я временно бессмертный, но не железный ведь!

Я быстро вышел из комнаты, с трудом удержавшись, чтобы не хлопнуть дверью, и почти бегом направился в библиотеку. Если нам суждено отсюда выбраться, то лучше раньше, чем позже. Долго я этой пытки не выдержу!

Где-то на полпути меня догнал зевающий и взъерошенный Джоко.

– И чего не спится? – попытался он завести свою любимую песню.

– А тебе чего? – огрызнулся я. – Иди, досыпай. Сейчас ты мне не нужен.

– Я ваш слуга и должен…

Я остановился и встряхнул этого надоедалу за плечи:

– Слушай, Джоко, сделай одолжение – отцепись! Я хочу побыть один. Один, понимаешь?

– Но я должен…

– Ты должен мне подчиняться, ты – слуга! А потому вот тебе мой приказ: иди и отдыхай! Не появляйся, пока я тебя не позову! Выполнять!

Джоко с полминуты укоризненно на меня смотрел, потом развернулся и, опустив плечи, поплелся назад.

Я добрался до библиотеки, миновал свой заваленный бумагами стол, с которого кто-то уже успел убрать следы попойки, и пошел наугад, решив взять книгу с восьмого по счету стеллажа, которая будет двадцать пятой в верхнем ряду. Благодаря подобному методу, я уже несколько раз попадал на весьма интересные экземпляры.

Восьмой стеллаж содержал не книги, а свитки, к тому же оказался чертовски высоким. Стремянки, понятно, поблизости не оказалось, а идти за ней не хотелось.

Решив, что мне непременно нужен экземпляр с верхней полки, я прицелился и подпрыгнул. Немного не дотянулся, прыгнул еще раз, не удержал равновесия и врезался в стеллаж. Тот покачнулся и начал медленно заваливаться набок. Я попытался его удержать – где там! Лавина древних рукописей посыпалась мне на голову, грозя погрести под собой. Я схватил первый попавшийся под руку свиток и поспешно ретировался, не желая быть придавленным. Как раз добежал до стола, когда грохот от падающей мебели стих.

Да-а… Такого погрома здесь еще не видывали! Бедные зазеркальные!

Отдышавшись, я решил посмотреть прихваченный с собой свиток. Сдвинул книги, освобождая место на столе, бережно развернул пожелтевший пергамент. Какая-то схема. Я поднес поближе светильник, силясь разглядеть побледневший рисунок.

Это… Меня даже пот прошиб. Это была копия орнамента из Пятиугольного зала!

Трясущимися руками я водил вдоль линий схемы, пытаясь по памяти сравнить рисунок с тем, что мы сделали в зале. Как игра с картинками, в которых надо найти десять отличий. Понял, что так все равно ни к чему не приду, свернул пергамент, сунул его под мышку и бегом направился к Гард-Анча. Лестницы я даже не заметил, взлетев по ней как на крыльях.

У дверей Пятиугольного зала храпела парочка зазеркальных. Значит, в середине кто-то есть. Я переступил через вытянутые ноги сих несуразных существ и прошел в зал. Как и ожидалось, там обнаружились Луи с Роджем, по обыкновению упражнявшиеся в фехтовании.

– Нашли место и время… – проворчал я.

– Ух ты, кто к нам пожаловал! – обрадовался мне Родж. – Что ж ты свою красотку бросил?

– Да иди ты… – отмахнулся я, – посмотрите лучше, что я нашел!

– Что? Подземный ход в женский монастырь? – поинтересовался Луи.

– Вроде того. – Я принялся разворачивать на полу свиток. – Угол придержи…

– Во имя Мастера! – воскликнул Луи, разглядев, что я им принес. – Где ты это откопал?

– Само на голову свалилось, – честно признался я.

– Ох, и везет же некоторым!

Следующие несколько часов мы ползали по схеме, сравнивая, находя различия, исправляя их, снова сравнивая, дотошно перепроверяя каждую линию, каждый угол…

– Всё! – провозгласил Роджер, в изнеможении падая прямо на свеженарисованные линии орнамента. – Если и сейчас что-то не так, тогда все мы – косоглазые майкатары!

– Брр… придумаешь тоже!

– Эй, Арчи! – окликнул меня Луи, низко склонившийся над схемой. – Посмотри! Тут какой-то чудной значок!

– А что на него смотреть? – отозвался я с противоположного конца зала. – Перерисовывай, и дело с концом!

– Нет, он не в схеме, он вроде как отдельно… никогда такого не видел.

Я подошел, уселся рядом с ним.

– Вот, посмотри, – Луис указал на угол пергамента, который только что расправил, – видел когда-нибудь?

За годы, проведенные в Зазеркалье, я переворошил столько всяческой литературы, что успел стать экспертом по множеству околомагических вопросов, в том числе научился хорошо разбираться в знаках и символах. Но этот значок и меня поставил в тупик. Разделенный круг чем-то отдаленно напоминал китайский «инь-ян», однако поверх него были наложены перекрещенные стилизованные клинки, и все это обведено чем-то похожим на крученую цепь.

– Чертовски интересно, – проговорил я, внимательно рассматривая рисунок, – и каждая отдельная часть вроде как знакома… но в соединении… даже приблизительно не могу сказать.

– Ну, вот это, – указал на разделенный круг Родж, – вроде как соединение Света и Тьмы.

– И что?

– А? – Он почесал затылок. – Не знаю…

Мы еще долго думали-гадали, что бы это значило, но так ни к чему и не пришли. В конце концов нам пришлось прервать свои ученые споры, потому что кто-то из зазеркальных предупредил, что приближается время завтрака. Справедливо рассудив, что думать лучше на сытый желудок, мы отправились в столовую.

Завтраки, обеды, ужины занимают огромное место в жизни зазеркального общества. Собственно, приемы пищи – это основное занятие местных обитателей. Еда и сплетни: что еще здесь делать? Именно по этой причине я и стараюсь обходить столовую как можно дальше. Получается, правда, не всегда – дамы обижаются. Кстати, о дамах. Сколько бы они ни поглощали за столом, на точеных фигурках это никак не сказывается. Интересно почему?

В тот раз, против обыкновения, наша троица объявилась у стола в числе первых. Кроме нас там были виконт Паддигат да его вечный партнер по картам сэр Чевверел, единственный изо всех наших, кто успел состариться до того как попал в Зазеркалье.

– О, Артур! – приветствовал он меня. – Давненько я вас не видел!

– Плохо смо́трите, сэр Чевверел! – отозвался я. – Вчера днем я был здесь.

– Вчера днем мне было не до вас. Леди Виктория – очаровательнейшее создание…

– Не зевай, а то уведут, – подмигнул мне Роджер, – вон и наш дедушка заинтересовался!

– Молодой человек! Я стар, но не слеп! Такая красота никого не оставит равнодушным!

– Это вы обо мне? – поинтересовалась подошедшая Лайма.

– Всегда только о тебе! – успокоил ее Луис. – О ком же еще?

– Ну, не знаю… – Лайма похлопала его по плечу, подмигнула Роджу и, вплотную подойдя ко мне, принялась теребить мои волосы. – Похоже, кое для кого я уже не на первом месте.

– Не ревнуй, красавица! – усмехнулся я. – Ты же сама меня бросила!

– Да? Но это не повод, чтобы ты бросал меня, – заметила она.

Столовая постепенно наполнялась людьми. Лайма отправилась здороваться с кем-то еще, мои друзья тоже отошли. Воспользовавшись тем, что на меня никто не обращает внимания, я подсел к Ангрею и рассказал о ночной находке. Я даже нарисовал на салфетке загадочный значок, но вопреки ожиданиям, принц знал об этом не больше нашего. К разговору подключился Паддигат, но также не сказал по существу ничего дельного.

Знакомая рука легла на мое плечо, волна рыжих локонов перекрыла обзор.

– Ты все-таки несносный поросенок, – шепнула Джемма, – но я тебя люблю.

Я накрыл ее руку своей, посмотрел в глаза:

– Как самочувствие?

– Нормально. Обещаю больше так не напиваться. – Она чмокнула меня в щеку и села рядом. – Что это у тебя? – Джемма подвинула к себе салфетку со схемой. – Ого! Знак Ключей!

Я аж подпрыгнул:

– Тебе знаком этот знак?

– Конечно, – кивнула она, – это же Ключи Мастера.

– Ключи Мастера? – живо переспросил Ангрей. – Вы уверены, леди?

– Абсолютно! – немного удивленно подтвердила она. – Я Хранительница одного из них… Но зачем это вам?

– Ну, видишь ли… – начал я.

– Позвольте, я объясню, – перебил меня Ангрей и за пять минут рассказал то, на что у меня ушло бы целое утро.

Джемма переводила взгляд с меня на Ангрея и обратно.

– Не знаю, как это может здесь помочь, – произнесла она наконец, – однако вот что однажды сказал Мерлин: «Ключи Мастера откроют любые двери».

– Что? – внутренне сжимаясь, переспросил я.

– Ключи Мастера откроют любые двери, – повторила она.

– Джемма, ты гений! – заорал я, совершенно не заботясь о том, как это выглядит со стороны. – Ангрей! Это же оно! То, что мы искали!

– Артур, успокойся, – устало сказал он. – Даже если это оно самое, нам вряд ли поможет. Здесь нет Ключей Мастера.

– Уверен? – выпалил я и рванул к выходу. – Сейчас вернусь!

– Он что, рехнулся? – поинтересовался кто-то.

Я вихрем пронесся по коридорам, спугнув нескольких зазеркальных и вывернув по дороге вазу с цветами. Притормозил, чтобы поднять, махнул рукой и побежал дальше.

Так уж получилось, что я протащил в Зазеркалье целых два Ключа Мастера. Я спрятал их в шкафу за вещами и за прошедшие годы ни разу не доставал оттуда. Руки тряслись, когда я, стоя на коленях, отодвигал одежду и шарил по дну в поисках свертка, невидимого благодаря Вуали Ветра. Меня бросало то в жар, то в холод, трясло от мысли, что Ключей там может и не оказаться, что все, с ними связанное, – лишь плод моего воображения.

Наконец я нащупал что-то твердое, обернутое невесомой струящейся материей, и от сердца отлегло. Я достал сверток, развернул Вуаль Ветра. Клинки тускло блеснули в приглушенном свете настольной лампы. Мой Гелисворт с сапфирами в рукояти, Сердце Ночи, украшенное черными жемчужинами.

Я аккуратно сложил Вуаль, спрятал в карман. Прикрепил ножны с Гелисвортом к поясу, Сердце Ночи взял в руку.

Дверь хлопнула, в комнату вошел Джоко.

– Почему вы меня не позвали, ваше вы… – начал он и запнулся, увидев мои клинки. – Магия! Здесь магия!!!

– Джоко, какого черта? – бросил я раздраженно.

Он начертил в воздухе охраняющий знак и попятился к двери.

– Да что с тобой?

Но он уже выскочил за двери, что-то отчаянно вереща.

– Твою ма-ать! – Я оглядел комнату, прихватил свой старый рюкзак и побежал в обратном направлении. В голове включился часовой механизм, подсказывая, что времени остается все меньше.

Мне не пришлось бежать до самой столовой – я встретил их на галерее перед оранжереей.

– Арчи, происходит что-то странное, – начал Роджер, шагнув мне навстречу, – куда-то делись все зазеркальные. Исчезли как по команде.

– Джоко увидел это, – сказал я и показал ему Сердце Ночи, – заорал: «Магия!» – и убежал. Думаю, он позвал их всех.

– Это что, Ключ Мастера?! – отрывисто спросил Ангрей.

– Да. И вот это, – я похлопал по Гелисворту, – тоже.

– Где ты их взял? – вопросило сразу несколько голосов.

– В шкафу нашел, – почти не соврал я, ведь действительно искал на ощупь, – сейчас не время, потом расскажу, а пока нужно спешить!

– Артур, что происходит? – спросила Джемма, протискиваясь поближе.

Я бросил ей Сердце Ночи – она поймала.

– Возможно, придется пробиваться с боем! – сказал я.

Она кивнула и встала рядом.

– У кого еще есть оружие? – спросил я громко.

Конечно, у большинства присутствующих ничего подобного не оказалось.

– Мы пойдем через фехтовальный зал, – объявил я. – Кто еще не разучился держать в руках оружие – возьмете рапиры. Бегом!

Я надеялся, что сражаться не придется, но поведение зазеркальных мне жутко не нравилось.

По пути к фехтовальному залу меня нагнала леди Нилиттон.

– Арчи, что ты опять задумал? – поинтересовалась она с игривыми нотками.

– Хочу попытаться вернуться домой.

– Ты что, серьезно?.. – протянула она.

– Да, Нил, абсолютно серьезно.

– Но… Арчи! – Она схватила меня за рукав, заставляя остановиться. – Ты должен был предупредить! Я не готова… Все так быстро… – запричитала она.

Я уставился на нее, как на идиотку.

– Нил, ты разве не понимаешь? Там – наш дом. Иррат, Паутина! Разве ты не хочешь выйти на свободу?

На ее хорошенькой мордашке появилось задумчивое выражение. Большая редкость для нее, надо сказать.

Вообще-то я долго не мог понять, за что Нилиттон загремела в Зазеркалье. Мозгов у нее реально как у блондинки из анекдотов, какие уж тут заговоры и тайные общества? Оказалось, все проще пареной репы. Как рассказала Лайма, а ей в подобных вопросах можно верить, Нилиттон когда-то была любовницей самого́ Гарбора. Потом она королю надоела, ну и его величество отослал бывшую пассию с глаз долой в какую-то провинцию. Но Нилиттон, уже мнившая себя королевой, вознамерилась во что бы то ни стало вернуть расположение Гарбора. Она его так достала, что у бедняги сдали нервы, и он запроторил ее аж в Зазеркалье.

– Знаешь что, Арчи? – сказала наконец Нил. – Мне и здесь неплохо.

От неожиданности я раскрыл рот:

– Нил, ты что?

– Мне и здесь хорошо! – повторила она. – В гробу я видела ваш Иррат с Паутиной вместе!

– Нил, но… Ты же останешься здесь совсем одна!

– Одна? Я так не думаю, – покачала она головой.

– Та-ак… – Я снова обернулся к обществу, с интересом наблюдавшему за происходящим. – Может, кто-то еще не понял, что здесь происходит? Так я объясню! Сейчас мы поднимемся в Гард-Анча и через Зеркало в Пятиугольном зале попытаемся вернуться в реальный мир. С учетом того, что подобного еще никто никогда не делал, я не могу никому гарантировать ни успешного перехода, ни безопасности. Так что, если кто хочет остаться здесь, сейчас самое время повернуть назад. Но учтите! Вряд ли вам когда-нибудь предоставится второй шанс!

Я замолчал и теперь смотрел на них сверху вниз – мы как раз были на лестнице. В толпе послышались перешептывания, потом кто-то сказал: «Извините, ваше высочество!» и… они ушли! Ушли почти все!!! Я хлопал глазами и не мог поверить в происходящее.

– Так-то, Арчи, – сказала Нилиттон и тоже направилась вниз по лестнице, – кому она нужна, твоя драная свобода?

Я пересчитал тех, кто остался, – со мной получилось одиннадцать. Джемма, Ангрей, Роджер с Луи, старый Паддигат, сэр Чевверел, Лайма, ее лучшая подруга Керена и еще двое: маркиз Болдванн и граф Статтада, которых я знал не слишком близко.

– Ну что же, избавились от балласта! – бодро заявил я, стараясь подавить разочарование, возникшее после массового предательства. – Вперед!

Теперь мы уже не шли, а бежали. Зазеркальных по-прежнему не было видно, но я не сомневался, что так просто они нас не пропустят. Тем не менее мы беспрепятственно добрались до башни, по лестнице поднялись без малейших проблем.

А на площадке перед Пятиугольным залом собрались они все. Целая толпа – я столько за все шесть лет не видел. Зазеркальные стояли на коленях, склонив головы и молитвенно сложив руки, и что-то беспрестанно бормотали. Они расположились так, что от лестницы до дверей зала оставался довольно широкий проход, но я почему-то заколебался и остановился, не дойдя до зазеркальных пару шагов.

Джоко, стоявший в первом ряду, поднял голову и посмотрел мне прямо в глаза. Вовек бы мне не видеть такого обвиняющего взгляда!

– Вы все-таки уходите, ваше высочество… – сказал он.

– Да, Джоко. Это так! – ответил я и мысленно добавил: «Если получится…»

– Вы протащили в Зазеркалье магию и нарушили извечное равновесие, – изрек он. – Вы даже не представляете, что натворили!

– Я пытаюсь уйти и забрать магию с собой. У вас в Зазеркалье все будет по-прежнему.

– По-прежнему уже не будет! Ваш уход – это начало конца!

– Мы уходим не все, – успокоил я его.

Джоко обвел глазами моих спутников.

– Все вы смутьяны и дебоширы, – сделал он вывод. – Идите и будьте прокляты!

– Прокляты! – повторило множество голосов.

Зазеркальные снова склонили головы и монотонно забубнили.

– Пошли, – подтолкнул меня Ангрей.

И мы пошли. После слов Джоко мне было немного не по себе. Хотя он, безусловно, был не первым, посылавшим мне проклятия, и скорее всего, не станет последним.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю